Hi-Tech

«Здесь миллионеры стирают вещи в воде после твоих носков»

Михаил Козырь, IRONMAN, сертифицированный тренер Ironman University, КМС по триатлону, основатель школы Runners. Прошёл путь от обычного офисного сотрудника до участника сложнейших соревнований – ультрамарафон вокруг Монблана, Transalpine Run. В апреле 2018 года Михаил и его друг Виктор Красноусов вошли в двадцатку лучших из 1000 финишеров ультрамарафона по Сахаре Marathon des Sables.

Кровавые мозоли, песок, жара

Для чего тебе это надо было? Миша, я знаю, что ты два месяца назад пробежал 240 километров по пустыне Сахаре во время Marathon des Sables. Себе что-то доказать?

Marathon des Sables(MDS) — это эпичная гонка, одна из самых крутых в мире, и её мечтает пробежать каждый уважающий себя трейлраннер. На самом деле себе или кому-то другому мне уже доказывать ничего не надо. 3100 евро за 7 ночей в палатке казалось дороговато. Но меня какое-то время останавливал большой стартовый взнос. Меня тогда взяла спортивная злость — как это он поедет, а я нет. Но мой товарищ и сооснователь нашей школы Витя Красноусов взял и зарегистрировался. И я тоже зарегистрировался на MDS.

Сколько ты потратил дополнительно, кроме стартового взноса?

Полностью экипировка, перелет, гостиница обошлись мне около 6000 евро.

Это случайный или запланированный результат? Ты вошел в двадцатку лучших из 1000 участников.

В том, что я дойду до конца, сомнений не было. Поначалу я не знал, какую цель поставить себе на MDS. Тогда я в принципе не был уверен, что дойду до финиша. Здесь не было такого вызова, как когда я ехал на первый IRONMAN или на 30-часовую гонку 170 км вокруг Монблана. Я понимал, что будет тяжело, но мы дойдем. А к моменту MDS у меня уже был опыт многодневных дистанций. Это достаточно амбициозная задача — войти в 40 лучших из 1000 участников. Тогда Витя говорит: «А ты поставь себе цель забежать в топ-40».

Михаил Козырь и Виктор Красноусов на гонке Marathon des Sables в Сахаре в апреле 2018 г.

Ориентиры какие-то были? Ты знал параметры, которые были у топ-40 в предыдущие годы?

Но было понимание, что на этой гонке далеко не все продвинутые спортсмены. Точных ориентиров не было. В течение семи дней они проходят эту дистанцию чуть ли не пешком. Очень много людей на MDS едут как в поход, для них это не столько гонка, сколько приключение. Около половины участников приезжают с такой целью. У них просто есть задача выжить, уложиться во временные лимиты и дойти до конца. Мы посмотрели результаты ребят, которые «забегали» в топ-40 и составили представление о том, к чему надо стремиться. Остальные 500-600 человек — это люди, которые имеют отношение к спорту и бегут на скорость.

Были какие-то курьезные случаи, когда человек приезжал явно не готовый к гонке и тащил с собой, условно, самовар или что-то такое же несуразное?

Были люди абсолютно не подготовленные в плане экипировки. Таких людей на MDS достаточно много. Мы же со своими рюкзаками бегали и готовились всю зиму. Например, некоторым прямо перед самым стартом привозили новые рюкзаки. Он рвался в слабых местах. Я подгонял его под себя, натер им кучу мозолей. Точно также мы проверяли обувь, питание. В общем, был много раз испытан. И я понимал, что им будет очень сложно. А люди приезжали и впервые видели питание, снаряжение.

И он помогал всем желающим разгрузить рюкзаки. Мы познакомились с одним иностранцем, который бежал MDS уже в третий или четвертый раз. Для сравнения оптимальный рюкзак у бегуна на MDS весит 8-9 кг. Участник мог приехать с 15-килограммовым баулом. Смотрит, а у них там электрическая зубная щетка, планшет, паэурбанк. Этот иностранец говорит: «Вытаскивайте всё из рюкзака». Потом действительно в пустыне можно было увидеть: где-то валяется пауэрбаэнк, где-то электробритва. И он убеждал их сдать все это на хранение до финиша: «Поверьте моему опыту, на третий день вы это просто оставите в пустыне, потому что тяжело тащить».

Берберам, наверное, было там чем разжиться?

Утром после старта они спешили обойти палатки, перед тем как перевезти их на новую стоянку, и подобрать выброшенные участниками вещи. Они этим и занимались. Участница из Москвы после первого дня гонки решила избавиться от тапочек. У нас был курьезный случай. Подарю, говорит, берберу, пусть жене своей отнесет. А тапочки были Lois Vuitton, недешевые, она покупала их где-то в Лондоне.

В итоге бербер от тапочек Lois Vuitton отказался, не оценил подарок, и они были выброшены просто в мусорный бак.

Когда друг бежит быстрее

Вы с ним друзья или конкуренты? Витя зарегистрировался на MDS, и ты сразу тоже. Тяжело ли постоянно быть рядом с человеком, который почти так же хорошо бегает, как ты?

Я помню, как мы познакомились. С Витей у нас долгая история. Я написал пост о том, что планирую пробежать IRONMAN в Виши во Франции и пригласил с собой всех желающих. У нас тогда только открылась школа бега в 2014 году. Но обычно многие откликаются, а потом отваливаются. Витя откликнулся. А Витя взял и на следующий день уже зарегистрировался и спрашивает, мол, на какие числа авиабилеты будем брать.

Но никто не брался за эту задачу. Потом я долго искал Вите тренера, который подготовит его на IRONMAN. Я, конечно, сомневался. Тогда Витя говорит: «Давай ты меня подготовишь». Сейчас я сертифицированный тренер по подготовке к IRONMAN. Но первый опыт получился удачным, мы оба финишировали.

Я знаю, что у вас была ещё какая-то сложная совместная гонка.

Она проходит через три страны в Европе, общая протяженность дистанции около 300 км, длится семь дней. Да, пару лет назад я задумался об участии в Transalpine Run. Поэтому мне нужно было найти партнера, с которым примерно совпадаешь не только по силам, но и ментально, чтобы не поубивать друг друга на фоне усталости. Особенность гонки в том, что вы бежите вдвоем весь маршрут. Одна моя знакомая из Голландии, которая тоже бежала эту гонку, говорила:

«Миша, если ты соберешься бежать Transalpine Run, никогда не беги с женой или с другом, потому что на этой гонке распалось огромное количество семейных пар и дружеских отношений».

Но у нас с Виктором так получилось, что мы комфортно друг друга можем терпеть. Она сама бежала эту гонку с лучшей подругой, и после финиша они больше никогда не общались. У него заболела нога, и ему нужно было бежать через боль. Конечно, было непросто. Но не поссорились. Поэтому последние два дня в этой гонке мы друг с другом не разговаривали.

Это добрая конкуренция. Сейчас он уже бегает не хуже меня, а на некоторых дистанциях даже лучше. Конечно, если он выигрывает у меня, это бьет по самолюбию, но одновременно мне приятно, что он растет и прогрессирует, и для меня это дополнительная мотивация не отставать.

Михаил Козырь и Виктор Красноусов после забега в Шерегеше.

В каком-то смысле достижения Вити для тебя могут быть приятны и как для тренера.

Наоборот, хорошо, значит, он все делает правильно. Я никогда не чувствовал досады, если он обгоняет меня. А на следующей гонке я попробую его обогнать.

После плавания мы финишировали почти одновременно, на велоэтапе он меня обогнал уже после 10-го километра, а на беговом — я его потихоньку догонял-догонял и всё-таки догнал. В прошлом году у нас была интересная ситуация на IRONMAN. Обоим тяжело, уже больно, то он закричит, то я закричу, но никто не хочет отстать. На 35-м километре мы поравнялись, он попробовал сразу же оторваться, и километра 3-4 мы бежали достаточно быстро. На финише мне удалось у него немного выиграть, и я верю, что в следующий раз он попробует отыграться. Между нами была такая острая конкурентная борьба.

Дорога в ад

После всех ваших совместных гонок можно сказать, что MDS для вас был всего лишь ещё одним забегом.

На каждой дистанции свои особенности. На самом деле, нет. Это парниковые условия в отличие от MDS. Например, в гонке через Альпы не нужно нести с собой рюкзаки, на протяжении всей дистанции тебя хорошо кормят, а вечером ты заселяешься в гостиницу и можешь сходить на массаж, восстановиться.

А MDS это уже не столько гонка, сколько испытание на выживание?

У тебя ограничено питание и чистая вода, спать приходится на камнях, в холодной палатке, невозможно нормально помыться. Да, тебе нужно не только бежать, но и правильно рассчитать, сколько взять снаряжения. Если взял недостаточно теплых вещей, то не выспишься ночью. Если не хватило питания, то не сможешь восстановиться. Плюс у всех есть проблемы с ногами — в походных условиях невозможно обработать мозоли, нормально помыть ноги.

Как стартовали тысяча человек, группами?

Мы вставали в первую линию, потому что бежали достаточно быстро. Да, стартуют утром все вместе. Каждое утро перед стартом играет музыка из AC/DC Highway to hell — Дорога в ад. К тому же по неразбитому песку бежать легче, он плотнее. Это такая фишка на MDS.

50 самых быстрых участников запускают на три часа позже, чтобы люди, бегущие в середине и в конце, могли посмотреть лидеров, когда они пойдут на обгон. Единственный раз мы стартовали позже всех на три часа, это четвертый день, когда дистанция самая длинная, 86 км. Вы обгоняете людей, а они аплодируют, подбадривают. Это красиво.

Сколько же часов вы бежали эти 86 км?

Причем это был самый жаркий день, +40 градусов. Около 11 часов. За полчаса до его финиша волонтеры ходили по лагерю и всем предлагали встретить последнего финишера этого дня. Вообще на этот этап дается 36 часов и последний участник прошел дистанцию за 35 часов. Был уже вечер, всем хотелось спать, но многие пошли встречать участника.

Им оказался дедушка из Англии, ему 76 лет и он 35 часов шел вот эту дистанцию из 86 км.

Что ты имеешь в виду? Ты говорил, что с русской командой сложились особые отношения.

Мы до сих пор общаемся. Да, русская команда была уникальной. Она устала, у нее мозоли, болят ноги, но она пошла за дровами, чтобы те, кто прибежит позже, сразу могли приготовить ужин. В первый день раньше всех финишировала Наташа Седых, один из фаворитов гонки, и сразу же пошла собирать дрова. Это лайфхак от наших предшественников: дров в пустыне мало и собирать их нужно сразу, иначе придется ходить за ними все дальше и дальше.

Участники шутили, что всегда понятно, где наша палатка, потому что рядом с ней всегда лежали дрова и был костер. В русской команде мы делились пищей, водой, вместе решали какие-то проблемы. По утрам многие завтракали сухим пайком, а у русских всегда был горячий чай.

Михаил Козырь завтракает на перед гонкой в пустыне Сахара.

Какие ещё бытовые трудности решали в пустыне?

На финише каждый день выдавали 6 литров, из которых нужно было умудриться приготовить ужин и помыться. Главная – это нехватка воды. Делаешь маленькую дырочку в бутылке, и 200 мл воды хватает, чтобы полностью помыться с ног до головы, хотя бы смыть песок. Мы умудрялись даже принимать душ и стирать.

Стирка в пустыне выглядит так: бутылка режется пополам, в нее добавляется немного воды, мыла, опускается майка, потом вода не выливается, а наоборот стираем там же носки и шорты и говорим: «Кто следующий?». Обязательно приходилось стирать одежду, иначе соль на следующий день будет натирать и разъедать кожу.

Когда я читал об этом в группе в WhatsApp, я думал: «Да чтобы я стирал после кого-то в грязной воде, фу, какая гадость!» Но когда приезжаешь в пустыню и каждый грамм воды на счету, то отношение меняется.

Там даже ходила шутка о том, что только на MDS ты можешь увидеть долларовых миллионеров, которые стирают свои вещи в воде после твоих носков.

Как вы готовились к гонке, сколько раз в неделю бегали?

В выходные делали длинные забеги по 3-4 часа с рюкзаками по снегу. Мы проводили тренировки каждый день, кроме понедельника. Но там были нереальные программы, людям предлагали выезжать на две недели в горы и там бегать каждый день по 5-8 часов. Мы посмотрели, как готовятся спортсмены из других стран. Мы не можем никуда выехать. Я всё это читал и думал, ребята, мы работаем по 12 часов в день. Поэтому мы сами составили программу тренировок.

Помогли тренировки на снегу одолеть песок?

Чтобы бежать по песку, нужно тренироваться именно на песке. Нет. Поэтому в первый день в пустыне мы страдали очень сильно именно из-за песка. Снег имеет другую структуры, проваливается по-другому, от него другой толчок. На третий день мы приноровились, и стало проще.

Не пожалел потраченных денег на 7 дней, где ничего не включено?

И мой опыт кому-то пригодится, кто будет готовиться на эту гонку. Я не воспринимаю это как траты, а скорее, как инвестиции, поскольку я готовлю людей к гонкам как тренер. Вот ты купил машину или телефон, порадовался месяц и забыл. К тому же, на гонках ты получаешь ни с чем не сравнимые эмоции. Есть, что вспомнить, и из этого и складывается жизнь. Пробегаешь гонку — это с тобой навсегда.

От курильщика к ультрамарафонцу

Как давно вообще ты начал бегать?

Я тогда была заядлым курильщиком и вел неспортивный образ жизни. 10 лет назад. Я бы не хотел, чтобы мой сын брал пример с того Михаила, который был тогда. Но в 2008 году родился сын, и я понял, что надо меняться. А потом мне попалась статья о человеке, который за полгода подготовился и пробежал марафон. Тогда я бегал совсем немного, по 4 километра и ещё чувствовал себя героем. Меня чем-то зацепила эта статья, но пробежать марафон казалось нереальным.

А профессиональные тренеры не хотели со мной работать. Тогда не было беговых школ для любителей. На финише я познакомился с парнем, которого все называли Железякой за то, что он прошел IRONMAN. Мне пришлось готовиться самому, по статьям в англоязычном интернете, но все равно удалось пробежать марафон за 4 часа 22 минуты. Но семя упало на нужную почву. Когда я узнал, что перед тем, как пробежать 40 км на IRONMAN, он ещё проплыл 4 км и проехал 180 км на велосипеде, я подумал, что такое могут делать только сумасшедшие.

Оказалось, что это может сделать любой человек, необязательно быть олимпийским чемпионом или в прошлом спортсменом. Позже я узнал о других людях из России, которые прошли IRONMAN. Потом понеслось — новые гонки, всегда в новых красивых местах. Я за два года подготовился, прошел IRONMAN.

Зачем ты делаешь это снова и снова? Ты уже три раза прошел IRONMAN и в этом году снова собираешься.

Во-вторых, гонка всегда проходит в новом городе, и в-третьих, что самое важное, мне нравится общаться с нашей тусовкой сибиряков, которые готовятся к IRONMAN. Во-первых, хочется улучшить время. Среди них есть владельцы уникальных компаний, топ-менеджеры. Это очень интересные люди. А во время подготовки к IRONMAN мы общаемся и такие люди меня многому учат. В обычной жизни я бы с ними вряд ли познакомился. В этом году из Новосибирска набралось 15 человек, которые поедут в Таллин на IRONMAN. Я перенимаю у них опыт того, как они ведут дела, какие у них есть привычки, которые помогают добиваться успеха. Мы вместе готовимся сейчас.

Михаил Козырь после финиша на триатлоне IRON STAR в Сочи в 2017 г. (1.93 км плавание, 90 км велогонка, 21.1 км бег)

Бизнес как смысл жизни

Расскажи, ты в одиночку её придумал или кто-то помогал? Твоя школа бега Runners была одной из первых в Новосибирске.

Мы с моим товарищем Александром, он тоже IRONMAN, решили организовать школу бега. Школа Runners появилась в 2014 году. Наш самый известный полумарафон Раевича собирал всего по 300-400 человек. В Москве тогда люди стали массово бегать, а в Новосибирске ни одной школы не было. А мы хотели, чтобы в Новосибирске тоже проходили интересные старты, люди занимались бегом.

Профессиональные тренеры говорили нам, что мы фантазеры и обычные люди не будут платить за тренировки. Мы долгое время не могли найти тренеров. Мы не отчаивались и в конце концов нашли тренера, подготовили первую группу к полумарафону и успешно его пробежали.

И открылись другие направления — лыжи, плавание, триатлон. А сейчас у нас в школе несколько беговых групп. Через два года после того, как мы запустили школу, мой компаньон Саша решил покинуть проект, и вместо него пришел Витя Красноусов. Также мы проводим сборы — выездные тренировки в горах. Витя внес много нового в проект — конкретные планы по привлечению учеников, наемные сотрудники — SMM-щики, менеджеры, дизайнеры. Тогда Runners родился во второй раз.

Слоган школы RUNNERS.

Есть желание масштабировать проект?

Школа год как работает в Томске. У нас уже сейчас есть франшиза. Мы постоянно придумываем новые проекты, развиваем спортивные туры, когда люди могут совмещать спорт с путешествиями. И планируется открытие школ ещё в двух городах, в Сочи и Иркутске. Мы находим интересные места, упаковываем продукт из программы тренировок и развлекательной части, и вывозим людей на мероприятия.

А как вы придумали эту идею со сборами? Я в полном восторге осталась от ваших сборов на Алтае, хотя и тяжело было бегать по два раза в день.

Просто мы ее реализовали в удобном формате. Идея спортивных сборов не уникальна. В этом году на майские праздники мы вывезли на Алтай больше 100 бегунов, лыжников и триатлетов с семьями. Когда можно на длинные выходные выехать всей семьей на базу в горы и пока дети занимаются с детским инструктором, провести тренировки. Впервые появился детский тренер, и дети были просто счастливы.

Зачем тебе Runners и хлопоты, с ним связанные?

Первый опыт наставничества у меня был в компании «Мегафон», когда я предложил коллегам подготовить их к полумарафону Раевича. Я думаю, что у каждого человека наступает момент, когда хочется делиться опытом. Это происходило на голом энтузиазме. Два раза в неделю мы встречались в парке, бегали, я писал всем программу. А потом начинание вылилось в спортивную школу.

Но он не приносит много денег. Это также и бизнес-проект. Спортивная школа — проект скорее для души, чтобы привнести что-то светлое в этот мир, и только потом, возможно, иметь с этого какие-то дивиденды.

На сегодняшний день есть доход от проекта или только затраты?

Но это не сверхдоходы. Да, мы вышли в плюс. Когда мы с Виктором начинали работать, то первый год приняли решение работать вообще без зарплаты для себя. Бывают месяца, когда мы выплачиваем деньги тренерам и менеджерам, а сами остаемся без зарплаты. Это дало большой толчок к развитию. Всё, что мы зарабатывали, вкладывали в проект. Мы смогли сделать все, что хотели.

Это то, о чем мечтает каждый спортсмен. Сейчас открываем новое направление, связанное с повышением гемоглобина перед соревнованиями. Это практически легальный допинг. Для этого люди тренируются в горах, а потом 2-3 месяца могут быть бегать на высоком гемоглобине. Мы сейчас закупаем специальное оборудование, которое позволит в домашних условиях повысить гемоглобин любому желающему.

У твоей школы бега есть какие-то отличия от тех многочисленных, которые появились позже?

Я не являюсь профессиональным спортсменом, и это в моем случае как для руководителя школы и как для тренера большой плюс. Конечно, в первую очередь мы отличаемся тем, что сами через все это прошли. Я сам через это прошел. Когда я готовлю ребят на IRONMAN, я знаю, с чем им приходится сталкиваться как спортсменам-любителям.

И где-то ещё воткнуть тренировку. Я понимаю, что у людей нет времени, нужно отвезти ребенка в садик, успеть на работу, вечером второго — отвезти на английский. Приходится искать компромиссы. Я знаю, что не все жены поддерживают своих мужей. Он всегда занимался спортом, у него всегда по две тренировки в день. У профессионального спортсмена такого нет.

У нас ведут занятия мастера спорта, в том числе международного класса по лыжным гонкам, по плаванию, легкой атлетике, спортивному ориентированию и другим видам, победители ультрамарафонов, финишеры IRONMAN. Ещё одно наше отличие — сильный тренерский состав.

Для сравнения, в Новосибирске всего чуть больше 30 IRONMAN за всю историю. Наша школа подготовила уже 11 человек для успешного прохождения триатлона IRONMAN.

Какие у тебя цели по школе Runners?

Сейчас мы собираем группу для подготовки к одному из самых старых ультрамарафонов Comrades в ЮАР. В ближайшие годы интересно людей мотивировать уже не просто на марафон, а на длинные дистанции, более 100 км. Это очень интересно совмещать тренировки и путешествия. Ещё одна задача — делать выездные туры за рубеж.

Сегодня еще остались непройденные старты, о которых ты мечтаешь?

Но если говорить именно про мечты, то это два старта. Их много. Он проходит на дикой жаре. Первый — это BadWater в Долине смерти протяженностью 213 км. Даже многие серьезные спортсмены не смогли с первого раза дойти до финиша. Говорят, там настолько жарко, что когда разбиваешь яйцо на асфальте, оно начинает жариться. Интересна тем, что проходит практически все время на большой высоте более 3000 м. И еще один старт также в Америке Western State, гонка в горах, на 170 км. Вот это те гонки, в которых я однажды обязательно поучаствую. Считается одним из самых суровых испытаний.

Интервью взято специально для конкурса vc.ru и банка «Точка».

#навсюголову

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть