Hi-Tech

В чём источник долголетия и зачем проходить генетические тесты

Материал подготовлен командой онлайн-школы стартапов Russol — её основателем Юрием Ярцевым и контент-редактором школы Марией Бушуевой.

Энн Войжицки

Энн Войжицки рассказывает о будущем здравоохранения и компании 23andMe, которая исследует геном человека, выявляя его предрасположенность к различным заболеваниям.

И что текущий уклад — страховые, больницы, фарма — заточены на постоянное извлечение прибыли, а излечивать раз и навсегда невыгодно. Главный вывод — источник долголетия в кастомизированной медицине и профилактике на основе генетических предрасположенностей. И такой уклад нужно разрушать.

Неизвестность для студента и стартапера — благо

Энн совершенно случайно получила работу на Wall Street, не зная, чем она будет заниматься. Энн упоминала, что в начале пути всегда стоит неизвестность, и нужно воспользоваться предоставляемыми возможностями, не упустив их. «Так я выиграла перелёт и, уже работая там, получила возможность досконально изучить индустрию здравоохранения», — рассказывает она. Она просто пошла на собеседование, потому что там давали бесплатные мили.

Доскональное знание индустрии помогает увидеть проблему и сгенерировать идею

Войжицки увидела, как работают страховые компании, государственное и частное здравоохранение, фармацевтика, и сформировала мнение об этой сфере: «В начале был сверх оптимизм, я считала, что здравоохранение изменит жизнь людей к лучшему и что раз существует множество разных технологий и исследований, то скоро всё будет по-другому».

Текущая цель здравоохранения — постоянная монетизация болезней

Так Энн увидела, из чего на самом деле состоит здравоохранение. Появлялось много маленьких компаний, занимающихся исследованиями в сфере здравоохранения, но в 2007 году мыльный пузырь лопнул, ландшафт инноваций полностью высох. Если мы сможем сделать так, чтобы ни у кого из нас не было диабета, то никто не заработает денег на этом, но способов заработать на болезни — множество», — говорит она. «Это огромная индустрия, которая монетизирует болезни.

Идея и успех в изменении и восстании против текущего уклада

И поняла, что никогда не хочет болеть диабетом или любой другой болезнью, но ни одна существующая сейчас система не заинтересована в том, чтобы сделать её здоровой. Войжицки задумалась: в чём смысл здравоохранения лично для неё? И это Энн говорит после 10 лет работы в стартапе: «Мне хотелось в каком-то смысле восстать против текущего расклада, чтобы вдохновить людей быть здоровыми».

Главным бенефициаром здоровья должен быть человек, а не страховая или доктор

Их принимает его страховая компания, доктор или фармацевт. Главная проблема в здравоохранении, говорит Энн, в том, что у пациента отсутствует право голоса — он частное лицо, не платит и не может принимать решения.

Большинство работников здравоохранения прямо говорят, что не могут разрешить людям принимать решения касательно их здоровья, потому что они не знают, как интерпретировать диагнозы и прочие данные. Цель компании 23andMe сделать из пациента лицо, принимающее решения в своих интересах, ведь по факту пациент — это тот, кто оплачивает счета.

Пару примеров из истории.

  • Тест на беременность для женщин был достаточно радикальным нововведением. Да как вообще женщина посмела самостоятельно дома узнавать о своей беременности?
  • В журнале Американской медицинской ассоциации 1969 года доктора в статье обсуждали вопрос, нужно ли пациенту знать, что у него рак? 90% в то время ответили, что не нужно. И объясняли это заботой о пациенте.

Второй бенефициар здорового человека — общество

Выиграет общество и вы лично. Так кто же на самом деле выиграет от этого? У людей в какой-то момент приходит осознание ответственности за своё здоровье. Общество заинтересовано в том, чтобы вы жили и были здоровыми как можно дольше, принося ему пользу. Они начинают пить витамины, ходить на йогу и курсы по снижению веса, заниматься множеством разнообразных альтернативных оздоровительных практик.

И чем больше компания может дать персонализированной информации конкретному человеку, тем выше шансы, что человек сможет позаботиться о себе сам.

Почему для разработки в компании выбрали генетические тесты на выявление предрасположенности к болезням

Это была её первая и последняя инвестиция в 1996 году. Во-первых, мне всегда нравилась генетика, рассказывает Энн. И она видела мир, который начинает связываться социально. В то время происходила генетическая революция, и в момент забега, когда все пытались уменьшить стоимость расшифровки генома, Энн показалось, что люди захотят покупать скан всего своего генома за доступную цену.

Не нужно ждать от фармацевтики чуда — пройдя генетический тест, можно делать профилактику

Что делать с такой информацией? Энн дала каждому его генетическую информацию и, с другой стороны, собрала всю эту информацию краудсорсингом. Вместо того чтобы надеяться на Стэнфорд, Гарвард или фармацевтические компании в плане поиска лекарств от болезней или информации о том, как быть здоровым, выгоднее, чтобы люди получали информацию, о том, что они могут сделать сами. Излечивать, предостерегать, экономить — много чего.

Нельзя ожидать немедленных результатов, успех компании — результат тяжкого труда

В 23andMe организовали вечеринку, где все плевали в пробирку и даже попали на обложку какого-то журнала. Многих привлекла идея изменения системы. Много продали в первый день запуска стартапа, а потом было возвращение в реальность — падение продаж.

В этой ситуации важно было не позволять людям на 100% надеяться на немедленный успех, чтобы потом они не разочаровались. В то время удавалось продавать примерно 15-25 наборов в день. Важно сказать людям, что компания сфокусирована на долгосрочную перспективу. Такое случается с любым продуктом, который впервые выходит на рынок.

AdSense начался как эксперимент без особых шансов на успех

Она говорила: "Я не знаю, как всё пойдёт. «Я помню, когда моя сестра впервые запустила программу AdSense. Понятия не имею, что будет дальше". В каком-то смысле это эксперимент. Отчасти ещё и потому, что все пахали как лошади», — говорит Энн. А потом оно всё пошло-поехало.

Люди не видят ценности в продукте, потому что о ней никто не рассказывает

Всё, что вам нужно, это обозначить цели: вот это вы собираетесь делать и вот там должны быть в итоге. Людям нравятся визионеры и нравятся планы.

В этот момент пришло понимание, что нужно образовывать людей, рассказывать, почему генетическая инфа может быть ценной. Через какое-то время, пообщавшись с потребителями, в компании поняли, что не знают, для чего им нужна генетическая информация. Войжицки начала менять свои выступления и, как и большинство предпринимателей, постоянно училась и меняла подачу в зависимости от полученных вопросов.

Ценность не подкреплённых данными или публикациями заявлений стремится к нулю

Это не работает, никто этому не верит. Энн советует научным компаниям не говорить, что они классные и делают обалденную научную штуку. Войжицки никогда не спорит с учёными, а просто показывает им свои публикации в отраслевых и авторитетных изданиях. Решение простое — нужно публиковаться. Это позволяет общаться с помощью конкретных данных.

Поиск и найм лучших людей

Это стало критически важной частью компании. На ранних этапах проекта Энн лучшим решением было привлечь двух учёных-основателей. Самые большие ошибки в найме были с людьми образованными, но с которыми просто невыносимо было работать. Их нашли через друзей. По мненнию Войжицки, следует смотреть на чистый выхлоп от результатов работы такого человека в организации. Каждый раз при возможности они максимально ярко показывали своё превосходство.

Регуляция отрасли необходима, чтобы защищать потребителей

Существуют инструкции, и вы можете чётко понять, что они значат. Когда индустрия регулируется, появляются правила действий в ней. Существует множество компаний, пытающихся обмануть потребителя и выполнить свою работу недобросовестно, поэтому подобные организации публичного сектора оберегают нас как потребителей. Но это всегда значит удорожание продуктов.

Печаль и отчаяние — основные спутники предпринимателя

Главное, что поняла Энн, — важность постоянства. И надо принять это. Надо двигаться дальше, только тогда вы увидите результат.

Метрика успеха — в возможности людей самим принимать решения о своём здоровье

У неё есть её генетическая информация, и в компании настроена исследовательская машина по сбору данных от клиентов. «Успех компании для меня в том, чтобы быть здоровой на 100%», — рассуждает Войжицки. Это помогает открывать закономерности и передавать их обратно клиентам.

Сейчас в её сообществе 5 млн человек, и они создают самую большую генетическую базу данных в мире. Успех, по мнению Энн, в том, что она дала каждому возможность стать учёным и интерпретировать эти результаты.

Все люди разные, и будущее за кастомизированным лечением или профилактикой

Да, реальность такова, что некоторые люди могут курить и никогда не заболеть раком, некоторые могут есть много и никогда не толстеть. Точно не стоит курить, стоит заниматься физкультурой и правильно питаться, говорит Войжицки. Все люди разные, и красота человечества в нашем предназначении выжить. А для некоторых людей физические упражнения не имеют никакого значения.

#russol #будущее

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть