Хабрахабр

Век живи — век учись. Часть 1. Школа и профориентация

У меня есть знакомый из Гренобля, сын русских эмигрантов, — после школы (collège+lycée) он переехал в Бордо и устроился работать в порт, через год перешёл в цветочный магазин SMM-щиком, ещё через год окончил короткие курсы и стал кем-то вроде референта руководителя. После двух лет работы, в свои 23 он ушёл в представительство компании SAP на низшую должность, получил университетское образование и сейчас стал инженером корпоративных систем. На вопрос, не страшно ли было делать такой «gap» в образовании, он ответил, что страшно выйти из вуза в 22 и не знать, кто ты и чего ты хочешь. Знакомо? В общем, если вы родитель или родственник школьника или сам школьник, вам под кат. Впрочем, всем остальным тоже неплохой повод для ностальгии.

Пролог — откуда есть пошла такая статья

На Хабре неоднократно появлялись разрозненные статьи об образовании, необходимости диплома, аспирантуре и прочих аспектах обучения — недаром есть хабы про учебный процесс, карьеру, образование за рубежом и т.д. Тема и правда серьёзная, особенно в условиях сильно изменившегося рынка труда и запросов к специалистам. Мы решили обобщить свой опыт, попросили помочь специалиста, отдавшего образованию людей 8 лет, себя — 25 лет, включая школу 🙂 и ИТ-сфере 10 лет. Мы подготовили 5 статей, которые будут выходить в нашем блоге.

Цикл «Век живи — век учись»

Школа и профориентация
Часть 2. Часть 1. Дополнительное образование
Часть 4. Вуз
Часть 3. Самообразование Образование внутри работы
Часть 5.

Делитесь своим опытом в комментариях — может быть, благодаря стараниям команды RUVDS и читателей Хабра чьё-то первое сентября окажется немного осознаннее, правильнее и плодотворнее. 

Школа: старая песня о главном

Группировки

В среднем по стране школа — это весьма интересный элемент образования, особенно сейчас. В нём пересеклись совершенно разные миры: 

  1. учителя старой формации, в очень солидном возрасте, в большинстве своём не готовые принять новые реалии и формы образования, не готовые прислушиваться к ученикам; 
  2. молодые и довольно безразличные учителя из 90-х, когда в педогогический за редким исключением шли от отчаяния и невозможности поступить в другой вуз (из-за уровня подготовки или нехватки денег);
  3. родители с разбросом возраста от 70-х до 90-х, то есть от людей уклада СССР до безбашенных представителей так называемого «потерянного поколения»;
  4. дети 15-17 лет (мы по большей части поговорим именно о них) — дети цифровой эпохи, автоматизированные и компьютеризированные, интровертные и виртуальные, со своим мышлением и особой организацией психики и памяти. 

Все 4 группы воюют между собой и группами против других групп, внутри такого сообщества много непонимания и незримая рука главного и авторитетного воспитателя — интернета. И знаете, что я вам скажу? Это очень неплохо, просто нужен особый подход. А ещё я скажу, что конфликт поколений вечен как и лень школьников, меняются только декорации. 

Какие проблемы испытывают школьники?

  • Знания совершенно оторваны от практики. Школьная программа не даёт информации в связке с практикой. Именно поэтому можно встретить вопросы о том, нужна ли математика программисту или какой язык программирования выбрать, чтобы обойти вопросы математики. В то время как на той же алгебре можно затронуть проблему нейросетей, машинного обучения, разработки игр (прикиньте, как круто узнать, что любимые герои мира игр двигаются по законам физики, а каждая траектория описывается математической формулой). Сращивание теории и практики внутри предмета могло бы повысить интерес ученика, преодолеть скуку на уроке и заодно помочь в первичной профориентации (которая происходит в 6-9 классе). При этом не обязательно требовать дорогую материальную базу, достаточно желания, доски и мела/маркера.
  • Реальный уровень знаний не соответствует оценкам в дневниках и аттестатах. Извечная проблема зубрения, поощрения и демотивации оценками, соперничества приводит к тому, что школьники гонятся за заветной цифрой, а родители и педагоги поощряют эту гонку. Неудивительно, что на первом курсе вуза отличницы скатываются по высшей математике на тройки, а троечники держат крепкую 4 — у них есть понимание предмета, а не зазубренная часть, вылетевшая сразу после ЕГЭ. 
  • Свободный доступ к информации, на самом деле, большая проблема. Не нужно запоминать, искать, анализировать — достаточно открыть Википедию или загуглить и всё, информация перед тобой. Это плохо, потому что реально снижается функция запоминания, не формируется правильный образовательный базис. Тот самый базис, который учит схватить проблему, найти недостающий паззл и тогда уже воспользоваться справочником или интернетом. Проще говоря, постоянно гугля, школьник не учится понимать, что именно надо гуглить. Между тем именно первичный образовательный базис ложится в основу будущей карьеры, служит платформой для навыков анализа и синтеза.
  • Ненужные знания в школе есть. Наверное, читающий этот пост учитель сейчас захочет найти и порвать автора на части, но чем круче школа, тем больше, простите уж, фигни напихано в учебную программу. Из дичи, которую мне доводилось встречать: 4 года латыни, 7 лет зарубежной литературы (с углублением), 4 года (!) ОБЖ, 2 года философии, а также различные словесности, греческий, теория физической культуры, история математики и т.д. Безусловно, общая эрудиция, школьные чемпионаты по «Что? Где? Когда?», умение поддержать разговор — бесценны и даже очень приятны и полезны, но в таких объёмах часы занятий отнимают мозг школьника у профильных для него предметов и от важнейшей общеобразовательной части (вы посмотрите на современное правописание, да хоть на том же Хабре!). Выход есть: делать такие предметы факультативными и без оценок.
  • Сложный темп получения образования — вопрос, который стоит с начала существования школ и решение которого найти очень сложно. В одном классе, даже «сильном» или «слабом» у учеников разный темп освоения материала, решения задач, разная скорость «раскачки». И в итоге приходится либо идти к уравниловке и терять потенциально сильных, либо забивать на слабых и делать их ещё слабее. У меня был студент, который прекрасно решал задачи по математической статистике, но делал это очень медленно, т.к. он искал наилучший путь решения, оптимизировал решение. В итоге из пяти задач успевал решить три. Что прикажете ему ставить? То-то же. Между тем, можно найти небольшой воркэраунд: давать сильным больше задач на самостоятельное решение, предоставлять им право наставничества и обучения своих одноклассников под контролем учителя — это значительно повышает ответственность, снижает страх ошибки и позволяет школьникам продемонстрировать азы работы в команде. 
  • Проблема социализации — болезненная и серьёзная проблема, которая тащит за собой десяток других. Виртуальная среда общения, игровые взаимодействия, социальные сети и мессенджеры отнимают у детей (да дети они до 18, дети, и после, увы, дети) способность к коммуникации и социальному взаимодействию. Ни навыков решения проблем, ни командной работы, ни отношений внутри группы людей, ничего — одноранговая социальная сеть, простые разговоры. И вот тут задача именно школы показать, как круто выглядит система «человек-человек»: устраивать командные игры, организовывать коммуникации.

Как выбрать профессию?

До сих пор в большинстве школ России (в Москве ситуация лучше) профориентация школьников сводится к сочинениям на тему будущей профессии и не совсем адекватным профориентационным тестам, некоторые из которых сводятся к примерному определению склонностей ученика к той или иной сфере. При этом не обсуждаются такие специальности как биоинформатика, информатика в медицине и т.д. — то есть востребованные и перспективные сферы для разносторонних и продвинутых ребят. Сами школьники остаются прежде всего детьми, романтиками и мечтателями. Сегодня они хотят лечить людей или служить в МЧС, завтра быть предпринимателем, а через неделю — программистом или инженером, который строит автомобили будущего. И важно прислушаться, вдуматься, в чём причины выбора — в очаровании доктора Хауса, харизме Илона Маска или в реальной потребности и призвании молодого человека. 

Как оценивать профессию?

Перспективность — это, пожалуй, самая сложная метрика. То, что кажется перспективным прямо сейчас, до окончания школы и вуза может превратиться в самую перегретую сферу (привет юристам и экономистам 2000-2002 года поступления!) или исчезнуть вовсе. Поэтому нужно дать понять своему ребёнку и осознать самому, что должна быть база, вокруг которой можно неоднократно сменить свою специализацию. Например, программный инженер, владеющий С/С++, сможет легко проходить в мир разработки нейросетей, промышленную разработку, науку и т.д., а вот пи-шник (прикладная информатика) может через пять лет оказаться вне стека, на котором он обучался. Опять же, экономист со специализацией «Финансовый менеджмент» гораздо перспективнее в плане горизонтальных перемещений, чем «Банковское дело» или «Оценка недвижимости». Чтобы оценить перспективу, изучите список профессий будущего, посмотрите рейтинги языков программирования (если речь идёт об ИТ), почитайте профильные издания (например, 15-17 лет назад в медицинских журналах научная общественность активно обсуждала микрохирургию глаза, роботов в медицине, лапароскопические манипуляции, а сегодня это повседневная реальность). Ещё один способ — посмотреть, какие факультеты открылись в вузах в последние 2-3 года, как правило, это тот топ, в который вы успеете попасть. 

Открываете «Мой Круг» или «Хедхантер», оцениваете средний уровень заработка по специальности (иногда доступна и готовая аналитика). Реальная доходность — более простая метрика. Сосчитать проще простого, но не забывайте, что через N лет будет поправка на глубину спроса, изменение ландшафта сферы и т.д.  Индексация зарплат в бизнесе случается до 10% в год, в бюджетной сфере примерно до 5% в год.

Более того, не везде она есть и не стоит романтизировать: порой лучше передвигаться горизонтально, обучаться новой специальности и работать не на записи в трудовой книжке, а на реальный уровень заработка (что чревато, но об этом в следующих сериях). Скорость развития и роста карьеры для каждой сферы своя. Главное донести до школьника, что начальником сразу он не станет, нужно будет трудиться, а настоящий профи порой стоит дороже своего начальника. 

Профессионал учится непрерывно, до последнего дня на работе (а иногда и после). Поступательность роста и профессиональная эволюция — важное продолжение для предыдущей метрики. Поэтому нужно соотнести склонность школьника к обучению и требования желаемой профессии (например, мальчик мечтает стать врачом, имеет 5 по химии и биологии, но при этом ленив к обучению — это сигнал к тому, что у него могут быть проблемы с профессиональным развитием в будущем), но не зацикливаться на этом: нередко после вуза уже взрослый человек с радостью учится и продолжает образование, а в школе была не лень, а ненависть к тягомотной истории и скучной географичке.

Что учитывать?

Выбирая профессию, вы должны помогать своему ребёнку, но не решать за него (гарантирую — «спасибо» вы не получите). При этом важно не упустить ни одной детали и, возможно, даже посмотреть на своего близкого, родного человека немного со стороны, строго и объективно (условно говоря, умение покрутить попой под Ламбаду ещё не класс В в бальных танцах, как бы вам этого ни хотелось). 

  • Склонности ребёнка общего плана — это та самая база профориентации, о которой мы говорили выше: «человек», «природа», «машина», «информационные системы». Не бывает людей без склонностей и какого-то вектора пожеланий к своему будущему, поэтому важно распознать, какой механизм превалирует. Даже у универсалов есть определённые сдвиги в ту или иную сторону. Обратите внимание на то, что школьник говорит, какие предметы и почему ему даются легче, на чём он заостряет внимание в разговоре, есть ли у него алгоритмическое мышление, насколько развита логика или воображение. Более того, такое наблюдение непроизвольных реакций гораздо точнее, чем тесты, потому что школьник 13-17 лет может легко догадаться, как ответить, чтобы получить желаемый им на тот момент результат и обмануть систему и взрослых 🙂
  • Пожелания школьника нужно учитывать и поощрять, может, даже дать «переболеть» мечтой о профессии — так он быстрее определится. Ни в коему случае не отвращайте его от выбора, не выставляйте профессию в негативном свете («все программисты задроты», «девушке не место на автомобильном факультете», «ха-ха, психология, ты сама псих, будешь разведёнок лечить что ли», «таксистом? да тебя убьют» — основано на реальных событиях). Если есть возможность, дайте ребёнку попробовать специальность или хотя бы её часть: устройте подработать на лето, попросите оказать помощь, связанную с профессией, попросите знакомых взять на работу на несколько дней. Если есть такая возможность, работает просто безупречно: либо наступает охлаждение и разочарование, либо восторг и утверждение в планах на будущее.
  • Семейные особенности нельзя оставлять за скобками наших непростых слагаемых: если вся семья инженеры-строители и дочь с детства отличает марки бетона, знает толщину арматуры, различает типы кладки и в 7 лет может объяснить, как работает отопление… это не значит, что строительный её ждёт, нет, но и влюблённости в Ахматову и ранние произведения Петрарки ждать не стоит, это просто не её среда. Хотя и бывают исключения. Однако семейственность не должна давить на школьника, заставлять его стать кем-то, потому что такие его родители. Да, ваша выгода очевидна: легче обучить, помочь, устроить на работу и т.д. Но выгода-то ваша, а жизнь — вашего ребёнка, и вероятно, выбор династии его чем-то не устраивает.

Бывает такое, что родители уверены, что их ребёнок не хочет ничего, не имеет устремлений и склонностей, не стремится выбрать вуз, не думает о будущем. На самом деле, так не бывает, всегда есть то, что нравится — от этого и нужно отталкиваться. Если вы считаете, что есть реальные сложности, поговорите с учителями, выслушайте их советы, обратитесь к социальному психологу, который занимается профориентацией подростков (бывают очень крутые частники — о них ниже). У моей одноклассницы дочке 15 лет, очень ранний ребёнок, мама инертная домохозяйка без образования и на дочь смотрит как на «ничего-не-хочуху». Девочка подала вкусный сваренный своими руками кофе, изящно согнула салфетки, предложила торт «Муравейник», который сама сделала. — Кать, ты не думаешь, что ей стоит попробовать себя кондитером или поработать в кафе? — Ты чё, она не плебейка обслуживать всяких, заставлю её на бухгалтера пойти. Занавес.

Что должен знать школьник о профессии?

Когда ты школьник, ты всегда стараешься скрыть истинные мотивы своего поведения или выбора, чтобы не показаться незрелым или ведомым. Поэтому родителям очень трудно разгадать, откуда взялась тяга к той или иной профессии, особенно если она внезапная. Да и не стоит это делать, лучше донести определённые правила игры.

  • Любая работа включает в себя долю рутины (до 100% от всей работы) — школьник должен понимать, что вместе с какими-то желаемыми или визуальными атрибутами он получит множество рутинных задач, выполнение которых может составить большую часть работы: программист пишет не целые программы (если он не владелец бизнеса и не фрилансер), а работает над своей частью кода; врач обязан заполнить гору бумаг, даже если он сотрудник скорой помощи или хирург; космонавт долго тренируется, много всего изучает и в космосе обязан выполнить огромное количество заданий и т.д. Нужно понимать, что профессии без такой специфики не бывает, не стоит романтизировать труд.
  • Работа — это ежедневный труд специалиста. Если ты свяжешь свою жизнь с какой-то профессией, то с высокой долей вероятности, это навсегда: каждый день, с коротким отпуском, начальниками, понедельниками, сложными подчинёнными и проч. 
  • Мода и престиж профессии могут измениться — причём раньше, чем он закончит вуз. И тогда будет два пути: менять квалификацию либо становиться лучшим в профессии, чтобы гарантировать востребованность на рынке труда.
  • Нельзя переносить отношение к человеку на отношение ко всей сфере деятельности — если профессия нравится, потому что ею владеет папа/дядя/брат/киногерой, это не значит, что ты себя в ней будешь ощущать так же комфортно. Каждый человек должен выбирать то, что ему нравится и то, к чему он готов. Примеры быть могут, кумиров быть не должно. 
  • Работа должна нравиться, должны нравиться её составляющие. Каждая работа делится на несколько компонентов: основная деятельность и её цели, коллеги, рабочее окружение, инфраструктура, «заказчики» работы, внешняя среда и её отношение к деятельности. Нельзя принимать что-то одно и отказываться от всего остального, отрицать существование внешних факторов. Чтобы хорошо работать и получать удовлетворение, важно найти позитивные вещи во всех перечисленных компонентах и, выключая будильник, знать, ради чего ты его сейчас выключил (ради чего, кроме денег). 
  • Большой путь начинается с цепочки малых шагов — нельзя сразу стать великими и знаменитым, опытным и руководящим. Будут ошибки, упрёки, наставники и соперники, первые шаги будут казаться незаметными, крошечными. Но на самом деле за каждым таким шагом будет таиться прорыв — фундамент опыта. Не нужно боятся идти или метаться от работы к работе по ничтожным причинам: камень на месте обрастает, а дорогу осилит идущий.

  • Начало карьеры почти всегда скучное — никто не доверит новичку сложные интересные задачи, придётся подходить ко всему с периферии, с азов, обучаться, осваивать, повторять изо дня в день какие-то жутко скучные вещи. Но именно благодаря овладению этими вещами молодой специалист оказывается способным погружаться в глубокие основы профессии. Эта скука неизбежна, поэтому нужно будет научиться находить в ней некий фан.
  • Управлять деньгами — это тоже труд. Вот этот тезис наши родители до нас точно не доносили, да и мы как-то далеки от него. Важно не просто заработать или даже накопить, важно уметь распоряжаться деньгами и уметь жить на ту сумму, которая у тебя есть в этом промежутке времени. Это ценный навык, который в том числе учит уважать своё профессиональное эго и мастерство, не работать за копейки, но и адекватно называть свою цену. 

Получился такой немного философский раздел, но именно это и есть поддержка профориентации школьника со стороны родителей, первые зачатки его самоуважения как будущего специалиста.

Что и кто поможет?

Профориентация — процесс, определяющий остальную жизнь, поэтому нужно опереться в том числе на сторонние методы и на помощь профессионалов.

  • Частный специалист по профессиональной ориентации — человек, который действительно сможет найти в ребёнке самые затаённые чаяния и способности. Нередко это не просто социальные психологи, но практикующие HR-специалисты, через которых проходят сотни соискателей и они могут трезво оценить, к чему готов ваш ребёнок и на какие горизонты стоит рассчитывать.

После работы со специалистом по профориентации — тоже результат!

  • Самоанализ: нужно определить, что очень нравится, на что готов (та самая рутина), что не нравится, на что не готов ни за какие поощрения. Лучше всего это выписать на бумаге и сохранить, чтобы позже вернуться к ещё одной итерации. Такая таблица поможет понять, на пересечении каких навыков должна находиться профессия. 
  • Карта подходящих профессий — выписать все профессии, которые по каким-то признакам подходят школьнику, обсудить каждую, выделить преимущества и недостатки, соотнести с возможностями поступления в соответствующий вуз. Таким образом можно ограничиться несколькими направлениями и рассуждать в ключе дальнейшего профессионального развития (например, остались профессии видеооператора, программиста, инженера-автомобилестроителя и капитана дальнего плавания, среди них есть один вектор — технические специальности, связь с какой-то аппаратурой; уже можно изучать перспективы каждой профессии, оценивать, какой она будет к моменту выхода из вуза и т.д. Хотя разброс всё равно остаётся очень большим). 
  • Школьные учителя — важные наблюдатели и свидетели роста вашего ребёнка, иногда они могут видеть то, чего не замечают родители. Фактически они видят школьника прежде всего с интеллектуальной точки зрения, видят его потенциал как будущего специалиста. Поговорите с ними, обсудите вопрос профессионального становления, их наблюдения могут оказаться по-настоящему весомым фактором. 

Когда вы соберёте и сопоставите эти данные, вам станет гораздо проще определить, как помочь подростку выбрать именно его направление.

Это классическая диаграмма профориентации, из которой ясно, что успешная карьера сложится на пересечении желаний, возможностей (включая физические) и потребностей рынка труда.

Но нам понравилась её другая вариация — не поспоришь!

Как вырастить айтишника?

Если у подростка (а ещё лучше ребёнка до 12 лет) есть определённые способности к логическому мышлению, алгоритмам, инженерный взгляд на вещи, не упустите время и уделите особое внимание некоторым вещам:

  1. книгам, именно книгам, по информатике и математике — во-первых, это необходимые предметы, а во-вторых, ваш школьник привыкнет к работе с профессиональной литературой; в профессиональной жизни хороший программист редко когда обходится без книг;
  2. кружкам по робототехнике и программированию — наставники в игровой форме научат ребёнка основным алгоритмам, функциям, понятиям из ИТ-сферы (стек, память, язык программирования, интерпретатор, тестирование и т.д.);
  3. английскому языку — язык нужно учить очень серьёзно, заботиться о разнообразии и глубине лексики, о разговорной составляющей (от общения со сверстниками в приложениях и по скайпу до обучения на каникулах в зарубежных языковых школах или лагерях);
  4. о роботах и конструкторах дома — сейчас есть программируемые роботы в любом ценовом сегменте, важно совместно с учеником разбирать домашние задания, углублять знания;
  5. если вы готовы ещё и с Arduino поковыряться и увлечь этим подростка — тогда всё, дело почти сделано.

Но за геймификацией и увлечённостью не стоит забывать о фундаментальных основах физики, математики и информатики, они просто обязаны присутствовать в жизни школьника с тягой к разработке (да и вообще любого образованного человека).

Учёба — о ней нельзя забывать: вопрос-ответ

Безусловно, даже если вы с первого класса профориентировали ребёнка и уверены в его будущем, это не значит, что стоит забросить учёбу в школе и сосредоточиться на чём-то одном. 

Как учить «профильные» предметы?

Цель обучения не просто хорошо сдать ЕГЭ, но и прийти в вуз подготовленным, с пониманием предмета и его места в будущей профессии. Исключительно углублённо, с использованием дополнительной литературы, задачников и справочников.

Как относиться к непрофильным предметам?

Исключения: русский язык и иностранные языки, они профильные для любой специальности, поэтому уделите им особое внимание.  В рамках разумного и личных амбиций — учить, сдавать, писать контрольные, не тратить на них слишком много времени.

Как работать с дополнительной нагрузкой?

Они прокачивают мышление, учат сосредотачиваться на коротких дистанциях и интенсивно решать проблему, дают навык самопрезентации и умение побеждать/держать удар. Задачи повышенной сложности и олимпиады — это начало карьеры, без преувеличения. Поэтому, если вы хотите в тот или иной вуз и у подростка реально развиты карьерные ожидания, стоит принимать участие в олимпиадах, конференциях, конкурсах научных работ учащихся.

При этом здоровье должно быть превыше всего, это важный момент, который родители забывают, а дети пока не осознают.

Идти ли в техникум после 8/9 класса?

В образовании по схеме техникум+вуз нет ничего плохого, даже больше плюсов. Исключительно решение родителей и самого школьника. Но учиться отчасти сложнее.

Менять ли школу на профильную?

Не стоит бояться психологической травмы, у смены коллектива есть большое преимущество: какую-то часть своих одногруппников и однокурсников будущий студент узнает гораздо раньше, а это здорово способствует адаптации в вузе. Желательно менять — так у школьника будет больше шансов сдать ЕГЭ на высокий балл (ну и со вступительными экзаменами та же история, если они везде вернутся в будущем — шанс всё равно выше). Но если подростка прямо не оторвать и школьный мир дороже всего — конечно, отрывать не стоит, лучше уделить время дополнительным занятиям.

Факторы выбора вуза?

Но стоит обратить внимание на базы практики (если своих нет на примете), на степень изучения языков в вузе, на основной научный профиль (научные лаборатории), на наличие военной кафедры (кому это актуально). Очень много факторов: от переезда в другие города до внутренних особенностей вуза, это всё очень индивидуально.

Когда начинать работать?

Но, на мой взгляд, стоит попробовать поработать летом между 9 и 10, 10 и 11 классом — чисто для того, чтобы понять, как устроено взаимодействие в трудовом коллективе, как распределены обязанности, какие степени свободы/несвободы существуют. Это большой вопрос — стоит ли в школе начинать работать, и ответ на него также индивидуален. А вот в лето поступления в вуз стресса и нагрузки чрезмерно много — поэтому зачислился и отдыхать, чем больше, тем лучше.

Но, кажется, если каждый родитель прислушается хотя бы к некоторым моментам из статьи, школьникам станет легче выбрать будущую профессию, а маме с папой удастся избежать обвинения «Я не хотел в этот вуз, вы за меня решили». На самом деле, на эту тему можно говорить вечно, и она требует глубоко индивидуального подхода. Школьный период — огромный фундамент всей будущей жизни, поэтому стоит к нему отнестись ответственно и соблюдать три главных правила: уважать, направлять и любить. Задача взрослых не просто накормить своих детей рыбкой, а дать им в руки удочку и научить ею пользоваться. Поверьте, вам вернётся сторицей. 

В следующей серии мы с вами пройдём пять/шесть коридоров курсов вуза и решим наконец, нужен он или «а может, к чёрту диплом?» Не пропустите!

Алчный постскриптум

Кстати, мы забыли о важном моменте — если хочется вырасти айтишником, стоит ещё в школе познакомиться с open source проектами. Это не значит, что нужно контрибьютить в крупнейшие разработки, но свой pet-проект пора начинать пилить и лелеять, разбирая теорию на практике. А если вы уже выросли и вам не хватает чего-то для развития, например, хорошего мощного VPS, заходите на сайт RUVDS — у нас много интересного.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть