Hi-Tech

Сооснователь Qlean Александр Коровин запустил сервис для ухода за пожилыми на дому без оплаты за время «Близкие.ру»

Инвестиции в запуск составили 20 млн рублей.

В закладки

Поделиться

Об этом он рассказал vc.ru. Один из основателей сервиса для заказа уборки Qlean Александр Коровин запустил новый проект — сервис для вызова специалистов по уходу за пожилыми и маломобильными людьми на дому «Близкие.ру».

По данным базы «Контур.Фокус», Гуринович получил 3% в ООО «Надёжные исполнители», остальные 97% — у Анны Коровиной, родственницы Коровина. В запуск сервиса Коровин вложил собственные 10 млн рублей, ещё 10 млн рублей предприниматель привлёк от частных инвесторов, среди которых сооснователь проектов CarPrice и Expload Эдуард Гуринович и директор по работе с инвесторами CarMoney Анастасия Олимпиева. Основатель проекта не стал комментировать детали сделки.

По словам Коровина, он ведёт переговоры с несколькими заинтересованными фондами по поводу следующего раунда, который намерен привлечь в начале 2019 года. Сделка была закрыта в июне 2018 года, но компания объявила о ней только сейчас. Что это за фонды, он не уточнил.

Компания не работает по фиксированному времени, вместо этого она обговаривает с клиентом список задач, которые специалист должен выполнить во время визита: сходить в магазин, сделать уборку, позаботиться о гигиене подопечного, провести с ним время и так далее. С помощью «Близкие.ру» пользователь может вызвать специалиста по уходу на дому для своих пожилых родных. Средняя продолжительность визита составляет около двух часов, но специалист не уйдёт, пока не выполнит все задачи, обещают в компании.

С момента начала тестирования в мае 2018 года оборот компании достиг 3 млн рублей в месяц, у сервиса уже более 120 активных клиентов, говорит Коровин. Минимальная стоимость услуги составляет 890 рублей за один визит в день, при заказе двух визитов в день их цена составит 1190 рублей.

Все специалисты проходят проверку на благонадёжность и дополнительное обучение в собственной академии «Близкие.ру», а их работу можно контролировать с помощью приложения, отметил Коровин. Специалистов компания привлекает по аналогии с Uber, отбирая кандидатов среди частных сиделок. По его словам, из 20 кандидатов к платформе подключается только один.

Исполнительный директор сети пансионов для пожилых людей и службы по уходу на дому Senior Group Ольга Гребнева приветствует запуск такого проекта, как «Близкие.ру», но у неё есть опасения по поводу качества специалистов, которых может предложить сервис.

Так как потребность существенная, и центры социального обслуживания закрывают её не до конца. То, что хотят делать «Близкие.ру», делать нужно. Та система социального обслуживания, которая сейчас есть в стране, носит заявительный характер, то есть одинокая бабушка с переломом шейки бедра каким-то образом должна сама дойти до центра, чтобы заявить, что она нуждается в социальном обслуживании.

Особенно это касается помощников по уходу за людьми, страдающими деменцией — для них нужны профессионалы, обученные правильно общаться с такими людьми. Но сервис может столкнуться с проблемами при обучении специалистов по уходу. У нас есть собственная академия, но только после 11 лет работы мы можем уверенно сказать, что обучаем качественных специалистов. Каждую сиделку должна проверять служба безопасности и каждую сиделку нужно обучать не менее 72 часов. Я не уверена, что люди, которые вышли на рынок только что, могут заявлять, что в состоянии предложить качественное обучение специалистов.

Ольга Гребнева

исполнительный директор Senior Group

Соинвестор «Близкие.ру» Эдуард Гуринович уверен в перспективности проекта и его возможностях зарабатывать.

Сейчас отчётливо заметно, что население стареет, поэтому все проекты в сфере услуг для пожилого населения будут расти. На мой взгляд, проект «Близкие.ру» имеет хорошие перспективы, поскольку не так важно, нужен уход за пожилым человеком, или это маленький ребёнок — услуга в любом случае будет востребована.

В то же время в ближайшие пять-десять лет на пенсию будут выходить люди с достаточным объёмом капитала: либо у этой аудитории есть собственные сбережения, либо данную услугу будут оплачивать дети для обеспечения родителям привычного уровня комфорта.

Эдуард Гуринович

инвестировал в «Близкие.ру»

Александр Коровин рассказал vc.ru, почему выбрал для нового сервиса сферу ухода и с какими трудностями столкнулся.

Как пришла идея сервиса?

Во-первых, я довольно давно заметил этот рынок, и когда думал, какие вертикали запускать, в том числе проскальзывала эта идея. Александр Коровин: У меня сложились два обстоятельства.

Я стал изучать, что с этим можно делать, к каким специалистам обратиться, как найти человека, который мог бы приходить и ухаживать за ней, и выяснилось, что это довольно нецивилизованный рынок — нет единого игрока, которому можно доверять. Во-вторых, у меня есть бабушка, некоторое время назад у неё начала развиваться деменция. Показалось, что эта проблема не закрыта.

Вы рассматривали эту вертикаль внутри Qlean?

Одной из идей был выход на рынок ухода. Нет, мы просто думали, что делать дальше, уже после Qlean, но ещё до запуска «Близких». Мы на него посмотрели и оказалось, что это довольно интересная история, рынок большой, количество пожилых растёт, но на самом рынке ничего не меняется.

В России есть подобные сервисы, насколько это свободная ниша?

И есть стационары, которых относительно спроса немного, но они есть. Сейчас рынок состоит из большого количества патронажных компаний и небольших агентств, которые занимаются подбором специалистов. А вот сервисов с какой-либо ИТ-составляющей нет. Например, один из крупнейших игроков — это Senior Group Алексея Сиднева, у него довольно клёвое качество, но прайс очень высокий.

Какую долю этого рынка вы рассчитываете занять?

Из них 600 тысячам требуется уход. Всего пожилых в Москве, по официальным оценкам, от 2,5 млн до 3 млн человек. В ближайшие несколько лет мы собираемся занять 1-2% рынка. Как ИТ-компания мы хотим стать монополистами на этом рынке, но вопрос исключительно в том продукте, который мы предложим. Этого будет достаточно для успешного старта.

На чём вы зарабатываете?

Сейчас мы проверяем несколько гипотез. Мы зарабатываем на марже. Это довольно понятная механика, работает по аналогии с тем же Qlean и, прости господи, Uber. Запускаемся мы с продуктом, который подразумевает вызов специалиста один или два раза в день, этого достаточно в 80% случаев, когда есть пожилой человек, которому нужна какая-то помощь.

Получается персональный ассистент, закрывающий большую часть запросов. Мы также планируем тестировать модель подписки, когда клиент оплачивает подписку, мы подбираем специалиста и занимаемся контролем его работы с учётом пожеланий клиента.

Когда планируете начать тестировать подписку?

Но это будет совсем другой продукт. Думаю, в ближайшие несколько месяцев. Например, есть уход в больнице, есть компаньонство — это как раз то, с чего мы начинаем, есть уход, который подразумевает реабилитацию, есть совсем тяжёлые подопечные, не совсем мобильные. Уход — довольно сложная штука, это комплекс, состоящий из множества направлений. Для компаньонства мы его уже нашли, и он нам нравится. Под каждый из этих сегментов мы собираемся искать продукт.

Какую часть получает специалист по уходу, какую забираете вы? У вас один визит стоит от 890 рублей.

Но если грубо говорить, то мы берём комиссию 20%. У нас немножко другая модель, более сложная. Просто у меня в голове на это взгляд немножко другой, но чтобы не углубляться сильно в unit-экономику, внешне это выглядит примерно так.

Получается, за один визит специалист получает 712 рублей?

При этом таких визитов в день он может делать несколько. Грубо говоря.

Где вы берёте самих специалистов?

В интернете.

То есть находите частных исполнителей и привлекаете их к себе?

Да.

Сколько у вас таких специалистов?

Сейчас около 70-100.

Но не все работают на постоянной основе?

Нет.

Как вы взаимодействуете со специалистами? Как происходит передача заявки на визит?

После каждого визита они составляют отчёт о том, что было сделано. У специалиста есть мобильное приложение, которое состоит из двух частей: приём заказа и отчётность. Почти вся коммуникация происходит через мобильное приложение.

На что пошли инвестиции?

Наши основные расходы это команда и маркетинг.

Большая у вас команда?

Пока небольшая — семь-восемь человек, но мы будем расширяться по мере появления новых направлений.

На что ещё пошли инвестиции?

Мы так называем сиделок, потому что нам не нравится слово «сиделка», оно не отражает реальности. На запуск тренинг-центра, где мы отбираем, проверяем и обучаем специалистов по уходу. Ещё часть денег пошла на проверку продуктовых гипотез.

Кто занимается вопросами проверки и обучения?

То есть это всё наша внутренняя экспертиза. У нас есть своя операционная команда, которая отбирает кандидатов, наш тренер, который проводит для них курсы.

В тренинг-центре своя отдельная команда?

Ещё человека три-четыре. Да, отдельная команда.

Есть планы работать с больницами или социальными службами?

Пока непонятно, как это могло бы работать, но в любом случае, нам это интересно. В качестве идеи — безусловно.

Вы вложили в проект 10 млн рублей своих средств, это часть денег от продажи доли в Qlean?

Да.

Почему вы и ваши партнёры в итоге решили продать свои доли?

Я не очень могу комментировать этот вопрос.

Если бы была возможность, вы бы сохранили долю в Qlean?

Мне кажется, мы достигли отличных показателей в бизнесе: Qlean вышел на оборот в $1 млн и 50 тысяч уборок в месяц. Нет, я бы не стал.

Это ваше личное решение или всё-таки результат каких-то разногласий с акционерами?

Повторю: не могу это комментировать.

И сумму продажи?

Разумеется, нет.

Есть в работе другие проекты и идеи кроме «Близких»?

Мне кажется довольно перспективным это направление. Нет, я сейчас сфокусирован исключительно на этом проекте. И в силу того, что это на грани социальных проектов и даже немного на грани медицины, нужно уделять очень много внимания. Здесь большой рынок, точно есть чем заняться.

Какие могут возникнуть трудности при запуске такого проекта и его масштабировании?

Есть очень большая проблема в том, что у нас нет никакой культуры ухода. На самом деле, трудностей масса. Никто не знает, что такая услуга возможна. Никто не понимает, что специалист по уходу должен делать. Вопросов — масса. Никто не понимает, сколько за неё готовы платить.

Уже дальше будем думать о масштабировании, но пока на другие регионы не смотрим и работаем исключительно в Москве. Основная сложность на данном этапе — это поиск аудитории, с которой нужно работать. Рынок здесь довольно объёмный.

Есть планы по их количеству до конца 2019 года? У вас сейчас 120 клиентов.

Было бы неплохо, если бы мы росли на 20-30% каждый месяц. Пока точных прогнозов нет, мы больше ориентируемся на внутренние маркетинговые метрики.

В чём заключается менторство? Кроме инвесторов у проекта есть менторы из благотворительного фонда «Старость в радость», реабилитационного центра «Апрель» и благотворительного фонда «Живи сейчас» для людей с боковым амиотрофическим склерозом (БАС).

Мы с ними обсуждаем наши идеи и проверяем гипотезы, обмениваемся опытом. Это компетентные люди, которые давно занимаются проблемами ухода и другими вопросами. Возможно, в будущем получится наладить более тесное сотрудничество.

#новость

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть