Хабрахабр

Шпионаж, за который не банят (история из 80-х)

Американские компании, например Google, пошли на поводу у правительства США и стали разрывать отношения с Huawei из-за подозрений в шпионаже.

В 80-х годах у американских производителей полупроводников также бывали проблемы с иностранными компаниями-конкурентами в связи с шпионажем.
Игра проходила по намного более мягким правилам и ни о каких банах участниками индустрии друг друга речь не шла.

Я задаюсь вопросом, деградирует ли хай-тек индустрия, если идет на поводу у политиков?


Поводом для этой заметки послужила новость о том, что Google (и ряд других компаний) прерывает сотрудничество с Huawei, отключая их смартфоны от обновлений Android и доступа к другим сервисам.

Это случилось потому, что американское правительство обвинило ранее Huawei в том, что их оборудование может быть использовано китайскими хакерами в целях шпионажа.

В данный момент я готовлю несколько статей про 80-ые годы, поэтому в связи с баном Huawei мне вспомнилась следующая история...

Японская конкуренция

В конце 70-х – начале 80-х годов у производителей микроэлектроники из Кремниевой Долины возник серьезный конкурент в виде конгломерата японских фирм.

Совместные действия министерства и корпораций привели к стремительному росту в сфере микроэлектроники. В отличие от нескоординированных фирм Долины, японцы выступали сообща, а их действия направлялись программой специального министерства — MITI (The Ministry of International Trade and Industry). Так, к 1984-ому году японцы стали лидерами по объему и качеству изготовляемых 64-килобитных (да, тогда это было много!) чипов оперативной памяти.


Вот так выглядел 64К чип, сделанный специально для персоналок от Apple

Циркуляция информации в сети обеспечивалась частыми контактами разработчиков разных фирм между собой, относительной частотой смены мест ими работы и возможностью созданий новых команд и фирм-стартапов. Кремниевая Долина могла противопоставить японской централизованной политике свою неформальную децентрализованную сеть обмена информацией.

Чтобы восполнить недостаток собственных идей, японцы не чурались технологического шпионажа. Японская слаженность не могла дать им того, что было в тот момент в избытке в Кремниевой Долине – свободного течения новых идей и людей, готовых их реализовывать.

История про шпионаж

В середине 1982-ого года, две гигантские японские компьютерные фирмы, Hitachi и Mitsubishi, и 18 их сотрудников были осуждены за сговор с целью хищения секретов IBM, и в частности проектной документации для самого нового и мощного на тот момент мейнфрейма IBM 3081K. Hitachi и Mitsubishi готовы были заплатить до 2 млн долларов за эту информацию.

Цена около 8 млн долларов.
ФБР устроило спецоперацию в Санта-Кларе (самый центр Кремниевой Долины), учредив подложную консалтинг-фирму Glenmar Associates, которая предложила продать секреты IBM для Hitachi и Mitsubishi.
Вот так на пресс-релизе выглядел компьютер IBM 3081K. Но, по ходу суда, они все же ее признали, на них были наложены «санкции»: они были оштрафованы на небольшую сумму в 10 тыс долларов. В 1982-ом году, ФБР накрыло официальных представителей японцев, которые пришли в Glenmar, чтобы забрать конфиденциальную информацию из IBM.
Сначала японцы отрицали свою причастность к этой сделке.

Один из официальных представителей японской компьютерной индустрии тогда в защиту Hitachi и Mitsubishi указал, что они делали лишь то, что большинство фирм Кремниевой Долины делает на регулярной основе: ищет способов быть частью сети обмена технической информацией.

Некоторые современные комментаторы предполагают, что основная цель была не остановить, а устыдить японцев, которые искали столь прямолинейный путь добычи нужной им информации — подкуп. Зачем же тогда вмешивалось ФБР? [Rogers84] Более тонко чувствующие жизнь Долины фирмы, такие как NEC, поступали более изящно, покупая небольшие фирмы в Долине, которые кроме своих прямых обязанностей, также выступали и «глазами и ушами» японцев в Долине.

Итоги

Проблема конкуренции с Японией сильно беспокоила высокотехнологичный бизнес Долины. Благодаря ей была создана специальная ассоциация производителей микроэлектроники, лоббирующая интересы именно американских производителей. Деятельность этой организации принесла некоторые плоды, например, в форме снижения налоговой нагрузки.

Конкуренция в сфере микроэлектроники осталась, однако фокус предпринимателей и инвесторов Кремниевой Долины за прошедшие с 80-х годов годы последовательно смещался в сторону компьютеров, сетей, Интернета и так далее. Однако, в долгосрочной перспективе, угроза для Кремниевой Долины со стороны Японии миновала по другой причине.

Выглядят впечатляюще, но цифры продаж достаточно скромные.
Кремниевая Долина и до сих пор осталась основным поставщиком идей, продуктов и технологий.
Робо-собаки. Японский хай-тек, также как и ранее, активно поддерживаемый на государственному уровне, не радует ничем принципиально новым, кроме (никому не нужных) робо-собачек.

Мораль

Рассказанная история, безусловно, не идентична сегодняшней, случившийся с Huawei. Однако, можно почерпнуть несколько уроков.

В долгосрочной перспективе, отсутствие государственного регулирования оказалось более продуктивным, чем его наличие.

В общий информационный обмен включены все. Современные сети обмена технической информацией не ограничиваются Долиной. А, во-вторых, никто не может иметь ни ответственности, ни власти относительно того, что в сетях происходит (и какие бэкдоры где есть), будь ты Трамп, Си или кто еще. Поэтому, во-первых, все шпионят со всеми, и любой шпионаж не есть прямая угроза.


Тот или иной бэкдор может быть везде

В подобном можно заподозрить любого производителя оборудования или программного обеспечения, примерно как ранее можно было заподозрить кого угодно в технологическом шпионаже (и скорее всего оказаться так или иначе правым — современное ПО достаточно сложно, чтобы умышленно или неумышленно можно было оставить тот или иной backdoor или хотябы легкую для опытного хакера уязвимость). Huawei обвиняют не в том, что он украл какую-либо технологию, а в том, что в его оборудовании может быть (!) код, который может быть использован китайскими хакерами для облегчения ими кибер-атак.

Однако, использование голословных обвинений политиков как причины для бана, сильно подрывает доверие внутри индустрии. Наказывать за «плохую игру» безусловно надо, например, в случае, если специально оставленный «backdoor» действительно найден – настоящие доказательства и судебное разбирательство могут попортить репутацию любому игроку. Если сегодня можно обвинить одного производителя, то завтра можно обвинить кого угодно.

Немного эмоций

Тот факт, что чиновники государства Российского могут не понимать этих простых истин, меня нисколько не удивляет и даже не раздражает, и уж точно не побуждает писать статью сколь дурацкой не была бы идея о «суверенном интернете». В этом нет ничего удивительного – люди привыкли жить в другом, «совковом», мире.

Также, меня не сильно удивляет тот факт, что текущий американский президент хочет построить какую-нибудь стену или наложить какие-нибудь санкции.

Однако сегодняшняя новость про то, что Google повелся на всю эту шумиху станет блочить девайсы Huawei, которые лишь подозреваются в гипотетическом наличие бэкдоров в их сетевом оборудовании, меня насторожила.

Не уничтожаете ли вы тем самым хай-тек, его дух, не измеряемый деньгами и девайсами, ради удовлетворения сиюминутных конъюнктурных нужд? Хочется спросить Google: ну зачем же вы ведетесь на политиканов и бюрократов?

Вырождается ли индустрия, если идет на поводу у политики? И хочется задать общий вопрос читателям. Это ИТ постарело, или же геополитика так поменялась, что все «перекосило»?

Источники

1. Rogers, E. M., & Larsen, J. K. (1984). Silicon Valley fever: Growth of high-technology culture. New York: Basic Books.

Huawei, sanctions and software: everything you need to know (Dec 2018), Guardian. 2.

S. P. Статья писалась на эмоциях. Заранее извиняюсь за очепятки. Увидите очепятку или описку – пишите плиз в личку 🙂

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть