Хабрахабр

Тунгусский метеорит и его младшие братья


...Вдруг на севере небо раздвоилось, и в нём широко и высоко над лесом появился огонь, который охватил всю северную часть неба. В этот момент мне стало так горячо, словно на мне загорелась рубашка. Я хотел разорвать и сбросить с себя рубашку, но небо захлопнулось, и раздался сильный удар. Меня сбросило с крыльца сажени на три. После удара пошёл такой стук, словно с неба падали камни или стреляли из пушек, земля дрожала, и когда я лежал на земле, то прижимал голову, опасаясь, чтобы камни не проломили голову. В тот момент, когда раскрылось небо, с севера пронёсся горячий ветер, как из пушки, который оставил на земле следы в виде дорожек. Потом оказалось, что многие стёкла в окнах выбиты, а у амбара переломило железную закладку для замка двери...

На небе вспыхнуло второе солнце, которое в следующее мгновение стало тысячей солнц! Так началось утро 17 июля (по старому стилю) 1908 года для жителей фактории Ванавара в районе Подкаменной Тунгуски. Эвенки потеряли множество оленей — одни погибли от взрыва и сгорели в огне, другие в ужасе разбежались по тайге и, вероятно, тоже погибли. Вспышка света ослепила и опалила жаром, а в следующий миг страшный взрыв невиданной доселе силы потряс тайгу, вывалив лес на огромной площади, подняв в воздух чумы эвенков. А впереди нее мчалась другая волна — сейсмическая. А взрывная волна полетела дальше и дважды обогнула земной шар, отметившись на записях атмосферного давления множества метеостанций по всему миру. А вслед за ними пришли ярчайшие серебристые облака. Содрогнулось и магнитное поле Земли, а образовавшаяся при взрыве и оказавшаяся в верхних слоях атмосферы микроскопическая пыль превратила несколько последующих ночей в «белые ночи», освещенные необыкновенными ярко-красными зорями, при свете которых в Лондоне можно было свободно читать газету.

Тогда же о болиде и вызванных им явлениях поговорили, пошумели и… забыли.
В 1912 году в одной из экспедиций на Урале академик В.И. Тропа Кулика
В наше время, если замечают полет более-менее крупного болида, который мог долететь до земли, практически сразу организуются поиски упавшего метеорита. Увидев в нем перспективу, Вернадский добился для него разрешения на учебу в Петербурге. Вернадский привлек к работе местного жителя, помощника лесничьего, ссыльного Леонида Алексеевича Кулика. В то время она переживала не лучшие времена и об организации экспедиции для их поиска оставалось только мечтать. И в 1913 году Кулик, уже будучи студентом Петербургского университета, стал сотрудником минералогического музея Академии.
Одной из задач Кулика стала регистрация и систематизация сведений о падениях метеоритов, которые поступали в Академию наук. Из средств Наркомпроса Кулик получил несколько миллионов — еще полновесных, а не тех, какими они стали немного позже: Мечте этой суждено было исполниться только после революции — в 1921 году по инициативе Вернадского в Академии наук был учрежден метеоритный отдел, а Кулику удалось сделать невероятное — пробиться к Луначарскому, заинтересовать его и убедить его в необходимости выделения финансов для организации экспедиции для пополнения метеоритной коллекции и проверки тех сведений, что были ранее получены.

Сбылась мечта, я стал миллионером,
Владею я несметным количеством нулей...

Первая экспедиция Кулика шла по… листку отрывного календаря. А помимо этих миллионов — спецвагон, снаряжение и продовольствие.
Всем знакомы шутки про полеты по пачке «Беломора». Мимо такого нельзя было пройти, так что этот разъезд стал одной из ключевых точек пути экспедиции Кулика. В этом листке было сообщение о том, что пассажиры поезда, проезжавшего разъезд Филимоново близ Канска, видели падение гигантского метеорита, взрыв которого напугал машиниста, заставив остановить поезд. В поисках места падения Кулик объехал всю Енисейскую губернию, собирая сообщения очевидцев о том, что те видели и слышали и нанося на карту указанные ими направления. На месте выяснилось, что болид действительно наблюдали, но упал он где-то далеко к северу. В мае 1922 года экспедиция вернулась, совершив путь в двадцать тысяч километров и с «уловом» в виде десятка метеоритов в коллекцию Академии наук. Они сходились далеко на севере, в районе Подкаменной Тунгуски.
Тем временем, отпущенные на экспедицию сроки и средства закончились, а спецвагон нужно было возвращать наркомату путей сообщения. А вслед за ними до ученых дошли и слухи о небывалом взрыве, потрясшем эвенков в тех же краях, о гигантском вывале леса площадью в 700 квадратных километров.
Новую экспедицию не удавалось организовать — не было средств, никто из чиновников на этот раз не воспринимал ее задачи всерьез. А к данным, собранным Куликом, прибавилась информация о странном землетрясении, эпицентр которого располагался в верховьях Подкаменной Тунгуски, а очаг находился не глубоко в недрах Земли, а прямо на поверхности, за которым последовал приход воздушной волны, записавшейся на ленту барографа. На этот раз у них не было ни персонального вагона, ни мандатов о содействии, и добирались они буквально своим ходом. Лишь в 1926 году, в феврале, она все же состоялась — в ее составе было только двое человек — Кулик и его помощник Александр Эмильевич Гюлих, с которым он служил в армии еще до Первой Мировой. Так добрались до Ванавары.
Теперь от заветного места их отделяли 80 километров снежной целины и… снова противодействие — на этот раз эвенков. До Тайшета на поезде, а дальше единственным видом транспорта стали лошади. Даже когда один из эвенков согласился быть проводником, он изо всех сил старался замедлить путь, который занял вместо пары дней — две недели. Странный русский, стремившийся в заколдованное место, им очень не нравился. И, наконец, Кулик и Гюлих увидели всю картину разрушений.

В это время то и дело с грохотом валились на землю подгнившие у корней двадцатиметровые мертвые гиганты. Идти здесь было очень опасно, особенно в первую половину дня, когда стояла ветреная погода. Надо было не спускать глаз с мертвых обнаженных вершин, чтобы вовремя успеть отскочить в сторону, и в то же время не забывать смотреть себе под ноги, так как местность кишела ядовитыми змеями

Так Кулик описывает эпицентр катастрофы, где стояли мертвые деревья с сорванными ветвями и обожженными по всей длине стволами. А вокруг деревья были уложены по радиусам — вершинами от центра котловины. И тут же, в котловине, нашлось множество воронок. У Кулика не было сомнений, что это и есть место падения метеорита. Но на его поиск уже не осталось времени — заканчивалось продовольствие, нужно было возвращаться в Ванавару, а потом в Ленинград.
Кулик был уверен — он в двух шагах от открытия. А вот ученые Академии наук его уверенности не разделяли. Воронки им показались хорошо знакомыми и не связанными ни с какими метеоритами — такие образуются при таянии вечной мерзлоты. А лес мог и без всякого метеорита обгореть. Может быть, и не было никакого метеорита?
Кулик все же «пробил» экспедицию. Но она не принесла результата. Никаких следов метеорита он не нашел. Не нашел он его и в следующей экспедиции, когда в воронке, которую он считал безусловным метеоритным кратером, вместо метеорита нашелся… старый пень. Эта находка явно свидетельствовала о том, что никакого отношения к метеориту воронка не имеет, но Кулик… проигнорировал ее. Вместо того, чтобы оставить воронку и действовать сообразно полученным результатам, он просто-напросто запретил своему помощнику, астроному и специалисту по метеоритам Е.Л. Кринову, фотографировать пень.
Кулик ошибался. И он был не в силах признать свою ошибку. И в последующем он в течение всей экспедиции упорно цеплялся за эту и еще несколько воронок, продолжая бесплодные попытки их расчистки и бурения (а бурили вручную), на которые бессмысленно уходили ресурсы, силы его и других участников экспедиции, запрещая им проводить исследования где бы то ни было, кроме этих воронок. Не позволил обследовать Кринову болото, куда, как тот полагал, мог упасть метеорит, проигнорировал находку Янковским похожего на метеорит камня (который потом так и не удалось отыскать). Все это, конечно, не привело ни к чему хорошему. Как результат тяжелого труда, люди заболевали, обмораживались (Кринову ампутировали палец ноги), уехал Кринов, разругавшись с Куликом… В довершение сгорела буровая изба. Экспедиция распадалась. И в конечном счете она вернулась в Ленинград, казалось, без значимого результата — кроме очередного подтверждения факта, что страшная катастрофа над Подкаменной Тунгуской все же состоялась в 1908 году, а не являлась «обычным лесным пожаром и циклоном», как заявляли некоторые скептики. Но сейчас мы понимаем, что несмотря на все неудачи, ошибки и заблуждения, львиная доля того, что известно о Тунгусском диве — это результаты экспедиций Кулика. Были оценены и нанесены на карту масштабы и характер разрушений, собрано было множество проб (испорченных потом хранением в КМЕТе в то время, когда там пилили и шлифовали осколки Сихотэ-Алинского метеорита), детально описан характер повреждений, лучевых ожогов на деревьях. А еще удалось провести достаточно обширные магнитные измерения, показавшие: больших магнитных масс в этом месте нет.
Мечте Кулика найти Тунгусский метеорит не суждено было сбыться. Он только раз еще вернулся на Подкаменную Тунгуску — когда под его руководством была проведена аэрофотосъемка части территории вывала, которая подтвердила радиальный характер вывала леса. Планировавшаяся в 1940 году новая экспедиция не состоялась, а в 41 году Кулик ушел добровольцем на фронт, попал в плен и там умер от тифа, а о метеорите надолго забыли. В 1947 году его затмил другой «метеорит века» — Сихотэ-Алинский. Впрочем, в 1949 году Е.Л. Кринов опубликовал монографию, подведшую итог исследованиям, проведенным во время экспедиций Кулика.

Но Казанцев был научным фантастом и фантазия подхватила его и понесла. Версии и фантазии
Первым вспомнил о Тунгусском диве писатель-фантаст Александр Казанцев, заметивший необыкновенное сходство того самого странного землетрясения, записанного в Иркутской обсерватории, с теми сейсмическими волнами, что были зафиксированы после «второго подарка американцев Японии» — взрыва в Нагасаки.
Будь на месте Казанцева аккуратный и осторожный в суждениях ученый, он бы сделал правильный вывод: взрыв произошел не при ударе о поверхность, а был воздушным, — и на этом на время остановился бы. И взрыв этот был ядерным. Вот оно что с Тунгусским метеоритом: никакого метеорита не было, а был взорвавшийся при подлете к Земле корабль пришельцев. У нее нашлось множество сторонников, которые стали рассматривать ее в качестве вполне серьезной гипотезы. И становится ясно все: и почему тщательные поиски метеорита так и не дали результата — взрыв превратил в плазму и разметал в пространство любые возможные остатки и осколки корабля, и чем вызван такой характер вывала леса, и откуда взялись те странные атмосферные явления, которые наблюдались после взрыва.
Гипотеза эта отделилась от своего носителя — научно-фантастического рассказа, как спутник от ракеты, и отправилась в самостоятельный полет. В одних вообще отрицалось космическое происхождение взрыва — например, он произошел в гигантском облаке газовоздушной смеси, воспламененной молнией. Особенно много их стало после полета Гагарина.
Были и другие гипотезы — одна оригинальнее другой. В других — космический объект присутствовал, но имел экзотическую природу — солнечный плазмоид, сгусток антивещества, лазерный луч инопланетян с 61-й Лебедя и даже черная дыра.
Вполне всерьез высказывалась и гипотеза, в юмористической форме описанная Стругацкими в «Понедельнике...» про корабль пришельцев, двигающихся по времени в обратную сторону — контрамотов.
Или это был взрыв гигантской шаровой молнии.

Общее направление было верно задано предположениями Казанцева: никто особо не сомневался в том, что взрыв произошел на большой высоте. Об этом свидетельствовало отсутствие кратера и стоячий лес в эпицентре. Но фантастическая часть сыграла с исследователями Тунгусского метеорита дурную шутку: вымышленные данные о якобы болевших лучевой болезнью эвенках, о высоком уровне радиоактивности в этих местах, о грибообразном облаке — до сих пор встречаются во вполне серьезных источниках.

Флоренского в 1958 году, Комплексная самодеятельная экспедиция 1959 года и др.) на Подкаменную Тунгуску подтвердили полное отсутствие каких-либо следов метеоритного вещества — даже в микроскопической форме. Поиски продолжаются
Тем временем, возобновившиеся в конце пятидесятых годов экспедиции (экспедиция под руководством К.П. Однако все пробы магнитной фракции, которые анализировались сразу на месте, неизменно показывали отсутствие никеля — то есть не имели к космическому веществу никакого отношения (никель в метеоритах всегда спутник железа). Прежде в пробах Кулика было найдено большое количество железо-никелевых частиц метеоритного происхождения, из чего был сделан вывод о том, что метеорит был железным. Причину этого парадокса поняли позднее. Не было метеоритного железа и в пробах, оставленных Куликом на заимке на Хушме. Наиболее интенсивно этим занимались после падения Сихотэ-Алинского метеорита, осколков которого собрали десятки тонн и все их надо было охарактеризовать и описать. Пробы эти хранились в КМЕТе, там же, где лежало множество железных метеоритов, где их пилили, шлифовали, полировали, травили и мучали их всеми возможными способами. Если бы даже тот, взорвавшись в воздухе, полностью испарился, он бы осел на землю массой магнетитовых и гематитовых шариков и пылинок микронных и субмикронных размеров. В этих условиях сложно было избежать загрязнения проб посторонним метеоритным веществом.
Все это говорило о том, что Тунгусское тело не было железным метеоритом. И эти шарики неизбежно содержали бы несколько процентов никеля.

Также детально построены карты вывала леса по всей его площади, намного превышавшей ту часть, которую исследовали экспедиции Кулика. Стало ясно, что контур вывала напоминает фигуру бабочки, ось симметрии которой совпадает или близка к направлению вероятной траектории болида. Были картированы и другие эффекты: лучевые ожоги, границы лесного пожара. По этим данным удалось оценить масштаб энерговыделения — 1017 Дж.
Помимо всего прочего, пришлось разобраться и с «наследием» Казанцева. Для этого были отобраны пробы для замеров радиоактивности — и эти замеры дали отрицательный результат. Не нашли радиоактивности и в скелетах эвенков, поднятых из могил, и никаких упоминаний о чем-либо похожем на лучевую болезнь в медицинских архивах.
Экспедиции продолжались. К месту Тунгусской катастрофы регулярно отправлялись и экспедиции Академии наук, и КСЭ. Комплексная самодеятельная экспедиция, превратившаяся к тому моменту из любительского хобби увлеченных людей в серьезный научный коллектив — смогла сделать то, что не получилось ни у Кулика, ни у Флоренского — найти вещество Тунгусского метеорита! Для этого был применен сфагнум. Он отличается медленным и очень стабильным по скорости ростом и своей способностью захватывать при росте твердые частицы из окружающей среды. Эти частицы фиксируются и затем переходят в торф, слой которого растет в бассейне Подкаменной Тунгуски со скоростью 2 мм в год. Зная эту скорость (при необходимости, ее можно уточнить, например, по свинцу-210, или по ботаническим признакам катастрофы), можно в колонке торфа найти слой определенного возраста.
В течение многих лет с завидным упорством проводилась космохимическая съемка, состоящая в отборе колонок сфагнума по всей территории района с последующим выделением шариков космического вещества из каждого из слоев колонок. С 1963 по 1977 год таких колонок было отобрано 500 штук. Было найдено, что по всему профилю колонки наблюдаются единичные силикатные и магнетитовые шарики, связанные с выпадением вещества сгоревших в верхних слоях атмосферы метеоров. Однако в тонком слое на глубине 27-40 см количество шариков резко подскакивало до тысяч! Эти шарики были в основном силикатными. Наиболее богатые шариками пробы располагались полосой вдоль траектории полета Тунгусского тела, а также образовывали шлейф, направленный на северо-запад от эпицентра.
Не только в виде силикатных шариков было найдено космическое вещество. Оно проявилось в аномалиях химического и изотопного состава катастрофного слоя. В частности, этот слой был резко обогащен углеродом-14, ассоциированным не с шариками, а с остроугольными силикатными обломками. Это было бы аргументом в пользу гипотезы ядерного взрыва (при ядерных взрывах нейтроны превращают атмосферный азот-14 в углерод-14), но происхождение этого радиоуглерода другое: реакция скалывания. Высокоэнергетическая частица космических лучей способна расколоть ядро кремния-32, и один из осколков — это углерод-14, остающийся там же, где был — на месте кремния в кристаллической решетке. И этот индикатор доказывал космическое происхождение не только шариков, но и множества остроугольных частиц, а также позволял определить общую массу силикатного вещества, так как шарики, как оказалось, были лишь ничтожной его частью, включая те субмикроскопические частицы, что не сохранились в торфе или не выделялись из него обычными методами. Общее количество силикатного вещества, выпавшего после взрыва, было оценено в 4000 тонн.
Напротив, в органической фракции катастрофного слоя содержание углерода-14 понижено. Его можно объяснить заносом большого количества углерода небиологического, внеземного происхождения.
Нашлись в месте падения и другие геохимические аномалии. Однако их интерпретация осложнена тем, что снаряд упал в воронку. Дело в том, что депрессия Южного болота, упорно принимавшаяся Куликом и некоторыми последующими исследователями за возможный метеоритный кратер, представляет собой жерло палеовулкана, и на аномалию Тунгусского метеорита накладывается аномалия этого вулкана. Тем не менее, тщательный анализ данных позволил отделить их друг от друга, что позволило сделать важный вывод: химический состав космического вещества катастрофного слоя напоминает углистые хондриты I типа, однако обогащен по сравнению с ними легколетучими элементами — щелочными металлами, бромом, свинцом, цинком, оловом, молибденом, и напротив — обеднен железом, никелем и кобальтом. Аналогичный элементный состав был определен по спектрам метеоров потока Дракониды, связанных с остатками кометы Джакобини-Циннера, а также по спектрам комы кометы Икейа—Секи во время прохождения солнечной короны в 1965 году, что подтверждало одну из основных гипотез о природе тунгусского тела — кометную.

Новые гипотезы

А уж для подмеченного им сходства с ядерными взрывами вовсе не нужна была ядерная его природа — достаточно было энерговыделения «ядерного» масштаба.
В предыдущей своей статье я упоминал работу К. Главный вывод Казанцева та серия экспедиций подтвердила: взрыв произошел в воздухе. Станюковича и В. П. Федынского «О разрушительном действии метеоритных ударов», где было показано, что при столкновении метеороида, имеющего скорости выше нескольких километров в секунду, с поверхностью планеты происходит мгновенный переход ударника и пород мишени в состояние разогретого до очень высоких температур и сильно сжатого пара с последующим взрывом, образующим кратер. В. А эта кинетическая энергия уже при массе падающего тела в несколько тонн и скорости 50 км/с сравнима с энерговыделением небольшого ядерного взрыва.
Однако на Подкаменной Тунгуске кратера не было. Источником энергии для этого взрыва является только лишь кинетическая энергия метеороида. Что же его вызвало?
В отличие от фантастов и изобретателей доморощенных гипотез, ученым не нужно было искать источник энергии взрыва. Взрыв был в воздухе. Такой механизм был к тому времени известен — прогрессирующее дробление тела набегающим потоком воздуха. Но нужно было найти механизм, заставляющий мгновенно, взрывообразно затормозить метеороид в воздухе. Этот эффект был уже немного знаком ученым по разрушению Сихотэ-Алинского метеорита, где он не зашел так далеко. При этом лавинообразно растет и лобовое сопротивление, и разрывные силы на каждый из обломков, что в конечном счете должно приводить к превращению метеороида в рой из частиц, который разом тормозится, выделяя кинетическую энергию в виде тепла. Чем было Тунгусское тело? По-видимому, Тунгусское тело было гораздо менее прочным и его дробление шло куда интенсивнее, чем у железного Сихотэ-Алинского.
Отбросив фантастические гипотезы, нужно было ответить на кучу вопросов. Ледяное ядро кометы? Углистый хондрит? Каков был механизм взрывного разрушения и почему ударная волна образовала контур бабочки? Рыхлый «снежок» с очень низкой плотностью? Исследователи воспользовались методом Вуда — чтобы понять, как была устроена и где заложена бомба, которой взорвали старый «Бьюик», нужно пойти на автосвалку с динамитом и взорвать несколько старых «Бьюиков». Какова была точная траектория Тунгусского тела при входе в атмосферу и его орбита?
Вопрос с бабочкой был решен просто — экспериментом. А. Аналогично поступили М. Т. Цикулин и И. А ударные волны они создали с помощью взрывчатки. Зоткин, которые решили смоделировать одновременное воздействие волны взрыва и баллистической волны на модель леса, которую они сделали из спичек. И при определенном наклоне шнура над лесом из спичек получалась та самая фигура вывала в виде бабочки и «мертвый лес» из стоящих спичек в эпицентре. Баллистическую волну от летящего с гиперзвуковой скоростью Тунгусского тела имитировали ударной волной от детонационного шнута, инициированного с одного из концов (при этом по шнуру распространяется волна детонации, бегущая вдоль шнура со скоростью в несколько километров в секунду, и выходящая в воздух в виде ударного конуса, напоминающего конус Маха), а на конце шнура располагали заряд тротила, дававший в финале сферическую взрывную волну. Потом, конечно, применили ЭВМ и отмоделировали процесс повалки деревьев действием двух ударных ударных волн — и это позволило по форме вывала уже количественно оценить энергию взрыва и наклон траектории.
Находка и анализ вещества Тунгусского тела дала возможность не голословно делать предположения о природе тела, а сделать обоснованное предположение о его кометной природе, которая к настоящему моменту стала практически общепринятой. Одной загадкой стало меньше. И опять-таки, их выкладки указывали на кометное ядро, вошедшее в атмосферу на скорости 30 км/с.
Так что же, нет больше никакой тайны Тунгусского метеорита? Была отвергнута популярная в какой-то момент модель «рыхлого снежка» — она не соответствовала данным о природе кометных ядер и такой «снежок» разрушился бы слишком рано — уже в стратосфере, если бы вообще мог «дожить» до столкновения с атмосферой Земли.
Не устоял перед физиками-теоретиками и механизм взрывного разрушения. До сих пор идут споры по поводу его траектории — разные наблюдения и расчеты противоречат друг другу (частично это может быть объяснено возможной сложной формой кометного ядра, из-за которой это ядро могло «сманеврировать», летя вначале по пологой траектории, а затем «клюнув» на угол 40°, соответствующий характеру вывала). Да нет, загадок он задает до сих пор много. Например, непонятна природа резкого увеличения прироста выживших деревьев в зоне катастрофы. А есть и вовсе странные вещи. Неясна причина аномально повышенной частоты мутаций — последнего аргумента, за который, как за соломинку, цеплялись сторонники гипотезы ядерного или аннигиляционного взрыва.

Подобные болиды, путь которых оканчивается мощным взрывом, наблюдались за «посттунгусское» время уже неоднократно.
В этом помогла так называемая Прерийная сеть наблюдения болидов в США, которая показала, что «тунгусские метеориты» разного калибра падают практически ежегодно, не производя такого резонанса только из-за того, что их взрыв происходит слишком высоко или вне населенных мест. Младшие братья Тунгусского метеорита
А самое главное открытие последнего времени — это то, что Тунгусский метеорит в общем-то не является таким уж уникальным явлением. А недавний Челябинский метеорит, хоть и является скорее «двоюродным братом» Тунгусского — он не был ядром кометы и после взрыва мы можем подержать в руках его неиспарившиеся остатки — взорвавшись, привел к достаточно серьезным последствиям. Разумеется, фрагменты кометного вещества «тунгусского калибра» встречаются редко, а те «младшие братья», что падают ежегодно — гораздо меньше и производят несравнимый эффект.
Впрочем, Витимский болид произвел эффект, очень похожий на тунгусский (только гораздо менее масштабный) — аналогичный вывал леса в форме «бабочки», несмотря на весьма скромные размеры и массу исходного тела. Был и Боровский болид 1934 года, также взорвавшийся над Калужской областью с большой силой. И не удивительно — сила его взрыва составляла около полумегатонны. Возможно, они более часты, чем те, что оканчиваются падением метеоритов.
След, похожий на тунгусскую «бабочку» обнаружили на… Марсе. Так что болиды, оканчивающие свой путь мощными, «ядерного» масштаба, взрывами — это не редкое исключение. Это Северный океан, который по предположению некоторых ученых образовался при гигантском воздушном взрыве, ударная волна от которого промяла кору Марса, стерев с нее древние элементы рельефа. Правда, масштабы этого следа — несоизмеримо больше. Аналогичные предположения существуют и относительно сердца Плутона. Но для этого Марс должен был обладать мощной и протяженной атмосферой. Впрочем, это маргинальные гипотезы.

Но следует отличать научные гипотезы и результаты исследований от толстого, как отложения на дне океана, слоя наносов фантастических измышлений. * * *
Проблема Тунгусского метеорита волновала и продолжает волновать уже несколько поколений исследователей, энтузиастов и просто любителей всего загадочного и непознанного. Иллюстрация с бабочкой из книги: Бронштен В.А. О его наличии всегда следует помнить тем, кто решил погрузиться в эту тему.
На КПДВ картина Сергея Краснова «Тунгусский метеорит». М.: Наука. Метеоры, метеориты, метеороиды. Рисунок с несчастным Фотончиком из «Понедельника» — Евгения Мигунова. 1987.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть