Хабрахабр

Зажигаем! Ночные превращения Лахта Центра

В одном сером-сером городе стояла темная-темная башня…

image

Люди работали в три смены, и по ночам она была подобна световому маяку. Говорят, что раньше в ней шла стройка, а потом — отделочные работы. Каждый день, кто раньше, кто позже, они расходились по домам, один за другим гася свет… Лахта Центр постепенно погружался во мрак, и появлялась она – башня Тьмы… А потом комплекс заселили обитатели офисов.

image

Что же на самом деле будет происходить с Лахта Центром с наступлением ночи – читайте под катом.
Как вам такая страшилка?

Дивный новый мир: царство света

Свет во тьме – друг всего живого.

image

В темном небе мы ищем звезды, в темном закоулке – ближайший фонарь. К нему тянутся все существа – от мотыльков, ведомых лишь инстинктами, до заплутавших путников, радующихся спасению. Нас греет свет в родном окне, а зимнюю хандру мы лечим фестивалями огней — на просторах от Лондона до Москвы.

Фотоисточник image
Фестиваль света в Бельгии.

image
И Праге… Фотоисточник

Фотоисточник image
Зимний каньон в Ванкувере.

image
И липовая аллея в Берлине

Жизни больше незачем останавливаться с приходом тьмы. Ночные города мы превратили в царство света и больше не спим ночами – рукотворное сияние ломает тысячелетний ритм. Ночной город прекрасен и порой неузнаваем.

image
Мост Ломоносова через Фонтанку, Петербург

К полуночи одни меняют форму, другие – окраску, третьи почти исчезают, четвертые приходят в «движение». Городские здания в сумерках начинают трансформацию. Таковы тенденции. Еще недавно утилитарная ночная подсветка сегодня превращается в световую архитектуру, создающую новые пространства и новое качество среды.

Фотоисточник image
Сиднейская опера.

Фотоисточник image
Empire State Building и панорама ночного Нью-Йорка.

Наши проектировщики взялись за дело. Пройти мимо этой новой сияющей реальности, доверив подсветку Лахта Центра луне, звездам и заработавшимся обитателям офисов, мы не могли. Посмотрим, что у них получилось?

Видимо-невидимо

Вопрос видимости башни едва ли не возглавлял повестку Лахта Центра в 2011. Как строить этот уникально сложный объект казалось даже менее важным – решаемо. А вот обострённое чувство видимости требовало тщательно взвешенного подхода.

image

Архитектурная история начинается с визуализации достопримечательных панорам с учётом появления на петербургском горизонте новой доминанты.
Дарья Герасимова, главный специалист-проектировщик Управления по проектированию Лахта Центра:

[Института территориального развития совместно с НИПЦ Генплана – прим.], Учитывалась кривизна земли, рельеф, зеленые насаждения, атмосфера при удаленности объекта, дымовые трубы, средовые ориентиры – выдающиеся строения. «Мы проверяли видимость из разных точек города, вставляя Башню в Трехмерную модель городского пространства. Результатом использования модели является оценка восприятия объемно-пространственного решения проектируемого здания в контексте охраняемых в соответствии с действующим законодательством панорам, и на фоне окружающей застройки. Были выделены основные точки обзора – например, смотрели вдоль всей набережной от Зимнего дворца, Генштаба, Исаакиевского собора, Смольного собора. При проверке мы следовали основной задаче – не нарушить небесную линию Санкт-Петербурга и тактично вписаться в городской ландшафт…»

В итоге исследования получились вот такие визуализации панорам:

image

image

image

image
Панорамы на сайте Лахта Центра

Но и как-то заметно меняющим панораму центра супертолл не назовешь – теряется из виду благодаря расстоянию и особенностям фасада. Конечно, башню тут можно найти – при ее высоте странно иное. Сегодня есть возможность сравнить визуализации с реальной картиной. Стекло вбирает в себя цвета неба и растворяется в воздухе, оставляя только намек и смутные очертания – надо знать, куда смотреть.

image
Фотоисточник

image
Фотоисточник

image
Фотоисточник

image

image
Фотоисточник

image
Фотоисточник

Расстояние, фасады и погода делают свое дело – новый и старый город живут мирно и практически изолировано – торжество архитектурной сегрегации.

А что происходит ночью? Но это днем. Смысл подсветки противоположен дневным задачам – надо не затеряется во мраке, остаться на горизонте, выйти из сумрака, стать видимым… Темнота призывает к антагонизму.

Возможности Лахта Центра в этом деле измеряются километрами светодиодных лент, тысячами фасадных светильников, 16 миллионами световых оттенков полного цветового спектра.

Фото Виктора Гусика image
Тестирование подсветки на башне Лахта Центра.

Если зажечь по полной – будет Лас-Вегас.

image

Ее создавали совместно инженеры и проектировщики Лахта Центра и специалисты Lichtvision Design & Engineering. Как световыми возможностями будут пользоваться – определяет концепция архитектурной подсветки. Чтобы узнать, предусмотрена ли световая экспансия, заглянем в документ.

Доктрина света

По сути «команде света» предстояло построить второй фасад комплекса, наслоив световую оболочку поверх конструктивных форм. Сегодня специалисты реализуют разные идеи – могут совершенно изменить ночной облик здания, от цвета до пропорций. Но в нашем случае речь шла о воссоздании дневного вида Лахта Центра в ночной реальности.

Северно-ледовитая башня

В основе архитектурной концепции комплекса – образы воды: волны, торосы, расколотые айсберги… И все это – холодное, местное, отсылающее к берегам Балтики, к самым северным из небоскрёбных координат.

image

image

image
Иллюстрации из концепции архитектурной подсветки Лахта Центра

Этим очерчена цветовая гамма, интенсивность оттенков и динамические эффекты подсветки. Отсюда в концепт подсветки переходят тематические природные образы: подсвеченный солнцем чистый лёд, мягкое мерцание света в волнах, холодный голубой, естественный белый.

Прохладный световой намек

Повседневная температура подсветки колеблется от 3 до 4 тысяч кельвинов. Это – естественный белый цвет, мягкий и приятный глазу. Такой бывает на восходе солнца, еще нежного и прохладного.

image
Фотоисточник

Посредине шкалы – фасады Многофункционального здания и башни: их свечение разогревается до 3, 5 тысяч кельвинов. Теплее – ландшафт с тремя тысячами кельвинов, холоднее – кровля атриума с четырьмя.

Наиболее яркий свет предусмотрен для входов, лестниц, дорожек, пандусов — средние значения варьируются от 10 до 20 люксов (люменов на м2). Интенсивность подсветки тоже регламентирована. Те, в свою очередь апеллируют к разумному – чувству безопасности, адаптации, ориентирования и комфортного передвижения. Тут проектировщики ничего не изобретали, приняв за основу европейские и российские нормы.

image
Иллюстрация из концепции архитектурной подсветки Лахта Центра

Такую интенсивность можно сравнить со светом петербургских сумерек. Фасады башни в повседневном режиме освещаются на уровне тех же 15-20 люксов. 20 люксов — это примерно как интенсивность естественной освещенности в эти дни в начале девятого.

Иллюстрация из концепции архитектурной подсветки image
Общий вид комплекса в ночное время с учетом схемы интенсивности освещения.

Юлия Гуляк, начальник Управления по проектированию Лахта Центра:

Нужно было сделать все сдержанно, тактично, с применением рассеянного света, который свойственен Петербургу». «Не стояла задача залить все светом, потратив на это много денег и продолжая тратить во время эксплуатации.

image
Не наш вариант. Фотоисточник

И обращаются для этого к интересному приему. Описания световой сдержанности и тонких световых намеков встречаются по всему тексту концепции: «Цель – создать элегантный утонченный образ, запоминающееся здание, символ грациозности, спокойствия и сдержанности», — закрепляют основы проектировщики.

Лед в крупном пикселе

Архитектурный облик башни сформирован 15 гранями, уходящими вихрем вверх и встречающимися в одной точке.

image
Фотоисточник

Но пути наименьшего сопротивления обычно ведут не туда. Сложно удержаться от того, чтобы не подчеркнуть именно эти динамичные линии светом. Вот и резкая контурная подсветка уводила в сторону от искомой сдержанности и утонченного петербургского колорита.
Юлия Гуляк:

Но дизайнер нам предложил подсвечивать не угловые элементы, а непосредственно «лепестки» здания башни. «Изначально мы планировали подсвечивать башню Лахта Центра по угловым элементам, чтобы подчеркнуть структуру этого здания. Для этого светильники встраиваются в фасадные конструкции по периметру импостов и при заливке светом мы видим крупный «пиксель». Причем – не прямым светом, а рассеянным.

image
«Пиксельная» подсветка фасада башни — на примере фрагмента новогодней подсветки. Фото Виктора Гусика

Под запретом оказались яркие торцы, четкие контуры, контрастные сочетания, игра света и тени – на тех же гранях она заменена градиентом. Рассеянный свет применен для всех объектов комплекса, включая ландшафтные светильники. Да не совсем. Хорошо?

Попрошу без намеков!

Есть в городе организация, которая требует, чтобы башню было видно предельно четко. Для нее неуместны тонкие и деликатные световые намеки, посылаемые небоскребом во тьму питерской ночи. Потому что для «Росавиации» обозначение границ объекта на местности должно быть однозначным.

Фотоисточник image
Заградительные огни на вантах ЗСД.

Это – международная система светомаркировки, точно такие же красные огни, например, на герое позапрошлой недели – проданной нью-йоркской легенде Chrysler Building. Красные заградительные огни на высотках, антеннах, вантах петербургских мостов и вантах стадиона Санкт-Петербург вы видели.

image

Зная проектировщиков, несложно представить, как бы они переживали по поводу чужеродных вкраплений огоньков не комплементарного оттенка. С учетом высоты башни Лахта Центра красные маяки пришлось бы расположить почти по всему объему.

image
Такое им лучше не показывать….

Фотоисточник

К счастью, согласно «Руководству по эксплуатации гражданских аэродромов Российской Федерации» (РЭГА РФ-94) для зданий, находящихся за пределами аэродрома, огонь может быть не только красным, но и мигающим белым. image
Во время строительства заградительная подсветка была стандартной – красной и немного пугающей. Расстояние по высоте должно составлять 45 м». «Интенсивность света во всех направлениях не должна быть менее 10 кд, частота проблесков — не менее 60 в минуту.

Теперь через каждые 45 метров у нее – белые светодиодные огни, по десять на этаж, плюс маяк на шпиле. Исходя из найденной нормы, разработали вариант заградительной подсветки для башни. И «Росавиации» хорошо, и в общий концепт подсветки вписалось отлично.

image

Иллюстрация из концепции архитектурной подсветки Лахта Центра image
Схема размещения заградительных огней на башне.

Фотоисточник image
Белые заградительные огни на шпиле башни.

Фотоисточник image
Маяк на шпиле.

Фотоисточник

«Белое» заграждение является инновационным – проект отдельно согласовывали с контролирующими органами. image
Заградительные огни включают не только ночью, но и в любое время суток при снижении видимости.

И добровольно прошли еще одно согласование – из необычных.

Осенью тушите свет

Если слова «права птиц» вызывают у вас некоторое недопонимание, значит, вы точно не житель Канады или, например, Америки. Возможно, у нас мало небоскребов, много птиц и есть еще над чем поработать в правовом поле по другим вопросам, но опыт Лахта Центра в сфере защиты пернатых можно считать уникальным для отечественной практики.

image
Фото Виктора Гусика

Для концепции архитектурной подсветки ученые тоже выдали свои рекомендации. Мы уже рассказывали, как орнитологи вели наблюдения за птицами в Лахте. Поскольку птицы летят по ночам, то осенью и весной с 2 ночи и до 9 утра освещение будет минимальным, чтобы не привлекать стаи в световую ловушку. Наибольший реверанс в сторону пернатых – изменение режима освещения в период сезонных миграций. Пожалуй, это единственный момент, который мог бы вызвать взаимное недопонимание и привести к неприятным воздушным происшествиям.

Участвуют заградительные огни для воздушных судов и свет на торцевых гранях фасада. image
Самый минималистичный — дежурный режим подсветки.

По данным профильного федерального агентства US Fish & Wildlife service, от столкновений с небоскребами гибнет менее 1% птиц, около 56% ЧП случается с малоэтажными зданиями и примерно 44% — вообще на сельских территориях. К слову – в Штатах орнитологи ведут статистику воздушных происшествий с участием пернатых. Это согласуется с данными наших орнитологов – они также отмечали, что основной поток птиц идет на отметках до 100 метров.

image
Фото Ивана Смелова

Стекло пернатые видят, как преграду различают, от столкновений уходят. Также в отчетах они развеивают главный миф – что птицы не различают стекло как преграду. Так что самый сложный вопрос со стеклянным фасадом – в другом.

Свет и стекло

Расположить светильник на кирпичной стене не сложно.

Свет из башни проникает наружу – как мы это наблюдали во время строительных работ и видим на текущем этапе отделки. image
Фотоисточник

На прозрачном стеклянном фасаде – совсем другое дело, даже пока опуская технические трудности крепежа.

image
Фотоисточник

Свет от фасадных светильников может идти внутрь, непредсказуемо и некомфортно освещая офисы и атакуя глаза их обитателей.

Ключ к вопросу взаимодействия внутреннего и внешнего света – в очень точном расчете и балансе.

Что делать с внутренним светом, идущим наружу
Дарья Герасимова:

Также есть риск влияния на внешний облик здания ярких пятен светящихся многоуровневых пространств. «В основном ночью у нас будут светиться офисы (аварийный свет). Для того, чтобы этого не случилось, мы запроектировали архитектурный свет, который должен был все это компенсировать и объединить фасад».

По замыслу, свет офисов в темное, но еще рабочее время, будет подсвечивать башню изнутри, а фасадная подсветка будет выравнивать и компенсировать это свечение, играя роль световой «вуали». После закрытия офисов подсветка превращается в самостоятельный архитектурный объект.

image
Иллюстрация из концепции архитектурной подсветки Лахта Центра

Что делать с внешним светом, идущим внутрь

Тонким местом были светильники, инсталлированные в раму стеклопакетов. Непрошеная подсветка офисных пространств фасадными светильниками потребовала индивидуальных решений.

Светильники инсталлируются внутрь стеклопакета. image
Фрагмент фасада. Иллюстрация из концепции архитектурной подсветки Лахта Центра

Один из предлагаемых вариантов состоял в том, чтобы интегрировать по светильнику в нижние углы фасадных рам.

image
Место расположения светильников и направление светового луча

Угловое расположение «засвечивает» боковой профиль рам и дает неравномерные световые всплески на их гранях — вплоть до 100 люксов и даже больше. Из плюсов – есть готовые решения, из минусов – свет просачивается в офис.

image

image
На этой схеме хорошо видно засветку фасадных рам с отсветом внутрь помещения

Дарья Герасимова:

«В результате мы решили выбрать один светильник по центру рамы с узкой линзой, которая позволяет контролировать распространение светового потока, и позволяет исключить негативное визуальное влияние от распространения света внутри офисного пространства — это важно, потому что мы очень следим за комфортом не только снаружи, но и внутри здания, чтобы обеспечить соответствие офиса класса А+»

Вот аналогичные иллюстрации для светильника с центральным расположением:

image

image
Ровная заливка фасадных рам рассеянным светом, без активных всплесков

image
Засветка потолка минимальна

В практике используют 10-16 градусов, нижний порог типовых изделий – 3 градуса. Упомянутый светильник по центру рамы имеет особенность – очень узкий угол раскрытия луча, всего 2 градуса. Узкий угол раскрытия луча решает проблему попадания света внутрь офисов.

image

Вот так выглядят светильники на месте установки:

image

Направление луча задано конструкцией прибора и линзой:

image

А прерваться предлагаем на красивой ноте – световых сценариях. Про эти и другие светильники, составляющие систему архитектурной подсветки Лахта Центра, а также монтаж и управление светом, мы расскажем в следующем посте.

Башня света

Количество сценариев архитектурной подсветки теоретически не ограничено – можно создавать хоть на каждый день. Пока разработано четыре базовых варианта, не считая минималистичного дежурного режима.

Повседневный, основной

Он предусматривает градиентную световую заливку нейтрального цвета. Этот вариант будет с нами большую часть года. Башня условно делится на продольные части – на те, где есть буферные зоны с двойным остеклением и на те, где нитка фасада одиночная.

Вторые – наоборот: более яркое свечение внизу, по мере продвижения вверх яркость теряет силу. Первые заливаются светом более ярким наверху, с плавной потерей интенсивности внизу.

image
Эскиз из концепции архитектурной подсветки Лахта Центра

Визуализация:

image

Повседневный, зимний

Аналогичная схема распределения интенсивности света и градиентной заливки, меняется только цвет – на ледяной голубой

image

Праздничный

Почти все праздники башня будет встречать вот в таком солнечном сиянии – весьма актуальном в наших широтах.

image

Из концепции:

Мягкие переходы теплых тонов создают ощущение чистого льда с золотистым эффектом солнечного света» «Праздничный режим представляет ледяную структуру, освещенную солнечными лучами.

Кроме цвета подсветка порадует динамическими эффектами – мерцанием или мягкими переливами.

Новый год

Первое включение ёлочной подсветки многие уже видели. Конечно, ёлка! Но даже с учетом этого обстоятельства «ёлочка» порадовала многих. Это был пока самый начальный вариант – без участия всех граней, всех светильников и без регулировки. Про ёлочный дебют — первое включение архитектурной подсветки башни, расскажем подробнее в следующей части.

image

***

Благодарим за помощь в подготовке материала Юлию Гуляк – начальника Управления по проектированию и Дарью Герасимову — главного специалиста-проектировщика Управления по проектированию Лахта Центра

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть