Hi-Tech

Waymo против Uber: история конфликта изнутри

Конспект материала The New Yorker о причинах и последствиях суда между компаниями.

В закладки

Поделиться

Энтони, похоже, увольняют». Весной 2011 года небольшой группе специалистов Google, работавшей над секретным проектом, пришло электронное письмо: «Наконец-то. Энтони Левандовски — человек, который вместе с коллегами убедил руководителей Google потратить миллионы долларов на создание беспилотного автомобиля.

В отличие от своих соперников, Энтони собрал автономный мотоцикл, названный «Призрачным гонщиком» (позже он признался, что, выставив на гонку мотоцикл, надеялся привлечь больше внимания). Левандовски и несколько его друзей начали карьеру в Google в 2007 году, после участия в Grand Challenge, гонке беспилотников, спонсируемой правительственным агентством DARPA.

«Призрачного гонщика» приобрёл Национальный музей американской истории, а 27-летний инженер, имевший степень магистра университета в Беркли, получил многомиллионную должность в Google.

«Призрачный гонщик» Левандовски

Google сделала ставку на то, что по мере улучшения смартфонов пользователи станут охотнее делиться сведениями о своём местоположении и пункте назначения. Дахигг отмечает, что компания планировала стать лидером на рынке навигационных сервисов.

У Левандовски и его коллег по Grand Challenge уже было готовое решение, которое они задействовали в гонке: сначала специальная программа соединяет вместе тысячи снимков дорог, а затем накладывает на них GPS-координаты. Для оптимизации такой системы Google требовались детали местности, например, точное расположение дорожных знаков или ориентиры на сложных развязках. Google оставалось сделать фотографии.

Но тут он столкнулся с корпоративной бюрократией. Получив работу, Левандовски планировал разослать сотни машин, оборудованных камерами, во все уголки страны.

Чарльз Дахигг

Левандовски рассказал Дахиггу: «Одна из причин, почему взяли нас, — Ларри Пейдж был уверен, что нам хватит духу пробраться через бюрократические дебри». Тогда в Google работало около 17 тысяч человек, включая слой менеджеров среднего звена.

— У компании была одна программа, называлась WorkforceLogic, и просто освоиться в ней было чертовски трудно. «Набор сотрудников занимал месяцы, — продолжает Левандовски. В итоге я разместил объявление о поиске водителей на Craigslist и нанял буквально всех, кто более-менее подходил, заплатив из своего кармана».

Один из менеджеров проекта вспоминает: «Получив отчёт по расходам, бухгалтеры удивились, сколько ушло на командировочные всего отдела. Вместе с тем Левандовски отправился к местному автодилеру и купил больше сотни машин. Он хотел видеть в компании людей, которые показали бы остальным: можно добиться невозможного, поискав обходные пути». Но Ларри отрезал: “Платим”.

Они управились за девять месяцев, после чего переехали в офис в индийском Хайдарабаде, чтобы приступить к нанесению фото на карты всех улиц мира. Левандовски и его команде поручили снять миллионы километров американских дорог за год.

Начальник Левандовски Себастьян Трун, бывший профессор Стэнфорда и победитель Grand Challenge в 2005 году, предложил директорам Google спроектировать беспилотный автомобиль.

Левандовски поручили разработку аппаратной части. В 2009 году начало работу секретное подразделение компании Project Chauffeur.

Чарльз Дахигг

И хотя визуализирующие системы из лазеров и камер к тому времени уже существовали, на их создание с нуля ушли бы годы, считает Дахигг. Сначала группе предстояло дать автомобилю «глаза». Левандовски нашёл выход.

Google, по мнению Левандовски, могла бы сэкономить годы на разработке, просто купив необходимое оборудование у его компаний. Одновременно с приходом в Google он создал две фирмы — 510 Systems и Anthony’s Robots, — которым принадлежали все права на технологии, задействованные в «Призрачном гонщике».

«Поначалу никто и не понимал, что Энтони продаёт собственные наработки, но со временем всё прояснилось, — вспоминает коллега инженера. Google согласилась, хотя о сделке было известно не всем директорам. — Да, такой обмен казался сомнительным, но нам хотелось двигаться как можно скорее, и вопросов мы особо не задавали, совершив в итоге большую ошибку».

По мнению автора, Левандовски умел объединить команду и решать поставленные задачи, однако он был вздорным, а заслуги несогласных с ним коллег нередко преуменьшал. Google полагалась на Левандовски, но по ходу расширения отдела стиль его управления становился спорным.

Позже Левандовски настаивал: он никогда не скрывал связей своих предприятий с другими, а Google не приобрела исключительную лицензию. В 2010 году сотрудники узнали, будто Левандовски от лица своих фирм общается с конкурентами Google и пытается продать им те же технологии, за которые уже платит компания.

Тем не менее началось внутреннее расследование, и когда дело дошло до расспросов, Энтони заявил, что не пытался помочь другим компаниям конкурировать Google, но думал уйти, чтобы сосредоточиться на 510 Systems и Anthony’s Robots, которые способны навязать борьбу сами по себе.

«Энтони стал тем, кем он стал, потому что Ларри с ним сюсюкался, защищал его. Ларри Пейдж поручил заместителям обговорить с Левандовски покупку его компаний и предложить ему повышение. Они дружили, им нравилось вместе обедать и чудачить», — рассказал журналисту бывший высокопоставленный сотрудник Google.

Себастьян Трун в одном из писем отметил, что некоторые члены команды «сомневаются в честности Энтони и его отдаче». Сотрудники Project Chauffeur холодно отнеслись к повышению Левандовски.

Чарльз Дахигг

Два месяца спустя Google приобрела и 510 Systems за $22 млн, и Anthony’s Robots. Согласно внутренней переписке, Пейдж распорядился «озолотить Энтони, если Chauffeur окажется успешным». Левандовски в свою очередь гарантировали выплаты в размере 10% от стоимости Project Chauffeur через четыре года; эта доля в итоге принесла ему ещё $120 млн.

— Стоит дать понять, что ты хочешь основать свой стартап, они попытаются тебя купить. «Иногда лучший способ добиться повышения в Google — припугнуть уходом, — подчеркнул Левандовски в беседе с Дахиггом. Ты должен нагнетать давление, устраивать встряски. Так работает вся Кремниевая долина. В выигрыше оказываются те, кто в стремлении создать будущее мыслит широко и не боится рисковать».

Она и появилась благодаря заговору группы талантливых инженеров в 1957 году, которую впоследствии стали называть «Вероломной восьмёркой». Кремниевая долина всегда в равной степени строилась и на передовых разработках, и на предательстве.

Карьера в технологической сфере напоминала броуновское движение: свой стартап, работа в одной крупной фирме, в другой, покупка компании, продажа, поставки бывшим работодателям.
В 1970-х годах компаний и стартапов в Долине стало так много, что, уволившись с работы в пятницу, ты уже в понедельник мог ехать на новую.

Недавние исследования показали его эффективность в инновационной среде — осознание того, что соперник вскоре наймёт твоего бывшего работника и узнает все твои секреты, заставляет не сидеть на месте.
Подобное распыление среди экономистов известно как переток знаний.

В последние несколько лет темпы прогресса в Долине поубавились, крупные игроки вроде Apple, Facebook, Google и Microsoft не выпускали революционных продуктов вот уже десять лет.

Теперь в больших фирмах Долины считается, что сотрудники задержатся на одном месте работы на много лет.
А когда на горизонте появляются конкуренты с подрывающими новинками — Instagram, WhatsApp или Waze, — их попросту поглощают.

Чарльз Дахигг

Он трудился до тех пор, пока не претворял в жизнь невозможное. Бывший менеджер Google отмечает: «Разбогатев, большинство прохладно относятся к работе, но в этом плане Энтони особенный. И всё же порой рамки нужно видеть, иначе ты сделаешь глупость или попадёшь в тюрьму». Даже после предложения в сотню миллионов Левандовски не успокоился и не бросил убеждать себя и других “мыслить за рамками”.

К 2015 году беспилотники Project Chauffeur проехали больше миллиона миль, а общие инвестиции в проект составили $1 млрд.

Близилась выплата его доли в Project Chauffeur, но в беседах Левандовски признавался: ему стало грустно в Google, он чувствует, что разработка замедлилась — отчасти из-за споров между топ-менеджерами. В том же году Левандовски начал приглашать коллег на встречи вне офиса — он вновь задумал создать собственную компанию.

У Левандовски своя точка зрения на этот счёт: «Если твоя работа — двигать технологии вперёд, безопасность не может стоять на первом месте. Споры велись вокруг рисков, связанных с тестами беспилотников. В противном случае ты никогда не сдвинешься с места».

Айзек и Левандовски начали ругаться, и последний, пытаясь доказать свою правоту, предложил отправиться на шоссе — они сели в беспилотный Prius и поехали (запасным водителем был Левандовски). В 2011 году один из менеджеров Google Айзек Тейлор выяснил, что пока он был в отпуске, Левандовски переписал программу беспилотника таким образом, чтобы он мог проводить тесты на запрещённых маршрутах.

Автономная Toyota Prius

На въезде на автомагистраль Prius зажал автомобиль Camry, и та сдвинулась вправо, а затем дёрнулась влево, чтобы не врезаться в отбойник, и вылетела на разделительную полосу.

Они съехали с шоссе, не зная, есть ли пострадавшие, — назад Левандовски и Тейлор не вернулись. К такому автомобиль Google был не готов, пишет Чарльз Дахигг, и Левандовски, пытаясь избежать столкновения, резко выкрутил руль — настолько резко, что Тейлору впоследствии провели несколько операций на позвоночнике. Полиции о происшествии не сообщили.

Он разослал коллегам видео с названием «Prius против Camry». Позже Левандовски утверждал: эта ситуация стала неоценимым источником данных, возможностью научить другие машины не повторять подобных ошибок. Левандовски сохранил руководящую должность и не бросил проводить испытания на запрещённых участках.

Дахигг обратился за комментариями к представителям компании. По словам бывших управляющих Google, в первые годы Project Chauffeur произошло более 12 аварий, три из которых довольно серьёзные.

Пострадавшим в авариях была оказана необходимая помощь. Безопасность — наш главный приоритет в течение всего хода разработки. В инциденте с Camry беспилотный автомобиль Google не врезался в другую машину и потому не является виновником случившегося.

Авария с Carmy произошла за три года до выхода постановления; с момента принятия документа Google уведомила полицию о 36 авариях. В 2014 году калифорнийские законодатели обязали компании отчитываться о любых происшествиях с автономными машинами, «повлекшими за собой порчу имущества, травмы или смерть».

Бизнес-модель нового предприятия, по его словам, не должна была пересекаться с инициативами Google, но и в этом случае открыть фирму ему не мешают местные законы. В 2015 году Левандовски задумал создать свою компанию, которая займётся беспилотными грузовиками. Встречаясь с коллегами, Левандовски одновременно искал инвесторов, имея в виду и Uber, которая запустила собственное автономное подразделение.

Но за него вновь вступился Ларри Пейдж, который сам недавно основал компанию Kitty Hawk, разрабатывающую летающие автомобили, и попросил Левандовски помогать в свободное время. Узнав, что Энтони переманивает сотрудников, глава Project Chauffeur Крис Урмсон разослал среди помощников письмо: «Энтони пора уволить». Урмсон получил распоряжение: сохранить Левандовски в Google. Некоторые топ-менеджеры опасались, что за Энтони уйдут и другие инженеры, и поддержали Пейджа.

Сейчас мне и вовсе кажется, что я в багажнике». Но в январе 2016 года Левандовски всё-таки написал Пейджу об уходе: «Я хочу вести машину, а не сидеть в пассажирском кресле. Урмсон потратил десятки тысяч долларов, чтобы сохранить штат. Многим членам команды Энтони предложил перейти в свой стартап Ottomotto, и шесть человек всё-таки присоединились к нему.

Энтони Левандовски в Ottomotto

По заявлениям компании, Uber предложила за Ottomotto 1% своих акций — около $600 млн. Следом стало известно: Uber собирается купить стартап Левандовски. — Если Энтони смог столько заработать, то сколько сможем получить мы?». «Этот ход привлёк много внимания, — рассказал журналисту бывший разработчик Google.

«Uber — первая большая компания Кремниевой долины, которая с твоего разрешения знает о тебе буквально всё, даже номер кредитки. Руководители Google настороженно относились к Uber, пишет Чарльз Дахигг. И тут они нанимают Энтони, получая доступ к человеку, который может сэкономить им миллиарды», — поделился бывший топ-менеджер Google.

В августе повесткой одной из встреч стал длинный список: узнать, на каких условиях будет работать Энтони, оказалась ли у него (или ушедших вслед за ним) секретная информация, не нарушил ли он договор о неразглашении. Летом 2016 года Google пыталась сорвать покупку Ottomotto, отмечает автор.

И вскоре нашлась утечка: согласно базе данных, за месяц до ухода Левандовски подключил рабочий ноутбук к серверу Google и загрузил 14 тысяч файлов, включая схемы приборов, а после перекинул их на внешний жёсткий диск и отформатировал компьютер.

Позже юристы выяснили, что примерно в то же время разработчик Лиор Рон, последовавший за Левандовски, искал в интернете, «как тайно удалить файлы с Macbook» и «как навсегда удалить файлы Google Drive с компьютера».

Левандовски использовал секреты Project Chauffeur при запуске Ottomotto, заподозрили в Google. Также юристы наткнулись на письмо Левандовски, отправленное Рону спустя несколько недель после увольнения: «Убедись, что удалил все сообщения с iPhone и компьютера». Разработчики же, оценивая качество данных, скачанных Левандовски, усомнились в её высокой ценности.

Джон Крафсик, генеральный директор Waymo

Тогда же в поле зрения юристов попал один менеджер среднего звена, пишет Чарльз Дахигг, на его электронную почту случайно переслала письмо компания Gorilla Circuits, с которой Uber заключила контракт на производство микросхем для беспилотников. В декабре 2016 года стартап Project Chauffeur отделился от Google, превратившись в дочернюю фирму Waymo.

Чертежи, приложенные к сообщению, «поразительно напоминают и обладают теми же уникальными характеристиками, что и секретные микросхемы Waymo, планы которых были среди тех 14 тысяч документов, выгруженных Левандовски», заявили юристы.

Размер запрошенной компенсации — $1,85 млрд. 23 февраля 2017 года Waymo направила иск в федеральный суд, утверждая, что Левандовски украл данные, представляющие коммерческую тайну. Кроме того, дочерняя компания Google намеревалась запретить Левандовски использовать служебную информацию в Uber, Ottomotto и других фирмах, занимающихся беспилотниками.

Вместо этого иски направили против Uber и Ottomotto. Waymo не могла подать на Левандовски в федеральный суд напрямую: его контракт содержал пункт о разрешении споров во внесудебном порядке.

Прежде большие технологические компании в основном оспаривали нарушение патентных прав, остерегаясь конфликтов, связанных с торговыми секретами, которые в два счёта могут разрушить репутацию.

Теперь компании могут решать споры о незаконном присвоении служебной информации в федеральном суде и законно ограничивать работу сотрудников другой компании, уличённых в краже секретных данных. В 2016 году, с принятием в США Акта о защите коммерческой тайны, положение дел резко изменилось. Этим Актом и воспользовалась Google.

Apple и Google старались больше всех. Тем не менее смене работодателя крупные компании Долины мешали и до этого, в середине 2000-х годов, например, тайно подписав соглашение о найме. В ответном письме Джобса заверили, что «полностью пресекли все попытки взять на работу любого сотрудника Apple».
«Если вы возьмёте хоть одного из этих людей, мы объявим вам войну», — предупредил Стив Джобс одного из топ-менеджеров Google в 2005 году, когда их агент по найму попытался сблизиться со специалистами Apple.

По их мнению, соглашение «существенно ослабило конкуренцию». Как следствие — юристы антимонопольного комитета подали на Google, Apple и ряд других компаний в суд. Урегулировав спор с правительством, компании к 2015 году выплатили более $400 млн по смежным гражданским искам.

Более того, гособвинители открыто предлагают обращаться к властям, как только возникают подозрения — таким образом и обвинения выдвинут раньше. С выходом Акта необходимость в секретных соглашениях отпала, теперь работодатель может пугать сотрудников судом за присвоение коммерческой тайны.

По наблюдениям чиновников, технологические компании стали чаще обращаться в правоохранительные органы в надежде на уголовное дело, влияя тем самым на свободу действий сотрудников.

Чарльз Дахигг

Адвокаты сторон сообщили Дахиггу, что на подготовку к суду были потрачены десятки миллионов долларов. Суд между Waymo и Uber начался 5 февраля 2018 года, к тому времени были выбраны присяжные, 129 юристов составили более 100 тысяч страниц показаний, ходатайств и запросов.

Левандовски отказался обсуждать дело с прессой, но сделал неожиданное заявление: он основал церковь «Путь будущего», члены которой поклонялись богу в виде искусственного интеллекта.

Когда-нибудь машины станут сильнее человека, и члены церкви готовят себя к этому важному переходу умственно и духовно.

Энтони Левандовски

Левандовски заверил репортёров в своей искренности: «Я не верю в бога, но я верю: мы создаём нечто, что станет для нас чем-то вроде бога».

Судебное заседание несколько раз откладывали; один раз потому, что бывший работник Uber написал письмо с признанием: у компании есть тайный отдел для слежки за конкурентами, включая Waymo (он отказался от показаний после того, как Uber, согласно официальной версии, заплатила ему $4,5 млн за консалтинговые услуги). В зале суда тем временем решали, кто будет давать показания, сколько будет длиться допрос, когда сделать перерыв.

Подтверждений её словам не нашлось, и в конечном счёте дело закрыли. Даже няня, сидевшая с детьми Левандовски, сыграла небольшую роль, обвинив Энтони в эмоциональном насилии (по её словам, дома Левандовски забил целый ящик секс-игрушками) и потребовав многомиллионную компенсацию.

Представленные документы, пояснил Алсап, «во многом скрывают правду», а прения оказались «недостаточно чёткими». «И хотя передо мной выступают отличные юристы, я не могу им верить», — заявил судья Уильям Алсап.

Однако судья в одном из постановлений отметил: ему кажется, что случилось нечто действительно неподобающее, а уход Левандовски из Project Chauffeur «сопровождался крайне подозрительными обстоятельствами».

Алсап не увидел доказательств того, использовалась ли информация незаконно. Также Алсап подчеркнул: «Довольно сложно поверить, что Левандовски, пробравшись в базу данных так, как он это сделал, не намеревался использовать загруженные файлы». «Если вы не можете доказать, что в распоряжение Uber попали ваши секреты, у вас большие проблемы», — обратился судья к юристам Waymo.

Сервер, к которому он подключил свой компьютер, переносил файлы автоматически. В суде выяснилось, что загрузка Левандовски 14 тысяч файлов не угрожала компании. Кроме того, ценность документов оказалась настолько небольшой, что Google подумывала перенести их на внешние серверы.

Судья же нашёл некоторые обвинения Waymo «необоснованными» и заключил: многие притязания компании касаются общих принципов науки. Изначально Waymo обвинила Левандовски в незаконном присвоении 121 коммерческой тайны, а Uber — в многократном нарушении патентных прав.

К окончанию подбора присяжных Uber и Левандовски обвинялись в незаконном присвоении лишь восьми коммерческих тайн. С приближением слушаний Waymo ослабила обвинения — отчасти потому, что она надеялась ускорить процесс.

Даже Uber отреклась от него, уволив инженера после возбуждения иска. Тем не менее все участники процесса, пишет Чарльз Дахигг, сошлись в одном: от Левандовски слишком много неприятностей. «Компания жалеет, что наняла Энтони Левандовски», — признался в суде один из юристов платформы.

Судья направил особый запрос федеральному прокурору, предположив, что федеральным властям может быть интересно узнать, совершил ли Левандовски какие-либо преступления. На допросе свидетелей Левандовски отказался отвечать практически на все вопросы, ссылаясь на Пятую поправку.

В суде обсуждалось, например, расположение диодов на плате и отверстий для её закрепления, размещение линз.

Присяжных, среди которых были менеджер, плохо говоривший по-английски, и монтёр телефонных линий без высшего образования, попросили ознакомиться со сложными чертежами лидара и определить, является ли расположение платы секретом производства или фактом, известным всем инженерам.

— Вообще, я хотел дело об убийстве, но попал сюда». «Не уверен, понял ли я, что происходит, — поделился с Дахиггом один из присяжных.

Трэвис Каланик после дачи показаний в суде

«Я не знаю, что такое чит-код, поскольку слишком стар, — продолжил Верховен. Юрист Waymo Чарльз Верховен в своем вступительном слове заверил суд, что генеральный директор Uber Трэвис Каланик написал своим заместителям: «Нам нужно найти чит-коды». Выходит, директор компании напрямую, на письме, признаётся: Левандовски нужен Uber, чтобы оставить Google позади». — Но я понимаю, что в видеоиграх чит-коды позволяют пропустить часть игры и перейти на следующий уровень.

После Каланику пришлось объяснять в суде, что «чит-код» в технологической отрасли имеет другое значение.

И хотя представители агрегатора заявляли, что Uber не использовала запатентованные Waymo технологии, они пошли на сделку. Следующим утром Waymo решила отозвать иск в обмен на 0,33% акций Uber (около $250 млн). Также Uber согласилась не использовать конфиденциальную информацию Waymo в будущих разработках.

Они, пытаясь вернуть $120 млн вознаграждения, вызвали его в третейский суд (процесс которого пока не окончен). Выход Waymo из дела не значил, что директора компании исчерпали способы разобраться с Левандовски, пишет Чарльз Дахигг.

В скором времени Парелла и его коллеги получили доступ к документам, которые Waymo пыталась скрыть от властей и общественности во время суда с Uber. Помощник федерального прокурора Мэтт Парелла обратился в Google и Waymo с предложением начать уголовное дело против Левандовски, если компании ему помогут.

В некоторых случаях юристы Waymo сами предлагали федеральному прокурору документы для привлечения к делу. По информации Дахигга, не требуя ордер на обыск, Google позволила следователям просмотреть показания и записи сотрудников Waymo, а также изучить данные, хранившиеся на внутренних серверах. Этот позволило компании передавать частную информацию правительству без официальных заявлений о сотрудничестве.

Например, прокурорам удалось доказать кражу американских технологий китайской компанией Sinovel, производящей ветровые установки, из-за чего она потеряла сотни миллионов. Государственные юристы отмечают действенность расследований, связанных с хищением производственных секретов. Но в случае с Левандовски, когда неясно наверняка, что украдено и кто пострадал, о рисках для американской торговли судить сложно.

Чарльз Дахигг

Достаточно двух-трёх. Дэниел Олмос, представлявший в суде интересы работников, обвинённых в незаконном присвоении корпоративной тайны, отмечает: «Не нужно много дел, чтобы посеять среди сотрудников паранойю. Не стану скрывать: у них есть все основания тревожиться, ведь при желании компания найдёт улики». Мне постоянно звонят испуганные работники, загрузившие служебные файлы на домашний компьютер, чтобы поработать после ужина, — а что, если они попытаются сменить место работы и их засудят?

Несколько бывших сотрудников Waymo рассказали Дахиггу, что после ухода получили пугающие письма, предупреждающие их об опасностях работы с незаконно присвоенными технологиями — при необходимости Waymo так же подаст на них в суд.

В официальном заявлении Waymo сказано, что «суд с Uber был в первую очередь нацелен на защиту работы сотен инженеров, а обращение судьи к федеральному прокурору доказало состоятельность утверждений и силу собранных улик».

Чарльз Дахигг

Пытался ли я конкурировать с Waymo? «Я не считаю, что поступил неэтично. Но я не вор, я честный человек», — уверен Левандовски. Несомненно. Но Левандовски вновь собирается заниматься беспилотными грузовиками и надеется на инвестиции из-за рубежа, включая Китай. Ему больше не принадлежат технологии, разработанные для Google и Uber.

#google #uber #waymo

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть