Главная » Хабрахабр » Управленческая истерика

Управленческая истерика

– Нет, коллеги, так дело не пойдет! С этого дня мы вводим новый порядок совещаний, отчетности и управления. Иначе наша компания на полной скорости угодит в пропасть. Такие ситуации, как на прошлой неделе, недопустимы! Это и моя, и ваша вина. С себя я ответственности не снимаю, и вам настоятельно рекомендую – нет, не рекомендую, а приказываю немедленно изменить отношение к своим служебным обязанностям! Вы – руководители, а не линейные исполнители!

На директора никто не смотрел – это чревато внезапным вниманием и выбором в качестве мальчика для битья. В комнате совещаний повисла неловкая пауза. Финансовый директор очень внимательно рассматривала свой маникюр – так внимательно, как никогда. Главный инженер внезапно заинтересовался своим блокнотом, спешно перелистывал страницы, будто искал что-то. Только ИТ-директор, работавший в своей должности менее полугода, никак не мог найти себе занятия, откровенно нервничал, ерзал на стуле, опустил голову и поглядывал исподлобья на своих коллег.

Гaлавный инженер. – Итак, запоминайте, а лучше запишите. Также, ежедневно смотрим график ППР с отметками об исполнении. С этого дня каждое утро, в 8-15, я жду данных о результатах обхода предприятия, с перечнем обнаруженных несоответствий и мероприятиями по их устранению. Раз в неделю, по понедельникам, обсуждаем проекты – по строительству новой линии производства, по установке пятикоординатного станка и замене трансформатора. Каждое утро, до совещания, в моей почте должен быть отчет по работе производства за предыдущий день, с указанием отставания от плана, причинами и виновниками.

Обход я делаю каждое утро, просто не предоставлял вам данные, думал не требуются, это же моя зона ответственности. – Понял, все данные есть, предоставлю.

Все, без дискуссий. – Теперь требуются. Совещание ежедневно в 9-00. Дальше, финансовый директор. Дальше, отчет по депозитам – размещенные, планируемые к размещению, доходность за день и с начала месяца. В первую очередь предоставляете мне данные о планово-фактических показателях бюджета, о денежных потоках, о прогнозах кассовых разрывов. Суммы свыше 500 тысяч рублей – только с моим согласованием. Также, информация о планируемых платежах на день, теперь я буду его утверждать сама.

Данные предоставлю, все есть в системе. – Хорошо, поняла.

Это не только вас, а всех касается. – Это прекрасно, что данные есть в системе, только вам они ничем не помогли в предотвращении инцидента. У всех все есть, все всё делают, почему же тогда мы так провалились?
Финансовый директор притихла, равно как и остальные.

Отныне я буду сама, лично, контролировать ключевые процессы. – Я знаю, почему, потому и принимаю меры. Прошу прощения за свой лексикон, но других слов тут просто не подобрать.
Директор отошла к окну, и как-то немного отрешенно в него посмотрела. Я несу ответственность перед собственником, и не могу допустить, чтобы ваш непрофессионализм и, прошу прощения, разгильдяйство, привели компанию к кризису. Потом, видно, собрала волю в кулак и продолжила.

Совещание назначаю на 9-30, каждый день. – ИТ-директор, теперь вы. Данные…

Может, мы изменим расписание на этот день? – Татьяна Владимировна, у нас по средам в это время совещание с бухгалтерией.

Еще раз повторяю – каждый день, в 9-30, я жду следующие данные. – Измените – расписание совещаний с бухгалтерией. Во-вторых, количество поданных и отработанных заявок. Во-первых, состояние всех проектов автоматизации, с диаграммами Ганта, отставанием, причинами, мероприятиями по устранению и виновными. Дальше, … В-третьих, анализ рисков, с изменениями за день, мероприятия по нейтрализации рисков, план/факт их выполнения, причины отставания, мероприятия по устранению, виновных.

Процедура еще не согласована службой качества, я вам говорил на прошлой неделе, когда мы… – Татьяна Владимировна, у нас еще не запущена работа по анализу рисков.

В нашей компании такой подход не работает, нельзя кивать на коллег и говорить, что они вам чего-то не согласовали, не утвердили или не предоставили. – Сергей, меня не интересуют ваши сложности. Если процедура управления рисками еще не действует, то это очень серьезное упущение – ваше, Сергей.

– Так мы с вами на прошлой неделе обсуждали эту систему, Татьяна Владимировна, вы сказали, что время терпит, и есть более приоритетные задачи.

Вы как ребенок, прошу прощения. – Еще раз, Сергей, не надо ни на кого ссылаться, в том числе на меня. Вы – руководитель, отвечающий за очень важный контур нашей компании, и вам непозволительно так себя вести. Слушаете, что вам говорят, соглашаетесь и уходите. Вы не добились, вы не спросили, вы не настояли, вы не напомнили, вы не разработали. Всегда ищите вину в себе. Вы записали, какие данные требуется предоставлять? Все, прекращаем базар.

Позвольте все-таки уточнить насчет процедуры, я же… – Да, записал.

Завтра жду всех с отчетами. – Все, совещание окончено.

ИТ-директор, повесив голову и что-то бормоча под нос, спустился на первый этаж, в свой отдел, где сидели программисты и системные администраторы. Руководители не спеша, но быстро покинули комнату совещаний, стараясь выглядеть максимально достойно.

– поинтересовался один из программистов. – Ну что там, Сергей Викторович?

– Да копец… Теперь у меня каждый день будут совещания с директором, надо предоставлять данные о ходе проектов, по заявкам, чего-то еще… А, анализ рисков.

– Что за анализ рисков?

Полгода нормально работали, а тут как подменили… Где я этот анализ рисков возьму, высру что ли? – Да какая разница, все равно его нет… Блин, что ж за такое-то.

– Так может мы чем помочь можем?

Автоматизировать анализ рисков мы не успеем за сутки, придется в экселе все данные сводить. – Да чем вы поможете… Нет, мне придется всю ночь, похоже, на работе просидеть. Господи, а, что ж за день-то… Колян, ты давно тут работаешь, часто такое происходит?

Ты толком не объяснил даже. – Что происходит-то?

– Ну назначение ежедневных совещаний, кучу отчетов предоставлять, плотный контроль директора над всеми.

– Так всем влетело, или только вам?

Щас остальные там сидят на совещании, наверное и они встрянут. – Всем, и главному инженеру, и финику.

Вроде бывало, что и на совещания каждый день ходил. – Ну, Вася, который до вас был, тоже что-то такое рассказывал. Походил немного, и отменили. Но не помню, чтобы он из-за этого парился.

Теперь будет гайки закручивать, и чем дальше, тем сильнее. – Тут не отменят, явно видно, что достало ее все. Когда посмотрит на мои цифры, так вообще выгонит, наверное, или премии лишит.

– Да вы погодите переживать, давайте разберемся, может Васе позвоним?

Все, ладно, покурю и за отчеты сяду. – Не надо никому звонить.

Там уже стояли и дымили главный инженер с финансовым директором. Мрачный, как туча, Сергей дошел до своего кабинета, взял сигареты и зажигалку, и, почти не разбирая дороги, вышел из здания заводоуправления и поплелся в сторону курилки. Выглядели они так, будто обсуждают предстоящий отпуск, или новые автомобили, или рассказывают друг другу анекдоты. Сергея поразило выражение их лиц – беззаботное, будто ничего и не произошло.

– начал разговор главный инженер. – Чего нос повесил, Серега?

Вы-то как, сами будете делать? – Да как тут не повесить, всю ночь сидеть, делать эти отчеты. Или озадачили кого-то?

– с озорной улыбкой ответила финансовый директор. – Я уже сделала.

– засмеялся в голос главный инженер. – Я тоже.

Минут пятнадцать же прошло… Надо же качественно подготовиться, Татьяна Владимировна будет пристально смотреть. – Как сделали?

– с наигранной важностью, набрав воздуха в грудь сказал главный инженер. – Будет, конечно.

– Ну, а вы за пятнадцать минут, наверное, какие-то поделки на коленке сделали.

На, посмотри, только что распечатал на цветном. – Обижаешь. Кстати, барахлит он что-то, я твоим бойцам говорил на прошлой неделе.

Сказать, что Сергей был поражен – значит ничего не сказать. Главный инженер открыл папку, вытащил пачку бумаг и передал их Сергею. Аккуратные шрифты, грамотное использование пространства листов, выноски на диаграммах – выше всяких похвал. Красивые, цветные, приятно оформленные таблицы и графики, явно сформированные не системой, а созданные в специализированном приложении. Сергей обратил внимание на шапку листов – везде стояла одна и та же дата – завтрашний день.

Ты сегодня оформил отчет по обходу территории за завтра? – Это как? – недоумевая, спросил Сергей.

– улыбнулся главный инженер. – Конечно, а ты как думал?

А вдруг завтра что-то произойдет на территории, ты этого в отчете не отразишь, а директор заметит или узнает? – Ну я понимаю, сэкономил время.

– засмеялся главный инженер. – Что произойдет? Или кто-то кучу под дверью навалит? – Метеорит упадет? Ну ты прям как маленький.

Я просто ни разу не видел, как это происходит. – А ты вообще этот обход делаешь?

Какой-то дурак придумал, что главный инженер должен обход территории делать, а я буду тут колесить каждое утро? – Я тебя умоляю… Какой обход, я похож на охранника что ли?

– Так заметят же, что не делаешь, расскажут.

Я в 7-00 приезжаю, чтобы без пробок. – Кто заметит? Именно с 7-00 до 7-30, по легенде, и происходит тот самый обход территории. Тут в это время никого нет, кроме охранников, которые сидят в своей каморке и смотрят «Доброе утро».

С ним что? – Ну ладно обход, а график планово-предупредительных ремонтов? Тоже не проводите?

Она сама знает, что не проводим. – Нет конечно, нафига. Я пытался этот ППР внедрить, это ж само собой разумеющееся, но мне отказали – нечего, говорят, линию останавливать в самый разгар. Ремонтируем то, что сломалось. Подменного фонда-то у нас нет.

Вот же он, с отметками о выполнении. – А откуда график ППР тогда у тебя?

– Открываю файл, когда нужно, меняю дату, макрос пересчитывает даты в колонках фактического выполнения, распечатываю на цветном и несу.

– Погоди, если она сама против ППР, как ты ей объясняешь наличие этого графика?

– главный инженер внезапно нахмурился, сделал серьезное лицо, и сыграл небольшую сцену. – Ну ты как маленький. В разное время мы с вами, иногда, не сходились во мнении о необходимости его проведения. – Татьяна Владимировна, для меня очень важно, что вы уделяете столь пристальное внимание ППР. Поэтому я, помня о ваших требованиях к непрерывной работе цеха, без лишней шумихи организовал проведение ППР в нерабочее время и в перерывах, которые неизбежно возникают в начале каждого месяца, из-за рваного графика отгрузки. Я же, как профессионал, не мог допустить простоев оборудования по причине выхода его из строя по незначительным поводам.

– Я пока так не научилась… – Шикарно, Лёш… — искренне удивилась финансовый директор.

– недоверчиво спросил Сергей. – И что, срабатывает?

– серьезно ответил главный инженер. – Срабатывало, срабатывает, и будет срабатывать. – Главное, выдержать три с половиной дня, и можно выкидывать все свои файлы.

Почему три с половиной дня? – Как? – удивился Сергей.

– Так мы посчитали среднюю продолжительность управленческой истерики, я ж тут пять лет работаю.

Управленческой истерики? – Чего?

Как говорят у нас в деревне, вожжа под хвост попала. – Ну да. Ты первый раз столкнулся? Обычно раз в квартал примерно случается, иногда реже.

Я полгода работаю, и такое впервые вижу. – Да, видимо.

Видимо, потому что в середине весны пришел, а истерики обычно на зиму приходятся, лето-то – мертвый сезон, тишь да гладь. – Ну, аберрация. У нас даже файлик есть, в котором записан каждый случай. Продолжается от одного дня до семи. Ну и действия свои координируем, помогаем друг другу.

– Кто это – мы?

Тебя нет в нашем чатике в вацапе? – Руководители, кто же еще. – засмеялся главный инженер. Похоже, пора добавить. Наташа, давай его добавим, чего парень мучается? – Боевое крещение у тебя завтра.

Только, Сергей, тут все серьезно, если кому расскажешь – всем несдобровать. – Давай, чего нет-то. Договорились? Маленькие секретики выживания в корпоративной среде. – лицо финансового директора было предельно серьезным, хотя Сергея не покидало чувство, что его разыгрывают.

– Конечно, я все понимаю.

Если хочешь, я дам тебе свои файлы, как образец, там уже макросы прописаны. – Первый раз тебе придется попотеть, и, наверное, действительно проработать всю ночь. Я не хочу встрять из-за похожести файлов. Только поменяй оформление, шрифты, и обязательно мне покажи перед докладом.

Я попрошу Валентину, программиста, помочь, она раньше работала верстальщицей, разбирается в оформлении… – Хорошо-хорошо, конечно.

Только лично ты, сам, в своем кабинете, на своем компьютере. – Стоп, никаких Валентин. В вацапе тебе скинут ссылку, постучишься, дадим доступ. Файлы можно хранить в нашем облаке – мы специально его создали для таких целей. Идет?

Прям полегчало. – Да, я понял, спасибо вам большое. А что отвечать надо на совещании?

Вся ситуация, все данные и все поручения живут только во время совещания. – Главное, самое главное, и единственно главное – не давай никаких «длинных» обещаний. 5 дня автоматически превратятся в 10. Если скажешь что-то вроде «я предоставлю данные через неделю», то наши 3. Понял?

– Вроде понял…

Один провалится, начнет мудиться – всем плохо будет. – Помни, это круговая ответственность… Или порука, как бы негативно не звучала эта фраза. Пришел, поговорил, башкой покивал, ушел, забыл. Максимально коротко, как удары в боксе. Всё.

– Блин, как все сложно…

Если до чего-то докапывается – обещай разобраться, максимум до завтра. – Ничего сложного, главное – не тупить. Вечером почитает, до утра забудет. Еще лучше – говори, что к вечеру предоставишь информацию в почте. 5 дня. Ну и не забывай про 3. Надо просто потерпеть. Считай, что это военные сборы – необходимое, хоть и бессмысленное мероприятие. Главное, что греет в такие минуты – знание о том, что все это скоро закончится. Помаршировать, поспать в неудобной двухъярусной кровати, поесть перловку на завтрак и ужин, попеть гимн, побегать марш-бросок по пересеченной местности.

Вы все мои представления о мире перевернули… – Я… Я даже не знаю, что сказать.

Мы не враги, не вредители, не разгильдяи и не саботажники. – Ты это, давай без истерик и глубокомысленных сентенций. Надо из них красиво выходить. Это жизнь, и в ней бывают вот такие ситуации. 5 дня она сама забудет о своей истерике, станет мягкой и податливой, как всегда. А через 3. И начнется обычная, рутинная работа – и для нас, и для нее.

Спасибо, ребята. – Хорошо, я все понял.

В группу добавим, файлы дадим. – И вам не хворать. Все, расходимся по-одному…


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан
Обязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Ещё Hi-Tech Интересное!

Стартовал самый большой проект по уборке мирового океана

Его не увидеть из космоса и сложно разглядеть человеческим глазом. Несмотря на мнения многих скептиков (например, Артемия Лебедева), Большое тихоокеанское мусорное пятно реально существует. Но от этого вред экосистемам не уменьшается. Это не плавучий остров из мусора, который можно ткнуть ...

Любая интернет-компания обязана тайно изменить программный код по требованию властей

6 декабря 2018 года парламент Австралии принял Assistance and Access Bill 2018 — поправки к Telecommunications Act 1997 о правилах оказания услуг электросвязи. Говоря юридическим языком, эти поправки «устанавливают нормы для добровольной и обязательной помощи телекоммуникационных компаний правоохранительным органам и ...