Hi-Tech

Сколько стоит запустить мебельное производство в Москве, Петербурге, Самаре, Казани и Минске

Столичные и региональные предприниматели делятся опытом — есть ли спрос на мебель на заказ и уступает ли качество отечественных изделий зарубежному.

В закладки

Производство мебели в любой рыночной нише — это высокотехнологичный процесс, который требует больших инвестиций в оборудование.

Но при построении автоматизированного производства понадобится более $1 млн инвестиций. Малый бизнес может сэкономить, приобретая станки и электроинструменты на вторичном рынке.

Что нужно для организации производства:

  • помещение под цех;
  • склад для хранения готовой продукции;
  • офис, площадь которого зависит от амбиций предпринимателя и типа мебели.

Но в то же время сетевой салон, создаваемый производителем, даёт возможности для развития франчайзинга. Для собственной сбытовой сети потребуется ещё и торговое помещение, что увеличит затраты примерно в три раза.

Также можно продавать и в социальных сетях и в обычных мебельных магазинах. Ещё один канал сбыта — мебельные секции, шоурумы или павильоны в торговых центрах: на небольшой площади есть возможность разместить выставочные образцы мебели.

При правильном ведении бизнеса можно рассчитывать на 40% прибыли в год. Срок окупаемости запуска производства мебели, по словам предпринимателей, зависит от основного направления компании и составляет от двух до десяти лет.

Коммерческий директор BXL в Самаре Евгений Гришин

Направление: уличная мебель.

Начало работы: 2014 год.

Сумма вложений: €2 млн.

Их размеры, 80 на 120 сантиметров, идеально подходили для создания модульной мебели, которую без труда можно собрать, разобрать и доставить в любую точку мира. Идея создавать мебель появилась благодаря логистическим боксам. Первые прототипы нам удалось создать в 2014 году, а через два года уличная мебель появилась в продаже в Швейцарии.

Наш продукт хорошо приняли на рынке, но, к сожалению, первые образцы под прямыми солнечными лучами быстро выгорали и плавились. В тот момент производство находилось в Китае, и мебель создавалась из древесно-полимерного композита.

На тот период два контейнера продукции уже были закуплены, пришлось быстро менять материалы и отлаживать систему производства заново.

Мы стали показывать концепты мебели на специализированных выставках по всему миру. Производство переместилось в Россию — к концу 2017 года запустили новый цех в Самаре. Много времени понадобилось на отладку всех процессов производства, подбор нужных материалов.

Это с учётом всех проб и ошибок, когда запускалось производство в Китае, а затем в России. На запуск производства потратили около €2 млн. И на этом этапе мы начинаем делать первые успешные шаги на рынке.

Металл и дерево для мебели мы берём отечественные, а фурнитуру и ткани везём из Европы. Производство (с учётом швейного цеха) размещено на 800–900 м².

На мебель по индивидуальному заказу уходит неделя. Весь цикл производства — от распила, обработки, сушки досок, подготовки ткани, выкройки подушек до сборки мебели — занимает несколько дней.

Достаточно надеть одну панель на другую. Сборка самого большого комплекта мебели занимает пять минут, при этом не нужны ни шурупы, ни гвозди, ни специальные инструменты.

В разобранном виде мебель помещается в бокс размером 120 на 80 сантиметров. Другое преимущество нашей мебели — простая логистика.

В ежемесячные расходы компании входит аренда помещения, зарплата 15 сотрудникам, закуп материала, производство, реклама и логистика, — всё вместе требует вложений от 2,5 млн рублей.

Большую часть заказов мы получаем именно в онлайне. Самая эффективная реклама — социальные сети и контекст. Выставки, торговые помещения в магазинах с каждым годом теряют свою актуальность.

Летом и осенью, как правило, затишье, в этот период мы проявляем активность за счёт того, что сдаём мебель в аренду. Большая часть заказов приходится на зиму и весну.

И только 10% HoReCa: рестораны в стиле лофт, летние кафе, кейтеринговые агентства и отели. 90% клиентов — люди, у которых есть терраса, загородный дом или большой балкон. На различные мероприятия, к примеру на День города, мы также даём мебель в аренду.

Если человеку интересен продукт — он его с удовольствием продаёт. Поиском клиентов занимается собственный отдел продаж и партнёры по дилерскому договору.

На отечественном рынке больше всего заказов получаем от тёплых и центральных регионов — это Краснодарский край, Москва и Санкт-Петербург. Сейчас наша мебель наиболее популярна в Швейцарии, Испании, Германии и Франции.

Также планируем выйти на американский рынок. В 2020 году планируем захватить рынок Европы через сайт, дилеров и «сарафанное радио».

Российские производители могут производить качественный продукт, если захотят. Качество отечественной мебели, на мой взгляд, не уступает зарубежным фабрикам.

Но есть три основные проблемы:

  1. Первая связана с российской ментальностью: «И так сойдёт».
  2. Вторая проблема — низкая покупательская способность. Зачастую для потребителя главное, чтобы было дёшево.
  3. Третья проблема — покупателю не с чем сравнивать, и потому он из двух зол выбирает меньшее.

Многие производители мебели делают именно то, что просят покупатели, — дешёвую, а не комфортную и качественную мебель.

Генеральный директор компании «Цвет диванов» в Москве Наталия Пекшева

Направление: мягкая мебель.

Начало работы: 2004 год.

Сумма вложений: 20 млн рублей.

Генеральный директор компании «Цвет диванов» в Москве Наталия Пекшева

Пять лет назад фирма пережила кризис, вступила в партнёрский альянс с Rivalli, Via Feratta и полностью изменила стратегию. Компания организована 15 лет назад, первые десять лет позиционировалась как мебельный дискаунтер.

А через год открыли высокотехнологичное производство мощностью один диван в минуту. Мы разработали уникальный продукт — диван на металлической платформе Next.

Открытие экспериментального цеха потребовало около 20 млн рублей, но при активном развитии ежегодно возникает необходимость дополнительных инвестиций для локализации производственных процессов, связанных с обработкой сырья, импорта материалов и комплектующих, и автоматизации бизнес-процессов.

Концепция бренда «Диван в каждый дом» подразумевает доступность и универсальность нашего продукта, поэтому производство заточено на быстрое и качественное изготовление диванов массового спроса в ограниченном количестве обивок и модификаций.

Благодаря собственному производству мы увеличиваем гарантию на нашу разработку — металлическую платформу Next — до пяти лет. Стандартный гарантийный срок для мягкой и корпусной мебели — 18 месяцев со дня покупки. А рекомендованный срок службы диванов — десять лет, что подтверждено многочисленными тестами.

Традиционно высокий сезон в мебельной отрасли — это период с сентября по декабрь, первая половина года считается низким сезоном.

Территориально мы ограничены логистическим плечом доставки в течение суток от нашего распределительного центра, поэтому пока развиваем розничную сеть в радиусе 500 км от Москвы и Санкт-Петербурге.

В чём-то даже превосходит с точки зрения потребительских качеств. Если производитель контролирует качество материалов и производственный процесс, то отечественная мебель по качеству не уступает импортной продукции.

В России 70% семей используют диваны для ежедневного сна, поэтому более распространены модели с различными механизмами трансформации и на более износоустойчивых металлокаркасах.

Совет для покупателей: качественная мебель создаётся из качественных материалов, поэтому значительно заниженная цена — признак того, что производитель экономит на качестве текстиля, наполнителях и других комплектующих.

Торчащие нитки, неровные строчки, криво обрезанный рисунок, остатки разметки мелом — всё это сигналы того, что на производстве слабый контроль качества, а значит, в любой части конструкции могут возникнуть проблемы. Хороший способ оценить качество дивана на глаз — посмотреть на обработку швов на стыках и рядом с фурнитурой.

А при покупке дивана с механизмом трансформации нужно несколько раз протестировать механизм — он должен легко и удобно раскладываться. Чем аккуратнее выполнены элементы декора, тем выше вероятность того, что и внутри диван выполнен качественно.

Дополнительная гарантия мебели — известный бренд, который занимает лучшие места в торговых центрах, даёт рекламу, имеет собственную службу сервиса, так как выпускать некачественную продукцию в больших объёмах абсолютно нерентабельно.

Генеральный директор «Первой мебельной фабрики» в Санкт-Петербурге Александр Шестаков

Направление: кухонные гарнитуры и корпусная мебель.

Начало работы: 1945 год.

Сумма вложений на модернизацию: 378 млн рублей в 2004 году, 3,2 млрд рублей в 2017 году.

Генеральный директор «Первой мебельной фабрики» в Санкт-Петербурге Александр Шестаков

Предприятие основали сразу после окончания Великой Отечественной войны, чтобы обеспечить лежавшую тогда в руинах страну предметами, необходимыми для нормальной жизни.

Тогда же стали производить лёгкие и удобные деревянные кровати, которые пользовались огромным спросом на послевоенном рынке. В 1945–1955 годах фабрика выпускала всё — от табуретов до сервантов.

Фабрика получила имя «Древтехдеталь» и переориентировалась на производство фанерных щитов. В 1956 году предприятие реорганизовали, практически полностью изменив профиль деятельности.

В таком виде предприятие вошло в перестройку. Из прежней огромной номенклатуры продукции осталось лишь несколько позиций: тумбочки для госпиталей и столики для детских садов и яслей.

Компания «Древтехдеталь» ещё раз поменяла название на новое, став «Первой мебельной фабрикой». В начале 1990-х годов я возглавил медленно погибающую компанию и сразу же предпринял активные меры по возрождению легендарного производства.

Тогда же выбрали и направление развития — кухонная мебель. Мы поставили перед собой амбициозную цель — стать лидером сначала на российском, а потом и на мировом мебельном рынке.

Мы своими силами разработали первые модели кухонь, нашли поставщиков комплектующих и фурнитуры, наладили логистику и к концу 1990-х годов стали лидером рынка. Этот сегмент был пуст, а потенциальный спрос оценивался как «огромный» — в СССР попросту не было понятия «кухонный гарнитур».

Развалилась производственная кооперация, и сразу встал вопрос, где и как искать поставщиков. 1990-е годы, пожалуй, были самым трудным временем, особенно начало.

Как выбрать правильную рыночную нишу, как создать привлекательный для потребителя продукт, как его вывести на рынок? Не меньшим шоком было то, что на наши тумбочки и столики нет спроса — никому не интересна морально устаревшая неинтересная продукция со скучным дизайном.

Всё приходилось осваивать на ходу, делать на свой страх и риск. Ведь мы, тогдашние советские менеджеры, понятия не имели ни о маркетинге, ни о рекламе, ни о промышленном дизайне, ни о логистике и продажах. Получилось — хорошо, не получилось — тоже хорошо, тоже опыт. Иногда просто глаза зажмуривали, вдыхали — и делали. Ошибок и неудач была масса, были мелкие просчёты, были и крупные.

В 2004 году мы перенесли производственные мощности из центра Санкт-Петербурга с Петроградской стороны в Приморский район, построив там завод. Для запуска современного высокотехнологичного и автоматизированного производства потребовались сотни миллионов рублей.

Инвестиции направились на строительство производственных цехов, оборудование складских помещений, покупку новых линий, а также на создание инженерной инфраструктуры. Это обошлось в $14 млн по ценам 2004 года.

Производство сегодня

В 2017 году завершили проект модернизации производственных площадей, увеличив общую площадь предприятия в два раза — до 52 тысяч м².

Их проектная мощность составляет 500 тысяч мебельных секций в год, что эквивалентно 50 тысячам комплектов кухонной мебели в год. Технологическое оборудование полностью заменили на автоматизированные линии тяжёлого класса производства Homag Group и IMA Group. Это позволило увеличить производственные возможности в пять раз.

Основные средства пошли на приобретение современных производственных линий, а также подготовку цехов под их установку. Проект модернизации обошёлся в €50 млн.

Окупаемость модернизации составит десять лет — при условии, что ежегодно будет продаваться не меньше 25 тысяч кухонных гарнитуров.

Также у нас есть региональная сеть собственных и партнёрских магазинов. Сейчас мы активно развиваем корпоративные и розничные продажи, участвуем в тендерах, которые проводят государственные и коммерческие заказчики.

Значительное влияние на деятельность фабрики в 2018 году оказал установленный с 1 декабря 2017 года мораторий на госзакупки мебели иностранного производства для нужд государственных учреждений (закупки в рамках 44-ФЗ).

Благодаря этому запрету мы нарастили портфель корпоративных заказов, доведя его долю в общем объёме продаж к концу года до 50%.

Ещё одно перспективное направление для развития сбыта — сотрудничество со строительными компаниями в части меблировки новых квартир.

Этот тренд из года в год становится всё более актуальным — новосёлам зачастую выгоднее купить квартиру, полностью готовую к проживанию, чем тратить деньги и время на самостоятельный ремонт и закупку мебели.

Когда чаще покупают мебель

Летом небольшой всплеск продаж, связанный с окончанием ремонта в квартирах, который горожане часто предпочитают делать весной или летом. В целом, по нашим наблюдениям, ярко выраженной сезонности в продажах мебели нет. Также всплеск продаж приходится на конец года, в период распродаж.

Поэтому процесс выбора и принятия решения о покупке длителен. Любая мебель — продукт длительного пользования, её покупают минимум на несколько лет. Будущие покупатели порой месяцами изучают предложения на рынке, обдумывают, ищут оптимальные для себя варианты, знакомятся с производителями.

Это связано с тем, что мебель — довольно дорогой товар, на него нужно выделять значительные средства из семейного бюджета. И даже когда решение принято и сама мебель подобрана, до реальной покупки может пройти ещё некоторое время.

Как выбрать производителя и мебель

Утверждение, что качество мебели отечественного производства уступает зарубежным фабрикам — это большое заблуждение, если мы говорим о современных производствах, поскольку ведущие производители изготавливают продукцию на иностранных линиях.

Человеческий фактор в таком производстве сведен к минимуму, а автоматика сама покажет отклонение от нормы и остановит конвейер.

При выборе мебели я могу посоветовать покупателям изучить производителя приглянувшейся тумбочки или кровати.

Если сайта нет, лучше у такой «конторы» ничего не покупать. Сегодня любой более-менее приличный завод имеет свой собственный сайт, на котором можно ознакомиться с актуальной информацией о компании.

Если все высказывания в бравурно-хвалебном ключе, это настораживает, равно как и описание разными покупателями одних и тех же проблем и ошибок в работе производителя или продавца. Также стоит почитать отзывы о производителе и, конечно, о продавце.

Для этого лучше съездить в салон или шоурум, где можно пощупать и осмотреть образцы производства. Итак, когда вы удостоверились в надёжности производителя, пора посмотреть на качество его работы. Стоит обратить внимание на говорящие детали: оклеены ли в корпусной мебели края щитов кромочной лентой, а у мягкой мебели — обработаны ли сложным швом.

Надёжность фурнитуры проверяется очень просто: выдвиньте до упора ящики, если они оснащены стопорами, то они не свалятся вам на ноги. Ещё один показатель качества изготовления сборки — замаскированные крепежные детали, аккуратная задняя стенка, ровные обработанные торцы и поверхности.

Обязательно попросите сертификат на продукцию и убедитесь в его наличии. Можно попросить продавца встать на ящик ногами — хорошо собранное и качественно выполненное изделие не развалится и не сломается.

Цена, значительно отличающаяся от среднерыночной, должна насторожить, а не привлечь. И, конечно, не стоит сломя голову бросаться на акции и распродажи от неизвестных производителей.

Производство тогда и сейчас

Если сравнивать сегодняшний подход к производству с тем, что был ещё несколько лет назад, то во главу угла встал рациональный подход к управлению издержками и повышению эффективности операционной деятельности.

Сегодня мы тщательно считаем, пытаемся сэкономить, где можно, чётко следуем планам и графикам и готовы отказаться от чего-то, если понимаем, что это уже не приносит нам, скажем, 5% прибыли, а только 4,99%.

Это означает, что появился жёсткий верхний ценовой предел, выше которого мы, производители и продавцы, подняться не можем. Новые экономические реалии диктуют свои условия, и одно из них — снижающиеся доходы покупателей. И у нас есть нижний предел, ниже которого уже не уйдём мы.

Но ещё более очевидным показателем успеха того или иного предприятия — рентабельность. Любое коммерческое предприятие создаётся с целью извлечения прибыли из его деятельности — это аксиома бизнеса. Если вспомнить экономическую теорию, то рентабельность характеризует конкурентоспособность бизнеса, давая представление о его эффективности.

Применительно к российской специфике — 10–15%, в идеале — 20%. Итак, насколько может быть рентабельным мебельный бизнес? Производство мебели — это высокотехнологичная отрасль, требующая больших инвестиций в оборудование, причём на нём экономить не стоит.

Чем более производительное и надёжное оборудование вы поставите, тем выше у вас будут объёмы и качество выпускаемой продукции, а следовательно, и рентабельность.

Расходы на производство мебели

  1. На покупку сырья и материалов уходит до 50% всех затрат.
  2. До 20% — это фонд оплаты труда, отчисления в бюджетную систему и внебюджетные фонды.
  3. До 10% — на разработку и внедрение в производство новых мебельных коллекций, рекламу и PR.
  4. 10% — расходы на транспорт и логистику.
  5. 5% — плата за коммунальные услуги и ресурсы, в том числе за электроэнергию.
  6. 5% — накладные расходы.

Сэкономить при желании можно на всём: договориться о выгодных условиях поставок, внедрять энергосберегающие технологии, оптимизировать численность персонала, логистику и, конечно, максимально эффективно использовать имеющееся технологическое оборудование.

Директор и дизайнер фабрики Black Owl в Минске Андрей Решетин

Начало работы: 2017 год.

Направление: мебель из стали и массива дерева.

Сумма вложений: $54 тысячи.

Директор и дизайнер фабрики Black Owl в Минске Андрей Решетин

Утомительные поиски оригинальной качественной мебели не увенчались успехом, и мне ничего не оставалось, как передать собственные эскизы гаражным мастерским: мне нужно было сварить металлическую дверь. На открытие фабрики меня сподвигло желание преобразить собственный дом.

Я продумал каждый элемент двери и был уверен в дизайне, но в качестве работы гаражных умельцев разочаровался.

И поскольку желание иметь в доме оригинальную мебель фабричного качества меня не оставляло, я открыл Black Owl, где мы вручную делаем мебель из стали и массива дерева.

Заранее проработав дизайн, смогли сократить срок поставки до одной-трёх недель, а многие предметы уже готовы к продаже. В первые полгода разработали основную коллекцию, а активное продвижение начали спустя год после запуска.

Запуск в середине 2017 года обошёлся в $54 тысячи:

  • оборудование — $40 тысяч;
  • хозяйственные расходы — $1700;
  • сырьё для образцов — $1500;
  • зарплата мастерам на период проработки образцов — $4000;
  • сайт — $300;
  • аренда помещения — $3000;
  • ремонт цеха — $3500.

Управлением производства и дизайном с самого начала занимаюсь я сам, а моя жена Вера отвечает за продвижение компании. Это очень скромная сумма, потому что большую часть работ выполняли самостоятельно. Небольшая операционная прибыль у нас появилась уже на второй год, но вложенные в производство расходы пока не вернулись, что нормально для молодого производства.

Для магазинов это нормальная практика — 70−100% накрутки. Сначала мы выставили коллекцию в крупных интернет-магазинах дизайнерской мебели, и цена, например, за стул выросла со $150 до $300. Но это не наша история: мы хотим, чтобы наша мебель была доступной, и поэтому отказались от посредников.

Мы несколько недель экспериментировали с рекламой в социальных сетях и Google Ads, прежде чем научились получать заказы из интернета. Отдела продаж у нас нет. В США доля онлайн-продаж мебели уже превышает 14%, а в Беларуси покупатели обязательно должны увидеть мебель премиум-сегмента вживую.

Несмотря на то что находимся мы в центре города, случайных посетителей у нас нет: все клиенты узнают о нас в интернете. Поэтому в январе мы открыли в Минске шоу-рум.

Планируем активно развивать экспортные продажи, причём не только на Западе, но и, например, в ОАЭ. Если честно, в Европе у нас пока были только единичные заказы.

Специально для этого рынка я сделал стол с ножками-сталактитами, вдохновившись небоскребом Бурдж-Халифа в Дубае.

Мы ставим три года, но поскольку каркас нашей мебели из стали, она будет стоять вечно, если, конечно, не выносить на улицу и не устраивать потоп. По ГОСТу гарантийный период на мебель — два года.

Самый горячий период — это конец года, все хотят отмечать Новый год в новом интерьере. Уже заметили заметный спад продаж в середине зимы и лета.

Многие покупатели не готовы тратить огромные суммы на мебель, но в то же время хотят оригинальную и стильную обстановку. Когда мы только начинали, я не обращал особого внимания на то, что подделки в мебельном бизнесе пользуются большой популярностью. Некоторые умельцы готовы предложить точные копии предметов дизайнерской мебели, и покупатели её охотно приобретают.

С выпуском массового продукта вопросов и проблем возникает меньше: если товар не пользуется спросом, значит стоит перейти на другое направление. Поэтому, начиная собственное производство нетрадиционной и качественной мебели, запаситесь большим терпением.

Сейчас, конечно, всё гораздо проще: оборудование выбрано, куплено и освоено, все модели проработаны. А мы формируем новый для нашего рынка тренд, и поэтому важно не опускать руки и продолжать верить в успех своего проекта, несмотря на временные сложности. Наконец-то выходим на более-менее стабильную работу.

Купили специальное оборудование и долго экспериментировали. Как бы ни было сложно, мы решили, что научимся делать свою мебель разборной. Сейчас во всех наших моделях можно легко отвинтить любую деталь, сложить в ящик, упаковать и перевезти в другое место.

Металл при нагревании изменяется, а каждый элемент нужно выточить до миллиметра, чтобы все узлы встали на место. Многие производители так не делают, потому что это сложно и дорого, ведь сварка — не столярное производство.

Я знаю несколько отличных локальных производителей, не уступающих по качеству международным брендам. Сравнивать качество мебели отечественного и зарубежного производства сложно. К сожалению, в нашем регионе в производство вкладывают больше, чем в дизайн и маркетинг, поэтому громких имён пока нет.

Если вы покупаете мебель надолго, а обычно так и бывает, старайтесь не поддаваться искушению выбрать что-то на пике моды. Когда я стал заниматься мебелью, то понял, насколько некачественные вещи покупал раньше. Пройдёт пара лет, и вещь будет казаться устаревшей.

Да, на покупке реплики можно сэкономить, но будет ли она вас радовать спустя годы? Второй совет: покупайте оригинальные бренды. По этим причинам я за последний год заменил в доме половину мебели. К тому же стоимость аутентичной мебели достойных брендов с годами будет только расти.

За последние полгода мы получили несколько дизайнерских премий, включая две награды влиятельного международного конкурса в сфере предметного дизайна A'Design Award. Наш бизнес хоть и связан с дизайном, но имеет стандартные метрики, главные из которых — оборот и прибыль.

Главная же наша цель — развитие компании на глобальном рынке. Каждая победа на конкурсе — большая радость для всей команды. Летом планируем открыть филиал в Европе и наращивать экспортные продажи.

Основатель столярной мастерской TechnoHub в Казани Александр Видинеев

Начало работы: 2018 год.

Сумма вложений: 1 080 000 рублей.

Направление: мебель из массива дерева.

Основатель столярной мастерской TechnoHub в Казани Александр Видинеев

После окончания университета я захотел больше времени уделять любимому занятию: арендовал гараж недалеко от дома, переоборудовал его в мастерскую и купил кое-какие инструменты. Мне нравится создавать вещи своими руками, работа с деревом с детства была моим хобби.

Но с имеющимися на тот момент примитивными инструментами реализовать задуманное не получалось. Позже стал брать сложные и интересные заказы на изготовление разных вещей.

Может плохо искал, но подходящего места в городе не нашёл. Я решил найти мастерскую в Казани, где можно было бы арендовать рабочее место и пользоваться станками по обработке дерева.

А если я его приобрету, то почему бы не совместить одно с другим? Возникла мысль: если нет подходящего места с нужным оборудованием, то рано или поздно придётся его приобрести, если я окончательно решу работать на себя.

Идея о создании собственной мастерской поселилась в голове, и через два года я взялся за её реализацию.

Мы запустили проект открытой мастерской, в которой любой желающий мог поработать над собственным проектом или изделием. В первые полгода мастерская работала в формате столярного коворкинга.

В поисках модели я отталкивался от мейкерспейсов, пользующихся большой популярностью за рубежом: TechShop, Artisan's Asylum, Green Garage, — это большие творческие пространства, наполнение которых закрывает практически все потребности самодельщиков.

Решил создать открытую мастерскую с упором именно на столярное дело и деревообработку, в дальнейшем расширяться и добавлять новое оборудование по мере необходимости. Для моей деятельности больше всего подходил формат столярного коворкинга: набор деревообрабатывающих станков и ручной электроинструмент.

После нескольких месяцев работы от формата столярного коворкинга пришлось отказаться и сосредоточится на изготовлении мебели. К нам приходили студенты, которые хотели бы развиваться в направлении столярного дела, и мастера, которые уже работали ранее на столярном производстве или что-то делали самостоятельно, — но дальше ознакомительного визита дело не заходило.

Расходы на обустройство мебельной мастерской:

  • ремонт и подготовка помещения — 350 тысяч рублей;
  • верстаки, мебель и система хранения — 50 тысяч рублей;
  • деревообрабатывающие станки — 450 тысяч рублей;
  • ручной электроинструмент — 120 тысяч рублей;
  • аксессуары и приспособления к электроинструменту — 40 тысяч рублей;
  • ручной неэлектрический инструмент — 10 тысяч рублей;
  • расходы на рекламную кампанию перед открытием — 30 тысяч рублей;
  • аренда, ежемесячный платеж — 30 тысяч рублей.

Итого на открытие: 1 080 000 рублей.

Но это справедливо именно для того станочного парка. С учётом текущих финансовых показателей срок окупаемости составит около двух лет. Я решил приобрести все инструменты новыми — с расчётом на то, что если что-то сломается, смогу поменять по гарантии.

После года работы стало понятно, что деревообрабатывающие станки можно было поискать на вторичном рынке, с небольшим сроком эксплуатации, так как они практически не ломаются, по крайней мере в течение заявленного гарантийного срока.

Но здесь тоже можно сэкономить, отыскав предложения по продаже новых инструментов, которые ни разу не использовались. Ручной электроинструмент ломается чаще. Обычно такие инструменты продаются в состоянии новых — с гарантийным талоном и чеками.

В нашем случае первоначальные вложения, по сравнению с другими мастерскими, оказываются очень малы, так как на момент запуска у меня не было исчерпывающего представления об оптимальных характеристиках тех или иных инструментов или станков.

Вложения, соответственно, увеличатся в несколько раз. Если вы собираетесь открыть столярную мастерскую с оборудованием, которое не будет доставлять проблем при эксплуатации и не будет ограничивать ваш ассортимент продукции и производительность труда, необходимо сразу покупать станки и электроинструменты профессионального или хотя бы полупрофессионального уровня.

Однако сейчас работаем над серийными изделиями собственной разработки. Мы занимаемся изготовлением эксклюзивной мебели по индивидуальным заказам. Как показала практика, удобно, когда в мастерской есть некие базовые модели мебели, которые соответствовали бы тому или иному стилю.

Если к нам приходит клиент, который ещё сам не понимает, что ему нужно, мы показываем наши возможности на примере готовых изделий.

Мы сотрудничаем со специалистами в смежных областях в поисках новых клиентов и выполнения сложных заказов из разных материалов. С учётом того, что наша мастерская небольшая, функции по поиску клиентов и продажам выполняет один человек — руководитель мастерской. Также планируем развивать офлайн-продажи — партнёрства с мебельными магазинами, когда будет готова собственная линейка мебели.

Если рассматривать перспективу расширения, то наиболее выгодными регионами по поиску новых клиентов являются Москва и Московская область. Пока мы работаем только в Татарстане. Пройдя этот этап, можно ориентироваться на города-миллионики в развитых регионах.

За всё время работы у нас было три необычных и запоминающихся заказа:

  1. Декоративное настенное панно с геометрическим узором — заказ в офис местной компании. Особенность изделия — в размерах: два на пять метров, с глубиной рельефа около пяти-шести сантиметров. Для изготовления, транспортировки и монтажа нам пришлось разделить большое панно на десять составных частей. Все элементы рисунка необходимо было тщательно подогнать друг к другу, чтобы скрыть стыки и зазоры. Это просто сделать с маленькими деревяшками, но с деталями размером полтора на полтора метра дело существенно усложнилось.
  2. Беседка в виде усечённого геодезического купола — наше самое большое изделие. Мы отвечали за проектирование каркаса и инженерные расчёты. В интернете в свободном доступе есть калькуляторы геокуполов, но усечённый геокупол — это частный случай, расчётов которого в свободном доступе нет. Изготовление деталей для беседки напомнило работу над созданием детского конструктора больших размеров. Сборка готовой конструкции заняла пару дней, в итоге мы получили полезный опыт по изготовлению больших изделий в небольшой мастерской.
  3. Неоновый стенд — локация для фотостудии, ещё одно уникальное изделие. Конструкция представляла собой три отдельностоящих стенда с угловатой поверхностью, на которой закреплены зеркала и неоновые лампы. Проектирование и изготовление корпусов не составило большого труда, но пришлось повозиться с оптимальным расположением зеркал и неоновых ламп двух цветов, которые должны были чередоваться в определенном порядке. В конечном счёте изделие получилось очень эффектным, а фотографии на его фоне напоминают кадры из фильма фантастики.

Декоративное настенное панно Беседка в виде усечённого геодезического купола Неоновый стенд

Маркетинг — важная составляющая любого бизнеса, хотя на момент старта этому уделили мало внимания. Самая большая «боль» заключается в поиске заказов. Многие бизнес-планы, которые распространены в интернете, даже не содержат графу «расходы на рекламу», а если такая строка есть, то там указаны смешные цифры.

Без рекламы про вас никто не узнает, не нужно надеяться на бесплатные способы маркетинга: социальные сети и прочие вещи, это работает только как портфолио или визитная карточка. Всем начинающим предпринимателям советуем уделить внимание рекламе, особенно в самом начале.

У нас много талантливых мастеров, которые делают из дерева удивительные вещи. Изучив мебель отечественного производства, могу с уверенностью сказать, что наша мебель в большинстве случаев не уступает зарубежной.

Если в качестве примера мы имеем некоторое изделие зарубежного производства, то можно без труда найти мастерскую, которая сделает подобную вещь аналогичного качества, так как мастера используют те же самые зарубежные инструменты, а технология обработки древесины — не секрет.

Вопрос заключается лишь в выборе мастерской, которая обладает необходимыми ресурсами для изготовления изделий требуемой сложности.

#мебель #производство #мебельнаякомпания

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть