Хабрахабр

Журнал «Трамвай» — ярко вспыхнувшая и быстро погасшая звезда российского детского авангарда

Мои личные впечатления о журнале за 6 5 сезонов его существования. В статье есть умеренное количество критики «Мурзилки» и «Весёлых картинок», поэтому пламенным апологетам легендарных советских изданий от чтения этой статьи, возможно, лучше воздержаться.

Все превьюшки под катом являются ссылками на полноразмерные изображения соответствующих журнальных страниц.

1990: Золотой период

К концу 80-х в советском обществе сформировался тотальный и неудержимый запрос на свободную от идеологии альтернативу традиционной социалистической пропаганде. Это коснулось и периодики всех направлений. Создание сильного конкурента в линейке журналов для детей встало на повестке дня. Проект «Трамвай» получил высокую государственную поддержку и сразу стартанул с двухмиллионным тиражом. Журнал при этом оправдал вложенные в него ресурсы, сразу став популярным.

Что в нём было такого, чего не было в набивших оскомину советских детских изданиях?
Чем же так зацепил новый журнал?

EDISON Software - web-development
Статья написана при поддержке компании EDISON Software.
Мнение Заказчика: 10 плюсов программистов из EDISON
Это интересно и полезно знать: Завтрак программиста

Разрыв шаблонов

По сравнению с нарядными, но пресными «Весёлыми картинками» и откровенно блеклым «Мурзилкой» креатив фонтанировал из каждой страницы.

При этом креативный подход сочетался с умеренной систематичностью, когда выдержанные в одном стиле страницы на какую-либо тему повторяются несколько номеров подряд (и потом даже с некоторой грустью отмечаешь, что серия завершена и больше не присутствует в новых выпусках). Нестандарт и неформат проявлялись как на уровне изображений, так и на уровне текстов.

Художник Балдин создаёт обалденные иллюстрации, которые хочется рассматривать долго, изучая каждую подробность. Вот, к примеру тематическая линия про пословицы и поговорки, посвящённые тематике, связанной с определёнными частями тела. Сочетание своеобразного юмора в хармсовском духе с упоморачительным художественным стилем.

В советских журналах тоже такое было (например, рассказы про подвиги Геракла в каждом номере ВК за 1984 год), но это, скорее, было исключение, чем правило. Кстати, частое использование «серийных» тем в течение всего года или хотя бы в нескольких номерах кряду очень выгодно отличало «Трамвай».

Научные знания

При том что картинки были просто отпад, весь текст ориентирован на вдумчивых детей и вдумчивых родителей (которые принимали решение о покупке журнала). Хотя неординарные изображения визуально доминировали над текстом, зачастую слова были главнее и интереснее.

Про четырёхмерное пространство, ленту Мёбиуса, язык эсперанто, генеалогическое древо рода Рюриковичей, оптические иллюзии, фазы сна и прочие интереснейшие вещи объяснялось так, что было понятно что ребёнку что взрослому. Большой упор в журнале делался на предоставление детям современных научных знаний, причём содержание облекалось в фирменную нестандартность «Трамвая».

Тонкая ирония и откровенный стёб

При подборе материала редколлегия полностью отказалась от «сюсюкания», которое свойственно тем же «Весёлым картинкам», заменив его на шутливо-критичное отношение самих детей как к миру взрослых, так и к самим себе.

В журнале дозированно встречался уместный чёрный юмор и парадоксальность в стиле Хармса (как, впрочем, и сам Хармс). Не случайно на страницах журнала можно было встретить таких «ироничных» поэтов как Игорь Иртеньев, Григорий Остёр и даже, прости Господи, Виктор Шендерович.

Оценки и примерное поведение — это не главное для ребёнка

«Трамвай» принципиально отказался от нравоучительности, свойственной советским детским журналам. Дети принимались такими, как они есть. Поощрялась тяга к знаниям, но она не навязывалась при этом. Высокие оценки и примерное поведение не преподносилось как обязательные атрибуты «правильного» ребёнка. Более того, пай-девочки и пай-мальчики высмеивались на страницах журнала. Некоторый шуточный контент как бы одобрял хулиганов и троечников-двоечников, однако на самом деле, проводилась мысль что формальная успеваемость — это не главное.

Журнал «Трамвай» подкупал тем, что признавал право любого ребёнка просто быть самим собой, не навязывая при этом стремление быть «идеальным советским школьником».

Отказ от постоянных персонажей

Удачным решением было то, что журнал, фактически, отказался от тотального использования какого-либо брендового персонажа (или группы таковых) вроде Мурзилки или Клуба весёлых человечков.

Они банально надоедают своим назойливым присутствием на каждой обложке, во всех комиксах, в большинстве загадок и рассказов. Проблемой Мурзилки и Весёлых человечков является то, что журналы перенасыщены ими. Например, были редкие комиксы про сыщика Бертрам Вайса и его пса-помощника Компостера. Дети давно «перекормлены» ими.

Разумеется, какие-то повторяющиеся герои присутствовали и в «Трамвае», однако они использовались нечасто, далеко не в каждом номере и где-то на последних страницах. Детективные раскадровки про них были всего лишь разновидностью загадок. Однако «лицом» журнала их не назовёшь.

Если «Весёлые картинки» и «Мурзилка» были журналами для детей, то «Трамвай» — про детей. Главными героями на страницах были не мультяшки, а сами дети.

Настолки

Сильной стороной были нестандартные игры. В играх из «Весёлых картинок» из десятилетия в десятилетие повторяются немногочисленные надоевшие мотивы, как правило, в самом простом исполнении — «пройди по лабиринту из точки А в точку Б», «определи, какой предмет принадлежит какому владельцу» и т.п.

Даже если это перемещение по лабиринту, то с какими-то усложняющими нестандартными условиями, в которых приходится решать непривычные задачи на логику.

В «Трамвае»уровень игр был на порядок выше. И почти всегда это игры не на одного, а на двоих и более участников, даже если это пресловутые лабиринты. Частые гости журнала — необычные игры шахматно-шашечного типа.

Дети — соавторы

Сильным ходом было широкая представленность на страницах творчества самих детей.

В каждом номере в значительном количестве публиковались стихи, рисунки, рассказы, шутки, загадки, присылаемые самими маленькими читателями.

Это заметно сближало детей с журналом, они были не только его читателями, но создателями.

1991: Уже православный, но пока отличный

Следующий год журнал также держал высокую планку качества. Из особенностей этого года можно отметить непременные загадки, зашифрованные в изображение номера на обложке.

Впрочем, в те времена подобным начали грешить даже комсомольские «Весёлые картинки», теперь своевременно сообщающие, когда будет Рождество и Пасха.
Заметным новшеством 1991-го года, выглядящим спорно в наши дни, является непременное наличие православной странички (а то и двух) в каждом номере журнала.

Впрочем, на стиль, содержание и качество остального материала это не повлияло. Православный тренд журнал «Трамвай» сохранит до самого конца. Вместо набожности журнал всё также предпочитал науку, вместо смирения всё также предлагал детям быть самими собой.

В предыдущем году эта критика носила крайне редкий и очень фрагментарный характер, на уровне коротких шуток. Наряду с этим я бы субъективно отметил чуть больше критики советской власти в целом аполитичном журнале. В этом году политики в журнале тоже было по минимуму, однако она проступила явственно.

Вот, к примеру, отрывок из августовского номера (ГКЧП произойдёт только в конце этого месяца):

1992: Период небытия

Первым тревожным звонком было отсутствие последнего, 12-го номера за 1991 год. В следующем, 1992 году журнал не вышел вообще.

И. После распада СССР Советский детский фонд имени В. На финансирование «Трамвая» не нашлось денег, и журнал с двухмиллионным тиражом, казалось бы, резко и навсегда прекратил своё существование. Ленина (к которому был приписан журнал «Трамвай») был реорганизован в Российский детский Фонд.

Был найден генеральный спонсор (ныне давно уже несуществующий банк с Кузбасса) и уже в следующем году публикация популярного издания возобновилась. Впрочем, создатели журнала не опустили руки. Свободный рынок отрегулировал, что 100 тысяч экземпляров — это максимум, что имеет смысл печатать. Правда, с тиражом, в 20 раз меньшим, чем было до этого.

Буквально через несколько лет они обрушились до 100-200 тысяч экземпляров в месяц, а в настоящее время тиражи не превышают и 50-ти тысяч. Стоит отметить, что «Мурзилка» и «Весёлые картинки» (которых, как легенд советской периодики, продолжило финансировать государство), также не удержали свои многомиллионные показатели.

1993: Начало конца

Вынужденный годовой отпуск не пошёл журналу на пользу. Мне субъективно представляется, что в этом году «Трамвай» резко стал скучным. Иллюстрации и тексты как будто утратили магию неординарности, наполнение стало каким-то маловыразительным, обычным что-ли. У журнала куда-то пропал былой хулиганский задор.

Плохим признаком стало то, что вместо иллюстраций стало больше использоваться фотографий.
Перестали использоваться сквозные темы, пронизывающие несколько номеров. Например, если это был набор которотких текстов (шутки, загадки, небольшие стихи), то в лучшие годы он зачастую хаотично разбрасывался по всей странице вперемешку с психоделическими иллюстрациями — тогда это выглядело здорово. Вёрстка стала более простой, почти примитивной. Сейчас же всё стало аккуратно располагаться в два скучных столбика, без иллюстраций, но зато с однотонными унылыми заливками.

Вместо ироничных шуток стали печататься обычные анекдоты. Православные вставки стали занимать иногда по несколько страниц. Юные читатели почти перестали слать своё творчество. Да и вообще, юмор стал несмешным. Бунтарский журнал в некоторых моментах стал напоминать бесплатные рекламные газетки (с анекдотами и объявлениями о знакомстве на последней странице) для среднестатистических домохозяек. Вместо этого появилась странная рубрика а-ля «познакомлюсь», где дети кратко пишут про свои хобби, указывают возраст и оставляют полный домашний адрес для переписки.

1994: Динозавры и программирование


В этом году журнал вроде начал возвращаться в правильное русло.

Таковой на этот раз стали динозавры. Во-первых, вернулись к идее годовой тематики. В каждом номере подробно рассказывалось про один из видов вымерших ящеров, вокруг них строились шутки и рассказы.

Разумеется, идея была очевидно вторичной (годом ранее вышел спилберговский «Парк Юрского периода», мощно задавший мировую моду на смертоносных рептилий), но уже было неплохо, что журнал не просто отбывает очередной номер, а пытается системно создавать контент.

Также этот год интересен серией обучающих рассказов, посвящённой программированию (главный редактор Тим Собакин по образованию и первой профессии программист, кстати).

Не считаю эти рассказы удачными для детей среднего школьного возраста (много длинных сухих рассуждений, нет картинок), но, возможно, это была одной из первых попыток в России системно рассказывать о программировании на страницах детского журнала.

Несмотря на эти небольшие позитивные сдвиги, с журналом «Трамвай» случилось фатальное — он окончательно перестал быть необычным детским журналом.

1995: Финал

И в этом году чуда не произошло. Было очевидно, что к уровню 1990-91 годов издание уже никогда не вернётся. Когда в феврале-марте начали выходить «сдвоенные» номера (если точнее, то просто не ежемесячно, а раз в два месяца), стало ясно, что журналу долго не осталось. Так и случилось, июньский номер (всего лишь четвёртый по счёту в этом году) стал последним.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть