Hi-Tech

Сооснователи издания BigPicture Сергей Барышников и Евгения Молчанова рассорились из-за домена и долга в $73 тысячи

По его словам, у компании был заключён договор о выкупе домена у Молчановой, но она решила разорвать контракт и повысить стоимость адреса в одностороннем порядке. Развлекательное издание BigPicture переехало на новый домен bigpikcha.ru из-за конфликта с соосновательницей проекта Евгенией Молчановой, рассказал vc.ru сооснователь и руководитель проекта Сергей Барышников.

Она говорит, что Барышников не выполняет обещания и игнорирует все вопросы о выплате долгов. Молчанова сказала vc.ru, что действительно ждёт выплат от BigPicture ещё с 2014 года — но речь идёт только о той сумме, которая была указана в договоре.

Коротко

  • Молчанова и Барышников основали BigPicture в 2009 году и до 2013 года были партнёрами в проекте. По данным SimilarWeb и Google Analytics, в июне 2018 года на сайте bigpicture.ru было зафиксировано 3,44 млн визитов, максимум за полгода был в марте — 5,7 млн визитов.
  • В 2014 году Барышников через супругу заключил договор о выкупе домена у Молчановой. Сумма сделки — $85 тысяч.
  • По версии Молчановой, Барышников не перечислил деньги в оговорённый срок, намеченный на 2015 год, и за всё время выплатил только $12 тысяч. Он постоянно откладывал выплаты, а последнее допсоглашение, заключённое в 2018 году, оказалось недействительным. Она хочет вернуть остаток и взыскать ущерб, который она понесла за всё время работы BigPicture.
  • По версии Барышникова, в 2018 году Молчанова по собственной инициативе увеличила сумму требований до $1 млн, начала давить на семью и компанию главы «БикПикчи» и в итоге отключила домен BigPicture.
  • Сейчас работают оба сайта — BigPicture.ru и BigPikcha.ru, на них присутствуют старые и публикуются новые материалы. Первый контролируется Молчановой, второй — Барышниковым.

Рассказывает Сергей Барышников

Мы с ней вместе в мае 2009 года создали BigPicture. Весь сыр-бор с моим бывшим партнером, жительницей Харькова Евгенией Молчановой. Домен всегда был на ней и долгое время проект существовал в виде блога, доходы от которого мы делили пополам.

Женя, некоторое время подумав, предложила мне выкупить у нее домен, а сама уехала на несколько лет на Бали. Когда стало понятно, что надо расти и превращаться в полноценное медиа, я предложил Жене переехать в Москву и заняться организацией работы редакции.

Сумма была зафиксирована в долларах. Оценку домена разглашать не могу, но сейчас она составляет более 5 млн рублей (около $80 тысяч по курсу на 30 июля 2018 года).

Размер суммы не назову, потому что по ней есть спорные моменты. Мы заключили договор в 2014 году, я регулярно переводил деньги за домен на расчетный счет Евгении. Всё это время были акты сверки и дополнительные соглашения (копии документов Барышников не предоставил).

Причины продления и переносов прокомментировать не могу. Договоры продлевались по разным причинам, в том числе из-за переноса выплат. По нашим последним задокументированным соглашениям, мы должны были закрыть сделку 1 июня 2019 года. Последнее допсоглашение заключено в апреле 2018 года.

Все последующее время я строил медиагруппу, в которую помимо сайта BigPicture.ru также входит коммуникационное агентство SALO.

Дело в том, что в январе мы с нашим коммерческим директором Александром Кукса устроили в Facebook небольшой флешмоб «100ЛямовЗаГод» (имеется в виду выручка в 100 млн рублей за 2018 год). Все изменилось в конце мая 2018 года. Мы еженедельно рассказывали о своей выручке и делились изнанкой работы как медиа, так и агентства.

Видимо, показанные цифры выручки и полное отсутствие понимания, чем отличается выручка от прибыли, вскружило голову девочке, и она решила в одностороннем порядке разорвать договор.

Недели не проходило без получения уведомлений от юристов Жени на подачу жалоб по надуманным предлогам в трудовую инспекцию, прокуратуру, налоговую и так далее — например, о нарушении трудового законодательства, уклонении от уплаты налогов и прочем. Дальше нас ожидали два месяца ада. Нам присылали уведомления и Женя, и её юристы (копии жалоб Барышников не предоставил). За четыре года существования наших юрлиц у нас не было ни единой проверки, а тут такое.

Пока идёт следствие, я не могу разглашать детали. На меня и на мою семью стало оказываться давление, после которого пришлось обратиться в правоохранительные органы, а семью на некоторое время вывезти заграницу.

До этого мы предлагали привлечь независимых экспертов для оценки и домена, и бизнеса — все наши предложения были отвергнуты с формулировкой «знаем мы этих экспертов, они все куплены». Из досудебной претензии от представителя Жени мы узнали, что она хочет 63 млн рублей ($1 млн) за то, что домен BigPicture.ru якобы использовался незаконно.

Но эти варианты были отвергнуты. Мы предлагали массу вариантов от пожизненного пассивного дохода до помощи открытия бизнеса на территории Украины, который мог бы так же пожизненно питаться трафиком от BigPicture.

Она хочет, чтобы мы выплатили упущенную прибыль ей за несколько лет использования домена. Сейчас мы хотим как минимум завершить сделку. У нас на руках есть все подписанные документы, а также промежуточные акты сверки.

Что происходит с BigPicture и BigPikcha

Администраторы зафиксировали утечку данных — был украден весь контент и программный код. Мы узнали от хостера, что в ночь с 14 на 15 июля один из серверов BigPicture был взломан из Харькова.

Женя поставила нас перед фактом, сказала, что мы не хотим договориться, и рубанула рубильник. 28-29 июля наш оригинальный домен был отключён.

Как в те выходные работало перенаправление со старого домена на новый, точно не скажу, но как-то разработчики смогли его настроить. Мы переехали на резервный домен BigPikcha.ru.

Сайт BigPikcha.ru по состоянию на 7 августа 2018 года

Нынешние владельцы сайта, вероятно, не могут поднять большинство плагинов и всю внутреннюю аналитику. Сейчас мы видим, что на Bigpicture.ru опубликован полностью наш контент, созданный редакцией с момента основания и до 14 июля 2018 года, а также вся наша разработка. Впрочем, сомневаюсь, что она им нужна будет.

У её юристов логика такая же. Видимо, Женя по умолчанию считает, что раз домен ее, то и вся разработка и весь контент тоже ее. По этому поводу мы тоже будем обращаться в правоохранительные органы.

А у Евгении просто домен, на котором она, видимо, хочет поднять еще одну «БигПикчу», чтобы её потом продать. В итоге расклад следующий: есть несколько взаимных судебных исков (копии документов Барышников не предоставил), у меня осталась вся команда (редакция, нативный отдел, продажи, SMM), весь контент, все соцсети (за исключением группы во «ВКонтакте», оформленной на Молчанову).

Рассказывает Евгения Молчанова

Предыстория и создание BigPicture

Когда в середине 2008 года пришел Барышников на должность управляющего проектом, у нас практически сразу начались перебои с выплатой зарплаты. С конца 2007 года по начало 2009 года я была контент-менеджером на развлекательном проекте vasi.net. Осенью 2008 года начался кризис, и Барышников объяснял задержки им, хотя работал за процент от прибыли и с проекта не уходил.

В результате долги по зарплате сотрудникам так и не вернули. К марту 2009 я решила уйти с vasi.net, потому что работники денег не получали, а дежурные обещания очень утомили.

Чтобы хоть как-то получить свой долг по зарплате у Барышникова, я рассказала ему про bigpicture.ru, попросив погасить задолженность хотя бы трафиком. К этому времени я решила сделать свой проект, начала его в ЖЖ, потом купила домен и хостинг, а знакомый настроил админку на WordPress. Тогда он заинтересовался сайтом и предложил сотрудничать.

Доходы делим поровну. Мы договорились, что я занимаюсь сайтом, а Барышников — монетизацией. Никаких документов не составляли, это была устная договоренность, а поскольку стоял 2009 год, переписка тогда шла в ICQ и сейчас уже исчезла.

Уход из BigPicture и договор о домене

Я получала от Барышникова около полутора тысяч долларов в месяц. Сайт быстро начал приносить деньги, но никакой отчетности от Барышникова я не получала: насколько понимаю сейчас, он слал мне столько денег, сколько считал нужным.

Осенью 2013 года Барышников предложил мне выйти из партнерства, выкупив мою долю. Примерно с 2012 года я почувствовала, что Барышников постепенно начал выдавливать меня из проекта. Уже тогда он начал работать вместе с Александром Куксой, но на каких условиях, я не знаю. Он говорил, что пытался найти на нее покупателя, но не нашел.

Также решили с 1 января 2014 года перевести мое сотрудничество с BigPicture на зарплату по KPI — она зависела от количества сделанных мной публикаций, которые набрали определенное количество просмотров. После переговоров по электронной почте мы с Барышниковым решили заключить договор о продаже домена за $85 тысяч (копия переписки и проект договора есть в распоряжении vc.ru).

Вопросов о том, почему именно так, у меня не возникло — я знала, что он был «невыездной» из-за каких-то своих давних финансовых и судебных проблем. Договор подписан с женой Барышникова Юлией Давыдовой. Платежи он проводил через счета жены и на нее же оформил ИП, под которым теперь работает BigPicture (ИП Давыдова Ю.А).

Я понимала, что меня превратили в «совладелицу на зарплате» и ещё не выплатили мою долю, но согласилась, не осознавая истинную стоимость проекта и домена.

Евгения Молчанова

Задержки выплат

Также у меня накопился долг по зарплате около $3 тысяч, который Барышников погасил как раз примерно в то время, когда продал новому инвестору Олегу Захарченко 10% BigPicture примерно за $200 тысяч. К концу 2014 года мне заплатили всего $7 тысяч из оговорённых $85 тысяч.

Какое-то время я продолжала работать на BigPicture, но в октябре 2015 года Барышников уволил меня — написал в Facebook, что я больше не работаю контент-менеджером на проекте. В январе 2015 года я улетела на Бали, где провела следующие полтора года. Наше сотрудничество никогда официально не оформлялось.

Свои обещания он не выполнил. Тогда же он пообещал в ближайшее время расплатиться за домен и выдать долги по зарплате за полгода.

Долги по зарплате Барышников в итоге отказался выплачивать, объяснив это тем, что «за давностью не знает, как это все оформить в бухгалтерии, а она теперь работает в белую». За весь 2016 год не было ни одной выплаты за домен, до конца года мы почти не общались. Позже я узнала от уволенных сотрудников, что в 2015 году и позже в редакцию не оформляли сотрудников официально.

Спустя три месяца я сказала ему, что нахожусь в тяжелом материальном положении и ищу работу. В декабре 2016 года я снова списалась с Барышниковым, требуя возобновить выплаты по договору о домене, но получила в ответ только обещания. Он предложил вернуться на проект контент-менеджером с месячным окладом в 40 тысяч рублей плюс премия.

Свои трудовые отношения я никак не оформляла — все что есть, это переписка в Facebook и Telegram. Так с 11 марта 2017 года я снова начала работать на BigPicture, став единственным удаленным сотрудником контент-отдела.

Барышников привычно отправлял обещания, иногда переводил деньги, но в целом растил очередной долг. C первого же месяца работы я столкнулась с задержкой зарплаты. К концу 2017 года задолженность по зарплате значительно превысила выплаты по домену.

При этом он несколько раз штрафовал меня за «недобросовестную работу», а на мое негодование по поводу сложившейся ситуации привычно отвечал — «не нравится, уходи, никто не держит».

Конфликт

Также предупредила, что я как владелец домена могу потерять терпение и начать действовать. В апреле 2018 года я написала Барышникову о том, что лояльна проекту, но не понимаю, почему мне постоянно лгут и «кормят обещаниями». Барышников сказал тогда, что услышал мою позицию. Более того, я даже описала ему тогда свои возможные действия: от отключения домена до создания своей копии сайта.

1 мая 2018 года закончилась исковая давность по договору. Срок оплаты за домен был установлен до 1 мая 2015 года. Выплаты по нему не поступали. В марте мы с Давыдовой подписали дополнительное соглашение к договору, которое продлевало срок до 1 июля 2019 года, с условиями выплаты остатка долга ($73 тысячи из $85 тысяч).

Когда мы с юристами хотели подать иск и разорвать договор, оказалось, что соглашение было составлено с ошибкой в дате оригинального документа, которую не заметила ни я, ни другая сторона, и оно теперь недействительно. Тогда я решила не продавать домен и разорвать соглашение о передаче прав на него.

Мы обсуждали вариант дохода с контекстной рекламы, но в итоге наши переговоры оказались безрезультатными. Я предлагала Барышникову сдавать домен в аренду и оформить сделку таким образом, чтобы дальше никак не коммуницировать с ним о финансах.

О возможном отключении я предупреждала еще раньше, но надеялась договориться. Барышников также продолжал упорно игнорировать мои вопросы по долгам о зарплате (186 тысяч рублей), и в ночь с субботы на воскресенье я отключила домен на несколько часов. Понимаю, что мной движут эмоции, но за 10 лет общения с этим человеком накопилась критическая масса недоверия и обид.

Стало понятно, что никакого сотрудничества быть не может, а все переговоры с момента покупки им нового домена, были, вероятно, просто затягиванием процесса и попытками выиграть время. Оказалось, что 23 июля Барышников зарегистрировал домен bigpikcha.ru и утром в воскресенье, когда домен bigpicture.ru снова был переделегирован на его хостинг, включил серверный редирект и начал переезд с моего домена на новый.

Когда наш конфликт с Барышниковым обострился, он, после очередных невыполненных посулов прислать долг в пятницу 13 июля, в понедельник 16 июля обвинил меня во взломе и стал угрожать уголовными делами.

Они в основном были пространные — вроде того, что при отключении домена я должна буду выплатить рекламодателям неустойку. За последние две недели я получила от Барышникова массу угроз. Также среди угроз были «детективы», которые уже «пущены по следу» и пристально следят за мной и моим мужем.

После отключения домена он через Facebook пообещал мне и моей маме: «Я сделаю всё, чтобы ваша семья закончила жизнь в нищете, это теперь дело моей жизни».

В разговоре с vc.ru Барышников уточнил: «Если считать фразу "что я не дам дальше спокойной жизни" за угрозу, то значит угрозы были».

Также я отправляла ему досудебную претензию с требованием прекратить использовать бренд «Бигпикча», который зарегистрирован за мной как за владельцем домена BigPicture.ru (копия претензии есть в распоряжении vc.ru). Я хотела отправить иск о расторжении договора с Давыдовой, но выяснилось, что этого можно не делать.

Его флешмоб «100ЛямовЗаГод», вызывает вопрос — мне кажется, что он проводит акцию, имея большие задолженности перед сотрудниками и мной, как партнером, для того, чтобы продать часть «БикПикчи». Возможно, сейчас Барышников рассказывает своим должникам, среди которых есть как минимум несколько сотрудников редакции, что не может отдать долги из-за «злобной Молчановой», которая решила «уничтожить его бизнес», но которую готов уничтожить он сам.

Что происходит с BigPicture и BigPikcha

Поэтому говорить о взломе как-то даже странно. Говоря об обвинениях во взломе — я создала сайт 2009 году и с тех самых пор у меня остаётся учетная запись к правами администратора, время от времени делались бэкапы с помощью технического специалиста.

Их писали авторы сайта, в том числе и я. Материалы, которые сейчас опубликованы на Bigpicture.ru, не появились, а остались. По сути Барышников управлял бизнесом, а я ему слепо доверилась. Сейчас команда специалистов восстанавливает работу ресурса, и я буду продолжать свое дело и бороться за свою идею. Итог — неутешительный.

Сайт BigPicture.ru по состоянию на 7 августа 2018 года

У меня есть встречный вопрос — почему сейчас материалы, которые принадлежат «БигПикче», расположены на непонятном домене-опечатке, который уже прописан во всех аккаунтах Барышникова. Барышников был должен много денег и в разгар переговоров решил просто ретироваться на новый домен без предупреждения, украсть все, сделав попытку склейки сайта. Человек взял и украл все в данном случае. Мне это не понятно.

В ближайшее время я планирую подавать в суд на ООО «Бигпикча.ру» с иском о финансовом возмещении ущерба — как за перенос материалов на новый домен, так и за все долги за прошлые годы. Все эти годы Барышников пиарился за счет проекта, ассоциировал его исключительно с собой, забыв о том, что создан он не им, принадлежит не ему, и что у него есть по нему невыполненные годами обязательства.

Мне кажется, если бы он имел бы хоть какие-то права на домен, сайт или контент, он бы не стал срочно заводить новый домен и не пытаться украсть старый вместе с контентом и трафиком. После угроз, озвученных после отключения сайта, Барышников так и не вышел на связь.

А его текущее поведение говорит о том, что человек просто всячески пытается спасти свою шкуру за счет чужих активов. Он бы пошёл в полицию, суд, написал бы хостеру и регистратору доменов, и всячески бы боролся за то, что ему принадлежит.

#новость #конфликт #медиа

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть