Хабрахабр

Юрчик – маленький, но грозный мутант (н.-ф. рассказ)

Пора в школу. 1.
– Юрчик, вставай!

Потом повернула на бок и ухватила за кисть, чтобы взглянуть на тыздоров, но Юрчик вырвался и перевернулся на другой бок. Мама потормошила сына.

– Не хочу в школу.

– Вставай, а то опоздаешь.

Аппараты личного жизнеобеспечения лежали рядом, на тумбочке. Понимая, что в школу идти все равно придется, Юрчик еще чуток полежал, затем поворочался и сел, свесив ноги с постели. Неверной рукой мальчик нащупал и нацепил развлекух, присоединил к нему уболтай и поплелся в ванную.

Юрчик вскочил на табуретку и принялся уплетать завтрак: напиток «Могучий Иртыш» и бутерброд со вкусом колбасы. После умывания сон ушел. Очень красиво, знаете: закат солнца между городскими антеннами. Уплетал, а сам в это время опустил один из окуляров развлекуха, чтобы полюбоваться на рисунок. Никто ему не помогал, даже папа.
Но что это, что??? Юрчик сам вчера нарисовал и выложил на «Всемирной детской площадке». В комментарии значится: «Мутант ресует». Под рисунком – комментарий пользователя Димбу.

Знал он этого Димбу – Димку Бурова, еще с детского сада знал. От гнева у Юрчика задрожали губы. Неприятный тип! Этот мальчик был на два года старше Юрчика и учился в третьем классе той же школы. – Димка Буров припомнил, что Юрчик мутант, и написал в комментарии. Теперь – после стольких-то лет от окончания детского сада! Какой памятливый гад! Вот чтобы все подписчики увидели!

Мама что-то заподозрила и спросила:

– Что случилось?

Но Юрчик уже взял себя в руки и помотал головой с набитым ртом, типа:

«Ничего, все в порядке.»

Наверное, вступит с ним в смертельный интеллектуальный поединок, в результате чего ясномысл Бурова перегреется и выйдет из строя, а сам Буров останется дурачком на всю жизнь. Не нужно маме знать, как страшно он отомстит Бурову за раскрытие тайны. Так ему и надо, нечего лезть на «Всемирную детскую площадку» с дурацкими комментариями!

Весь в мыслях о предстоящей мести, Юрчик быстренько доел завтрак и покидал учебные приборы в портфель. Настроение было безнадежно испорчено, губы еще подрагивали, но жизненная задача на сегодняшний день определилась.

– Молодец, всегда будь таким послушным, – похвалила мама из прихожей.

Но мама была взрослой и многого не понимала. На самом деле Юрчик не был послушным: он был решительным и целеустремленным. Все было на месте. Привычным движением она ощупала сына, проверяя, все ли на месте: развлекух с уболтаем на голове – накрепко прищелкнуты, тыздоров на запястье, ясномысл под мышкой, учебные приборы в портфеле.

Да, пока не забыла. – Пошли? Сегодня после уроков тебя встретит папа.

Они вышли из квартиры и отправились в школу. Юрчик не ответил, только вложил свою руку в теплую мамину.

Мальчик считал себя умным – а если говорить начистоту, даже очень умным, – но где ж ясномыслу первого класса тягаться с ясномыслом третьего класса?! 2.
До начала занятий Юрчик не искал обидчика, потому что первоначальный план – померяться интеллектом – не годился напрочь. Такое никому не под силу.

Только Юрчик начал придумывать, как разобраться с Буровым, как началась биология.

Что такое эволюция, училка объясняла на прошлом занятии, но Юрчик подзабыл. Лиля Борисовна, толстая и строгая биологичка, рассказывала об эволюции. А впрочем, какая разница?!

– Каждая впадина и выпуклость у человека на своем месте. – Посмотрите, дети, как функционально устроено наше тело, – между тем убедительно повествовала Лиля Борисовна, заглядывая одним глазом в развлекух. В действительности у подмышки хитрое устройство. Например, подмышка. Природа специально предусмотрела защищенный с обеих сторон тайник, чтобы люди могли хранить в нем… Что люди хранят под мышкой, Ковалева? Обратите внимание, как плотно рука прилегает к туловищу – это же неспроста.

Ковалева вскочила на ноги и захлопала ресницами.

– переспросила учительница. – Что у тебя подмышкой, Леночка?

Глаза Ковалевой, в пол-лица, склонились в сторону своей подмышки и начали наполняться слезами.

«Вот дура!» – подумал Юрчик, с любопытством наблюдая.

– Решетников, что люди хранят под мышкой? – Садись, Ковалева, – вздохнула биологичка.

Решетников – это он, Юрчик.

– Ясномысл они хранят, – сердито буркнул Юрчик, не поднимаясь.

Только отвечать учительнице нужно стоя. – Правильно, Решетников. Повтори еще раз, как полагается.

Лиля Борисовна удовлетворенно кивнула и продолжила: Пришлось подниматься на ноги и повторять.

С одной стороны, рука и грудная клетка защищают ясномысл от повреждений, а с другой стороны – ясномысл проветривает живые ткани подмышки встроенным в него вентилятором. – Видите, как здорово получается. То же самое можно сказать не только о подмышке. Великолепное конструктивное решение, выполненное самой природой. Первый класс меланхолично наблюдал за происходящим. Например, запястье… – с этими словами биологичка подняла ладонь на уровень головы. Это сделано для того, чтобы надевать на запястье… – Запястье тонкое, тогда как ладонь широкая.

– закричал с задних рядов кто-то из сообразительных. – Тыздоров!

Если бы ладонь была узкой, тыздоров непременно свалился с руки на землю. – Правильно, чтобы надевать тыздоров. Природа заранее все предусмотрела: и то, что люди когда-нибудь изобретут устройства личной жизнедеятельности, и то, куда станут надевать их после изобретения. Но ладонь широкая, поэтому тыздоров прекрасно на ней удерживается.

А что если написать что-нибудь ехидное в комментарии к его посту на «Всемирной детской площадке»? Юрчик слушал Лилю Борисовну, а сам думал о подлости Димбу. Замечательная, между прочим, идея. Ну, чтобы Буров поперхнулся от злости и зарекся связываться с Юрчиком на всю оставшуюся жизнь.

Дожидаться перемены – это же долго. На уроках запрещалось опускать окуляры развлекуха без разрешения, но Юрчику не терпелось. Ясномысл, начав работу, еле заметно завибрировал. Мальчик пригнул голову, спрятав ее за спиной соседа спереди, и щелкнул окулярами. Из подмышки заструилась приятная прохлада.

Юрчик принялся искать, что постит на «Всемирной детской площадке» Димбу, но не нашел ни одного поста, к великому сожалению.

«Вот скотина ленивая», – подумал мальчик, чувствуя дрожь в губах.

Придется придумывать что-то другое. Вариант с ответным комментарием отпал.

Хочешь, чтобы я отправила сообщение родителям? – Решетников, кто разрешил пользоваться развлекухом на занятии?

Соседская спина больше не загораживала. Мальчик вскинул голову и увидел, что Лиля Борисовна продвинулась в сторону, в результате чего обнаружила на Юрчиковом лице опущенный окуляр. Теперь биологичка стояла, требовательно уперев руки в боки, и ожидала извинений.

Юрчик быстро поднял окуляры на лоб и, сдерживая недовольство, пропищал максимально жалостливым голосом: Злить Лилю Борисовне не следовало.

– Извините, я больше не буду.

А сам в это время думал о том, что проклятый Димка Буров за все заплатит: и за подлый комментарий, и за вынужденные извинения на уроке биологии.

Победить Димбу в интеллектуальном поединке не удастся, и на «Всемирной детской площадке» он не публикуется. 3.
Пришла первая перемена, а Юрчик так и не придумал, как действовать. И физически не одолеть – третьеклассник все-таки, здоровенный амбал.

«Вот вырасту…» – начал фантазировать Юрчик…

Когда Юрчик станет третьеклассником, Буров пойдет в пятый класс, чтоб его за ногу. Но вовремя сообразил, что Димка Буров к тому времени тоже вырастет. Нет, положение представлялось решительно безвыходным.

– Вот встречу Бурова лицом к лицу, тогда видно будет.» «Ну и ладно, – стоически решил мальчик.

Тут к Юрчику подошел Серега Савельев из их класса, однопартеец и вообще клевый чел.

– Бежим вокруг школы?

«Возможно, Димка тоже вокруг школы бегает», – подумал Юрчик и согласился с Серегиным предложением.

В теплую погоду ученики часто устраивали пробежки – вот и сейчас учеников на улице предостаточно. И они побежали.

Те тусовались возле входа в подвальное помещение. Юрчик с Серегой почти обежали вокруг здания, когда обратили внимание на группу старшеклассников. Это было укромное местечко, которое не просматривалось из окон учительской и классов, в которых шли основные уроки.

Ребята заинтересовались, приблизились к толпе и заглянули сквозь нее.

Первый, громила с грубым лицом, сосредоточенно облокотился на стену – видимо, готовясь к чему-то важному. Центральных персонажей было двое. Второй, долговязый и постоянно подхихикивающий, держал в руках провод с двумя разноцветными портами – явную самоделку. Рубаха его была расстегнута до пупа.

– спрашивал второй первого. – Готов?

– Втыкай, – кивнул первый, заостряя подбородок.

Громила с грубым лицом дернулся и задрожал мелкой дрожью. Второй подсоединил один из портов к собственному развлекуху, а другой – к ясномыслу товарища в его распахнутой подмышке.

Чего видишь? – Ну, ну? – заорали зрители. Рассказывай быстрей!

– Но как-то не очень, расплывчато… Отсоединяй, хватит уже! – Себя вижу, – прошептал потрясенный громила.

Долговязый немедленно отсоединил провод и захлопал приятеля по щекам. Вместе с телом громилы начала дергаться его голова и даже кожа на лице. Толпа разом заговорила: Тот находился в студнеобразном состоянии, но понемногу начал приходить в себя.

– Секунды четыре выдержал!

– Есть контакт!

– Классно законтачили, напрямую!

В этот момент на Юрчика с Серегой обратили внимание.

А ну кыш отсюда! – А вы, мелюзга, чего здесь делаете?

Ребята так и не поняли, чем занимались старшеклассники, но чувствовали: чем-то запретным, нехорошим. Мелюзга потупилась и рванула в направлении школьного крыльца. Нужно будет спросить у папы, что такое «законтачить напрямую». Юрчик еще раз представил, как дрожал громила, подключенный к чужому ясномыслу, и поежился.

«Да, нужно будет спросить», – пообещал себе Юрчик и тут же забыл, настолько ярко было весеннее солнце и пушисты облака на небе.

4.
Следующей была физра.

Переодевался в физкультурную форму в сильнейшей… как это называется, когда ноги ватные, а мысли витают в отдалении? На физре Юрчику многого не светило, и мальчик чуточку загрустил. Прокламации, что ли?

Короче, не нравилась Юрчику физра, ох не нравилась!

Мальчика не взбодрили даже энергичные крики:

Ап! – Ап! Ап!

Так кричал физрук, хлопая в такт волосатыми руками, в то время как переодетые в физкультурную форму ученики вбегали в зал и выстраивались в линеечку.

– Подходи по одному с вытянутой правой рукой. – Сейчас проверка домашнего задания, – провозгласил физрук, когда все выстроились по росту, мальчики отдельно, девочки отдельно.

Физрук подключал к их тыздоровам физкультурный диагностик и считывал двигательную активность за прошедшую неделю. Ученики поочередно выходили из строя с вытянутой правой рукой.

– В движении жизнь. – Двигайся больше, – говорил он одному ученику. Один человек мало двигался и в конце концов умер.

Ученик грустно кивал и плелся обратно.

– Так двигаться и в дальнейшем, всю неделю. – Ты молодец, активно двигался, – говорил физрук другому ученику.

Другой ученик улыбался и бодрым шагом возвращался в строй.

Двигательная активность Юрчика оказалась в норме – он довольно часто бегал вокруг школы, а еще по коридорам.

Хотя у тебя устаревшая модель тыздорова. – Молодец, активно двигался! Пятерка с плюсом за двигательную активность.

Может, физра и не такой плохой предмет, каким сначала казалась. Юрчик расцвел от похвалы. Ладно, посмотрим, что там и физрука на вторую половину урока заготовлено!

Так и случилось. После проверки домашнего задания следовало ожидать спортивного соревнования. Отложив диагностик в спортивную сумку, физрук вновь захлопал в ладоши, привлекая внимание учащихся:

– А теперь парное фехтование!

Класс оживился, с нетерпением наблюдая, как физрук вытаскивает из сумки спортивную приставку с выступающими фирменными портами. Ух ты, фехтованием на уроках физкультуры они еще не занимались! На приставке виднелась наклейка со сражающимися мушкетерами.

– Всем разбиться на пары!

Наконец, все разбились и выстроились в ожидании фехтовальных поединков. С разбиением на пары началась веселая суматоха.

– Подходи!

Толстыми пальцами физрук соединил пристегнутые на детских запястьях тыздоровы с фехтовальной приставкой, и нажал кнопку пуска. Первая пара волнующихся соперников приблизилась. Фехтовальная приставка бодро зажужжала и вскоре выдала результат.

– Ты победил, поздравляю.

Победитель, получивший поощрительный хлопок по плечу, подпрыгнул со вскинутыми вверх руками и заорал нечто нечленораздельное.

Если бы не пониженная скорость реакции, ты мог победить. – А тебе, – обратился физрук к хмурому проигравшему, – нужно обратить внимание на пониженную скорость реакции.

Ей, к общему удивлению, приставка и отдала победу. Первая пара уступила место следующей, девчачьей, с участием Ленки Ковалевой. Все заахали, а Ленка раскрыла свои огромные глаза до предела и от счастья заплакала.

«Смешно», – подумал Юрчик.

Но сейчас ему было не до Ковалевой – подошла их с Серегой очередь.

Подключившись к фехтовальной приставке, Юрчик зажмурился и напряг мускулы, но все равно проиграл.

– Здесь простая двигательная активность не поможет, аппарат должен быть прокачанным. – Скажи родителям, чтобы купили новый тыздоров, – посоветовал физрук. Пускай проапгрейдят хотя бы.

Да, а что делать, если они недешевые, не каждый же год новый покупать! Юрчик знал, что его тыздоров не последней модели. У мамы с папой точно такие модели, как у него, и ничего – носят и нового не просят.

Да какая разница, в сущности – тем более для мутанта?! Мальчик хотел было расстроиться, но поглядел на счастливое лицо выигравшего Сереги и передумал.

А еще Иван Климович, учитель программирования… Он большой шутник, ученики его обожают. 5.
Программирование – любимый предмет Юрчика, ведь на программировании разрешают пользоваться развлекухом.

Иван Климович – дли-и-и-инный, ху-у-у-удой – вошел в класс с загадочной улыбкой и сразу притворно возмутился:

Это урок программирования. – Почему окуляры подняты?

Класс радостно защелкал окулярами.

– Запустить зрительную студию.

Вместе со всеми Юрчик произнес в уболтай волшебные слова, и после секундной задержки зрительная студия открылась. Класс зашептал в уболтаи слова запуска. Из глубин исходного кода вынырнул Помощник программиста, помахал Юрчику рукой и поинтересовался:

Загрузить существующий? – Создать новый проект? Изменить параметры учетной записи?

– Да подожди ты… – отмахнулся от него мальчик, стараясь не пропустить учительского задания.

Все открыли зрительные студии и ждали продолжения.

– Сегодня вы должны запрограммировать… – Иван Климович сделал многозначительную паузу, – … должны запрограммировать телегу.

Класс охнул.

– спросил кто-то. – А что такое телега?

– Пойди туда не знаю куда, принеси то не знаю что. – А я не знаю, – с готовностью пояснил Иван Климович. Посмотрим, чему вас в детском саду учили. Но телегу все равно запрограммируйте. Это тестовое задание, оценок ставить не буду. Двадцать минут на программирование, потом разберем, что у кого получилось.

Иван Климович уселся за стол и принялся показательно скучать.

Кто-то начал бубнить задание на уболтай, кто-то – обсуждать между собой. Класс запереглядывался и зашевелился. И как ее программировать? Какую еще телегу, в самом деле? А что, все равно такого слова не существует! Юрчику пришла в голову мысль: а может, взять какое-нибудь прошлое задание и назвать его телегой?

Он толкнул Серегу ногой.

– Ты как будешь программировать?

Серега зашептал в ответ:

Говорит, средство общение было такое, старинное. – Я уже отослал Помощника посмотреть. Только ты что-нибудь свое придумай, а то Иван Климович догадается, если одинаково сделаем. Я для него сейчас новую подсветку запрограммирую.

– Придумаю, – буркнул Юрчик и насупился.

Кто-кто, а Юрчик с его недюжинным умом что-нибудь придумает. Серега мог и не говорить. В крайнем случае можно спросить у Помощника.

Юрчик взглянул на Помощника, маячившего в развлекухе в ожидании пользовательского выбора, и легонько кашлянул в уболтай.

– услужливо вскинулся Помощник. – Чем займемся?

– Новый проект.

В развлекухе возникло чистое и манящее возможностями окно нового проекта.

– Запрограммируй телегу.

Помощник дернулся и потер руки в нетерпении.

– А что такое телега?

– неприятно удивился Юрчик. – Разве ты не знаешь?

– Нет.

– Найди в поисковике.

Юрчик знал, что студийные помощники не любят обращаться к поисковикам, но сейчас у мальчика не было выбора: требовалось срочно придумать, что программировать. Помощник поджал губы. Поисковик ответит – эти ребята знают все.

По возвращении Помощник сообщил: Консультация у поисковика заняла секунд десять.

Уменьшительное название. – Старинное программное средство общения, так называемый мессенджер.

«Мессенджер!» – фыркнул Юрчик от возмущения смешным словом.

Тем более, для него Серега новую подсветку программирует. Нет уж, не нужно мессенджеров.

– Другие значения есть?

Помощник отсутствовал еще секунду, а когда вернулся, продемонстрировал изображение неизвестного Юрчику агрегата.

– Первобытное колесное устройство для передвижения на лошадиной тяге, – пояснил Помощник.

На лошадиной тяге! – Устройство! – Теперь мне понятно. – обрадовался Юрчик. Нужно написать для этого устройства управляющую программу.

– Готово, – сказал Помощник.

Студия наполнилась пятью миллионами строк исходного кода.

– осторожно спросил Юрчик. – И что она делает, эта программа?

– Управляет телегой.

Рядом с большим Помощником появился маленький.

– Специализируется на телегах. – Вон он, мой малыш, – с любовью сказал большой Помощник и погладил маленького по кудрявой головке. Способен конструировать собственные оригинальные типы. Знаком со всеми их типами. Обладает способностями к саморазвитию и саморазмножению. Будучи интегрирован в вычислительную систему телеги, эффективно и безопасно ее пилотирует.

Маленький помощник закивал кудряшками, подтверждая сказанное отцом.

Услышав такое, Юрчик сильно расстроился.

– спросил он у большого Помощника с дрожью в голосе. – Ты зачем снова размножился? Еще в прошлом месяце строго-настрого запретил. – Я разве просил тебя размножаться? Я просил сделать для телеги управляющую программу, а ты что натворил?

– Иван Климович, разрешите?

В дверях, с многозначительным видом, стояла школьная докторша. Мальчик нехотя оторвался от общения с непокладистым студийцем. По ней было видно, что сейчас она сообщит нечто важное.

– К сожалению, вынуждена забрать класс на медицинский осмотр.

Иван Климович воздел руки, призывая в свидетели небеса:

Мы программируем! – Как же так, Мария Эдуардовна?!

Минут пять-семь на каждую пару – не больше. – Можете отпускать по два человека. Приказ директора.

Директорский приказ не оспорить даже учителю программирования, угу. Иван Климович еще немного пошумел, но в конце концов согласился.

– Первая парта, на выход.

Они с Серегой сидели на третьей от двери парте – значит, программировать оставалось минут десять. Юрчик заторопился. Хотя бы градусник для измерения лошадиной температуры. За это время нужно было убедить большого Помощника затереть маленького и накодить что-нибудь более практичное.

Первоклассники не первый раз проходили медицинский осмотр, поэтому знали, что их ожидает. 6.
В школьный медпункт Юрчик с Серегой зашли с большой осторожностью. Серега был задумчив и сосредоточен, а Юрчик… Ну, ему-то бояться нечего!

Так получилось, что на этом памятном медосмотре случайно присутствовал Димка Буров, на две группы старше. Юрчик еще в детском саду выяснил, что он мутант, и тоже на медосмотре. Помнится, детсадовские врачи тоже удивились выдающимся Юрчиковым способностям и долго их обсуждали. Оттуда-то этот негодяй и узнал про мутанта, и запомнил.

А приседание сделать можешь? – А тебе не больно, мальчик? А голова не кружится?

А папа, когда пришел забирать Юрчика домой и воспитательницы ему наябедничали, посоветовал:

Веди себя как все, тогда никто не станет обращать на тебя внимания. – Эй, ребенок, ты в следующий раз притворись.

Вот и сейчас он постарался изобразить напряженное, как у Сереги, лицо. С тех пор Юрчик только на медосмотрах и делал, что притворялся. А сам в это время посматривал по сторонам, что вокруг делается.

Из больницы – догадался Юрчик. В медпункте, помимо Марии Эдуардовны, находились незнакомые медсестра и врач. Врач сидел за столом, на котором были разложены инструменты для медицинского осмотра.

– сказала Мария Эдуардовна и обратилась к Сереге, который располагался поближе. – Ну, кто первый? – Садись на стул и давай правую руку.

Мария Эдуардовна взяла руку и легонько погладила. Серега побледнел и протянул правую руку. Рядом караулила медсестра с нашатырем наготове. Потом аккуратно отщелкнула Серегин тыздоров.

Юрчик его понимал: случись что, тыздоров уже не поможет. Лишившись тыздорова, Серега побледнел и задышал часто-часто. А как диагностировать без тыздорова?! Конечно, они находились в школьном медпункте, и врачи были рядышком, но ведь что угодно со здоровьем может случиться, а «что угодно» еще диагностировать надо! Опасность для организма получается.

Понимает, что без тыздорова можно подхватить смертельный диагноз, а все равно ни капельки не боится. Хорошо Юрчику – он мутант. А мутанту Юрчику хоть бы хны, сидит себе на стуле, словно ничего не произошло, и прекрасно себя чувствует. Многие люди, если лишить их тыздорова, в обморок плюхаются и глаза закатывают.

Врач подключил аппарат к электронным инструментам: снимал показания и тестировал. Мария Эдуардовна отстегнула Серегин тыздоров и передала больничному врачу. Все это время Серега, в полуобмякшем состоянии, сидел на стуле и дышал часто-часто.

– сказал врач через некоторое время, возвращая тыздоров Марии Эдуардовне. – Здоров, можешь одеваться!

Школьная докторша бережно приняла аппарат и немедленно защелкнула его на Серегином запястье, после чего похлопала мальчика по щекам.

– Хорошо себя чувствуешь?

Мария Эдуардовна тут же потеряла к нему интерес и обратилась к Юрчику. Несчастный Серега слабо закивал.

– Протяни правую руку.

Ха, Юрчика этим не испугать!

Незачем врачам знать, что он мутант, что запросто может обходиться без тыздорова, и ничего ему не будет. Пока врачи проверяли его здоровье, мальчик втянул в себя щеки, чтобы изобразить страдание, и учащенно дышал – делал все, что советовал папа.

Она опустила окуляр и углубилась в него, затем зашепталась с врачом. Кажется, Мария Эдуардовна что-то заметила.

– Медкарта… Невосприимчив… Анамнез… – доносились до Юрчика обрывки непонятного шепота.

Врач засмеялся и ответил:

Всяко бывает. – Ничего удивительного.

Школьная докторша подозрительно покосилась на Юрчика, но ничего не сказала.

– подытожил врач. – Здоров, можешь одеваться!

До перемены оставалось несколько минут, поэтому мальчики не возвратились в класс, а спрятались в раздевалке, где проговорили о всяком-разном. Как только тыздоров защелкнулся на правом запястье, Юрчик, бодрый и жизнерадостный, вскочил на ноги и выбежал в коридор, где его ждал оклемавшийся Серега.

7.
Последний урок – история.

Конечно, иногда он что-нибудь интересное рассказывает, но обычно заставляет учеников зачитывать учебный материал с приборов. Ну, это полный отстой, особенно учитель истории Иван Ефремович – поджарый мужчина с деревянной осанкой и вечно остекленевшим взглядом. Нет, ну вы можете себе такое представить?! Не с развлекуха, нет – с бэушного прибора, который выдают каждому школьнику в начале года на библиотечном складе!

Вот и сейчас Иван Ефремович сообщил приунывшему классу:

Теперь закрепим полученные знания. – На прошлом занятии мы изучали дополненную реальность. Решетников, напомни нам, что это такое – дополненная реальность.

Неймется сегодня учителям, что ли? Ну вот, опять Юрчик! Почему его вечно спрашивают?

Юрчик нехотя поднялся на ноги и попытался сосредоточиться:

Конечно, и тыздоров тоже. – Ну, дополненная реальность – это… В общем, когда к тебе подключены развлекух с уболтаем. А ясномысл обеспечивает их необходимой информацией из подмышки.

– Возьми свой учебный прибор и зачитай главу, которую изучали на прошлом уроке. – В целом верно, но излагаешь ты сбивчиво, Решетников, – сообщил Иван Ефремович. Пусть класс еще раз послушает и постарается запомнить.

Вот-вот, а вы еще спрашиваете, за что историка недолюбливают!

Юрчик вытянул из портфеля прибор, нашел нужную историческую главу и принялся зачитывать, от невнимательности давясь буквами: Но делать было нечего.

Но так было не всегда. «Мы с вами живем в очень счастливое время – эпоху дополненной реальности.

С большим трудом влачили они бессмысленное существование без полезных приборов, которые были изобретены значительно позднее. До эпохи дополненной реальности люди жили в неполные времена. Не было даже элементарных мухоотгонятелей. Не было в те времена ни путеуказателей, ни электронных декламаторов, ни онлайн-градусников, ни саморазогревающейся обуви. Что выглядело крайне негигиенично. Если кому-то на шею садилось кровососущее насекомое, человек вынужден был прихлопывать его ладонью, вместо того чтобы отогнать легким и изящным нажатием на клавишу.

Это делало население глубоко несчастным. Сегодня в это сложно поверить, но на запястьях людей доисторического периода отсутствовали тыздоровы. Даже если врач вовремя добирался до больного, некому было сообщить диагноз – и все потому, что на запястье больного отсутствовал тыздоров. Когда кто-то заболевал, некому было своевременно вызвать врача. Смертность среди населения была повышенной.

Да и что это было за общение? Не изобретены были также уболтай и развлекухом, и дальность общения между людьми составляла не более 2 метров. Увидеть картинку или услышать песенку могло лишь непосредственное окружение, состоящее, как правило, из нескольких человек. Никто не мог переслать на расстояние даже маленькую картинку, даже веселую песенку: картинку приходилось рисовать, а песенку напевать самому. Поэтому искусство в доисторические времена было неразвито.

Для решения тонких интеллектуальных задач вроде прокладки линий электропередач или возведения египетских пирамид приходилось обходиться грубой мускульной силой. Подмышка у людей пустовала, потому что ясномысл тоже не был изобретен.

После чего наступила эпоха дополненной реальности. Осознав, что дальше так продолжаться не может, человечество напряглось и изобрело устройства личного жизнеобеспечения: тыздоров, ясномысл и уболтай с развлекухом. Выполнив предначертания эволюции, люди сделались здоровыми и счастливыми.»

– Кстати, дети, кто знает, как раньше назывались уболтаи? – Достаточно, – остановил чтение Иван Ефремович.

Никто не знал.

– Раньше уболтаи назывались телефонами.

Класс зашелся от смеха.

– закричал обидевшийся историк. – И ничего смешного в этом нет! Я вам докажу… – Раньше уболтаи действительно назывались телефонами.

Класс продолжал заливаться, но уже над Иваном Ефремовичем.

Старшеклассникам предстояли последующие занятия. 8.
Четвертый урок закончился, и ученики высыпали в коридор. Младшие классы отправлялись домой – для них школьный день завершился.

Тут-то Юрчик и столкнулся лицом к лицу с Димбу – Димкой Буровым. Освобожденный Юрчик сбегал по лестнице, мыслями находясь далеко за школьной оградой, когда ему ударила вбок и завертела толпа третьеклассников. Так получилось, что Юрчик оказался один, без Сереги и других одноклассников, а Димку окружала парочка друзей по бокам. Совершенно неожиданно для обоих.

Торжествующая ухмылка исказила его крупное лицо. Буров тоже узнал Юрчика и остановился. Димка крикнул, указывая на Юрчика пальцем:

– Мутант-художник!

Наверное, они были в курсе того, что Димка написал в своем оскорбительном комментарии. Друзья по бокам загоготали, оттесняя первоклассника в сторону от общего потока. Посещают, небось, «Всемирную детскую площадку», а может, Буров приятелям все по-своему рассказал, кто знает?

Юрчик вспыхнул.

Хочешь, интеллектом потягаемся? – Ну, что ты сделаешь, мутант? – услышал он.

Юрчик знал: на экране любого ясномысла выводится коэффициент интеллекта. Димка отсоединил ясномысл от развлекуха и похлопал себя по подмышке, предлагая интеллектуальный поединок. Но ведь Юрчик первоклассник, а Димка третьеклассник! Коэффициент повышается с каждым отсиженным уроком, с каждый прочитанной книгой, с каждой услышанной умной мыслью. Шансов никаких – нечего пробовать.

Окруженный врагами со всех сторон, Юрчик дрожал губами и молчал.

– предложил распалившийся Димка, вытягивая руку с тыздоровом. – А может, силой померяемся?

Третьеклассники загоготали.

Буров на полголовы выше него, и руки у него заметно толще. Юрчик знал, с этим амбалом ему не справиться. Если сравнить физические данные, Буров выиграет – непременно выиграет! А ведь в тыздорове все точно отражается!

Независимо от своей воли, он схватил сильного и страшного Бурова за кисть, щелкнул тыздоровом и стащил его с вражеской руки. Тут голове мальчика что-то прояснилось. Отщелкивать тыздоров не так просто, иногда приходится помучиться, а тут у Юрчика с первого раза получилось, как по заказу.

Димка глянул на свое запястье, освобожденное от тыздорова, и сделал глотательное движение. Гоготание мигом прекратилось. Коленки его затряслись. Потом побледнел и прислонился к стене.

Но мальчик, словно по наитию, поднял аппарат над лестничным пролетом, всем своим видом показывая: сейчас бросит вниз. Третьеклассники обратили взоры на тыздоров в руках Юрчика и потянулись за ним. Бурова между тем совсем подкосило: лишенный тыздорова, он начал тихо оседать на пол. Враги отпрянули. Смущенные третьеклассники стояли, не зная, что предпринять.

– Но больше с мутантами не связывайтесь. – Нате, наденьте на него, – смилостивился первоклассник, возвращая устройство.

Он ощущал себя победителем, и душа его пела от свершившегося правосудия. Не задерживаемый присмиревшей бандой, Юрчик спокойно сошел с лестницы. День прожит не напрасно. Юрчик сделал это, все-таки сделал!

«А мутантом-то быть не так плохо», – подумал мальчик глубокомысленно.

С такой мыслью Юрчик вышел из школы, взглядом отыскал в пестрой родительской толпе папу и пошел к нему навстречу, размахивая портфелем и широко улыбаясь.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть