Хабрахабр

Трудоголизм — болезненное состояние, о котором не принято говорить

Тему профессионального выгорания не пинал на Хабре только ленивый. Были истории и о том, как с этим бороться, и рассказы людей, которые лично столкнулись с этой проблемой, и статьи вида «как избежать выгорания». На самом деле тема важная и нужная. Для многих разработчиков их профессия выливается не только в способ заработка, но и в личные увлечения. Люди получают реальное удовольствие от того, что они делают, а выходя вечером из офиса возвращаются домой и ковыряют собственные pet-projects.

Люди, только-только заработавшие эту болячку путают ее с мотивацией и повышением продуктивности. Но почему-то все либо стыдливо умалчивают, либо не обращают внимания на такую вещь, как зависимость от работы. И вот почему. Но на самом деле зависимость от работы или (клинический) трудоголизм — это путь к одному из самых жестких неврозов, который не сравнится даже с профессиональным выгоранием.

Трудоголизм принято хвалить, но это монстр

Я не просто так упомянул профессиональное выгорание. Все мы знаем его основные признаки: отвращение к работе, снижение концентрации, апатия. Короче, человек становится скучным, вялым и ему ничего не надо от жизни. К клавиатуре подходит неохотно и только от очень большой нужды. Говорить о каком-то удовлетворении от своей деятельности вовсе не приходится. И всех это очень и очень сильно пугает, потому что в IT-кругах большинству людей на самом деле нравится то, что они делают.
В противовес выгоранию приводят состояние «рабочего тонуса» — когда ты весел, свеж и продуктивен. Только что песни, аки диснеевская принцесса, не поёшь. Труд в нашем обществе тоже принято хвалить, как и стремление к нему. Не знаю, откуда это пошло, может, раньше жизнь была проще (нет) и шалупотничать можно было ежедневно (тоже нет, но мало ли), но болезненная тяга к работе возведена в нашем социуме в ранг достоинств.

Ведь правда, матери чуть ли не хвалятся перед подругами, что сыночка-корзиночка (пусть даже сыночке уже под сорок, трое детей и собака) у нее такой трудолюбивый, что она все не нарадуется, и вот-вот да и проскочит фраза «прямо трудоголик он у меня!». Но что если я скажу, что трудоголизм не такой милый пушистый зайка, каким его рисуют? Если бы матери четко знали, какие «радости» сулит трудоголизм, они бы не были столь оптимистичны.

Трудоголизм как он есть

Вообще термин «трудоголизм» появился сравнительно недавно и был введен в обиход Уэйном Уотсом в его книге «Исповедь трудоголика» 1971 г. издания. При этом считается, что трудоголизм предшествует именно вышеописанному профессиональному выгоранию, но лично я никак не могу поставить в один ряд физическую зависимость от работы с последующей апатией и отрицанием профессиональной деятельности. Скорее, трудоголизм со временем лишь усугубляется, потому что как и в случае созвучному ему алкоголизму, это — физическая зависимость.

Сейчас я приведу часть перечня признаков трудоголизма, которые любезно собраны в Вики, выбрав самые «жесткие» из них:

  • После напряженной работы трудоголику невозможно переключиться на другую деятельность.
  • Беспокойство о работе мешает ему во время отдыха.
  • Трудоголик считает, что удовлетворение можно ощутить лишь в работе.
  • Трудоголик ощущает себя энергичным, уверенным и самодостаточным только работая или думая о работе.
  • Если он не работает, то чувствует неудовлетворенность и раздражение.
  • Трудоголик органически не понимает смысла отдыха и получения радости от него.
  • Он панически избегает состояния «ничегонеделания».
  • Для него характерны слова: «все», «всегда», «я должен».
  • Обычно трудоголик ставит перед собой цели, которых он не может достичь, и предъявляет к себе завышенные требования.

А теперь я опишу ряд состояний типичного трудоголика, в которых он существует постоянно.

Вот только в отличие от обычного человека, нашей жертве с каждым часом становится все хуже и хуже в физическом плане. Трудоголик может лениться, это вообще нормально для всех живых существ. Просто от того, что он не работает.

Нет, они отдыхают, спят, смотрят кино, но если обычные люди во время отдыха отвлекаются и копят силы, то трудоголик заряжается уровнем тревоги. Отдых это вообще не про трудоголиков. Избавиться от этого можно только дозой ударного труда. Знаете, как чувство перед грозой или будто бы должно случиться что-то плохое.

Первые 2-3 суток у него будет ломка, после чего наш нервоз уйдет «под кожу» и затаится, чтобы начать «качать» нервную систему трудоголика с удвоенной силой по возвращении домой. Отпуск для трудоголика возможен, если лишить его всякой возможности к труду.

Не путать трудоголизм и трудолюбие

Многие люди не разделяют трудоголизм и трудолюбие, считая, что оба этих явления — одно и тоже. Очень часто людям, которые просто могут быстро «собраться» приписывают черты трудоголиков. Это не так.

Трудоголизм не дает сверхсил, производительности и прочих «стахановских» плюшек, с которыми он ассоциируется. В первую очередь нужно осознавать, что трудоголизм — крайне болезненное и, в перспективе, опасное состояние психики человека. От просто трудолюбивого человека его отличает то, что ему физически плохо без самого процесса работы. Трудоголик может быть вял, измотан, иметь проблемы с концентрацией внимания.

Важно лишь получение и выполнение следующей задачи. При этом результаты труда отходят на второй план: как только трудоголик справляется с возложенной на него задачей, результат мгновенно обесценивается, он больше не важен.

Неважно, сколько часов ты отработал вчера, сегодня тоже надо сделать что-то полезное. Еще трудоголики не умеют «работать в кредит». Они все исчезают, будто в черной дыре, а трудоголик отправляется на поиски новой «дозы». На нервоз не влияет ни сложность, ни количество поставленных задач. Та же неудовлетворенность, та же физическая зависимость, тот же поиск новой дозы. Вообще, аналогия с любым видом наркомании наиболее ярко характеризует состояние трудоголика. И избавиться от этого состояния практически невозможно. Чем дольше трудоголик бездействует по объективным или субъективным причинам, тем большее количество стресса он накапливает.

Группы риска и как с этим живут

В «группу риска» можно записать фрилансеров все цветов и размеров, но на самом деле от этого невроза не защищен никто. Как с ним бороться — тоже не понятно. С одной стороны трудоголизм, вроде как, и полезен. Как минимум прибылен. Кроме этого проблема трудоголиков успешно замалчивается, а бизнесом и вовсе поощряется, потому что такие люди крайне ценны и прибыльны. Сами трудоголики, как заядлые наркоманы — лечиться не хотят и не будут.

Обществом этот нервоз воспринимается на уровне шуточки: «Ой, ну работает, да и ладно. Я вообще не сталкивался с таким термином, как «борьба с трудоголизмом». Все работают!» Обычный человек просто не понимает болезненного состояния трудоголика, а по незнанию может ему еще и завидовать.

Постоянный стресс от того, что ты не работаешь или работаешь недостаточно много выматывает и сжигает внутренние ресурсы. Живут с этим явлением в основном молча, иногда еще и долго. При этом трудоголики зачастую четко осознают собственные проблемы, но идут по пути наименьшего сопротивления: поработай и успокоишься на некоторое время. Казалось бы, логичным исходом такого состояния должно быть выгорание, но это происходит не всегда. Просто поработай, закрой пару задач, а потом еще пару. Когда живешь в состоянии «сжатой пружины» много лет подобная губительная тактика кажется наилучшим выходом. Завтра будет новый день, новые задачи, потом надо пережить выходные и утро понедельника, и ты снова на коне.

Вот только есть вопрос: а выдержит ли нервная система такой ритм и дотянешь ли ты до старости?

И ответа на него нет, потому что трудоголизм — это, якобы, не проблема, и нечего ее обсуждать.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть