Hi-Tech

Версии дела Майкла Калви: что говорят следствие, арестованный, заявитель и СМИ

Официальные версии, заявления Калви и Юсупова, анализ отчётности и правок в уставе IFTG и возможная борьба за власть в «Восточном».

В закладки

Майкл Калви в зале суда «Ведомости», Максим Стулов

Уголовное дело по ч. 15 февраля 2019 года главу инвестиционного фонда Baring Vostok Майкла Калви и ещё пятерых человек задержали, а затем арестовали по подозрению в хищении имущества на 2,5 млрд рублей. 159 УК РФ предполагает лишение свободы на срок до десяти лет. 4 ст.

По собственным данным, компания привлекла в капитал своих фондов $3,7 млрд. Baring Vostok работает с 1994 года и занимается прямыми инвестициями в проекты из России и других стран бывшего СССР. Baring Vostok инвестировала в «Яндекс», Avito, «1C», Skyeng, Gett, ivi, «Вкусвилл», Busfor и другие проекты.

Версия следствия

Юсупову принадлежит 4,8% акций «Восточного», Аветисяну — 32% акций, а Baring Vostok — 52%. Заявление на Калви написал Шерзод Юсупов — акционер банка «Восточный» и партнёр второго совладельца банка Артема Аветисяна.

«Первое коллекторское бюро» взяло кредит у банка «Восточный» на 2,5 млрд рублей. Baring Vostok — инвестор «Первого коллекторского бюро» (ПКБ) и банка «Восточный». Чтобы вернуть долг, в 2017 году Майкл Калви с коллегами передал банку 59,9% акций компании International Financial Technology Group (IFTG), принадлежавшей ПКБ.

Стоимость ценных бумаг была оценена Калви и его коллегами в 3 млрд рублей, но на самом деле их реальная стоимость составляет 600 тысяч рублей, считает следствие.

Некоторые показания следствия менялись: в пятницу следователь указал, что стоимость пакета акций IFTG в 600 тысяч рублей оценила компания PricewaterhouseCoopers (PwC), но из-за отсутствия документов в материалах дела заседание перенесли на субботу.

В субботу следователь рассказал, что оценку проводила кипрская компания, название которой не указано, по заказу фонда Finvision Holdings, второго основного акционера банка «Восточный».

Версия Калви

Калви утверждает, что сделка была выгодна для «Восточного», так как ПКБ ежегодно получало чистую прибыль в 100 млн рублей и должно стоить не менее 2,5 млрд рублей.

Согласно последней отчётности IFTG, активы ПКБ в 2016 году составляли $82 млн (4,8 млрд рублей по курсу в момент сделки), а чистая прибыль — $22,7 млн (1,3 млрд рублей).

По его словам, сделку одобрили все незаинтересованные акционеры, а Юсупов участвовал в переговорах между компаниями и имел доступ к информации. Калви заявил, что практически всё в версии следователей неверно.

По его словам, оговорку убрали в новом уставе, а на основе ограничений нельзя оценивать акции в 600 тысяч рублей. Также Калви рассказал, что в момент сделки в уставе IFTG содержалась оговорка, которая ограничивала сумму выплат дивидендов, а также любых других выплат в случае ликвидации компании — они ограничивались несколькими тысячами долларов.

В суде он назвал неправдой обвинения в свой адрес и обвинил Юсупова и Аветисяна в ложном доносе. Сам Калви связывает дело с корпоративным конфликтом в банке.

Мы считаем, что ими проведены десять сделок, которые мы оспариваем в Лондонском арбитраже», — заявил Калви. «Юсупов и Аветисян вовлечены в корпоративный конфликт внутри банка "Восточный".

Первый — создать себе переговорную позицию для отказа Baring Vostok от требований в Лондонском суде. Он считает, что Юсуповым двигали два мотива при подаче заявления в ФСБ. Второй — уменьшить размытие доли Аветисяна в «Восточном» после докапитализации банка со стороны фонда.

В январе 2019 года Baring Vostok согласилась провести допэмиссию акций на 5 млрд рублей, из-за которой доля Аветисяна в банке может уменьшиться.

Юсуповым в адрес менеджеров компании Baring Vostok в связи со сделкой по IFTG, не обоснованы, и мы полагаем, что они направлены исключительно на оказание давления на Фонды Baring Vostok с тем, чтобы фонды прекратили арбитраж в Лондоне, либо на то, чтобы помешать дополнительной эмиссии акций Банка «Восточный». Обвинения, выдвинутые Ш.

Ш. Компания IFTG является прибыльным растущим бизнесом, имеющим синергию с Банком «Восточный». Юсупов лично участвовал в переговорах и одобрении приобретения банком компании IFTG.

Цитата из пресс-релиза Baring Vostok

Версия заявителя

Он утверждает, что ограничения по выплате дивидендов по акциям IFTG обнаружились только весной 2018 года, после проверки аудитором банка «Восточный» — компанией PwC. В понедельник 18 февраля Шерзод Юсупов рассказал о своих претензиях по делу Калви. Юсупов дождался полного юридического заключения, после этого подал в суд.

На вопрос, почему «Восточный» не поменял устав IFTG после сделки, Юсупов сообщил, что банк находится под контролем Baring Vostok: «Видимо, не было никакого желания исправлять технические ошибки».

Он отрицает своё участие в переговорах по сделке между ПКБ и «Восточным» и не согласился с заявлением Калви о том, что обвинения нужны для того, чтобы Baring Vostok отказалась от своих претензий в Лондонском суде. Заявление было подано в правоохранительные органы потому, что расследуют события, имеющие все признаки мошенничества, заявил Юсупов.

Юсупов не раскрывает сути претензий Baring Vostok в Лондонском суде, но заявляет, что «требования к структурам, подконтрольным Baring Vostok, в Лондонском суде в несколько раз превышают претензии фонда по отношению к нам».

СМИ проверили информацию сторон

Стоимость активов IFGT

По данным в отчетности, IFGT — это инвестиционный фонд с акциями «Московской биржи», «Русcнефти» и финансовыми компаниями. Издание Frank Media проанализировало отчётность IFGT на 31 декабря 2016 года, чтобы определить деятельность компании и стоимость её активов.

Его чистые активы на момент сделки составляли 2,26 млрд рублей, 59,9% которых стоят 1,35 млрд рублей, что не покрывает долга в 2,5 млрд рублей, но явно больше озвученной следствием суммы в 600 тысяч рублей, пишет издание.

На балансе банка «Восточного», как следует из его последней квартальной отчётности, числится 7% обыкновенных акций IFTG, причём впервые они появились в отчёте за первый квартал 2018 года, хотя сделка, исходя из информации, озвученной в суде, состоялась в феврале 2017 года.

Frank Media

Ограничения на выплаты дивидендов в уставе IFTG

По мнению издания, устав поменяли, но ограничения остались, с написанным в уставе не сходится ни заявление Юсупова, ни Майкла Калви. Издание Frank Media изучило редакции уставов и проверило, сняли ли ограничения на выплату дивидендов, как об этом заявляет Калви.

Акции классов А1 и А2 — менеджерские или префы, по акциям класса А1, например, менеджмент имеет право получить свои 1,5%. По уставу у IFTG есть несколько классов акций. В 2018 году в статью 27 устава была внесена поправка, касающаяся распределения активов для держателей акций разных классов. Акции классов B, C, D и E — инвесторские.

Frank Media

В 2017 году владельцы акций класса В имели первоочередное право на получение выплат при ликвидации фонда и распределения прибыли, остальные классы, кроме А1, получали деньги позже.

Владельцы акций остальных классов получали выплаты за счёт нелистинговых активов. Поправки 2018 года предписали выплачивать деньги владельцам акций класса B только за счёт продажи акций «Московской биржи» — на 31 декабря 2016 года их было почти на $14 млн.

Поправки были внесены, но они только добавляли ограничения для владельцев акций, что не соответствует заявлениям обеих сторон.

Возможные причины конфликта

По их версиям, конфликт между Baring Vostok и Аветисяном произошёл из-за борьбы за контроль над банком «Восточный», и Аветисяна поддержали спецслужбы благодаря знакомствам. Издание The Bell и финансовые журналисты Frank Media провели собственные расследования.

В какой ситуации находится «Восточный»

  • Baring Vostok с 2015 года искал покупателя банка «Восточный», а контролирующим его акционером стал вынужденно — после выкупа допэмиссии в июне 2015 года, без которой банк мог попасть под санацию.
  • Аветисян планировал привлечь государство и создать на основе объединённого «Восточного» и банка «Юниаструм» опорный банк для кредитования малого и среднего бизнеса, также присоединив к ним «МСП банк». Идею раскритиковало Минэкономразвития и основные исполнители, поэтому она провалилась.
  • В начале 2017 года банк «Юниаструм» Аветисяна присоединился к «Восточному». В ноябре 2017 года рейтинговое агентство Fitch заметило ухудшение капитала «Восточного» и снизило его рейтинг до дефолтного. Fitch отметило, что качество капитала «Восточного» заметно ухудшилось после присоединения «Юниструма», у которого обнаружилось 33,9 млрд рублей потенциально плохих активов, в числе которых рискованные корпоративные кредиты.
  • Чтобы повысить достаточность капитала, в начале 2018 года председатель правления «Восточного» Дмитрий Левин инициировал допэмиссию на 5 млрд рублей. У Аветисяна не было денег на её выкуп, а Baring Vostok не хотел тратить деньги на увеличение доли в банке, от которого планировал избавиться, пишет «Коммерсант». Акционеры находились в состоянии конфликта.
  • В декабре 2018 года «Восточному» предписали доначислить резервы на сумму около 20 млрд рублей, что было бы невозможным без допэмиссии. В январе 2019 года Baring Vostok и Аветисян договорились провести размещение акций в апреле 2019 года, к этому времени Аветисян смог бы в нём поучаствовать. В противном случае Baring Vostok обещал полностью выкупить новые акции.

Борьба за контроль над «Восточным»

В нём могли быть прописаны условия, по которым Аветисян может контролировать «Восточный» даже без контрольного пакета акций или как минимум иметь больше прав, чем предусмотрено его пакетом. Источники Frank Media рассказали, что тяжба в Лондонском суде, о которой говорит Калви, возникла вокруг соглашения между акционерами «Восточного» и «Юниструма» при объединении банков.

Он отмечает, что по соглашению Baring Vostok тоже должен был отдать часть акций, так что «в этом деле нет хороших». В этом же соглашении были прописаны некие обязательства Аветисяна, из-за невыполнения которых Baring Vostok мог начать разбирательство в суде, говорит один из собеседников Frank Media.

Baring Vostok подал в суд четыре иска, в которых просит признать опционное соглашение недействительным или истекшим, или нереализованным Finvision, компанией Аветисяна, через которую он владеет своей долей в «Восточном». Кроме того, источники Frank Media и РБК знают об опционе, по которому Аветисян может получить дополнительные 9,99% банка.

Finvision планирует подать в Международный арбитраж при ТПП (Торгово-промышленной палате), чтобы добиться исполнения опционного соглашения.

Источники Frank Media говорят, что он не хочет терять контроль в банке, но при этом считает свой «взнос» в виде банка «Юниаструм» достаточным, чтобы сохранить текущее расположение дел. Если Аветисян не примет участия в допэмиссии, намеченной на апрель 2019 года, то его доля в «Восточном» уменьшится.

По информации издания, Аветисяна мог поддержать Дмитрий Патрушев — министр сельского хозяйства и сын бывшего главы ФСБ Николая Патрушева. Источники The Bell считают, что Аветисян мог обратиться к спецслужбам для поддержки в конфликте за «Восточный». Эту версию может подтверждать то, что Юсупов написал заявление именно в ФСБ, считает The Bell.

По версии The Bell, они находятся в хороших отношениях: несколько лет вместе входили в наблюдательный совет «Россельхозбанка», а в 2012 году Патрушев как председатель правления «Россельхозбанка» и Аветисян как директор направления «Новый бизнес» в АСИ подписали меморандум о сотрудничестве.

По их версии, Аветисяну не помогало ФСБ, у него есть связи в других структурах. Источники Frank Media из крупных банков не подтверждают предположение The Bell.

Также Frank Media считает, что «Восточный» не выглядит привлекательным активом — банку требуется большие вливания в капитал, чтобы соответствовать требованиям ЦБ.

Какая ценность заключается в «Восточном», почему стороны дела воюют с применением уголовного дела, до конца не ясно, заключает Frank Media.

Мнение бизнес-омбудсмена Бориса Титова

По мнению бизнес-омбудсмена, использование уголовного давления для решения корпоративных конфликтов — характерная ситуация для многих дел, с которыми он работал. 18 февраля Титов заявил, что дело Калви — корпоративный спор, а арест главы Baring Vostok незаконен.

4 ст. Статья 108 УПК РФ запрещает предварительное заключение под стражу лиц, совершивших преступления в сфере предпринимательской деятельности, включая статью ч. В этом случае применяется домашний арест, залог и подписка о невыезде, считает Титов. 159 УК РФ, которую инкриминируют Калви.

Он отметил, что следствие «демонстративно пренебрегает позицией Верховного суда РФ»: в 2016 году Верховный суд принял постановление, в котором запрещает арест предпринимателей за преступления в сфере экономической деятельности.

#делоКалви

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть