Хабрахабр

Взлет и падение стартапа по аренде электровелосипедов Jump. Два года назад его за $200 млн купила Uber

Photo: Bikeshare Museum

В 2018 году такси-сервис Uber купил стартап по аренде электросамокатов Jump за $200 млн. Однако всего спустя два года дела у проекта идут плохо. Создатель Jump и ключевые члены команды проекта покинули Uber еще в январе, а большинство сотрудников сократили, когда Uber продала Jump конкурентам из Lime. Вскоре после этого в интернете появилось видео огромного хранилища, на котором находятся тысячи никому больше не нужных красных электровелосипедов.

В нашей новой статье мы вспоминаем историю этого проекта и пытаемся разобраться в причинах падения стартапа на $200 млн.

История создания Jump

Вдохновившись истрией парижского сервиса аренды велосипедов Velib, Райан Ржепецки (Ryan Rzepecki) основал компанию Social Bicycles в 2010 году. Компания планировала предлагать городским администрациям закупать свои электровелосипеды и док-станции.

Велосипеды были оборудованы GPS-системой и встроенным замком, и это позволяло пользователям завершать аренду как используя док-станцию, так и обычные велопарковки. Это стало отличительной «фишкой» проекта.

У компании была миссия – сделать электротранспорт доступным для всех – сотрудники верили в нее, но с технологиями не все получалось гладко. В первые годы жизни Social Bicycles постоянно сталкивалась с проблемами и претензиями со стороны заказчиков. Так в 2012 году компания заключила контракт на поставку электровелосипедов для аэропорта Сан-Франциско, но они так толком и не заработали.

Тем не менее, к 2016 году компания вышла на прибыльность, и поучаствовала в проекте Biketown – его спонсором стала компания Nike, и в рамках инициативы в Портленде (штат Орегон) была размещена тысячи электровелосипедов.

Бурное развитие

Если первые годы проходили в упорной работе и постепенном продвижении вперед, то начиная с 2016 года ниша аренды велосипедов стала очень востребованной. Здесь появилось большое количество различных стартапов, в том числе китайский Mobike и американский Lime.

Инвесторы активно вкладывались в такие проекты, многие из которых использовали модель «free lock», разрешая клиентам бросать велосипеды и самокаты прямо на улицах города. Вскоре во многих городах по тротуарам стало трудно передвигаться из-за брошенного электротранспорта. Стартапы Lime, Spin и Bird делали это в Сан-Франциско, что приводило к конфликтам с городскими властями.

Райан Ржепецки не хотел идти по этому пути. Вместо маркетинговых уловок, основатель с командой сфокусировались на доработке технологии. В итоге им удалось создать электровелосипед, который многие аналитики признавали самым удобным на рынке.

«Это было как в первый раз использовать iPhone – просто магия», – так характеризовал продукт один из топ-менеджеров Uber, который тестировал его перед покупкой стартапа.

В 2018 году Social Bicycles провела ребрендинг, взяв имя Jump. Вскоре состоялась и $200-миллионная сделка с Uber. Для компании это стало первым поглощением стартапа, который предоставлял в аренду какой-то другой вид транспорта, а не автомобиль. По задумке топ-менеджмента Uber, аренда самокатов и велосипедов для коротких поездок должна была помочь нарастить базу пользователей.

На момент поглощения велосипеды Jump были доступны в Вашингтоне и Сан-Франциско, а в Uber планировали начать сдавать их в аренду пользователям городов по всему миру.

Когда начались проблемы

В мае 2019 года Uber провела IPO, которое стало крупнейшим к тому моменту. Начальная оценка компании составила $75,5 млрд.

Uber никогда не была прибыльной, а после IPO давление на топ-менеджмент возросло – руководителям нужно было думать о том, как показать прибыль. Все это затронуло и Jump – она была вынуждена начать поднимать цены на аренду электровелосипедов.

Повлияла на проект и общая атмосфера внутри Uber. На момент поглощения Jump вокруг основателя такси-сервиса Трэвиса Каланика гремел один скандал за другим. Под сомнение ставились опыт, навыки и способность управлять коллективом многих руководителей.

В частности, подразделением Uber Mobility, в которое входил Jump, руководили люди без опыта работы в сегменте аренды электровелосипедов. В отличие от сегмента такси, это практически бизнес, построенный вокруг «железа», но руководители этого не понимали. В их числе и руководитель Mobility Unit Рэйчел Холт, про которую бывшие сотрудники Jump говорили, что она понятия не имеет, как управлять hardware-компанией.

В какой-то момент Uber заказала «тысячи тысяч» велосипедов, которые просто пылились на складах в ожидании поставок на локальные рынки за рубежом. На это были потрачены огромные средства. Также в 2019 году Jump выпустила новый велозамок – он оказался не очень надежным, и в итоге сотни электровелосипедов были украдены. Uber решила нанимать охранников для док-станций, но это также приводило к проблемам, вроде той, когда один из них ударил молодую афроамериканку, пытавшуюся воспользоваться велосипедом.

Зимой 2020 года журналисты выяснили, что Ржепецки и часть основной команды Jump покидают Uber. В начале мая появились и новости о том, что Uber будет один из основным участников инвестраунда стартапа по аренде электросамокатов Lime. Одним из условий сделки стало право Uber на покупку Lime в период с 2022 по 2024 год. Бизнес Jump теперь входит в состав Lime, а CEO компании стал Уэйн Тинг, много лет работавший топ-менеджером Uber.

В ходе реорганизации многих сотрудников Jump сократили – на фоне пандемии коронавируса у Uber возникли финансовые трудности. Lime нужны только велосипеды, которые еще не были поставлены в города. Все остальные – отправились на свалку.

В конце мая появилось видео, на котором запечатлены тысячи никому не нужных красных электровелосипедов и самокатов, отправляющихся на переработку.

Читайте обзоры, аналитику рынков и инвестидеи в Telegram-канале ITI Capital

Полезные ссылки по теме инвестиций и биржевой торговли:

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть