Hi-Tech

Сооснователь Virool: «Я думал, чтобы прийти к успеху, надо больше работать. У меня в офисе кровать стояла»

Сооснователь Virool: «Я думал, чтобы прийти к успеху, надо больше работать. У меня в офисе кровать стояла» — Сервисы на vc.ru

Свежее

Вакансии

Написать

Уведомлений пока нет

Пишите хорошие статьи, комментируйте,
и здесь станет не так пусто

Войти

Главное из разговора сооснователя стартапа по продвижению видеоконтента Алекса Дебелова с Елизаветой Осетинской.

В закладки

Предприниматель рассказал о создании и продаже Virool, новом проекте и своём отношении к российским стартапам. 22 марта 2019 года проект «Русские норм!» Елизаветы Осетинской опубликовал интервью с сооснователем компании Virool Алексом Дебеловым.

Краткая справка об Алексе Дебелове:

  • Алекс Дебелов родился в Ростове-на-Дону и переехал в США ещё в детстве. После окончания колледжа он поехал в Кремниевую долину, где познакомился с сооснователем Apple Стивом Возняком и другими предпринимателями.
  • В 2008 году Дебелов создал организацию для студентов-предпринимателей Kairos Society, которую поддерживали Билл Клинтон и Ричард Брэнсон.
  • В 2012 году он вместе с Владимиром Груговым, с которым Дебелов познакомился в Сан-Франциско, основали стартап Virool. Компания занималась продвижением видеорекламы в интернете.
  • Virool прошла акселератор Y Combinator и в 2013 году привлекла $6,6 млн. В 2016 году Forbes включил Дебелова в список самых ярких предпринимателей младше 30 лет.
  • 14 октября 2017 года Virool был продан компании Turgo, которая также занималась интернет-видеорекламой. Дебелов ушел из стартапа. По данным на 2019 год, Virool привлёк всего около $18,6 млн.
  • В 2018 году Дебелов запустил Go X — стартап по аренде электросамокатов для колледжей и университетов.

Об учебе в американском Babson College

Когда ты смотришь на рейтинги предпринимательских университетов, Babson всегда первый с того момента, как вообще начали выводить такой рейтинг. Я хотел изучать предпринимательство и то, как начинать бизнес.

Когда я там учился первый год, у меня была стипендия, которой удалось заплатить за половину моего обучения. Babson — недешевый университет. Мне помогали родители и стипендия.

Тебе дают на него $5 тысяч взаймы, а ты во время учебного года этот бизнес воплощаешь в настоящий проект, получаешь с него прибыль, потом всю прибыль отдаешь на благотворительные нужды. На первом курсе у нас был предмет, где ты вместе с другими студентами начинаешь бизнес. После этого, если ты хочешь этим дальше заниматься, то ты этим занимаешься.

О первом университетском проекте

Мы пошли ко всем местным компаниям и уговаривали их, что будем студентам рекламировать их дело, а потом сделали книжку с купонами, со скидками и просто их раздавали.

О первом знакомстве с предпринимателями

Оно отличалось от всех других общежитий тем, что если ты там живешь, то в ближайший первый семестр ты должен начать бизнес. У нас было общежитие для студентов-предпринимателей, называлось eTower — entrepreneurship tower. Если ты его не начинаешь, тебя выгоняют в обычное общежитие, и это стыдно.

В этом общежитии я повстречал Ли и Лукаса Браунов и Лин Мао. Надо жить обязательно в eTower. Это были два студента на четвертом курсе, один на третьем. Это были три предпринимателя, которые создали компанию Tatto Media, в тот момент они впервые заработали $1 млн прибыли. Это, конечно, меня очень сильно вдохновило. У нас была вечеринка Million Dollars Party. Может это ваша первая идея?». Я их спросил: «Может, вам повезло? Открывают ее, и там такие стопки с разными вещами — шорты, майки различных брендов, их было несколько тысяч. Они рассмеялись, повели меня в комнату.

Они ответили: «Это наша предыдущая компания, которая не получилась. Я спросил: «Это что такое?». И, как видишь, у нас не раскупили нашу одежду». Мы ей занимались полтора года. И они сказали, что самое лучшее, что ты можешь сделать за свое время, пока ты будешь учиться здесь, — это начинать какие-то бизнес-проекты и стараться быть предпринимателем. И это был уже где-то двенадцатый проект, который они начали, будучи студентами. Посоветовали мне не тратить время, идти вперед, потому что это лучший способ учиться.

О создании ассоциации студентов-предпринимателей

Я очень быстро понял, что в Babson многие люди — бизнесмены, но они не умеют кодить, нет инженеров, нет дизайнеров, поэтому ты идешь в MIT. На втором курсе я был ответственным за все бизнесы, которые существуют в нашем университете, и должен был давать им ресурсы. А в MIT есть очень хорошие инженеры, но у них нет понятия, как создать продукт и превратить его в бизнес.

У меня была сперва идея в Бостоне создать такую организацию — если у вас есть предпринимательский клуб в MIT, в Гарварде, в Boston College, в Babson, мы должны все работать, решать что-то вместе. Они могут что-то интересное сделать, но как поднять денег на это, как это вообще должно работать с бизнес-стороны — их этому не обучают.

Его зовут Анкер Джей. Потом в очень скором времени я познакомился со студентом из Пенсильванского университета, который учился в Филадельфии. С самого начала он говорил: «Надо привлечь самых крупных бизнесменов в мире». У него была похожая идея, только он хотел это сделать сперва на большом уровне внутри Америки, а потом уже на международном уровне.

И мы им должны дать вдохновение и понятие, что они тоже могут стать следующими миллиардерами, тоже могут создать свои большие проекты, и у них все получится. Нужно не только создать митапы среди студентов в Бостоне, а создать митап студентов со всего мира. Это была хорошая идея. Потому что, будучи студентом, ты не знаешь, что ты делаешь, это получится или нет. Так получился Kairos Society.

Многие проекты, которые мы видели тогда, уже стали стоить миллиард долларов.
Анкер сделал из конференции венчурный фонд.

О привлечении Билла Клинтона и других известных людей

Он пошел на какой-то благотворительный ужин, где был Билл Клинтон. Папа Анкера был очень успешным бизнесменом. У нас еще не было зарегистрированной организации, но, помню, мы сидели писали письмо.

Но мы знали, что есть идея взять всех самых классных студентов из самых лучших университетов в Америке и вдохновить их работать над самыми крупными проблемами в мире и создавать вокруг них проекты. Нужно было написать письмо, почему он должен быть спикером на нашем мероприятии, хотя мы еще не знали, где оно будет, сколько людей на него придет. Ему она понравилась. И с такой идеей мы к нему пришли. В тот момент, когда мы сделали саму конференцию, он не смог приехать.

Используя этот ролик, мы уже смогли других людей привлечь. Но он прислал нам видеоролик, почему вообще поддерживает нашу организацию и насколько она классная. Все потом становятся нашими спикерами, потому что у нас такой очень взрослый, очень хороший нетворк есть. И, будучи студентом в Бостоне, работая со студентами из Стэнфорда, из наших университетов, из Гарварда, из MIT, ты очень быстро узнаешь, что у кого-то папа — генеральный директор Boeing, у кого-то дядя занимает высокий пост.

Для меня лично было просто интересно познакомиться с различными выдающимися студентами, про которых я раньше читал. Это была благотворительная организация, там не было никакой коммерческой деятельности. То есть когда кто-то приходит типа Билла Клинтона, ты говоришь: «Окей, кто следующий?» Это дает такое вдохновение идти дальше и создавать больше. С какой-то стороны мне тоже было интересно, насколько мы можем это все раскрутить, насколько мы можем стать больше.

О знакомстве со Стивом Возняком

Мне было, с одной стороны, интересно посмотреть Америку. Когда я закончил университет, я запаковал свои вещи и поехал на машине через всю Америку. Хотелось что-то тут строить. С другой стороны, очень хотелось попасть уже в Кремниевую долину.

Ставлю машину, захожу в отель, прохожу через лобби и вижу: очень похожий человек стоит с кем-то разговаривает. В первую ночь я приехал сюда. И я начинаю просто в интернете смотреть картинки. Ещё помню — у консьержа спрашиваю: «А кто это такой?» Он говорит: «Я не знаю». Я подхожу к нему, говорю: «Воз, спасибо за всё, что ты сделал. Смотрю: ой, это Стив Возняк, сооснователь Apple. И он такой у меня спрашивает: «Сколько тебе лет?». Я бы здесь сейчас не находился бы, если бы не ты, поэтому огромное тебе спасибо». Он говорит: «Ты русский?» Я такой: «Ха, да, русский». Я говорю: «22 года».

Третий его вопрос был: «Что ты здесь делаешь?» Я ему сказал: «Я приехал создать компанию больше чем Apple». Он сказал, что у него много русских друзей, была русская девушка, у него особая связь с Россией. И мы с ним разговорились. Он, конечно, рассмеялся, ему понравилась энергия.

И он говорит: «Ой, мне надо идти домой». Потом ему начала жена звонить. Ты мой первый друг в Кремниевой долине». Я говорю: «Ну, ладно, спасибо, было очень приятно познакомиться и подружиться с таким классным человеком, как ты. Тебе нужно подружиться с кем-то». И он спрашивает: «У тебя нет друзей? Я не умею ни на Segway кататься, ни в поло играть. Я говорю: «Да, но как?» Он сказал: «Поехали играть со мной в Segway-поло». Он говорит: «Segway мы тебе привезем, в поло играть научишься».

Это реально были мои первые два часа в Долине. Он мне дал свой телефон.

О Virool

Я нашел своего сооснователя — Владимира Гургова: пошел к другу на вечеринку, и он сказал, что есть человек из России, который ищет человека, у которого есть бизнес-бэкграунд. В тот момент знакомств в Долине у меня появился Virool. Я рассказал ему, чем хочу заниматься. Сам он — программист, который хотел создать проект. Он отвечал за продукт, я отвечал за развитие бизнеса. Мы начали вместе сотрудничать.

Через Virool мы спартнерились с различными играми в Facebook. На тот момент не было хороших сервисов, которые быстрее позволяли видео становиться вирусными. И делали так, чтобы они легко могли делиться видео с друзьями. Использовали данные, которые у них были про разных пользователей, и старались показывать видео, которые им были бы интересны, внутри этих игр.

Вместо того, чтобы платить за эти вещи деньгами, людям в играх предлагали посмотреть наш видеоролик. Многие игры и приложения Facebook монетизирутся с помощью встроенных покупок — люди за реальные деньги покупают виртуальные вещи. И если человек его просматривал, то что-то получал за это.

О поиске инвесторов

Мы начали идти и знакомиться с разными инвесторами, показывать им, чем мы занимаемся. Когда я начинал Virool, у нас уже какой-то был сайт, но мы, честно говоря, не до конца сами понимали, как это все будет работать. Деньги уже заканчивались, энтузиазма становилось чуть меньше. На протяжении трёх-четырёх месяцев запитчили проект 25-26 людям.

Потому что у меня была такая мечта — создать Virool. И в тот момент я для себя принял решение, что лучше, наверное, у меня не будет квартиры и не будет денег, но я не хотел расставаться со своей мечтой. Я верил в нее и просто думал: окей, если никто не хочет инвестировать, надо искать клиентов. Мне кажется, для любого, кто начинает новый проект, очень важно иметь такую мечту и знать,что никто ее не может отнять, когда ты не можешь спать и собираешься идти до самого конца.

Кто-то позвонил потом, сказал: «Мы хотим заказать на $10 тысяч». Я начал звонить людям, слать им описание нашего сервиса. Они присылают деньги, я говорю: «Окей. И потом кто-то возвращается, спрашивает: «А вы можете сделать нам такую видеорекламу на $30 тысяч?» Я сказал: «Да, конечно, но нужна предоплата — 50%». Теперь надо разобраться, как нам это сделать».

Мы были на конференции, когда туда пришел человек из компании Pasta Prima. Третьего клиента мы случайно встретили. Ему все понравилось, обменялись контактами. Мы говорим: «У нас продукт, его можно вот так использовать, мы можем прорекламировать ваше видео».

Мне сейчас не нужна эта реклама, но очень нравится, чем вы занимаетесь. Это было в среду, а в четверг он звонит и говорит: «Ой, слушайте, я посмотрел на ваш продукт, хочу проинвестировать деньги. Мы их прислали в тот же день. Можете прислать документы?».

Он приходит домой с чеком на $100 тысяч и с подписанными документами и говорит, что очень рад, что присоединился. В воскресенье он мне позвонил и сказал, что нужно улетать в Чикаго и придет ко мне домой. Это было очень странно. И после того, как тебе почти 30 инвесторов сказали «нет», к тебе какой-то человек приходит инвестировать.

Об участии в Y Combinator

Например, с Полом Бакхейтом, он создал Gmail и Google AdSense. Мы начали встречаться с другими инвесторами.

Сказал, что она классная, но он инвестирует только в компании, которые прошли через Y Combinator. И мы запитчили ему идею. Мы заполнили заявку и прислали Полу. И посоветовал нам заполнить заявку туда. Он говорит: «Хорошо, приходите завтра на интервью».

Обычно инвесторы задают какие-то вопросы. Оно очень сильно отличалось от стандартного интервью с инвесторами. А здесь на интервью спрашивали про наших клиентов, про продукт и как-то нас перебивали.

Организаторы позвонили, говорят: «Мы хотим проинвестировать и чтобы вы участвовали в нашей программе Y Combinator». Мы прошли интервью.

Мы с ним очень подружились. Мы попали, и это был один из последних отборов, когда участвовал Пол Грэм. Это был самый большой раунд среди всех компаний Y Combinator. Мы собрали на тот момент $6,6 млн посевных инвестиций. Потом на следующей серии уже больше $100 млн.

О самом просматриваемом видеоролике Virool

Самый крупный ролик, который мы зарекламировали, был Коби Брайант против Лионеля Месси от Turkish Airlines. Компании приходили к нам с готовыми роликами. Это самый просматриваемый видеоролик за последние десять лет. 130 млн просмотров на YouTube.

Они хотят, чтобы посмотревшие покупали их продукт или услугу. Но у каждого клиента Virool своя целевая аудитория. Ты получил миллион просмотров, но это никакого результата в бизнесе тебе не дало. То есть если ролик посмотрит миллион людей, которые не относятся к целевой аудитории, то какая разница. Самое важное — это получать какой-то ответ.

Главные ошибки при создании Virool

Первая — в каждом бизнесе должно быть три типа человека. Я понял несколько вещей. Другой человек должен быть такой «художник», может быть, в техническом бизнесе это какой-то технолог. Это должен быть операционный человек, который занимается менеджментом, занимается тем, что, если люди не выполняют свою работу, он может их заменить и быстро найти новых. Это тот, кто позволит создать технологию или продукт, который не существует на рынке.

И всех в этом убедит. И третий, наверное, должен быть предпринимателем, который создаст какую-то культуру, создаст миссию компании, определит, почему мы вообще существуем в этом мире. И он будет заниматься тем, что собирает деньги с инвесторов.

И это была большая ошибка. Я в какой-то момент, кажется, всеми этими вещами старался заниматься сам. У меня в офисе кровать стояла, на которой я мог спать. Потому что я думал, чтобы прийти к успеху, надо больше работать. Я не думаю, что это был очень хороший образ жизни. Я реально иногда выходил в понедельник на работу и возвращался домой в четверг. Но просто я считал, что чем больше я вкладываю, тем больше будет результат.

Всем, кого я брал на работу, говорил: «Вы теперь часть нашей семьи Virool. На тот момент у меня не было большого опыта взаимодействия с людьми. И если я кого-то увольняю, я чувствую, что не даю человеку достаточно ресурсов, чтобы преуспеть на этой работе. У нас такая миссия, и я верю в вас». Это было очень тяжело. То есть это моя вина.

Была масса ошибок. Когда я начал свой бизнес, мне было 22 года. Тот опыт, который я получил, не продав проект, для меня ценный и важный. Но я не смотрю на этот опыт как-то негативно, а даже позитивно. Я на сегодняшний день гораздо быстрее, умнее могу строить проекты, чем раньше. Потому что это мне дало столько опыта, сколько люди за 20–30–40 лет в бизнесе получают. Этот опыт очень-очень сильно ценю.

О проблемах компании и конфликте с сооснователем

Мы начали инвестировать в вещи, которые не давали много прибыли. Одна из больших ошибок, которые мы сделали, — недостаточно быстро меняли свой курс, когда у нас что-то не получалось.

Он сказал, что нам нужно открывать офисы в разных городах, чтобы работать очень близко с клиентами в этих городах, медийными агентствами и их клиентами. Мы наняли профессионального менеджера, у которого что-то такое сработало в другой компании, где он устроил продажи на $100 млн.

И это при том, что у нас практикант тогда на $30 тысяч в месяц продавал. Мы открыли офисы в Лос-Анджелесе, в Чикаго, Нью-Йорке, Торонто и Лондоне и за шесть месяцев они заработали только $50 тыcяч. И, честно говоря, надо было просто быстро признать, что вот это не работает.

А последние два года все, что могло пойти не так… Можно сказать, мы боролись постоянно. В первые три года нашей истории все, что могло пойти хорошо, пошло просто супер. Было очень много дней, когда я просыпался и думал: «Что я делаю, почему я здесь, зачем мне это все надо».

Одно — за $130 млн от компании Rubicon Project, с которой мы работали. В 2015 году у нас было три разных предложений о покупке. Мы подумали, что с теми показателями, которые у нас были на тот момент, мы могли больше денег получить от другой компании. Но на самом последнем этапе переговоров они поменяли условия этой сделки.

Мой партнер остался, у него не было выбора. Я решил остаться и продолжать строить компанию. Но это создало много разных конфликтов.

Мы посмотрели на результаты и увидели, что очень быстро выросли, но начали терять много денег. Наша менеджерская команда, от СЕО до всех остальных хороших ребят, которые у нас там были, сказала: «Окей, ты не хочешь продавать компанию, ладно, мы пошли». Пришлось делать реорганизацию.

Нас было 80 человек, мне пришлось уволить 30. В какой-то момент мы не могли позволить себе больше тратить деньги, мы просто объявили банкротство. А затем возник конфликт с сооснователем.

То есть за моей спиной хотел продать компанию и многих инвесторов к себе подвязал. Он совершил сделку, но без меня. Я любил то, чем мы занимались, любил придумывать какие-то вещи. А мне, как создателю, было интереснее создать более крупный проект. И для меня, честно говоря, было боязно продавать, потому что я знал, что мы потеряем контроль над этим процессом.

Может быть, кроме того, чтобы иметь хорошую идею, надо было иметь хорошую дисциплину во многих вещах. Если в 2015–2016 годах вы пришли бы на «Каннские львы», на Adweek, то Virool был кругом, и все знали про Virool. А мы этого не делали. То есть если что-то не получается, надо менять курс очень быстро.

О продаже Virool

Он был не в совете директоров, а был советником Rubicon Project. Нас в конце концов купил один человек. Они привели своего гендиректора. Меня оставили как консультанта. Я помню момент, когда состоялась сделка, все прошло. У них была своя культура. И я думаю: надо куда-то поехать отдохнуть.

И я сначала думал: «Окей, надо позвонить этому клиенту, второму, третьему». Я полетел на Коста-Рику. Это уже кто-то другой должен об этом заботиться. А потом я понял, что это уже не мои проблемы. И это было большое облегчение на тот момент, гора с плеч упала.

О новом проекте Go X

Называется Go X. Я сейчас начал новый проект. Проекту сейчас где-то пять–шесть месяцев, у нас уже 750 скутеров. Он занимается скутерами. Мы создали программу, наняли ребят, уже построили команду, собрали инвесторов. Я съездил в Китай, встретился на сегодняшний день где-то с 23 разными фабриками в разных провинциях Китая. И вопрос: почему? Все идет обратно в гору, все хорошо. Потому что я вижу себя предпринимателем.

Я заметил эту волну в прошлом году, где-то в апреле. Сейчас идет новая волна, называется «последняя миля». Человек может просто подойти, взять его в любой момент и проехать на нем хоть десять минут, хоть два часа. Есть две компании в Америке — Lime и Bird, они предлагают электросамокаты в разных городах, где они их ставят. А в конце поездки оплатить.

Но я заметил, что у них очень быстро разражаются аккумуляторы. Идея в том, что это очень доступно. И чтобы его перезарядить, надо собирать весь этот транспорт и перезаряжать. То есть это два-три часа и батарейка умирает. Мы думали сперва сделать бизнес для этих двух компаний. Мы думали, как бы под них что-то сделать.

И они не улучшают этот продукт. Но, когда мы начали работать с этими компаниями, я очень быстро понял, что они нашли большую нишу и потребность среди людей и сделали какой-то быстренький продукт для них. Общая операционная деятельность у них очень плохо сделана, и я подумал, что мы можем сделать что-то лучше.

Он выглядит как велосипед, но тебе не нужно крутить педали. Мы сделали трехколесные самокаты и сейчас выпустим электровелосипед без педалей. Ты садишься, нажимаешь вперёд, и он едет со скоростью 25 км/ч.

Об окупаемости и дальнейшем росте Go X

И это довольно-таки выгодно. Мы оптимизируем самокат семь–восемь раз за день. У нас не будет никакой конкуренции. Мы начали общаться с университетами и поняли, что если мы заходим туда, то нам дают эксклюзивный контракт на три–четыре года. Поэтому мы сейчас сфокусировались на университетах. Поэтому у нас будет сразу монополия. У нас цель запуститься в 50 университетах к концу года.

Семь из них работали со мной в Virool. В моей команде сейчас восемь человек, в основном инженеры. Мы знаем, как работать друг с другом. Мы можем быстро воплощать идеи в реальность. Это устройство, которое позволяет человеку подойти и арендовать с помощью телефона скутер. Сверху надо сделать хороший интернет вещей. И ты можешь с помощью этого устройства удаленно контролировать чью-то скорость, увеличивать, снижать, смотреть, сколько они проехали, ну и так далее.

Об организации конференции в России

Там была панель ИТ и были разные предприниматели из ИТ-сферы: основатель Spotify, был человек из Angry Birds, Юрий Мильнер. В 2011 году меня пригласили на юношеский экономический форум в Санкт-Петербурге, который дает доступ к международному экономическому форуму в Санкт-Петербурге. Он не был в программе. Я сидел в первых рядах, и заходит через черную дверь Дмитрий Медведев со своей охраной. Он заходит, садится, слушает.

Помню, он сказал: «Питер (Питер Вестербаку, создатель Angry Birds), хочу вас поблагодарить за то, что вы создали игру, в которую играют все наши депутаты». Послушал минут 10–15, встал, сказал какие-то пожелания. И в тот момент, когда он начал выходить через черный ход, я встаю, подбегаю к нему. Все рассмеялись. Я говорю: «Извините, я сооснователь самой крупной в мире организации студентов-предпринимателей. Меня его самый близкий охранник тормозит. Он сказал: «Пошли». Можно с вами поговорить?» На тот момент мне было 22–23 года.

Второе, что я сказал: «Вы хотите создать Кремниевую долину в России? Я, во-первых, сказал: «Спасибо, что вообще создали этот форум». Но в нашей стране есть проблема. У молодых людей, которые не видят, как на сегодняшний день существует мир, есть идеи, которые позволят изменить мир. Они думают, что есть большая коррупция, нужен большой капитал. Если посмотреть всех выпускников университетов, самое последнее, что люди хотят делать, — это начинать свой бизнес. У них нет людей, на кого равняться.

Давайте создадим конференцию в России, я привезу спикеров? Мы создали Kairos Society, где мы приводим молодых ребят и знакомим их с такими людьми, как Билл Клинтон, Ричард Брэнсон и с остальными предпринимателями, они их вдохновляют идти и создавать разные вещи. Как вам идея?» Он говорит: «Вау. Она позволит нашим ребятам просто вдохновиться и идти создавать какие-то классные проекты. Я такой: «О, супер». Классная идея, давайте это сделаем». Свяжитесь, спишитесь с ним. Он говорит: «Вот Аркадий Дворкович. Потом я сказал: «Можно я с вами сфотографируюсь?» Он говорит: «Да, это святое дело». Он поможет это создать».

Был Стив Возняк, привезли создателя Gmail, человека из Facebook, главу Virgin Galactic. Шесть месяцев спустя мы сделали эту конференцию. Все было очень классно. У нас была группа из 20 человек на эту конференцию. Знаете, с кем мы работали? Государство все очень хорошо организовало, у нас не было никаких претензий. Это были ребята из движения «Наши».

У всех был свой водитель, у всех был свой переводчик. Честно говоря, со всеми приколами, все прошло очень хорошо. Но, я помню, когда мы потом встречались со «Сколково» и другими разными организациями, люди из Y Combinator рассказывали, что и как надо делать правильно. Все хорошо сделали, не было никаких претензий. Не совсем правильные люди были в некоторых структурах, из-за этого всего не срослось. У многих не было такого большого интереса, и может быть, они не до конца верили в это все.

О российском менталитете

Когда мы жили в Советском Союзе, у нас не было переизбытка потребительской техники, поэтому если что-то ломалось, люди сами учились, как это чинить, создавать, делать. Моя главная удача — родиться русским человеком. Потому что, когда ты видишь проблему, тебе нужно искать какой-то креативный способ ее решения. И такое мышление «сейчас починим, найдем, сделаем, да ладно, сработает» — очень базовое для многих предпринимателей. Это раз.

То есть ни Наполеон, ни Гитлер не смогли нас завоевать. Два: русские не сдаются. Во многих вещах, через которые я прошел в Virool, думаю, не будучи русским человеком, мне было бы легче просто сдаться. Неважно — кризис или еще что-то, мы всегда идем вперед, мы всегда боремся, никто не сдается. А так у меня было «да нет, прорвемся, все классно, все круто». Сказать «ну ладно, не получилось, что-нибудь другое, значит, сделать попробую».

#virool

Менеджер проектов

Удалённо

Блоги компаний

Показать еще

Push-уведомления

{ "page_type": "article" }

["\u041a\u043e\u043c\u043f\u0430\u043d\u0438\u044f \u043e\u0442\u043a\u0430\u0437\u0430\u043b\u0430\u0441\u044c \u043e\u0442 email
\u0432 \u043f\u043e\u043b\u044c\u0437\u0443 \u043e\u0431\u0449\u0435\u043d\u0438\u044f \u043f\u0440\u0438 \u043f\u043e\u043c\u043e\u0449\u0438 \u043c\u0435\u043c\u043e\u0432","\u0425\u0430\u043a\u0435\u0440\u044b \u0441\u043c\u043e\u0433\u043b\u0438 \u043e\u0431\u043e\u0439\u0442\u0438 \u0434\u0432\u0443\u0445\u0444\u0430\u043a\u0442\u043e\u0440\u043d\u0443\u044e
\u0430\u0432\u0442\u043e\u0440\u0438\u0437\u0430\u0446\u0438\u044e \u0441 \u043f\u043e\u043c\u043e\u0449\u044c\u044e \u0443\u0433\u043e\u0432\u043e\u0440\u043e\u0432","\u0413\u043e\u043b\u043e\u0441\u043e\u0432\u043e\u0439 \u043f\u043e\u043c\u043e\u0449\u043d\u0438\u043a \u0432\u044b\u043a\u0443\u043f\u0438\u043b
\u043a\u043e\u043c\u043f\u0430\u043d\u0438\u044e-\u0441\u043e\u0437\u0434\u0430\u0442\u0435\u043b\u044f","\u041f\u0440\u0438\u043b\u043e\u0436\u0435\u043d\u0438\u0435-\u043f\u043b\u0430\u0446\u0435\u0431\u043e \u0441\u043a\u0430\u0447\u0430\u043b\u0438
\u0431\u043e\u043b\u044c\u0448\u0435 \u043c\u0438\u043b\u043b\u0438\u043e\u043d\u0430 \u0440\u0430\u0437","\u041a\u043e\u043c\u0430\u043d\u0434\u0430 \u043a\u0430\u043b\u0438\u0444\u043e\u0440\u043d\u0438\u0439\u0441\u043a\u043e\u0433\u043e \u043f\u0440\u043e\u0435\u043a\u0442\u0430
\u043e\u043a\u0430\u0437\u0430\u043b\u0430\u0441\u044c \u043d\u0435\u0439\u0440\u043e\u043d\u043d\u043e\u0439 \u0441\u0435\u0442\u044c\u044e","\u041d\u0435\u0439\u0440\u043e\u043d\u043d\u0430\u044f \u0441\u0435\u0442\u044c \u043d\u0430\u0443\u0447\u0438\u043b\u0430\u0441\u044c \u0447\u0438\u0442\u0430\u0442\u044c \u0441\u0442\u0438\u0445\u0438
\u0433\u043e\u043b\u043e\u0441\u043e\u043c \u041f\u0430\u0441\u0442\u0435\u0440\u043d\u0430\u043a\u0430 \u0438 \u0441\u043c\u043e\u0442\u0440\u0435\u0442\u044c \u0432 \u043e\u043a\u043d\u043e \u043d\u0430 \u043e\u0441\u0435\u043d\u044c"]

Компания отказалась от email
в пользу общения при помощи мемов

Подписаться на push-уведомления

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть