Главная » Хабрахабр » VR в нашей жизни: путешествия, экскурсии и порнография

VR в нашей жизни: путешествия, экскурсии и порнография

Сегодня снова делимся интервью с крутым VR-щиком. В этот раз поговорим с Владиленом Ситниковым, CCO агентства POSSIBLE и основателем агентства Hungry Boys. Обсудим маркетинг и рекламу в сфере, философию платформы и области применения (в том числе порно). Кстати, у нас есть и короткая версия на 8 минут. Ссылка на нее под катом!

Делитесь опытом в комментариях. А вы сталкивались с VR?

Короткая версия.

Авторская лексика сохранена.

Интервью

Влад, расскажи, как так получилось, что человек, который занимается пиаром и рекламой, выступает постоянно на конференциях по виртуальной реальности и пишет об этом статьи.

Потому что если смотреть, виртуальная реальность уже вокруг нас. Все очень просто, потому что это будущее, будущее, которое наступило. Фейсбук, Вконтаке, наш вообще профайл, сам по себе профайл в онлайн-сетях и в онлайне, является некой виртуальной реальностью, нашим виртуальным «я».

А тут правильный фокус, правильная постановка камеры — и я уже совсем другой, и я уже могу иметь успех. Например, мой приятель порекомендовал мне, даже не порекомендовал, а сделал целый экскурс, как правильно фотографироваться для Тиндера, то есть как правильно подать себя для Тиндера, тем самым создать некую виртуальную личность, нереальную личность, потому что реально я выгляжу, не знаю, как бегемот.

Технология так стремительно прорывается в нашу жизнь, что пока это только картинки и текст, а следующий шаг… если посмотреть, что говорит Марк Цукерберг, те инвестиции, которые он делает в Oculus, следующий шаг — это экспириенс. И это виртуальное «я», которое существует без меня. И мы будем делиться не просто видео о том, как мы отдохнули, в Инстаграме, а мы будем делиться, как мы сейчас отдыхаем в Инстаграме в 360.

Это просто некая реальность, в которой мы уже сейчас живем. Мне кажется, что даже, если пойдет дальше, то и со звуком и запахом с этого самого места. Например, мы недавно запустили для Касперского крутейший экспириенс. И мы должны быть готовы, как рекламное агентство, как пиар-агентство, в наших проектах мы должны уже делать то, что предполагает изучение материала и интеграцию для наших клиентов. И, мне кажется, это интересный сам по себе эксперимент на Oculus Store.

Расскажи подробнее, в каких рекламных проектах вы уже использовали виртуальную или дополненную реальность?

Они так и говорят: «Мы — camera company». Ну, вообще, дополненная реальность, мне кажется, все сейчас используют, потому что Фейсбук, Снапчат, Снап — это компания, которая работает с камерой. А между человеком и человеком сейчас — так случилось, к сожалению — находится камера. То есть они работают со всем, что находится между человеком и человеком. Если посмотреть на нас, на наши сообщения друг другу, то в них уже обязательно какая-то собачка, какой-то монстр.

Поэтому это уже некий факт, который мы уже и так используем везде, мне кажется, во всех соц-медиакоммуникациях. Мы уже пытаемся виртуально за этим скрыться. Где-то что-то берется, где-то вылавливаются какие-то геовирусы, потом эти вирусы кто-то как-то изучает, как-то с ними борется, для них, для любого человека это что-то очень сложное. Но если необходимо рассказать про что-то более глубокое, интересное, например, та же самая история с Касперским, очень трудно понять продукт, просто очень трудно понять продукт.

И это используется для того, чтобы в будущем продавать, то есть будущим потребителям (корпоративным скорее всего) сразу же погружать и продавать эти продукты и объяснять всю специфику их и уникальность. И мы должны были… мы сделали целое кино, целый фильм, который погружает человека в эту вселенную, как это все работает, показывает на микро-, макро-уровне… на микро-уровне… нет, на макро-… не знаю, как точно сказать, типа, погружайся прямо на рабочий стол Windows (мы стилизовали под Windows), на рабочий стол, погружайся в файловую систему, показываем на самом деле, где и как возникает вирус, что происходит, как с ними бороться. Тем более что он реально сложный.

Да, они приходят к вам с такими запросами, или вы в процессе обсуждения рекламной кампании говорите: «А давайте попробуем еще и VR». Насколько заказчики вообще готовы к таким технологиям?

Вместе с моими ребятами мы ездим к нашим брендам, мы собираем большие конференции у них, мы прямо готовим для них кардборды, тут же им раздаем эти кардборды, показываем, что уже конкуренты делают, как это использовать, и рассказываем, как они могут это использовать в ближайшей промо-кампании. Я, на самом деле, занимаюсь пропагандой. Очень сложно, очень сложно.

Как только человек одевает очки виртуальной реальности, он сразу понимает, что все, будущее состоялось, оно здесь сейчас. Поэтому мы делаем это сразу же с погружением, чтобы человек осознал, насколько это впечатляет. И, так или иначе, сложно перестроить свой мозг, и поэтому сейчас надо объяснить, что мы уже, на самом деле, в виртуальной реальности живем, потому что социальные сети и интернет и есть наша виртуальная реальность, наше виртуальное «я», просто это более красиво.

Потому что он дешев в производстве и его можно сделать неким призом, призом или даже просто раздаткой. Кардборд позволяет правда сразу же сотням тысяч человек донести возможности, рассказать о возможностях. И видно… большой бренд на очень, мне кажется, предполагается неподготовленная аудитория, делает прямо шаг, прорыв, прорывает тишину вокруг VR. Сейчас уже делают такую историю.

Очень сложно это продать. Это реально дешево, но ты можешь там выстраивать такие миры, такие интересные приключения в виртуальной реальности, что тот экспириенс, который отдается потребителю, он просто бесценен, потребитель влюбляется. К сожалению, выглядит это громоздко. Правда. И чем больше мы будем пропагандировать, чем больше мы будем коммуницировать, объяснять, тем ближе мы приблизимся к тому, что проектов будет все больше, больше, больше. Пока выглядит громоздко. В конце концов, просто перейдем туда, просто перейдем туда и все.

Пока каждый проект — это, по сути, инвестиция в то, чтобы люди знали, что такое виртуальная реальность, что такое кардборды, как их использовать.

У меня просто прямо ощущение, что будущее… Diesel какой-нибудь, H&M должен открыть свой будущий… будущую коллекцию представить, просто представить прямо в Окулусе. Да, да, но если ты понимаешь, как правильно встроить это не то что в общую коммуникацию, а в экосистему бренда и в экосистему потребления продукта, то тогда шансов гораздо больше, просто гораздо больше. Потому что поскольку мы и так друг другу передаем информацию, мы и так друг другу показываем, какие мы есть виртуальные, но пора нас одевать. Просто открыть там магазин.

В Xbox как раз наши аватарки все выглядят… там целый магазин уже выстроен. Мы там пока голенькие. Но круто сделать, что вот этот живой персонажик был уже человеком, и ты мог идти дальше вперед, двигаться дальше уже, одевая его, покупая, передавая вещи друг другу, не знаю, гардероб свой имея. Осталось туда уже начать… Мне кажется, уже какая-то интеграция с брендами.

Соответственно, все это реализовано под Oculus. В проекте с Касперским ты говорил, что вы использовали Oculus Store.

Да.

Я правильно понимаю, что если речь идет про какие-то B-to-B истории, то вы ориентируетесь на какие-то High-End устройства, то есть это или Oculus или HTC Vive или такие десктопные решения.

То есть нам нужно было прямо впечатлить человека, который одевает и погружается в это кино, в этот мир. Да, у нас сначала была задача показать очень красиво. То есть это не мог быть просто кардборд или простое устройство. И мы делали очень красивую графику, и нужны были большие, сильные устройства, которые могли бы это поддерживать. Поэтому мы выбрали Oculus.

И самое прикольное, что мы можем делать сайты, мы можем делать сайты виртуальной реальности. Но в целом, я думаю, что технология так сильно развивается, что через некоторое время это все очень приблизится и срастется. У нас даже есть кейс, где мы просто показали, как это можно сделать, за один день развернуть, просто за один день развернуть 360-сайт, ты можешь ходить по нему, гулять, смотреть портфолио и так далее. Это достаточно быстро. Пока никто еще не сделал в России. Это очень… и это… я просто брежу идеей сделать это в России.

Сейчас уже можно в обычных магазинах прийти и купить очки. Microsoft неделю назад запустил платформу Windows Mixed Reality. Как думаешь, насколько это повлияет на экосистему?

Чем быстрее Samsung, Microsoft, большие бренды будут инвестировать в VR и выпускать устройства, доступные для всех, чем ближе они войдут во вселенные домашних хозяйств, тем ближе все свершится, быстрее все произойдет и будет более понятно и доступно.

Когда PlayStation VR только вошел, во-первых, мы сразу же себе купили, все сразу стали это использовать, но это был прямо прорыв в игровой индустрии, как мне кажется, потому что экосистема PlayStation построена на том, чтобы никогда в жизни не выпускать пользователя из нее, чтобы он никуда больше даже не смотрел и жил в этом, а когда человек одел очки, он как бы потерял связь с реальностью и в этот момент уж точно стал таким фанатом PlayStation, что, мне кажется, и монетизация… на всю жизнь произойдет.

Это будет что-то совершенно новое? Расскажи, как ты видишь рекламу в виртуальной реальности.

Мне кажется, было очень похоже на Second Life. Во-первых, не существует пока таких молов или… был VR, не VR… просто PlayStation, такая штука, где ты мог прийти и персонажиком тоже походить, пообщаться с другими людьми. Но это была очень странная история, я не знаю, зачем это вообще было сделано, но мысль сама правильная.

Возможно, это как некий шаг, новый Фейсбук. В какой-то момент мы будем где-то собираться, мы где-то будем общаться, в какой-то момент это действительно будет большой виртуальный мир. И здесь тогда появятся рекламные площади, где ты можешь, правда, купить себе размещение на стадионе, и будут какие-то промо-кампании проводиться. Фейсбук или какая-то еще площадка, мы будем там, или Вконтакте. Пока такого места нету. Это будет очень интересно. И поэтому каждый из таких продуктов — это, скорее всего, передача некоего опыта или какого-то впечатления, или вот сказать, что мы сделали это первыми. Пока это просто стор, где ты загружаешь какую-то информацию.

Просто это понятны принципы. Или, как вот в случае с Касперским, это просто B-to-B продукт, который используется как наглядная демонстрация, погружение и наглядная демонстрация. И ты просто смотришь ролики в 360, кино в 360. И пока это ближе, сейчас это используется как 360-контент, и на Фейсбуке, и на Ютьюбе. Следующий шаг будет, конечно, когда появятся хабы, там появится уже много всего: и специальные бренды, и специальные магазины, где ты можешь купить H&M для своей аватарки, и просто билборды какие-нибудь, и какие-то персонажи будут ходить рекламные, и так далее и тому подобное. Это некий продукт, который предлагается в реальность, на нашу реальность.

А есть ощущение, что после проекта с Касперским заказчики Касперского поняли, что надо это продавать, и приходят к вам и говорят: «Мы тоже хотим теперь VR»? Пока у нас только… мы используем это только для вау-эффекта, вау-продукта. Но дело в том, что это мы делали не для России, поэтому я не уверен, что к нам в России придет… Я думаю, что, так или иначе, запросов на Западе, конечно, очень большое количество. Наверное. И все уже понимают, что туда движется индустрия.

И очевидно, что гораздо дешевле купить билет в виртуальную Венецию, нежели потратить 200 тысяч… за один доллар, допустим… нежели чем 200 тысяч потратить в прямом смысле и перелететь, заселиться, какие-то там проблемы, языковые проблемы, барьер. Но если, опять-таки, инфраструктурный продукт всей экосистемы интернета выбрал Oculus, как движение вперед, как некий… и проинвестировал 4 миллиарда туда, к этой покупке, то очевидно, что контент перейдет туда, контент будет там.

Даже при том оно может быть персональное, потому что будет какой-то парень ходить с 360-камерой, рассказывать тебе. Здесь нет ничего, ты просто покупаешь себе путешествие. Но ты будешь как бы в виртуальной реальности тоже находиться в этот момент. Это будет гид, он будет с тобой общаться. Но здесь и сейчас и за один доллар, ну, за десять долларов. Но она будет индивидуально только под тебя эта экскурсия. Конечно, туда точно все придет. Все равно будет дешевле. Я уже не говорю о порно. Это точно некое понятное развитие. Порно в VR это просто жесть.

Вот какие уровни погружения в VR кажутся тебе наиболее перспективными? Ну, если уж мы зашли в эту тему, то нельзя не перейти в историю про Full Immersion VR, полное погружение, да?

И блин, они такую идею там посадили, что, мне кажется, футболу скоро придется и ФИФе придется очень сильно конкурировать с игромиром, просто с игромиром очень сильная конкуренция. Вот как раз на конференции, которая была три дня назад, ребята, одна команда приготовила проект для Калашникова, для страйкбольных пушек Калашникова. Фактически, как мне кажется, «Голодные игры» могут быть реализованы в ближайшее пятилетие.

А что за идея?

То есть это дополненная реальность, мы можем реально смотреть за ними, как они бегают в реальности и дарить, дарить, донатить, строить им там, не знаю, крепости, каждый кирпичик покупать. Идея того, что мы можем все вместе наблюдать за тем, как люди в костюмах с полным погружением в VR бегают по площадке, и смотреть за ними, как в шоу, просто как реальное шоу. И футбол здесь рядом не стоял. Это может быть просто гигантская история. Ну, в футболе тоже можно добавить спецэффектов, ветер, еще что-нибудь, мало ли, что может спасти от гола. Футбол ты просто смотришь на то, как эти люди бегают, а тут ты можешь влиять на то, что происходит. А тут ты в футболе не увидишь. Да, но в дополненной реальности ты… если ты правда что-то донатишь, у тебя пушка — вот она. А тут реальные люди играют. Ты ветер не увидишь, не ощутишь, но это будет виртуально. Это будет реальная ситуация.

То есть это новый уровень киберспорта.

И это точно будет собирать стадионы. Вообще, да. Это будет просто очень интересно. И все люди будут болеть за команды, за спортсменов. Нужно делать прямо сейчас, кто услышал, надо просто бежать и инвестировать деньги в это сейчас. Это прямо развитие, которое через пять лет поменяет всю индустрию игровую и развлечений, мне кажется.

Расскажи, не боитесь ли вы, когда говорите про виртуальную реальность… виртуальная реальность — это полное погружение, нет возможности отвлечься… Когда мы смотрим рекламу по телевизору, пока идет реклама, можно выйти из комнаты, сделать что-то полезное, если ты находишься в очках виртуальной реальности, у тебя нет возможности переключиться.

Ты можешь снять.

Что с ней должно стать, чтобы… Как это повлияет на рекламу?

Понимаешь, я мог бы тебе говорить… я могу только предполагать, что это может быть. Понятия не имею. Хотя, конечно, мы можем заставить рекламу двигаться вместе с тобой, но это будет, наверное, совсем зашквар. Во-первых, это будет так же, как и в реальной жизни: не хочешь смотреть на рекламу — повернулся в другую сторону, посмотрел на другой объект, к сожалению. Тебе будет очень неприятно выходить. Дальше, ты всегда можешь снять очки, то есть ты реально можешь выйти. Это помните, как в матрице, когда ты выходил из матрицы, там же был штык специальный вдет, и это было очень неприятно.

И вот этот… скоро фильм выйдет по поводу… «Первый, выходи» или как-то там про игрока и про игровую вселенную. Вот такие же болезненные ощущения будут, наверное, испытывать люди, когда будут выходить в реальность. Я, к сожалению, название забыл. Очень интересный. Это точно будет происходить. И там тоже… там показан реальный мир, который просто он живет в трущобах, и виртуальный мир, где он супергерой, суперперсонаж.

Что будет происходить с рекламой, я не знаю. То есть будет нежелание выйти в реальный мир. К сожалению, так сложен мир. Скорее всего, ты будешь деньги все тратить в играх. Мы же помним, какие были большие беды с казино и с однорукими бандитами. И, скорее всего, будет законодательно регулироваться реклама в виртуальных мирах, да, скорее всего. И я думаю, что, конечно же, увлечение всякими вот этими донейшенами внутри и увлечения играми, где ты должен все время что-то покупать, в какой-то момент, когда это будет очень массово, начнут регулировать. Они были повсеместно и все этим увлекались. Думаю, какая-нибудь полиция внутри появится, которая будет смотреть за тем, кто и чего делает, и так далее.

То есть появится много новых виртуальных профессий?

Потому что роботы будут делать реальные профессии параллельно. Очевидно, очевидно. Это, кстати, гораздо дешевле, чем перемещение на Марс. То есть роботы высвободят нас, чтобы мы погружались и существовали в виртуальном мире.

Когда голограммы начнут к нам приставать на улицах со своими рекламными предложениями, как мы это видим в фильмах?

Как только технология это позволит.

Ну, сколько лет понадобится?

Эта новость уже проходила. Уже роботизированные проститутки вытеснили реальных из публичных домов в Швейцарии или в Австрии. Очевидно, что роботы придут к этому. Уже есть роботизированный священник, робот-священник. Так что, как только технология позволит.

Google сейчас запустил ARCore. Осенью Apple выпустил в массы свой ARKit. Приходят заказчики, спрашивают? Дополненная реальность во всех телефонах практически во всем мире.

Мы стараемся, мы, правда, пытаемся предлагать и стараемся это делать, но пока нет. Пока нет, пока нет. Самые быстрые все-таки — те люди, которые зарабатывают на этом деньги в прямом смысле. У нас вообще есть некая… не у нас, а вообще в мозгах у людей есть некое запоздание. К сожалению, мы работаем на рынке рекламы, и у нас закачик такой… у него есть некая размеренность, наверное. То есть программисты, стартаперы, те, кто знают, что если они сейчас не будут первыми, не захватят нишу, они не заработают денег.

И поэтому если что-то появится, то только через год. Постановки задачи, планы делаются на год вперед. Самая прикольная история была с Ikea, которая тут же выпустила каталог, AR-каталог. И если только внутри самого клиента не сидят, как там в «Альфе», или в «Сбере» где свои разработчики, которые микро-стартап внутри, или макро-стартап внутри, который сам может что-то быстро реализовать. И они ставят ставку на этот каталог и предполагают, что они заработают с него очень много, потому что… Абсолютно понятно решает все инсайты, которые есть, связаны, были до этого с диджиталом и Ikea.

А можно подробнее немножко, в чем заключается?

То есть, например, ты в реальности… не просто в реальности видишь это… наоборот, ты в реальности видишь часть своего будущего… свою будущую покупку. Теперь ты можешь… они анализируют сразу твою комнату и сразу же ставят объекты из каталога в эту комнату по тем же самым размерам, которые есть в этой комнате. То есть можно посмотреть на фотографию комнаты, когда ты купишь этот… Нет, не фотография, реальность.

И если он не вписывается, он не впишется. То есть ты через телефон видишь, как она реально выглядит, все светотени учтены, все размеры комнату учтены, потому что есть сразу же некий анализ твоей комнаты, размер и так далее. То есть это абсолютно сразу же делается. И ты сразу же видишь, да, что я хочу, он смотрится здесь, цвет ты можешь подобрать здесь. Конечно же, это очень большой рывок.

Ты мог только представить себе. Раньше ты открывал каталог, смотрел и представлял, влезет, не влезет, будет смотреться, не будет смотреться. Были попытки с дополненной реальностью и таких вот сервисов, где пытались каким-то образом мебель вкорячить, но это было все равно очень, к сожалению, технологически сложно, потому что и телефоны, смартфоны наши были старенькие, и эти стартапы все позакрывались, как мне кажется.

Я предполагаю, я точно не знаю. И как только технологически Apple позволил это сделать, Ikea тут же это сделала, скорее всего, потому что у них внутри сидят ребята, которые этим занимаются. Пожалуйста! И бац! И я бы, конечно, мечтал бы, чтобы у нас были кучи запросов подобных, и люди приходили бы, сразу же понимали, как они потом будут денежки эти вынимать, вынимать из дополненной реальности. Совершенно новые ниши. Нету точных цифр, к сожалению. Но у нас даже, к сожалению, вот эта нерасторопность бренд-менеджеров приводит к тому, что не все понимают, что Айфонов много на руках. Есть там какое-то, наверное, статистика таможни по ввозу, но все равно нету точной цифры.

Но поверить в то, что… и понять, что нужно это делать прямо здесь и сейчас, побежать это делать, потому что очевидно, что это ниша, которую ты прозеваешь, такого, к сожалению, нету у тех клиентов, с которыми мы работаем. И все предполагают, все оперируют куками, людьми, с устройств заходящими, какими-то общими данными от лайф-интернета, например. Потому что они уже запланировали бюджет, у них медийное размещение, но они не могут снять деньги, потому что у них будут штрафы… скучнямба.

Есть же уже, видимо, мировой опыт VR рекламных кампаний, или AR рекламных компаний?

То есть это все равно будут статьи, это будет какое-то красивое видео или рассылка кардборда. Ну, прилично, но они все равно связаны с какими-то именно с созданием объекта и потом использование медиавозможностей реальности, чтобы привлечь к этому объекту внимание. Например, первыми это были… и «Каннские львы» получили за это… Volvo, которые сделали погружение в XC90, рассылая как раз кардборды. Кардборд как некая дверь в виртуальную реальность. Они были первыми, кто сделал этот экспириенс.

Но пока все равно все, кто делают такие рекламные компании, они все рассылают кардборды, потому что они считают, что недостаточно…

То есть он говорит: «Ну, у кого есть виртуальная реальность». Устройств, конечно… Этот вопрос как раз решается с бренд-менеджером. Это вообще дешево. Пожалуйста, пятьдесят рублей в производстве. А если посчитать, сколько… кардбордом будет пользоваться не только один человек. Это гораздо дешевле, чем, не знаю, ваши зонты, которые вы будете производить для тех же самых клиентов.

И ты можешь постоянно менять этот контент. Кардборд брендирован абсолютно вами, кардборд позволяет постоянно использовать ту же самую прилажку, которая стоит в смартфоне, в том числе для анонсирования новых возможностей, новых моделей и так далее. И люди нечасто удаляют приложения со своего телефона, потому что их все больше и больше становится. Тебе уже не нужно тратить деньги на то, чтобы привлечь человека, чтобы он инсталлировал твое приложение, потому что оно уже стоит у него.

Человек его получил, засунул туда телефон, посмотрел и забыл. Но все инвесторы в мире VR говорят, что они не верят в кардборды, потому что это устройство, которое используется один раз.

Когда ему нужно будет в следующий раз воспользоваться VR, как минимум он вспомнит о том, что у него есть. И забыл и положил куда-то в сторонку. Но кардборд — это некое решение вот этой самой проблемы в голове человека, который только начинает соприкасаться с VR, заказывает его. Конечно же, конечно же, подобные устройства, и чем больше они появятся в домохозяйствах, тем будет лучше и лучше для всех. Потому что он стоит дешево, это хороший промо-подарок, ты можешь это сделать и решить проблему, и скепсис здесь уходит.

Насколько VR-реклама получается эффективнее? Статистика есть какая-то мировая? Или пока это все-таки инвестиции, вау-эффект, в то, что мы технологичная компания, мы можем себе это позволить.

Такого, к сожалению, нет. Пока, к сожалению, таких цифр я ни разу не встречал… эффективность vs цена. Опять-таки, нужно какой-то альфа-, бета-тест провести. Потому что, наверное, никто не сравнивал. Пока такого нет. То есть должна быть обычная компания и виртуальная компания. И вот мы тогда можем увидеть, как это получилось. Вот Ikea может быть хорошим примером через полгода, через год, когда мы увидим цифры, потому что это по-настоящему изменение бизнеса, это прямо дигитализация бизнеса в прямом смысле.

А на российском рынке Ikea тоже?

Это можно скачать. Прилаживание?

То есть они перестали рассылать свои каталоги, они решили сделать ставку на…

Я предполагаю, что они должны это сделать. Я вот не уверен, что они перестали, но, скорее всего, перестанут. Они столько бумаги тратили на эти каталоги, что подобное решение очень круто решает все проблемы. Потому что это нелепость. Это же было очень круто. До этого были у нас уже ребята из «Инстинкта» здесь делали Инстаграм-каталог. Просто ты можешь в Инстаграме выбрать, но тут ты в реальности, реально в своей квартире прямо, в том месте, куда ты покупаешь мебель, ты увидишь, как она выглядит, как она будет у тебя стоять.

360-видео, формат, который сейчас есть, например, на YouTube, делаете специальные 360-VR-рекламу для них?

Просто делаем такие штуки. Нет, к сожалению, не делаем. Касперский меняет… он предполагает, что вирусы — это только часть проблемы нашего будущего виртуального общества и вообще реального общества. Вот, например, у нас еще другой проект есть для Касперского, называется «Земля 2050», такой футуристический проект. Они реально поменяют нашу жизнь. И куча проблем возникает с кибербезопасностью, взаимодействие с предметами, с интернетом вещей и так далее.

И там объекты расставлены, которые, как футуристы предполагают, будут, как они изменятся, мы расставляем. Мы помогаем им делать следующее, мостик выстраивать между футуристами и дизайнерами, которые рисуют 360-панораму будущих городов, как они будут выглядеть. И это просто панорама. Но это фактически такое погружение в мир будущего. Но то есть в принципе есть же формат обычной видео-рекламы. Туда размещать прямо внутрь рекламу пока мы еще не пытались, скорее всего, потому что это проект такой больше для публичности, для пиара, он не для продажи Касперского, как такового.

Какие для вас это… Мы делали такие штуки для Фейсбука, например. Естественно, сейчас появится формат 360-видеорекламы. Например, мы сделали погружение, был для Heineken пост, где ты оказался в бутылке Heineken на Красной площади. Мы делали посты с 360-панорамами для того, чтобы показать инструмент. Мы как бы показывали эффект, что ты прямо сейчас здесь на Красной площади, но ты в бутылочке, ты пивко. Ну, как бы пришла зима. Так, чтобы размещать прямо в каких-то видео рекламу внутри 360, пока такого у нас нет.

Нет, перед видео.

А, перед видео.

Какие вызовы для вас в изменении формата?

Мы даже столкнулись с большой достаточно проблемой, как нам кажется, 360 есть двух типов: где стационарная камера и все происходит вокруг нее, и где камера движущаяся, где ты постоянно в движении находишься, что гораздо сложнее, потому что здесь в момент, когда ты стационарно, ты можешь срежиссировать действие вокруг. Пока ничего нет такого. В динамике же меняется… комбинаторика действий происходит очень большая. И фактически ты статичен.

То есть если здесь ты можешь просто взять снимающего оператора, который является режиссером, и фактически он расскажет, как все будет происходить, и многие вопросы с постановкой сцены снимаются, хотя она вся должна красиво быть, то вот здесь там уже нужно мыслить в 360 фактически. То есть у тебя и сзади меняется что-то, и твой основной персонаж говорит, и проблема режиссуры в таком видеоформате прямо становится очень большой. И чтобы пользователь… А пользователь, конечно же, вращает камеру. Потому что ты должен понимать, что одновременно происходить вокруг.

Потому что… И он должен понять, как потом… режиссер должен понять, как он потом от второстепенного, и от этого действия второстепенного должен вернуться к главному персонажу, чтобы не потерять желание смотреть дальше. И он может тут же переключиться от основного персонажа, от главного персонажа на второстепенного, и второстепенный должен быть интересен. И если ты… ты можешь просто потерять зрителя. Потому что… тут ты можешь попасть в какую-нибудь пустоту, там ничего не происходит, где-то шум происходит, ты должен куда-то вернуться. Не то чтобы перестали, это реально большой проблемой стало. То есть фокус внимания человека… Вы перестали управлять фокусом. Режиссер должен быть очень… не то что толковым, он должен мыслить по-другому.

У нас долгое время была должность (сейчас такого человека нет), мы называли его… «кулебяка» или «кулебаба», нет… «кулибин»… Мы называли его «кулибин». А помимо режиссеров, как вообще вы своим сотрудникам рассказываете про новые технологии, чтобы они общались с клиентами, чтобы они продавали… У нас есть внутри разные форматы семинаров, внутренних семинаров, где мы погружаемся. Все. Он занимался только тем, что исследовал новые технологии. Новые технологии и внедрял их. У него была такая задача.

Bubl-камера, помнишь, такая была? Мы сделали историю с роботами с ним, мы делали, писали прилажки для Google Glass, мы первыми купили Bubl 360. В общем, такими вещами мы занимались. Это кейс, мы проинвестировали в него, когда еще не было Samsung, и только-только возникали портативные камеры, которыми можно было сразу же делать. Потому что мы, все-таки про рекламу, а там про технологии. Потом в какой-то момент просто он ушел от нас, пошел в свободное плавание, ну, понятно, почему. И сейчас ребята, которые занимаются IT, они собирают такие устройства, мы им эти устройства приносим, они их исследуют, и потом рассказывают о них, об их свойствах, и так далее.

А потом какие-нибудь брейн-штормы проводите?

А если вот так перевернуть? Нет, креативщики все время думают, что, а мы потом подумаем: «А что, если вот так сделать? Давай попробуем клиенту занести, как экстра, как версия на вызов для клиента? А если вот сюда добавить? Может быть, он купит?» И вот так.

Сколько пройдет времени, прежде чем не вы будете продавать клиентам VR, а VR начнет продавать вас?

Я надеюсь, что это будет достаточно быстро. Ох, не знаю. Все уже… кроме того, что про блокчейн все постоянно говорят, про VR, VR, VR… И если раньше это было какой-то сказкой, то сейчас это абсолютная реальность, которая вот она, здесь лежит, только умей этим пользоваться. Потому что посмотрите, что было пять лет назад в том же самом диджитале и диджитал-рекламе, были совсем другие инструменты, все увлекались вирусами, соцмедиа… Сейчас все по-другому говорят.

Все пытаются? То есть вы не один такие даже на российском рынке?

Просто мы такие же, как все остальные. Я уверен, что все, да.

Что еще интересного есть в рекламе и в VR?

Про будущее мы поговорили.

Как, может, бренды будут себя чувствовать, что, может, экосистема как изменится для них?

Цифровым брендом… Как они будут в цифровой реальности присутствовать. Вот я, кстати, абсолютно уверен, что бренды сейчас должны задуматься над тем… Над своим цифровым брендом. То есть, допустим, есть… Появятся такие VR-хабы: Microsoft VR-хаб, Playstation VR-хаб. Вот прямо они должны сейчас об этом задуматься. Люди все равно же должны как-то выглядеть, отличаться. И у каждого человека будет своя личность, личина виртуальная. Значит, так или иначе, должны быть… ты идешь, идешь, идешь, по GTA по Нью-Йорку или Сан-Франциско, или по, не знаю, другому какому-нибудь городу для того, чтобы зайти в магазин H&M или в реально магазин Мерседес, не в магазин, а в шоу-рум Мерседес и купить Мерс. И сам инстинкт быть другим, он должен быть реализован каким-то образом. Правильно?

Да, да. И вот мы сейчас, Мерс должен сейчас задуматься, как они будут там… Как продать Мерседес в виртуальной реальности. Или ок, иначе ты там будешь гонять на тачке, а тачка должна зайти на gas station. Они должны уже сейчас задуматься. И мне кажется, это некий очевидный факт. Значит «Лукойл» должен уже думать о том, какие gas station будут в GTA в следующем выпуске. Они должны уже сейчас… Пока они стесняются об этом думать, пока они стесняются или не понимают, как интегрировать это в область коммуникации, но это только, только первый момент.

Просто там нужно лет десять, наверное. Вторая история — это игровая индустрия и стадионы, и Twitch, вот эта вся история, которая очевидно подвинет и футбол и хоккей. Это были фанаты, которые бухают пиво, дерутся и как-то грязно кричат. Пятьдесят лет назад на футбольные стадионы никто не хотел размещать рекламу, никто с футболом не хотел даже связываться. Сейчас самое дорогое, что есть, это Суперкубок или УЕФА или наступающий, который у нас будет, или все, что связано с Олимпиадами, и так далее… Вообще это была другая индустрия.

И понятна индустрия, понятна экосистема. Самое дорогое время, потому что самое большое количество людей смотрит это в прямом эфире. Уже случилось! И, само собой… самые просматриваемые сейчас видео на Ютьюбе — это игровые видео и стримы. Не футбольные, хотя ФИФА, скорее всего, запрещает выкладывать футбольные моменты, игровые… Игровики не стесняются, что, пожалуйста, выкладывайте, как вы играете. Бам! Как только появятся стадионы, где люди будут ходить смотреть на свои… они уже даже в Москве появились… на свои любимые команды, а когда они еще с помощью AR могут влиять на то, что происходит на поле действия, в тех же самых «Танках», не знаю, бензин подкладывать, снаряды… Это некий уже ваш копирайт, это ваша история в нашей игровой вселенной.

Просто ты можешь купить снаряд прямо здесь и сейчас, чтобы этот танк двинулся там, чтобы парень, который сидит там, вот ты видишь его полностью в шлеме, и как он там двигается по полю боя, чтобы он реально двинулся, чтобы он начал стрелять. Wargaming должен это обязательно сделать. Например, они в Минске в танковом музее сделали свою AR-экспозицию. Кстати, Wargaming — один из двигателей индустрии VR, они очень много делают.

Насколько у нас люди готовы, насколько заказчики вообще думают о каких-то таких методах продвижения бренда?

Wargaming знает, что фанаты его игры, а там же больше количество фан-базы, уважают все, что они делают с историей, восстановлением истории. Wargaming инвестирует очень много. Эти чертежи реально приводят к тому, что, что это там так выглядит в игре. Они же реально охотятся за чертежами. И они поэтому инвестируют в подобные истории. То есть они реально фанаты своего дела. И для них это чистейшая инвестиция.

Они точно ждут одного: фанаты это зауважают, фанаты это полюбят и примут. Они не ждут результата, они не ждут, что люди начнут что-то делать больше. Я уверен, что просто нужно… чем больше кейсов мы будем отдавать нашим клиентам, и рассказывать, как они могу здесь что-то продавать, тем больше происходит событий… произойдет событий, тем лучше будет для всех нас и, в том числе для рекламы.

И ты это в 360 видишь, как человек делает. Ну, например, как мне кажется, почему бы сейчас этим же самым краскам для волос не рассказывать, как красить правильно волосы, просто на 360, как бы повесить камеру, сделать куклу или человека в 360, и чтобы ведущий стилист, не знаю, какой-нибудь из большой-большой… из Toni&Guy начинает красить волосы. Потому что, когда ты красишь волосы, ты не вращаешь головой, ты сидишь и смотришь кино. Ты никогда в жизни этого не делал, этот экспириенс вообще не существует. А тут ты можешь повращать, посмотреть, что он конкретно в этот момент делает. Правильно? Что с тобой происходило.

Это же вообще другой экспириенс. Что с тобой происходило, да. То есть мы не только краску для волос продаем, мы продаем и средства по уходу за волосами, потому что в момент, когда он красит, он рассказывает, он может говорить об этом. И очевидно, что здесь в этот момент можно продавать все, что угодно. Можем постер продать, который висит на стенке сзади вон там. И тут же из Ютьюба мы можем отсылать ссылку на стор. А я говорю про то, что прямо здесь, если мы смотри 360 на Ютьюбе в этот момент, мы можем же кликнуть и перейти в магазин, и купить то, что он говорит. Можно, но тут зависит от просмотров.

Это просто формат, как мы можем это сделать в будущем. Ну, и он может говорить… и эти, конечно… делает, красит… говорит… я тебе рекомендую вот здесь переход на ссылочку… клик, перешел туда. Но это просто нужно ходить рассказывать и просвещать этих людей. То есть мы, к сожалению, может быть, не все еще готовы думать 360, думать, что мы можем сделать. Я думаю, что мы уже сейчас можем ходить и говорит: «У нас есть стратегия VR-присутствия бренда». И поэтому, возвращаясь к экосистемам брендов в VR, бренды должны сейчас об этом задумываться. Если был бы хаб какой-то, тут уже был бы там просто сразу же свой миллиардный бизнес возник бы… многомиллиардный. Но, к сожалению, нет хаба, ни одного хаба нет.

Сейчас эти дома у всех одинаковые. Ну, если мы говорим про хабы, когда ты подключаешь устройство Windows Mixed Reality, ты оказываешься в доме. Может быть, стоит начать с того, чтобы дать возможность пользователям построить свой дом?

Построить свой дом или выйти или выйти из этого дома и увидеть другие дома, и походить в гости.

Позавидовать соседу, сделать лучше.

А Microsoft дополнительный заработок — просто продавать мебель Ikea, виртуальную мебель Ikea для этого дома. Да, да, да. Это факт. Очевидно, будут покупать. Будут покупать.

Ну, в играх же покупают, почему нет.

Просто потому, что выпендриться. Ну, конечно! Там была Москва, которая была почти копией того, что у нас есть за спиной. Я помню, когда Second Life был, ребята покупали, инвестировали, гигантские замки строили, нанимали ребят, которые… землю выкупали… которые возводили Москву. У них были там представительства. Кстати, если говорить про Second Life, там же были бренды, они присутствовали там.

Больше там… ну, танцевать ты еще мог там. Second Life была, как бы, поскольку это была свободная вселенная, никаких рычагов монетизации особых там не было, просто мог смотреть и общаться, перемещаться по этому пространству, летать. Не, можно было заняться каким-то виртуальным сексом, он был реально просто дурачеством. Все, больше ты не мог ничего там делать. Поэтому люди к нему охладели.

Ничего интересного там нельзя было делать. Ну, как бы строить, наверное. Да, появлялись, конечно, представительства, /неразборчиво/ открыло представительство. Там не было игрового какого-то экспириенса по-настоящему. Ну, ты мог походить, посмотреть. Ну и что? VR все-таки позволяет тебе быть интерактивным. Но нету ничего, что бы тебя затягивало в отношения, в интерактив. И они понимают, что без взаимодействия с пользователем ничего не будет. И все-таки VR делают люди с игровым прошлым.

Не обязательно денег. И без того, чтобы пользователь занес немножко денег, чтобы было обидно оттуда уйти. Самое важное — время. Не обязательно денег, своего времени. И мы все равно, так или иначе, понимаем, что Господи, я два часа провел в игре, или два часа провел в этом… Я должен понять, почему я это сделал и почему это так важно для меня. Пользователь же… В чем история, мы все умрем, мы конечные, нету бесконечного человека. В обычной игровой индустрии не просто красиво, потому что все происходит…

Потому что там понятные правила. Почему люди тратят большое время на это? Здесь может случиться, что угодно. Они долее понятны, нежели там, за окном. На самом деле это вот так может измениться, просто потому что человек с ума сошел. И да, есть какие-то законы, Конституция. Мы все живем в страхе вот этого завтра. И ты не знаешь, что будет завтра. Мы смотрим новости, чтобы завтра нам было хотя бы понятно, что происходит.

А в игре со всем этим сложным миром, на самом деле, правила понятны и описаны. Примерно, как сегодня желательно, не сильно отличалось. Люди приходят в мир Warcraft для того, чтобы просто рыбачить. Ты их можешь изучить в течение определенного времени и жить с ними. Правильно? Просто отдыхают же там. Я просто любуюсь этим миром, там просто красиво. Или я с удовольствием хожу по «Ведьмаку», просто смотрю на него. И я знаю, что все, кто нападет на меня, тут же умрут, потому что у меня суперуровень.

В большие норы не лезу. Я поэтому спокойно себя чувствую. И они готовы тратить деньги там, потому что реальные деньги, потому что там становится лучше, комфортнее и более контролируемо за эти реальные деньги. И-за этой предсказуемости люди и тратят это время. Поэтому в этом есть какое-то будущее. И именно этот игровой процесс и этот интерактив, который находится в этом виртуальном мире, он гораздо более интересен, наверное, чем реальность. Это очевидно. Поэтому, придумывая такие миры и создавая такие миры, и приглашая туда бренды с пониманием интерактива и монетизации, там будет большой-большой объем денег.

На твой взгляд, какие индустрии сейчас максимально готовы к тому, чтобы своим клиентам, своим пользователям нести мысли через VR?

Все, что связано со сложным образованием. Все автоиндустрии, все авто точно. Потому что, конечно, ты можешь научить больше людей, быстрее научить людей. Все хардкор-индустрии, сталеплавильные, где сложная техника есть. Попробуй, найди такую, попробуй туда инсталлировать этот двигатель, набери еще людей. Тебе не нужна отдельная комната с гигантским двигателем. Ты просто через приложение можешь сделать то же самое. Зачем?

Вот сидят люди с разных концов, изучают его. Вот тебе тот же самый двигатель, но в 3D. Ты можешь делать, что угодно в виртуальной реальности, сложное. Ты можешь его разобрать в прямом смысле, собрать его, ты можешь заставить людей типа собирать калашников даже на скорость, потому что тебе не нужен реальный калашников, ты можешь просто показывать, готовить так бойцов. Скорее всего, к этому готова мода. Вот все сложные индустрии к этому готовы, технические тем более, автомобильные. И ты можешь видеть свойство продукта здесь и сейчас. Потому что, Fashion Week ты можешь… сложно попасть туда, потому что ограниченные помещения, суперлакшери и селебрити люди там сидят, но ты можешь быть там просто даже вместе с человеком, который идет по подиуму, просто потому что камера позволяет это. Они просто готовы это сделать здесь и сейчас. Все, что связано со спортом, само собой готово. Уже куча экспериментов проведены.

Они все готовы, все уже даже это используют. И куча компаний даже с этим сделана. Потому что здесь да, важно тактильное изучение и тактильное чувство врача человека. Медицина, скорее всего. Ты можешь это увидеть и понять. Но, в то же время, есть некие вещи, которые ты можешь сделать виртуально, просто понять… химические процессы те же самые. Я уверен, что всякая фуд-индустрия к этому более или менее готова.

Все, что связано с бизнесом, как таковым. Потому что, опять-таки, обучить массу людей, как готовить бутерброды и бургеры, гораздо быстрее в VR, чем куда-то их везти, сего-то рассказывать и тому подобное. Энтертейнмент сам по себе уже готов. Проведение митингов в VR, общение в VR, презентации в VR, все это уже готово. Уже есть VR-кино. Мы говорили про игры но, я думаю, скоро появится VR-театр, VR-кино. Может быть, следующий «Аватар» выйдет в VR, я не знаю. Это сложно, но уже происходит. Для этого нужны VR- режиссеры. Было бы здорово. Да, пока это большая проблема. А пока с этим проблемы. Главное — уметь применять, главное — уметь мыслить 360 и VR. Я думаю, что, на самом деле, много индустрий. Много индустрий.

Кто готов? А все-таки, а в рекламе?

Пока позитивные, да. Вот Дикси — действительно, крутой пример, ритейл, который рискнул и, я слышал много разных отзывов, и, в целом, они позитивные. Посмотрим, что будет дальше. Пока они позитивные. То есть всех интересуют продажи. Мне интересно, как это повлияет на продажи. Мы делаем… мы никогда не знаем, какая из коммуникаций сработает. Хотя, в то же время вся реклама — это же некое шоу.

И, возможно, он среагирует на именно VR-штучку кардборд, а может быть, на телевизионный ролик. Главное, чтобы точно мы присутствовали в шуме, в общем шуме, окружающем потребителя. Посмотрим, как они подготовят уже кейс и расскажут это рынку. Мы не знаем. В рекламе, я думаю, на самом деле, все готовы. Вот это будет интересно, конечно же, будет интересно. В этом большая проблема. Но не все готовы рискнуть. Когда ты видишь ролик, ты понимаешь… там все уже понятно и риск минимален. Не все готовы рискнуть, просто потому что не все уверены в этой технологии, потому что мало с ней соприкасались.

Ты даже видишь, как это происходит. Потому что ты точно знаешь, что если ты купишь телевизионное время и покажешь даже полную ерунду, все равно это поможет в продажах. Это очень просто. То есть через две недели у тебя идет рост продаж. Если внутри компании нет людей, которые мыслят будущим и мыслят продуктом будущего, очень сложно им продать VR. И поэтому, конечно же, это не рисковый формат для того, чтобы не потерять свое место. Но, я думаю, что это все равно… чем больше технология будет проникать, чем чаще будет сталкиваться, тем проще нам будет это продавать. Они просто не рискуют, к сожалению.

Потому что он не понимает, как люди играют во что-то. Даже Twitch сейчас… не каждый бренд рискует делать какую-то компанию с Twitch. Почему мы будем это покупать? Как это вообще? Это не наши клиенты, они нам не нужны. Зачем нам это? Да, это интересно». А потом, когда ты показываешь профайл этого клиента, и сколько денег он тратит, вот тут человек понимает: «Ух ты, что ж это такое! Ну, мы боремся с этим, мы занимаемся пропагандой. А это большая проблема. Я уверен, конечно. Есть ощущение, что люди, которые сейчас пользуются VR, это, кстати, тоже довольно платящая аудитория.

У вас есть статистика, которой вы продаете эту историю своему рекламодателю?

Мы просто не знаем этого, к сожалению. К сожалению, нет. Мы не знаем. Мы не знаем, сколько Samsung очков своих продал в России. Мы не знаем, сколько было продано PlayStation VR. Мы не знаем, сколько кардбордов было роздано людям. Нет такой статистики, никто не раскрывает ее. Мы не знаем этого. Мы знаем, что с Vive есть проблема. Может, Microsoft будет первый, кто расскажет, сколько он продал устройств? То есть не так много устройств. Не так много HTC позволяет ввозить его, например.

Потому что не считается перспективным рынком. И сталкиваются с этим в поисках устройств, когда тебе нужно масштабироваться, их просто не очень много в России, на Россию. В Oculus Store было сложно разместиться. Ну, вот такая история. Мне кажется, они просто ленивые ребята. Из России? То есть даже они еще… инфраструктура не очень-то готова к тому, чтобы много приложений одновременно хотело бы размещаться у них.

И, к сожалению, по количеству устройств мы не обладаем статистикой, не обладаем. То есть есть некоторые проблемы у самого рынка в том числе. Всегда 50%. Какая доля населения должна начать пользоваться VR, чтобы к вам пришли и сказали: «Сделайте мне все в VR». Когда 50 % людей начинают пользоваться чем-то, в России или в любой стране, это переломный отсчет от того, что этот продукт становится инфраструктурным. Это всегда так работает. Так было с интернетом, так было со смартфонами, так было с чем угодно. То есть без него общество уже не будет жить.

Да, чтобы 50 % населения пользовались VR. 50% на все платформы, на все виды: мобильный VR, Oculus? Дай Бог, миллион был бы. Это очень… пока это кажется фантастикой. Но все рано или поздно к этому придет. Пока кажется фантастикой. Тот же самый iPhone ARKit показывает нам это. Очевидно, очевидно. То есть это уже то, что мы должны просто этим пользоваться. От просто демонстрирует. Фейсбук, Снапчат, Вконтакте, который представил те же самые свои масочки, все то же самое. В кармане минимум у 10 % населения. Только поэтому очевидно, что через некоторое время все это победит. Мы уже на самом деле AR просто интегрировали в нашу коммуникацию.

Например, какие существующие AR-продукты? Насколько вы готовы продавать идею своим клиентам встраиваться в существующие AR-продукты?

Использовать тот же самый Снэпчат с масочками. Использовать ARKit, например? Вот во всем мире и в Штатах, конечно же, там просто как горячие пирожки расходится. А вот вы попробуйте сделать масочку для своего бренда. Они не понимают, как это влияет на бизнес. В России очень сложно, потому что, во-первых, это дорого, а во-вторых, у них есть большая проблема. Или настолько это далеко, что они… если во всем мире у всех людей, которые работают на клиентской стороне с рекламными агентствами, есть понимание, что ты должен быть на хайпе, условно говоря, должен быть впереди технологии, чтобы отпозиционирвать себя, все время демонстрировать свой потенциал и рост, и все время /неразборчиво/ с молодой аудиторией, которая гораздо быстрее, нежели чем твой бренд, то в России такого нету. Или не понимают, как это влияет на потребителя. Ну, нету.

Даже трудно продать стикеры Viber, которые дают невероятный результат, супермедиапокрытие, суперохват, супервзаимодействие с твоими стикерами. Очень-очень трудно. Но это очень сложно продать. И Viber — номер один мессенджер в России. И поэтому все время: «Лучше ролик снять, ну, не знаю, ну лучше медийку запулить». И это очень дорого. Здесь есть не леность, не знаю, негибкость, наверное, текущего российского клиента. Ну, как-то такое. Сколько лет пройдет, когда у нас… Три-пять лет… То есть стандартно… Да, как только первый… Вот Дикси сейчас сделает, с кейсом выйдет, расскажет, все тут же начнут думать об этом. На Западе все совсем по-другому. Значит, они рискнули. «Как же так?!

Они сделали, отдали устройство, теперь все. Дикси— это большая сеть. Да, теперь так можно. Теперь так можно». Некоторые, некоторые конкуренты тут же сразу стали думать «как бы нас такое же сделать». На самом деле, рынку нужны их цифры по результатам, или им достаточно того, что «ну, они сделали, нам тоже надо»? Да. Не важно, какой будет результат, просто «мы должны быть не хуже»? Там есть их репертуар. Это ритейл.

И если… просто маленький шажок сделать, чтобы это случилось, и из одной VR-вселенной в другую VR-вселенную переместить. Конечно, есть некая привязанность и лояльность, просто потому что ближе к дому, то есть этот магазин ближе к дому, но, в то же время, есть возможность переключить и на соседний магазин, дать просто больше мотивацию. О, наш человек очень практичный. И особенно, если там будут, например, возможности на скидке купить, собрать себе корзину. Ну, что ж, спасибо за беседу. Тут же пойдет собирать корзину в этом виртуальном мире, а не в том. Я надеюсь, мы скоро окажемся в тех виртуальных мирах, о которых мы разговаривали.


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан
Обязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Ещё Hi-Tech Интересное!

OpenSceneGraph: Групповые узлы, узлы трансформации и узлы-переключатели

Когда происходит рисование точки, линии или сложного полигона в трехмерном мире, финальный результат, в конечном итоге, будет изображен на плоском, двухмерном экране. Соответственно, трехмерные объекты проходят некий путь преобразования, превращаясь в набор пикселей, выводимых в двумерное окно. Идеологически и «чистые» ...

«Монстры в играх или 15 см достаточно для атаки»

Спасибо читателям за проявленный интерес, рад что материалы полезны. Представляю вам четвертую статью цикла.Сегодня я хотел бы разобрать такой важный элемент для любого монстра — дистанция атаки. Их существует всего три: ближняя средняя дальняя В первой части разберем типичные примеры ...