Хабрахабр

Сингапурская диагностическая панель старения

Так как задача диагностики старения — центральная для идеи замедления старения, то мы анализируем все подходы, которые реализуются в мире по данной проблематитике. Мы хотим разработать наилучшую диагностическую систему старения, чтобы в последствии оценивать качество интервенций, направленных на увеличение продолжительности жизни.

Опубликовано исследование в журнале The Journals of Gerontology статья «Биомаркеры, прогнозирующие смерть от всех причин в течении 10 лет». 6 августе 2018 г.

В качестве основы был рассмотрен широкий спектр аналитов, связанных с шестью основными физиологическими функциями: Было проведено исследование по определению эффективных биомаркеров, связанных с общей смертностью от всех причин.

  1. цитокины, хемокины и факторы роста; 
  2. регуляторы метаболизма глюкозы и адипокинов; 
  3. молекулы адгезии; 
  4. ответ острой фазы (воспаление); 
  5. патоген-специфические антитела; 
  6. ремоделирование костной ткани. 

Объектом исследования выступили 144 пожилых человека. Участники были набраны в 2003 и 2004 годах, имели средний возраст 72,67 лет (в диапазоне 56-92 лет) и были проспективно оценены по смертности после 136 месяцев. Для сравнительного анализа была набрана референтная группа из 72 молодых людей в возрасте в среднем около 21 года. После завершения исследования в 2015 году (то есть по прошествии более 10 лет) были подведены итоги.

Причины смертности были такими: 30 человек умерли от сердечно-сосудистых заболеваний, 29 от новообразований, 20 от заболеваний дыхательной системы, и 9 человек из других причин. 88 (61,1%) пожилых людей из наблюдаемой группы умерли во время периода наблюдения. Были сравнены базовая социодемография и общее состояние здоровья выживших и умерших участников.

Среди выживших были 14 бывших курильщиков, среди умерших – 35 настоящих. Средний возраст составил 71,02 лет для выживших пожилых людей и 73,72 лет для умерших. Умершие пожилые люди имели больше сопутствующих возрастных заболеваний, чем выжившие. Никаких различий не наблюдалось в гендерных пропорциях или семейном положении между выжившими и умершими.

Наличие деменции, сердечно-сосудистых заболеваний, а также новообразований на исходном уровне наблюдалось у 7 (12,5%), 10 (17,9%) и 1 (1,8%) человек соответственно у выжившей группы и у 14 (15,9%), 26 (29,5%), и 3 (3,4%) человек в группе умерших.

6%) человек умерших и 22 (39,3%) и 6 (10,7%) человек из выжившей группы имели гипертонию и анемию. 45 (51,1%) и 19 (21. Умершие имели значительно более низкий балл по оценке краткой шкалы оценки психического статуса (MMSE), более низкий объем форсированного выдоха за первую секунду (ОФВ1), худшую мобильность и равновесие по шкале Tinetti и сниженный индекс массы тела, чем выжившие пожилые люди, что указывает на признаки конгитивных нарушений, функции легких, подвижности, равновесия и потерю веса в последние годы жизни у умерших людей. Также погибшие люди хуже соображали, хуже двигались и держали равновесие, имели сниженную функцию лёгких и более низкую массу тела, чем выжившие.

Были зафиксированы значительно более высокие уровни цитокинов, хемокинов и факторов роста, молекул адгезии, патоген-специфических антител и изменений в костной ткани у умерших и выживших пожилых, чем у молодых людей. Затем был сделан сравнительный анализ связанных со старением изменений физиологических функций у трёх групп: умерших и выживших пожилых людей и молодых людей. Выжившие пожилые люди имели более низкие уровни регуляторов метаболизма глюкозы и адипокинов, чем умершие люди. У умерших пожилых людей наблюдались высокие значения характерные для общей реакции организма на воспаление – ответа острой фазы.

Также было выявлено, что умершие и выжившие пожилые имел более высокие количества внеклеточной ДНК, маркера клеточной смерти, чем у молодых.

Исследователи выделили три конкретные ведущие причины смертности: сердечно-сосудистые заболевания, новообразования и заболевание дыхательной системы. На следующем этапе были идентифицированы биомаркеры, связанные со смертностью от всех причин и конкретными болезнями, связанными со смертностью. Так, фактор роста гепатоцитов HGF был общим фактором риска для трех типов смертности, с показателями HRs (Hazard ratio, отношения рисков) 1,43 для всех причин смертности, 1,76 для новообразований, связанных с смертностью, и 2,33 для смертности, связанной с респираторными болезнями.

Хемокин CXCL9 был связан с более высоким риском смертности от всех причин и сердечно-сосудистыми заболеваниями, связанными с смертностью.

Прогностическую ценность со смертностью всех причин и конкретно от новообразований показали IL-8, SICAM-1, SICAM-3 и остеокальцин. Уровни фактора роста тромбоцитов PDGF-BB также были связаны со смертностью от новообразований и респираторных заболеваний.

22) и фактор некроза опухолей ФНО-α (1. Конкретными прогностическими биомаркерами были идентефицированы колониестимулирующий фактор макрофагов (M-CSF) (HRs — 1,23), эотаксин (токсин эозинофилов) (1. 25) для смертности от всех причин.

03), интерлейкин IL-1α (1,50) и резистин (2. Хемокин IP-10 (HRs — 1,68), SCF (Skp, Cullin, F-box containing complex) (2. 00) были идентифицированы как биомаркеры для сердечно-сосудистых заболеваний, связанных со смертностью.

50) и глюкозозависимый инсулинотропный полипептид GIP (1,70) были выделены в качестве биомаркеров для связанных со смертностью новообразований и респираторных заболеваний. Фактор роста стволовых клеток SCGF-β (1,53), кальцитонин (1.

В этом исследовании впервые было описано, что фактор роста стволовых клеток-β SCGF-β и глюкозозависимый инсулинотропный полипептид GIP могут быть специфическими биомаркерами риска смертности.

Всего были идентифицированы 18 биомаркеров основной группы, предсказывающие один или несколько типов смертности.

Смертность от всех причин: 1.

  • Интерлейкин-8 IL-8
  • Растворимая молекула межклеточной адгезии SICAM-1
  • Остеопротегерин OPG
  • Фактор стволовых клеток SCF
  • Интерлейкин — 6 IL-6
  • Глюкагоноподобный пептид-1 GLP-1
  • Факто некроза опухолей ФНО-α
  • Эотаксин
  • Хемокин IP-10
  • Кожный хемокин, привлекающий Т-клетки, CTACK
  • Глюкагон

2. Сердечно-сосудистые заболевания, связанные со смертностью.

  • IP-10
  • OPG
  • Chikungunya
  • резистин
  • SCF
  • Рост-регулируемый онкоген GRO-α

3. Новообразования, связанные со смертностью.

  • IL-8
  • OPG
  • Сосудистый эндотелиальный фактор роста VEGF
  • Интерлейкин IL-1ra
  • SICAM-1
  • Фактор роста тромбоцитов PDGF-BB
  • Лептин
  • Моноцитарный хемотаксический белок-1, MCP-1

4. Респираторные заболевания, связанные со смертностью.

  • Глюкозозависимый инсулинотропный полипептид GIP
  • Фибриноген
  • Цитомегаловируса иммуноглобулина G CMV IgG
  • Helicobacter Pylori
  • IL-6
  • SCF
  • Резистин
  • CTACK
  • Глюкагон
  • Лептин
  • Ферритин
  • GLP-1

Источник

Авторы

— Агентство по научным технологиям и исследованиям и Национальный университет Сингапура, Сингапур.
Monaco G. Lu Y, Camous X, Andiappan AK, Rotzschke O, Ng TP, Larbi A. — Институт старения и хронической болезни Университета Ливерпуля, Великобритания.
Ng TP — Университет Туниса, Тунис.
Larbi A — Исследовательский центр по проблемам старения, Университет Шербрука, Канада

Приложение 1. Общие биомаркеры для панели frailty и сингапурской.

  1. Интерлейкин — 6 IL-6
  2. Интерферон гамма индуцибельный белок (IP-10) (другое обозначение — CXCL10, C-X-C motif chemokine 10).
  3. Резистин.
  4. Лептин.
  5. Растворимая молекула межклеточной адгезии SICAM-1
  6. Ферритин
Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть