Главная » Хабрахабр » Ветер, саранча и дедлайн: как мы строили электроподстанцию

Ветер, саранча и дедлайн: как мы строили электроподстанцию

Ниже будут все ужасы нашего городка, включая отечественный автопром и взаимодействие с китайскими и корейскими подрядчиками. Коллеги попросили меня рассказать про то, как мы строили подстанцию на автомобильном заводе в южном регионе.

Потому что подходы в строительстве совсем не такие, как при разработке ИТ-продукта. Почему это всё интересно? Слушает тебя 8-9 человек. Было много совещаний: приезжаешь в 6 утра, отчитываешься, что было сделано за ночь, потому что прошлое совещание было в 21:00 вчера. Бывает, не успеваешь пробежать по всей территории, даже снять всю информацию, а тебе уже надо на новое совещание идти. Главный энергетик, главный инженер и там еще много-много всяких…исполнительный директор, технический директор.

Мы монтировали, а там задул ветер, перевернул «Матиз» и уронил несколько рекламных щитов на трассе в Элисту. Был момент, когда работали в стужу и ветрище, который сносил машины с трассы. Зимние спецовки не спасали. Идёшь — тебя вообще продувает вовсю. Даже «газель» в конце легла набок.

Задача

Модель была такая: нужно не заниматься реализацией, а собирать автомобили. Отечественный автопром (почти) решил в 2012 году построить завод на юге. То есть собранные машины стоят, а дальше китайцы увозят их, куда они хотят. Система автомобильного бизнеса выстроена так: они собирают, потом у них всё хранится на их парковках в виде почти готового продукта. Теперь такое месторождение машин появилось у нас в стране и, можно сказать, стало полигоном для Китая, китайских машин. Могут в Европу, могут обратно в Азию. Это принципиальный скачок, который очень много даёт региону и рынку. То есть не все машины, собранные тут, остаются в России.

Подстанция как источник надёжного электроснабжения, а энергоцентр как дешёвая электроэнергия. Изначально они хотели построить подстанцию и энергоцентр. Они хотели использовать в основном энергоцентр (там газопоршневые машины планировались), а на пике — внешнюю сеть. Энергоцентры с тригенерацией мы делаем, и там очень много ИТ-начинки. В связи с тем, что мы там уже достаточно долго прорабатывали этот вопрос (заходили туда как специалисты по энергоцентрам), нам предложили поучаствовать в конкурсе на строительство подстанции. Однако на каком-то этапе отказались от идеи строительства энергоцентра.

Получили подстанцию 110/10 кВ. В итоге мы победили в тендере в 2014 году. У нас не было разброса на 40 Га, чтобы мы выбрали себе место, где мы делаем. Было только место под размещение ПС. Чуть дальше ещё был проект на ТП по территории и в цехах (и кабель) в 2015-м.

Оказалось, это крайне важно: на заводе есть особенный цех, где красят корпуса. Поскольку мы ещё обеспечиваем подводы энергии к дата-центрам, у нас был большой плюс по навыкам и реализованным проектам по стабильности питания. Если отключить питание, то этот цех встанет. Там ванна с катафорезным грунтом, туда плюхают машину, потом делают особую технологическую магию и вынимают машину. Если он застынет, то потребуется ещё несколько десятков миллионов инвестиций в перезапуск процесса. Если питание не вернётся через 30–40 минут, то грунт застынет. Конкретно — всей линии катафореза.

У них автоматика очень чувствительна к перепадам. И ещё одно. Как только случается перепад напряжения, их блок управления сходит с ума и они красят всё подряд. У них есть роботы (рука «ходит» и распыляет краску). Поэтому требования по питанию почти как для ЦОДа.

Кстати, прошли экспертизу по проекту быстрее завода. Мы стали проектировать. Вот так всё начиналось:

Чем больше напряжение, тем меньше потери при транспортировке. Смысл подстанции в том, что электричество приходит на завод по высоковольтной ЛЭП, то есть большого напряжения. Затем нужно аккуратно понизить напряжение для разбрасывания питания по маленьким подстанциям (щитам) на заводе около конкретных потребителей, а там оно понизится ещё раз (уже до 0,4 кВ) и будет подано на непосредственные потребители.

Стоит наша понижающая подстанция — 110 кВ надо понизить до 10 кВ, они распределяются по территории завода. Из города приходит два ввода, там дальше отпайка к нашей ПС. Простой проект. Это обычные трансформаторы. Резервирование процессов — свои дизели на станках и линиях, а не общецеховые. Никаких изысков.

Хотя бы примерно. Ясное дело, для этого надо знать, где и какое оборудование будет стоять.

Вообще, про смежников или хорошо, или ничего. Теперь про злобных парней. После десятков вариаций у них была final version на расстановку потребителей (оборудования). Поэтому про корейских коллег я не скажу ничего. Мы начали переделывать и тут получили absolutely final version. Мы выдохнули и начали делать, но тут нам выкатили вещь, ломающую вообще весь мозг инженера, — final version 2. Это был квантово-неопределённый завод. Всего было 20 версий генплана, а за день один техпроцесс мог переехать 6 раз. Вообще-то высокотехнологичная страна — Hyundai, KIA, — а тут смежники не знали нагрузки у своего оборудования, меняли их много раз и так далее.

Тут мы были просто до невероятности счастливы, что отказались от 0,4 кВ. После AFV появилась поправка к последнему творению непризнанного гения.

Проект курировал лично гендиректор завода, присутствовал на стройке и в снег, и в стужу, не покидая площадку Это было эффективно, но как-то очень неуютно.

Если в случае столовой, административного корпуса и цеха хранения проблем никаких не предвиделось, то в остальных местах — на сварке, сборке, окраске и так далее — изменение расположения станков очень влияет на всё и сразу. Благодаря истории с абсолютно финальными версиями генплана/размещения потребителей, мы несколько раз перекладывали кабель и нужно было успевать прокопаться и проложить кабель до того, как будет асфальтирование.

Дальше уже мы выбрали номиналы ТП, то есть номиналы трансформаторов, которые установлены в трансформаторных подстанциях — цеховых и по территории. Получили ТУ от МРСК на определённую мощность, что будет ПС на 2 трансформатора на 16 МВА. Следовательно, ТП рассчитаны под определённую мощность, которая придёт от потребителей. То есть раскидка 16х2 по ТП (1, 2, ну 3), чтобы именно эта мощность, не больше. Хорошо, мы заказали трансформаторы, сделали ТПшку. Что им нужно столько-то. И они другого номинала. В итоге, например, в проекте было указано, что приходит 5 кабелей, а у нас 7. Мы говорим: «Ребята, вы куда? Например, больше. Они перекидывали мощности между ТП, а нам приходилось снимать с этой ТП свои автоматы и переносить сюда, искать свободное место и как-то сажать их кабель. У нас ТП не рассчитаны под такие мощности, то есть у нас не потянут трансформаторы такую мощность, плюс автоматы, на которые вы собирались вешать свои кабели, у нас их просто нет». Строительный аджайл, однако.

Фотографии

Монтаж здания ЗРУ:

Монтаж ЗРУ:

Монтаж ОРУ и плавки гололёда:

Монтаж порталов:

Монтаж фундамента под плавку гололёда:

Монтаж щитов:

Реализация

«С февраля будет всё хорошо, в марте в шортах все ходят», — сказали нам местные.

В апреле мы ходили по щиколотку в снегу. В марте ударило –15 и дул тот самый жуткий ветер. «Аномальная весна», — говорили местные и пожимали плечами.

Что работы по расключению приобретали особую атмосферу. Что это значит? Никак. Вы знаете, как пахнут обмороженные пальцы? Люди в поле расключают мелкие кабели надо 200–250 кабелей вызвонить. Серьёзно, пока вы не отогреете нос и пальцы. В итоге мы делали специальные теплушки и противоветренные устройства. Даже в –5 стоишь выверяешь, а там сильный ветер из-за горы. Было очень сложно работать чисто физически.

Попробуй это сделать в поле при такой погоде. Ещё надо сушить масло на трансформаторе по техпроцессу. Пришлось греть и делать хитрое решение, чтобы можно было всё реализовать в поле. Масло приходит в бочках, через сепаратор надо удалить воздух и влагу.

Все работали без вопросов, я такое редко вижу. Но могу сказать, что, несмотря на перегибы, на запуске была идеальная дисциплина.

Никто не думал, что эти твари так хорошо ползают. Потом, когда закончились морозы, пришла саранча. Когда выгорел первый автомат, мы решили, что надо защищать щиты. Короткие замыкания — только в путь. Как они пролезали, мы не знаем. Но не успели до конца — они ломанули с поля на тепло прямо в оборудование. Силы природы были вообще не на нашей стороне.

Если бы это была структура меньше, чем КРОК, то, наверное, так не вышло бы. В итоге мы всё сделали за очень короткий срок, поскольку смогли закупить оборудование под контракт раньше прихода денег. Очень. И да, я рад, что проект закончился.


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан
Обязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Ещё Hi-Tech Интересное!

[Из песочницы] Ночник с выключением по расписанию

Где-то прочитали, что он необходим для спокойного сна. С рождением ребёнка встал вопрос о ночнике. Очень удобно просыпаться от криков и воев среди ночи и видеть на что жалуется малыш (если удастся понять). Быстро привыкли спать с тусклым светом. Так ...

Почему я не верю микробенчмаркам

Скриншот с сайта с микробенчмарками"/>Думаю, что одного этого скриншота реально существующего замера производительности хватит, чтобы донести смысл статьи, но, если читателю интересны мои мысли на этот счет, то добро пожаловать. <img src="http://orion-int.ru/wp-content/uploads/2018/12/pochemu-ya-ne-veryu-mikrobenchmarkam.png" alt="typescript работает быстрее javascript и занимает меньше памяти. ...