Главная » Hi-Tech » «Я ушла из Google с трудом, но вовремя»: как украинская журналистка переехала в Берлин и устроилась в корпорацию

«Я ушла из Google с трудом, но вовремя»: как украинская журналистка переехала в Берлин и устроилась в корпорацию

История Леры Карахан, которая уволилась из Google, чтобы вместе с мужем отправиться путешествовать — в материале издания MC Today.

В закладки

Поделиться

Одни выходные в Берлине перевернули её жизнь на 180 градусов. Последнее, на что может пожаловаться 29-летняя Лера Карахан, — это скучное существование. Она переехала учиться в Германию, где проводила много времени со свободными художниками.

Она пообещала себе, что будет менять сферу деятельности каждые три года. Потом устроилась работать в Google, бросила корпорацию, спряталась в Азии, вновь вернулась в Германию и теперь занимается маркетингом и коммуникациями в Metro.

С чем сталкивалась девушка в Берлине, как жила в Азии и скучает ли она по работе в Google. Автор блога о путешествиях «Дай блог вам счастья» Яна Метёлкина подготовила для издания MC Today рассказ о Лере.

О мечте учиться за границей

Меня сильно разочаровал Институт журналистики КНУ имени Тараса Шевченко. Всё началось, когда я открыла для себя мир иностранных программ со стипендией на обучение. Мы каждый год учились писать заметку и сдували пыль с архивных газет в библиотеке Максимовича, а лекторы-практики часто пропускали пары.

И, конечно, о культуре и еде. А мне хотелось писать о футурологии, социальной антропологии, урбанизме и биоэтике.

Тем же летом я впервые побывала в Берлине, который находился всего в двух часах езды. Пока в моём институте преподаватели собирали рефераты для того, чтобы «нарезать на них селёдку», я бесплатно поступила туда, где мои статьи целую неделю вычитывали и улучшали профессиональные редакторы — на летние курсы для молодых журналистов в Потсдаме.

Над мостом поднимался рассвет, а на мосту кипела жизнь. Поворотный момент наступил, когда я вышла в пять утра на станции городской электрички Варшауэр Штрассе. Люди танцевали, ели кебабы, курили травку, фотографировались в фотобудках, спали на парапете. Играли уличные музыканты.

Именно тогда я пообещала себе переехать в Берлин и жить именно в этом районе. В воздухе витало столько свободы, что хотелось запихивать её за пазуху, в карманы, в полусъеденный кебаб, дышать ею и больше не отпускать.

И сразу же подала документы в пять разных университетов. Я вернулась в Киев на шестой курс института. Меня взяли в три из них, в том числе в Oxford Internet Institute, но без стипендии.

Я так рыдала, что мама даже осторожно спросила, не продать ли нам квартиру. Образование с проживанием стоило более 130 тысяч фунтов в год, но рука не поднималась отправить отказ. Но тут пришёл ответ из крошечного американского колледжа ECLA of Bard в Берлине.

Я вспомнила рассвет на Варшауэр Штрассе и приняла решение. Они готовы были покрыть 90% годовой стоимости обучения. С тех пор я живу за границей.

Жизнь в Берлине

Мне понравилось чувство свободы. В Берлине я перестала париться по поводу того, что обо мне скажут и подумают другие. Можно выйти на улицу в ужасной майке, в трусах или без трусов, и никто тебя не осудит.

Уверена, что с понедельника по пятницу он работает клерком, юристом или госслужащим. Несколько раз я видела одного и того же аккуратно подстриженного мужчину лет сорока, который приходил на вечеринку, полностью раздевался и танцевал на каблуках.

Я обожала наблюдать праздник жизни в ночных метро и трамваях. Берлинцы живут как хотят и не мешают другим делать то же самое. На пати-линиях метро U8 и U1 в узкое пространство вагона чаще всего вваливались веселые многонациональные толпы, разливая пассажирам на штаны пиво или Club Mate с водкой.

Например, у берлинцев нет понятия «отменный сервис», они не будут церемониться и говорить «добро пожаловать». Но свобода также подразумевает, что никто никому ничего не должен. Официант спокойно поставит стакан, разольёт напиток на стол и на твою футболку, не извинится и уйдёт.

Поэтому, когда кто-то называет берлинцев дружелюбными, а берлинский сервис замечательным, я иронично улыбаюсь. Для этой манеры поведения придумали даже специальное определение — Berliner Schnauze.

Мы вникали в философию, языки и современное искусство. Колледж стал этапом безграничного творчества. На театральном курсе ставили абсурдистские пьесы, где я лепила котят из сырого фарша в бусах из макарон.

На курсе живописи и коллажа я своими волосами рисовала фрукты из красок, смешанных с соком киви, клубники и лимона. Вместе с американским студентом мы сделали инсталляцию, во время которой пили джин и ели борщ.

В Германии студентам можно работать не более десяти часов в неделю, поэтому многие трудились на территории колледжа — в библиотеке или на кухне. Чтобы параллельно зарабатывать, я писала статьи на английском для студенческого блога за семь евро в час. Кто-то находил подработку в городе — редактором, няней, уборщицей и даже натурщицей.

Не всё так сказочно

Я возвращалась в ночном трамвае домой и поняла, что ни один человек в мире не знает, где я сейчас нахожусь. И тут меня накрыло ощущение внезапно нахлынувшей взрослости. И если со мной что-то случится, меня даже не сразу найдут.

Сначала с удовольствием делала всё, что дома не приветствовалось: ела в кровати, складировала грязные тарелки, читала распухшие от пара книги в ванной. Я приехала в Берлин из Киева, где жила с родителями. Но казалось, что интересно никому не было. Пару месяцев спустя очень захотелось, чтобы кому-то было интересно, чем же я занимаюсь.

Я приехала из Киева выпускницей с красным дипломом и была уверена, что у меня прекрасный английский, но на семинарах по древнегреческой философии тупо забывала слова.

За пределами колледжа нужно было говорить на немецком, которого я не знала. Не было зачётки, которая работала на меня. Ужасно холодная зима. Было мало денег. И я вообще не понимала, зачем ввязалась во всю эту историю.

Знакомство с парнем, который работал в ИТ

Мне платили €570 в месяц. Когда год учебы в колледже закончился, я нашла работу русскоязычным редактором сайта об android-смартфонах. И я наконец смогла арендовать жилье в районе своей мечты.

Кроме меня в квартире жили двое немецких художников, настолько погруженных в творчество, что за ручку холодильника было страшно взяться без предварительной дезинфекции. В крошечной комнате были матрас, стол и стул. Зато окна квартиры выходили на одну из моих любимых улиц — Simon-Dach-Straße и, большего нельзя было и желать.

Я слушала истории о полиамурных и полигамных отношениях, о свингер- и фетиш-клубах. У меня появились друзья: художники, диджеи и один бездомный немецкий леворадикал.

«Poor, but sexy», как сказал бывший мэр города Клаус Воверайт. Берлин — это город свободы, где люди состоят в странных отношениях друг с другом.

С тех пор у меня никогда не бывает удивлённого лица, кто бы мне что ни рассказывал об отношениях.

Однажды я решила пойти потанцевать сальсу на летнюю площадку в парке. Берлинская полиамурность не успела меня коснуться. Забавно, что и он, и я были в этом месте в первый и последний раз. И там познакомилась со своим будущим мужем.

С понедельника по среду он жил в пятизвёздочном отеле, который ему оплачивала компания. Мой парень работал ИТ-консультантом. Каждый понедельник я собирала огромный рюкзак и отправлялась к нему в шикарную гостиницу возле площади Жандарменмаркт, где пила кофе в белоснежном халате. А затем уезжал в свой родной город Аахен.

С прежней квартиры мне пришлось съехать, потому что сосед-художник решил открыть в моей комнате бар. С четверга по воскресенье я грызла багет с вареньем на верхней койке двухъярусной кровати зимнего хостела. И пусть в хостеле со мной в одной комнате жили шесть случайных гостей, зато платить приходилось всего €6 за ночь.

Работа в Google

Написали: «Уважаемая фрау, вы молодец, законов в Германии не нарушали, вели себя достойно, но у вас очень маленькая зарплата, поэтому удачи вам на родине». Тем временем мне отказали в получении рабочей визы. У нас с парнем только завязались отношения. Я была в шоке.

В Google искали специалистов с международным образованием и знанием русского, украинского и английского языков. Но тут коллега подкинула вакансию. Поняла, что даже не знаю, о чём идёт речь, и точно не подхожу. Посмотрела описание должности. Но резюме отправила.

У многих кандидатов было бизнес-образование. Далее меня ждали шесть интервью. И они такие: «Здорово! Экономисты, финансисты, и тут я: журналистика, гуманитарий. Наверное, у тебя совсем другой взгляд на жизнь».

Как бы я рекламировала ритуальные услуги? Вопросы задавали разные: сколько пользователей Google Maps в Америке? Как веду себя в стрессовых ситуациях? Как я предлагаю развивать бизнес?

Но я до последнего не верила, что это случится. Работа в Google была в моём bucket list — в списке того, что нужно успеть до смерти. И отправили на месяц на обучение в Дублин. В итоге меня пригласили работать специалистом по рекламному продукту Google AdWords для украинского рынка.

Первые дни ходила с разинутым ртом: огромный кампус из четырех зданий с уникальным дизайном на каждом этаже, бесплатная еда ресторанного уровня, крутейшие люди вокруг.

Вы среди них. И слайд презентации, который я запомнила навсегда: каждый год Google получает более 3 млн резюме — и только 0,2% кандидатов приглашают на работу. Самооценка взлетела ракетой, я злорадно вспоминала немецкого работодателя, который не хотел платить больше €670.

Мне на голову посыпались деньги

Многие из коллег переехали сюда без семьи. Работа в Google в польском Вроцлаве стала подъёмом. Для большинства это была первая работа после университета. Всем в среднем до 30 лет. Мы срослись друг с другом, были вместе везде: и в офисе, и в спортзале, и в баре.

Переезд в Аахен

Хотели получить повышение, чтобы уехать жить и работать в Ирландию или в Англию. Мы пахали, как звери. В любое время суток в будни и выходные можно было зайти в офис и встретить там коллег.

Если раньше многим из нас приходилось экономить, во Вроцлаве на нас свалились деньжищи. В то же время мы чувствовали себя королями мира: статус компании, уважение друзей, крутой офис с массажным кабинетом и приставкой PlayStation, вид на жительство в Европейском союзе и высокая зарплата.

Многие компенсировали былые травмы, спуская деньги на то, чего всегда особенно хотелось. Мы резко смогли позволить себе всё. Ещё недавно в Берлине я стриглась в подворотне за €5. Например, я — на салоны красоты. Теперь кайфовала от дорогих массажей, косметических процедур и причёсок.

Поездка в Азию

После повышения я могла перейти на другую должность в другую страну, но по семейным обстоятельствам хотела именно в Германию. Спустя почти три года работы в Google я уволилась. Без немецкого языка меня год не брали никуда.

И тут вспомнила: ещё до Google мы с мужем мечтали о путешествии в Азию. Я была выжата как лимон круглосуточной работой. Вдвоём. Я бросила всё, и мы улетели. На три месяца. С рюкзаками.

В нашей команде в Google тогда шутили: вот человек уходит в Дублин на крутую позицию, вот коллега уезжает в Лондон на шикарную должность, а Лера уходит в Таиланд на пляж.

Мол, не выдержите и разведётесь. Когда мы говорили, что хотим все три месяца провести только вдвоём, нас отговаривали. Ещё никогда мы не оставались наедине так надолго. Причины для волнения были. Мой муж никогда в жизни не видел тараканов.

На острове Ко Ланта мы жили в деревянном бунгало, где в летнем душе обитали древесные осы, а туалет был с ведром. А в Таиланде тараканы, пауки и крысы лезли на нас отовсюду.

Было сложно не срываться и продолжать поддерживать друг друга, несмотря на голод и сильную усталость. Никогда не забуду, как мы смотрели друг на друга во время молчаливой медитации в храме и ездили вдвоём на мопеде в диком тайском трафике. Но я бы не задумываясь повторила такое путешествие ещё не раз.

Купались со слонами, обучались дайвингу, практиковали випассану в лесном монастыре, видели тысячи летучих мышей и побывали в Брунее в первый день Рамадана. За три месяца мы проехали Таиланд, Малайзию с островом Борнео, султанат Бруней-Даруссалам и Сингапур.

И поняли, что для счастья нужно немного: душ не из ведра и что-то покушать. После этой поездки-проверки мы стали командой.

Ни разу не пожалела об этом решении. Я ушла из Google, пересиливая себя, с огромным трудом, но вовремя. На моём колесе жизненного баланса временно уменьшились работа и финансы, но шкала отношений, семьи, любви и взаимной поддержки достигла максимума.

Я стала домохозяйкой

В Аахене почти ничего не происходило и сутками лил дождь. И вот я стала домохозяйкой в самом маленьком городе в своей жизни. Целыми днями я была дома одна.

Друзья остались в других городах. Муж с понедельника по четверг уезжал в командировку в Дрезден. Я ходила на курсы немецкого по четыре часа в день, возвращалась, падала на кровать и смотрела на дождь.

Ныла, что мир вокруг так быстротечен, столько всего происходит, а у меня нет возможности это наблюдать и осмысливать. Я вспомнила, что когда я ещё работала в Google, просила вселенную дать мне время на то, чтобы замедлиться и «осознаться». И вот вселенная отправила меня в Аахен.

Ведь когда я работала по 20 часов в сутки, у меня хотя бы не было времени думать о всякой фигне. Теперь у меня было всё время мира, но мне его не хотелось.

Друзья подбадривали, что после Google я найду работу везде. Для меня было большим ударом то, что все мои знания и опыт не имеют смысла без немецкого. В 28 лет мне предстояло проходить всё то же самое с нуля, только на немецком. А вот и нет.

А когда приходилось писать в графе «занятость» «домохозяйка», накрывало капитально. Я сидела в иммигрантских группах на Facebook и читала рассказы женщин о том, как они стали работать уборщицами, потому что не смогли выучить язык.

Теперь я в маркетинге

Украинка из Дюссельдорфа предложила мне крутую работу: пробовать на вкус необычную еду и писать о ней. И тут сообщение на LinkedIn. Теперь я занимаюсь маркетингом и коммуникациями в команде, которая работает с инновационными продуктами питания и фуд-стартапами в компании Metro.

Я их ем, фотографирую и пишу о них на сайте компании. Инновационные продукты в офис привозят со всего мира. А если глобально — вместе с командой нахожу решения проблемы глобального голода. Кроме того, веду страницы в социальных сетях, занимаюсь маркетингом и пиаром.

Отчасти сейчас я работаю с социальной тематикой, которой интересовалась изначально — ещё до переезда в Берлин. Ведь 7 млрд людей скоро будет всё сложнее прокормить.

Пока получается. Я всегда хотела прожить много жизней: успеть побывать журналистом, актрисой, поработать в мире искусства и в большой корпорации. Минус лишь в том, что ты никогда не станешь топовым специалистом.

Но я решила каждые три года радикально менять профессию. Когда смотрю на друзей — главных редакторов журналов, владельцев компаний или директоров по маркетингу, думаю, что смогла бы так же, иногда даже немного завидую. Развиваться горизонтально, а не вертикально.

Главное, чему я научилась со времён переезда в Берлин, — нужно всегда мечтать и действовать, тогда вселенная помогает тебе исполнить даже самые нереальные желания.

Однажды, когда мы шли с мужем за хлебом, я увидела в интернете дикое промо: можно дешёво улететь в Колумбию. Например, когда-то я любила телешоу «Последний герой» и мечтала попасть на панамский архипелаг Бокас-дель-Торо, где проходили съёмки.

Зато есть копеечный перелет в Панаму, к тем самым заветным островам. Забронировали билеты, проверили погоду в феврале в Колумбии — холодно, не вариант. Зато очень скоро оказались на крошечном острове мечты из телевизора. Хлеб мы в тот день так и не купили.

И именно там мой тогда ещё парень сделал мне предложение. Там был только один хостел и джунгли с бревном, под которым жил крокодил. Нет. Могла ли я подумать, что все случится так, когда смотрела телешоу? Но я мечтала, бежала, шла, лежала по направлению к цели, и всё случилось само собой.


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан
Обязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Ещё Hi-Tech Интересное!

Почему все поверили основательнице Theranos Элизабет Холмс: ключевые идеи из книги «Дурная кровь»

Сервис MakeRight.ru подготовил краткий пересказ книги журналиста-исследователя Джона Каррейру. В закладки flickr.com Её главная героиня Элизабет Холмс вместе со своим помощником и доверенным лицом Рамешем «Санни» Балвани должны предстать перед судом. Книга представляет собой настоящий медицинский детектив, хотя в её ...

Акции Tesla выросли к концу 2018 года несмотря на проблемы Илона Маска и компании за последние месяцы

Акции Tesla выросли к концу 2018 года несмотря на проблемы Илона Маска и компании за последние месяцы — Финансы на vc.ru Свежее Вакансии Написать Уведомлений пока нет Пишите хорошие статьи, комментируйте,и здесь станет не так пусто Войти Из-за поведения Маска ...