Hi-Tech

Запустить бренд одежды в регионе: стартовый капитал, методы продвижения и трудности бизнеса

Истории пяти российских брендов, которые зарабатывают на идентичности городов.

В закладки

  • Города: Ставрополь, Ростов-на-Дону, Шахты, Краснодар, Волгоград.
  • Продукты: одежда и аксессуары.
  • Стартовый капитал: 300 тысяч рублей.

Он занимался организацией вечеринок в Ростове-на-Дону, выступал в клубах и в какой-то момент захотел сделать то, что бы выделило его среди других артистов и увеличило запоминаемость. К моменту создания «Наши люди — это Юг» в июле 2015 года у Артёма Плясецкого уже был опыт создания и ведения бренда.

Разработкой принтов Артём занимался сам. Так появился его первый локальный бренд одежды «Ростов папа». Поначалу знаний не хватало: молодой человек усиленно изучал графический дизайн, смотрел, как работает реклама в социальных сетях.

Сейчас он работает только с шёлкографией. Первая партия футболок вынудила отказаться от метода печати плёнкой — предпринимателю не понравилось качество изображения, его низкая износостойкость. Нанесение принта по такой технологии обходится примерно в 100 рублей за вещь, вне зависимости от того, футболка это или свитшот.

«Ростов папа» хорошо раскрутился, был популярен среди жителей города. Мы продали этот бренд, сейчас он принадлежит другому человеку. Я долго думал, что потерял. Год спустя, я запустил «Наши люди — это Юг». На тот момент я работал диджеем в Ставрополе и решил начать развиваться там.
А потом в голове пронеслась мысль: «Почему я не могу сделать ещё круче?».

Артём Плясецкий

основатель бренда «Наши люди — это Юг»

Творчество музыкантов помогает продвигать одежду в клубах: обычно презентацию и розыгрыш футболок предприниматель проводил в перерывах между их треками. Вдохновившись песней группы «Каста», Артём называет новый бренд «Наши люди — это Юг».

Посмотрев фотографии одежды, некоторые из них соглашались выйти в ней на сцену или опубликовать фото в Instagram. Через тур-менеджеров Артём связывался и со звёздами, дающими концерт в Ростове-на-Дону. На жителей Ростова-на-Дону сегодня приходится 70% всех заказов, остальные 30% расходятся по всей России.

Бизнесом надо заниматься всерьёз, и если я живу своим делом, то вложу в него всё до копейки. Когда я понял, что молодёжи нравится моя одежда, я выставил свою квартиру на продажу. Мне не хватало капитала, деньги с продажи недвижимости я мог пустить в оборот.

Но с друзьями вести бизнес сложно: им вроде как нравится, что ты делаешь, но они хотят получать всё бесплатно.
От этого шага меня отговаривали практически все: говорили, что я просто останусь на улице.

Артём Плясецкий

Развиваться только в Ставрополе Артёму было неинтересно. В планах было вложиться в раскрутку, выйти на другие города и создать в них новые локальные принты. Он путешествовал по югу страны и спрашивал местных жителей, что бы они хотели видеть на футболках.

Перед тем как выпустить новый принт, Артём проводил опросы в социальных сетях. Такси, магазины, бары — источником информации было каждое место. Сейчас у него их около 45 штук. Исходя из этого, рассчитывались тиражи. Предприниматель начал сотрудничать с другими дизайнерами и иллюстраторами, чтобы добавить новое видение.

Когда часто подрывают сроки, ты уже не можешь гарантировать людям быструю доставку. Основная сложность — найти цех. Приходилось искать страховочное производство.

Я должен быть уверен, что есть цех, который в случае острой необходимости сдвинет сетку заказов и выполнит твой без очереди. У меня в работе три предприятия: одно основное и два страховочных.

Артём Плясецкий

Если футболка, состав которой 5% лайкра и 95% хлопка, стоит 1500 рублей — на изготовление потребуется 400 рублей. Пошив изделия обходится предпринимателю примерно в 30% от конечной стоимости вещи.

На закупку товара без учёта дизайна Артём тратит около 120 тысяч в месяц. То же правило работает со свитшотами и кепками. Вышивка будет дороже, чем принт: за обычную цеха просят 200 рублей, за объёмную — 300 рублей за штуку. Далее на вещи наносится принт или вышивка.

«Наши люди — Юг» платит торговой точке процент с продаж. Сегодня одежду бренда можно приобрести на полках магазинов-партнёров. Помимо повседневной коллекции предприниматель выпускает тематические принты к важным событиям: Дню города, 9 мая или Чемпионату мира по футболу.

Туристы из Турции, Бразилии, Сирии разбирали футболки с символикой Ростова. Чемпионат мира принёс хорошую прибыль. Мои вещи — для людей, которые влюбились в Юг. Здесь главное всегда искать что-то новое, постараться найти тренды. И носят их за качество и вариативность в цветах.

Артём Плясецкий

За четыре года бизнеса Артём заработал около 3 млн рублей. Средняя прибыль не в сезон составляет 50–60 тысяч рублей.

  • Город: Новосибирск.
  • Продукты: одежда и аксессуары.
  • Стартовый капитал: около 1 млн рублей.

Горожане носили импортные вещи, и молодой человек решил попробовать изменить ситуацию в своём регионе. История сибирской марки одежды началась в 2015 году, когда фотограф Михаил Лукьянов обратил внимание на большое количество иностранных брендов.

Я всегда увлекался искусством, и мне показалось интересным совместить что-то локальное с работами художников. Местного рынка одежды, который бы представлял взгляды современного сибирского общества, на мой взгляд, нет.

Михаил Лукьянов

основатель Snowman clothing & design

Но в итоге идея нашла единомышленников, команда Snowman clothing & design состояла из пяти человек: дизайнер, менеджер проекта, финансовый директор, фотограф. Опыта шитья или моделинга у него не было.

Сначала Михаил написал Дамиру, потом они встретились и договорились о сотрудничестве. Принтами первой коллекции стали работы Дамира Муратова — известного омского художника, чьи полотна выставлялись в Мультимедиа Арт Музее, Государственном Русском Музее, Эрарте, галерее Саатчи в Лондоне. Так появились футболки «Капитан Сибирь» и трикотажные костюмы «Соединённые штаты Сибири».

С местом пошива было больше всего проблем: где-то брали слишком большие сроки, где-то их не соблюдали, где-то работали только с определёнными тканями. Михаил Лукьянов подбирал ткани, искал цеха, вместе со швеями прорабатывал фасоны. Свою одежду сегодня он носит и сам. Выйти на подходящий цех удалось только во время второго года работы. Во-вторых, из соображений идентичности. Во-первых, необходимо знать, как она носится.

Из того, что мы делали, сразу видна целевая аудитория: молодые люди, любящие моду и увлекающиеся современным искусством. Продвинуть бренд было несложно, первую коллекцию, хоть и небольшую по количеству, раскупили быстро.

Плюс у художников есть свои ценители, поэтому выпуская вещи в коллаборации, можно значительно расширить круг потенциальных покупателей.

Михаил Лукьянов

Михаил начал сотрудничать с основателем новосибирской ежегодной художественной акции «Монстрация», художником Артёмом Лоскутовым. Эту логику продолжила и вторая коллекция 2016 года. Зацепил главный лозунг шествия «Здесь вам не Москва», понравилось сочетание серебряных букв и розового фона.

Это был успех: одежду начали заказывать не только сибиряки, но и жители Москвы, Санкт-Петербурга. И лозунг перекочевал на футболки и свитшоты. Всего распространили около 500 штук. Из известных людей свитшот стала носить Надежда Толоконникова (участница панк-группы Pussy Riot).

Вы делаете свой продукт, и это здорово», — считает Михаил Лукьянов. «Если самому изготавливать одежду, то на вещи среднего сегмента можно смело делать наценку 300% от их изначальной стоимости. Стоимость свитера Snowman clothing & design в зависимости от принта варьируется от 2000 до 5000 рублей.

Большие подоконники, меняющая цвета подсветка, белая стена-экран для проектора. У марки появился шоурум в Новосибирске. Основной поток продаж шёл через интернет-магазин и группы в социальных сетях, но, по словам Михаила, именно в шоуруме проходили встречи с интересными и нужными людьми.

Содержание шоурума в среднем обходилось в 50–60 тысяч рублей в месяц. Магазин часто посещали туристы в поисках чего-то необычного из Сибири.

Он связался с главным дизайнером клуба и предложил ему сотрудничество. Параллельно с работой над третьей коллекцией Михаил Лукьянов разрабатывает спортивную линейку для хоккейного клуба «Сибирь». Они вместе доработали принт, подобрали ткани и определились с её методом обработки.

Вещи отшивались Snowman clothing & design. Договор давал возможность Михаилу шить и выходить на широкую аудиторию, повышать лояльность своего бренда и был прибыльным. Помимо игровых свитеров спортсменам, Михаил занялся свитшотами, футболками, шарфами, перчатками для болельщиков.

Он отправил заявку-презентацию проекта Snowman clothing & design в компанию IMG, которая, в частности, занимается организацией недели моды в Нью-Йорке. В 2017 году Михаил Лукьянов решил попробовать выйти на другой уровень. «К тому, что меня пригласят, если честно, я был не готов. Туда его и пригласили. Сразу кинулся восполнять пробелы: учить английский, больше читать о моде, тренироваться шить», — рассказывает Михаил.

Идеальная команда, по его мнению, должна состоять примерно из 20 человек. Сейчас он будет заново собирать команду, думает о полном ребрендинге. Из четырёх букв две встречаются исключительно в русском алфавите. Новое название марки — «Кайф».

Нужно открыть свою страну, показать, что мы — люди, которые могут сами одеваться в свои бренды и могут одеть в них мир.
Мы интересны миру и можем предложить ему не только медведей, водку и балалайку — самые распространённые стереотипы.

Михаил Лукьянов

  • Города: Владивосток, Находка, Хабаровск, Южно-Сахалинск.
  • Продукты: термокружки, кружки, чехлы, футболки, бутылочки.
  • Стартовый капитал: 2 млн рублей.

Фирма занималась сублимационной печатью на заказ — клиенты приносили изображение, и его наносили на кружки и термостаканы при помощи специализированного оборудования. Когда четыре года назад во Владивостоке открылась «Мастерская панды», о сотрудничестве с местными иллюстраторами и дизайнерами, в чём уникальность компании сейчас, речи не шло.

Валютный кризис 2014 года внёс коррективы: решение закупить много товара по докризисной цене и открыть сразу две точки продаж требовало 2 млн рублей вложений. Учредителей было трое, изначально планировалось вложить 300 тысяч рублей.

Рынок был свободен. Через год после запуска мы начали активно продвигать сувениры местного производства. Было много безвкусицы из Китая, и только начинали появляться небольшие интересные проекты.

Это объяснимо: на начальном этапе проекты нужно продвигать и тратить на это много сил и ресурсов У авторов не особо получалось это коммерциализировать — магазины с сувенирами не хотели брать их на реализацию.

Валентин Дубинин

директор по стратегическому развитию «Мастерской панды»

По словам Валентина, часть принта в общей стоимости должна быть не более 10%. Занимаясь организацией городских и молодёжных мероприятий, он почувствовал необходимость продвижения бренда города, но тогда не обладал производственными мощностями. Самые хорошие иллюстрации могут окупаться за один-два летних сезона, больше половины — не окупаются, так как продаются нечасто.

Каждого дизайнера компания искала: кому-то писали лично в социальных сетях, кто-то откликнулся на публикации о поиске авторов. Сегодня на сайте «Мастерской панды» можно найти 90 работ от десяти приморских иллюстраторов.

«Мастерская панды» меняет методы продвижения товаров: акцент на аккаунтах в Instagram и «ВКонтакте» смещается в сторону контекстной рекламы и сотрудничества с блогерами. Поиск новых лиц продолжается и сейчас. В среднем продажи с торговой точки не в сезон составляют около 500 тысяч рублей. При этом основная деятельность компании по печати на заказ остаётся.

Первые два года проект был крайне убыточным. Изначальный прирост был незначительным, много денег и времени уходило на работу с дизайнерами. Скорее нам было интересно этим заниматься и тратить на это время.

Мы ориентируемся на местного жителя в возрасте от 21 до 29 лет. Но сейчас на тематику города приходится примерно 20% всех продаж. Если так сделать, то туристам это тоже понравится. Хотим делать продукт, который можно носить в городе в повседневной жизни.

Валентин Дубинин

Компания занялась разработкой франшизы практически сразу же, и через год после основания первый бизнес открылся в Хабаровске. Магазины «Мастерской панды» есть во Владивостоке, Находке, Хабаровске, Южно-Сахалинске.

Перед открытием точки руководителя франшизы в течение двух недель обучают всем процессам. Паушальный взнос составляет 250 тысяч рублей, при запуске выбирается пакет «Базовый» (705 тысяч рублей) или «Мастер» (805 тысяч рублей), отличающиеся степенью поддержки на начальном этапе.

Первая и вторая франшизы потребовали значительной перестройки в работе «Мастерской панды»: структура должна была быть простой, понятной, а все процессы описаны и закреплены на бумаге. Затем специалист головной компании выезжает на место и помогает в обучении персонала.

Расходные материалы привозят контейнерами из Китая, каждый из которых стоит около 1 млн рублей. Всем необходимым товаром «Мастерская панды» обеспечивает себя и всю франшизную сеть самостоятельно. Выгодно это и франшизам: им поставляют товар по цене ниже рыночной. Прямые поставки позволяют иметь цену значительно ниже, чем у российских перекупщиков. В России покупают только бумагу, краску и футболки.

Иначе замораживать деньги в больших партиях товара и хранить его просто не выгодно. Коммерческую значимость франшизная сеть обретает при хотя бы трёх-четырёх франшизах. Мы все свои расчёты делали из этого количества.

У нас есть отдельный специалист, который постоянно контактирует с франшизами и отвечает на их вопросы, а также следит за поддержанием необходимого уровня соответствия бренда. Недавно приблизились к этому показателю.

Валентин Дубинин

У «Мастерской панды» есть производственное оборудование, и в этот процент, в частности, закладывается риск брака. Наценка на готовое изделие составляет 100–200%. Следовательно, зарплата у них тоже выше. В торговых точках компании работают не обычные продавцы, а иллюстраторы, работающие с дизайнерскими программами.

  • Город: Архангельск.
  • Продукты: одежда, аксессуары.
  • Стартовый капитал: 90 тысяч рублей.

«Мы из этого уравнения тоску убрали. «Доска, треска, тоска» — эта фраза о жизни Архангельска легла в основу названия бренда, созданного в 2015 году. Кому она нужна, верно?» — пишут на сайте учредители.

Все они уже достаточно долго работали в развлекательной индустрии: проводили мероприятия, организовывали вечеринки, поэтому с контактами творческих людей города проблем не возникло. Идея создать молодёжную одежду с северными принтами, которая бы отражала любовь к родному городу, пришла в голову четырём друзьям.

В ноябре проект был задуман, а уже в мае следующего года вышли свитшоты «Поморье». Они обратились к своему другу — дизайнеру Тимиру Азбукину, и он нарисовал базовый принт.

Вложив частичку родного края в наши изделия, мы достучались даже до тех, кто покинул город много лет назад — вышел такой здравый акт патриотизма для всех слоёв населения и возрастов.
Никакого страха, была только идея, которая настолько нас вдохновила настолько, что о сомнениях и речи не было.

Для нас это гораздо большая история, чем просто одежда с принтами и бизнес.

Максим Пушкин

один из основателей бренда

О бренде быстро узнали через социальные сети и сарафанное радио, однако приобретать свитер из тёплого материала — футера с начёсом — в мае никто не спешил. Первую партию из 90 свитшотов реализовывали три месяца. Изначально выпуск одежды планировался на январь, но производство затянулось.

Учредители решили сделать ставку на качество. Сегодня оборот «Доски Трески» составляет 500 тысяч рублей в месяц. Решили перенести всё в Архангельск. Первые полгода производство находилось в Санкт-Петербурге, но нужно было ездить и периодически его контролировать.

Несмотря на активную политику импортозамещения, ткань мы по-прежнему закупаем турецкую. Проблема глобально одна — импортное сырьё. А её стоимость, само собой, сильно зависит от курса валют.

Максим Пушкин

До этого вещи можно было заказать в онлайне или купить на полках в магазинах друзей «Доски трески», но расширение ассортимента потребовало увеличения площадей. В ноябре 2018 года у бренда появилась собственная точка продажи — отдел в крупном торговом центре.

Средняя стоимость свитшота составляет 2500 рублей, футболки варьируются от 1000 до 1500 рублей, в зависимости от принта и фасона. Появились принты с районами города, отшили новую коллекцию, дизайнеры которой вдохновились историями северного сказочника Степана Писахова.

Есть снимки, сделанные за пределами страны. В Instagram бренд публикует фотографии людей в собственной одежде. Скорее всего, эта аудитория была всегда, просто мы о ней никогда не задумывались», — рассуждает Максим Пушкин. «Для кого-то это ностальгия, для кого-то гордость.

  • Города: Сызрань, Самара.
  • Продукты: одежда и аксессуары, эмалированные кружки.
  • Стартовый капитал: 50 тысяч рублей.

Им хотелось сделать интересный стартап, где они могли бы реализовать свои навыки дизайна, иллюстрации, продвижения в интернете. Создатели бренда Volga Mama Андрей Комзов и Илья Угрюмов изначально объединились, чтобы запустить мужской журнал.

Но в ходе дальнейшей разработки идеи замысел изменился: молодые люди решили заняться созданием одежды. Работа над изданием привела к сотрудничеству с каллиграфистом из Мексики — он нарисовал логотип издания.

Вдохновившись американскими принтами Лос-Анджелеса и Нью-Йорка, он начал делать акцент на локальность. Принты для футболок Андрей Комзов рисовал до основания бренда в качестве хобби: делал подарки друзьям, иногда разрабатывал на заказ.

Мы, волжане, относимся к нашим просторам особенно, это дань уважения любимой реке. Нам нужен был яркий местный символ, а что может быть ярче, чем Волга? А слово «мама» дало ещё более близкие и тёплые краски образу.

Я всегда шутил с Ильёй, что в крайнем случае у нас будет очень много футболок в личном гардеробе, оденем всю родню.
Когда я сделал принт, то влюбился в него сам.

Андрей Комзов

создатель бренда Volga

Партия в 100 штук, четыре цвета на выбор. Первым товаром Volga Mama стали кепки. Продвигать бренд основатели решили через популярных людей. Чуть позже появились футболки, а потом ассортимент стал быстро расширяться.

Так, бейсболки Volga Mama выбирали артисты лейбла Gazgolder для съёмок клипов. Одежду дарили музыкантам, спортсменам, танцорам, многие из них решали поддержать проект. Предприниматели связались с ним через Instagram. Свитшот с олимпийским принтом «Греча» надел и журналист Юрий Дудь.

Найти список фирм и выбрать из множества те, которые могут поддерживать стабильность качества, соблюдать его без постоянного контроля и выполнять пошив в срок было непросто. Главная проблема, с которой столкнулись основатели бренда, — ненадёжность швейных цехов. Иногда качество зависело и от ткани: одна и та же по артикулу могла сильно отличаться.

Потом пришлось искать производство поближе, но всегда присутствовал элемент лотереи. Сначала мы шили на Украине, ещё до конфликта. Работать на расстоянии в этой тематике очень сложно.
Поэтому мы готовимся к запуску своего цеха, чтобы контролировать все процессы.

Илья Угрюмов

создатель бренда Volga

Средняя стоимость футболок 1500 рублей, свитшотов — 2800 рублей. Сейчас футболки выпускаются от 1000 штук на принт, первая партия новых принтов начинается от 50–100 штук. Спрос на одежду марки выше за пределами города, арифметика проста — там живёт больше людей.

Всё больше популярность бренд приобретает в других приволжских городах: в 2016 году второй после Сызрани Volga Mama Shop открылся в Самаре. Много вещей отправляется в Москву, в Санкт-Петербург. Одежду можно также найти в 14 магазинах-партнёрах по России.

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть