Главная » Hi-Tech » Самый влиятельный человек в Кремниевой долине

Самый влиятельный человек в Кремниевой долине

Конспект материала Fast Company о том, куда и почему инвестирует глава японской фирмы SoftBank Масаёси Сон.

В закладки

Масаёси Сон

В офисе инвестиционного фонда Vision Fund кипит работа: прилетел его руководитель Масаёси Сон. Сан-Карлос, Калифорния. Обставлен он сдержанно: два стола, белая доска для маркеров. Журналистку Катрину Брукер просят подождать в одном из кабинетов.

Эта компания курирует деятельность Vision Fund. К Брукер, извиняясь, присоединяется Раджив Мисра, руководитель SoftBank Investment Advisors. Чтобы встретиться с Масаёси, он прилетел из Лондона.

Им есть что обсудить: вскоре команда Vision Fund объявит о новых инвестициях.

  • $1 млрд уйдёт в Oyo, индийский стартап, занимающийся гостиничным бизнесом.
  • По $400 млн получат Compass и OpenDoor, новаторы рынка недвижимости.
  • Ещё $100 млн достанется бразильскому сервису доставки Loggi.

Также фонд возглавит трёхмиллиардный раунд финансирования китайского стартапа ByteDance, выпускающего несколько популярных новостных и развлекательных приложений, включая TikTok.

Партнёры планируют привлечь ещё $45 млрд от наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда ибн Салмана, основного спонсора Vision Fund. В разгаре запуск второго фонда размером $100 млрд.

Минимальная сумма вложений Vision Fund в стартап — $100 млн, а с момента открытия в октябре 2016 года фонд распределил более $70 млрд.

Сон также поддерживает компании, которые ему нравятся, напрямую через SoftBank или иными способами: он инвестировал более $20 млрд в Uber и WeWork при помощи различных финансовых инструментов.

Размеры инвестиций японского предпринимателя взволновали всю Кремниевую долину, где каждый фонд больше $1 млрд привлекал внимание, ещё три года назад, считает автор материала Катрина Брукер.

Журналистка считает, что Vision Fund может приблизить момент сингулярности: Масаёси Сон вкладывает огромные суммы в людей и фирмы, которые с помощью ИИ и машинного обучения пытаются оптимизировать каждую отрасль, влияющую на жизнь людей, — от недвижимости до еды и транспорта.

Одна из областей, которая интересует Сона, — недвижимость

Среди основных инвестиций предпринимателя в этой сфере — сеть коворкинговых пространств WeWork, брокерская платформа Compass, компания по разработке конструкторского ПО Katerra, гостиничный стартап Oyo.
Сон считает, что мир разрозненной недвижимости можно объединить и автоматизировать.

И у Сона есть все средства, чтобы воплотить свои мечты, которые понемногу становятся реальностью. Предприниматель часто повторяет: «У меня трёхсотлетний план». Он один из немногих людей, чьи решения могут повлиять на технологии и общество на десятки, если не на сотни, лет вперёд.

Когда Сон впервые подробно рассказал о своём видении, показав презентацию с изображениями чипов в мозге, клонированных животных и человеческой руки, протягивающей роботу валентинку, многие посмеялись.

Некоторых такое будущее пугает, но Сон считает, что роботы сделают нас счастливее и здоровее.

Катрина Брукер, Fast Company

Алгоритмы, ПО и сети не объективны, а Сон любит ставить на предпринимателей, похожих на него. Как видно на примере разработок Google и Facebook, машины перенимают черты создателей. «Выходит, ценности японского предпринимателя, задающие направление роботизированному миру, вероятно, станут и нашими», — думает Брукер.

Новая надежда

Среди гостей был Саймон Сегарс, глава производящей компьютерные чипы корпорации ARM, который едва ли представлял, чем обернётся встреча. Летом 2016 года Сон провёл в своём калифорнийском поместье званый ужин.

Постепенно они перешли к тому, как можно использовать разработки ARM, чтобы превратить любой предмет — стол, стул, холодильник, дверь, машину — в элемент большой сети. «Мы заговорили об ИИ и подобных вещах, — вспоминает Сегарс, — и Сон заметно оживился».

Сегарсу пришлось нелегко, ведь ему как главе публичной компании таких вопросов прежде не задавали. Сон спросил: если бы ARM не ограничивали деньги, сколько устройств можно было бы создать на базе их технологий?

Это был Сон, который сейчас же хотел видеть его и главу совета директоров ARM Стюарта Чемберса. Несколько дней спустя Сегару позвонили из Токио. Сон не собирался ждать: за Сегаром он послал самолёт, а Чемберса убедил причалить в турецком Мармарисе. Чемберс в то время отдыхал на яхте у берегов Турции.

Сделку закрыли через две недели. Когда все собрались, Масаёси сразу перешёл к делу: он хотел купить ARM и предложил $32 млрд, почти в половину больше её рыночной капитализации.

И он решил создать Vision Fund, первым членом которого стал Государственный инвестиционный фонд Саудовской Аравии, вложивший $45 млрд. Но для реализации своих задумок Сону требовалось больше денег. Сложно переоценить роль саудитов на этом этапе: общий размер мирового венчурного капитала в 2016 году составлял $70 млрд, поэтому идея собрать в одном фонде $100 млрд казалась невероятной.

Уже через полгода фонд собрал $93 млрд. Тем не менее вскоре к Vision Fund присоединились Apple, Foxconn и Qualcomm. Как тогда объяснял Сон, столько денег ему нужно потому, что «близится следующий этап Информационной революции, а создание фирм, которые проложат ему путь, потребует невиданных долгосрочных инвестиций».

Офис WeWork в Нью-Йорке

Вышедшую из лифта журналистку окружили дети; они учатся в начальной школе WeGrow, которую компания открыла в прошлом году, и раз в неделю продают овощи в главном офисе. Нью-Йорк, штаб-квартира WeWork. В дальнем конце зала проводит встречу директор WeWork Адам Нейман. «Хотите что-нибудь купить?» — спросила девочка лет шести-семи с iPad в руках.

Потенциал WeWork лежит в применении ИИ к пространству, в котором мы проводим большую часть рабочего времени.

Катерина Брукер, Fast Company

Спустившись ниже, корреспондент встретилась с Марком Теннером, директором по продукту фирмы; он показал ей разработанную WeWork систему управления помещениями компании по всему миру; всего их 335.

Оказалось, что едва она вышла из лифта, её действия отслеживались сложной системой датчиков, установленных и под столами, и над диванами, словом, везде. На экране — вид сверху на этаж, который журналистка только-только посетила. Сенсоры подмечают множество разных деталей, которые WeWork использует для оптимизации всех процессов от дизайна до найма. Эта сеть — часть пилотной программы по изучению передвижения сотрудников в течение рабочего дня.

Большие переговорные редко наполнялись целиком, поэтому компания решила сделать из них кабинеты поменьше. Так, например, у кофейных аппаратов скапливалась большая очередь и благодаря датчикам в той зоне в офисе появился бариста.

В середине декабря прошлого года его инвестиции в стартап составили $8,65 млрд, сама же WeWork оценивалась в $45 млрд. Поэтому-то Сон и вкладывает деньги в WeWork. Поэтому, чтобы соответствовать высоким стремлениям Сона, WeWork быстро расширяет зону влияния и тратит деньги инвесторов. В начале января Softbank инвестировал ещё $2 млрд.

Под руководством WeWork так много офисных помещений, что она стала самым крупным коммерческим арендатором в Нью-Йорке, Вашингтоне и Лондоне. В течение года после получения первых инвестиций Softbank компания разрослась более чем в два раза. В последнем квартале 2018 года WeWork запланировала добавить ещё 100 тысяч рабочих мест.

За девять месяцев 2018 года фирма потратила $1,22 млрд, хоть её валовая прибыль и составила $1,25 млрд. В результате доходы WeWork сильно выросли, но выросли и убытки. За аренду помещений WeWork должна $18 млрд.

Прошлой весной она выпустила облигации, чтобы привлечь дополнительные $700 млн, но рейтинговые агентства оценили их крайне низко, в частности из-за серьёзного несоответствия между активами и пассивами.

Ещё одна интересующая Сона сфера — коммерция

Среди ключевых инвестиций предпринимателя в это направление — индийская компания Flipkart, магазин продуктов «без бренда» Brandless, роботизированный сервис доставки пиццы Zume, сервис доставки еды от Alibaba и «корейский Amazon» Coupang. Сон верит, что в мире, где правит искусственный интеллект, расцветёт сфера онлайн-заказов и сервисов.

Vision Fund фокусируется на стартапах поздних стадий (late stage), то есть фонд инвестирует только в те компании, которые уже действительно, а не в написанных на бумаге roadmap, демонстрируют стремительный рост — в частности, на рынке электронной коммерции.

Японское происхождение фонда позволяет быстрее, чем американцам, устанавливать связи на огромном и перспективном рынке Азии.

Я думаю, что успешные экзиты фонду обеспечены, а Сона в будущем по праву назовут «Японским Уорреном Баффетом».

Наталья Магидей

руководитель акселератора «Сбербанка» и 500 Startups

Маса хочет встретиться с вами. Можете вылететь завтра?

Он готовился к собранию совета директоров и не хотел отменять его, но один из членов правления переубедил его: «Некоторые всю жизнь ждут, чтобы встретиться с Масаёси». Стефана Хека, директора Nauto, стартапа, разрабатывающего камеры для беспилотников, дополненные ИИ, звонок из Токио застал врасплох.

Камера от Nauto

Отбирают их 11 партнёров фонда, несколько месяцев изучающие компанию и основателей. Каждый предприниматель, получающий деньги от Vision Fund, рано или поздно общается с главой SoftBank, пишет Брукер. Сейчас один из вице-президентов Джеффри Хаузенболд занимается созданием системы, отслеживающей набирающие силу стартапы; она, надеется Хаузенболд, поможет определять следующие «цели» для инвестиций гораздо быстрее и эффективнее.

«Если бы Маса весь день мог потратить на то, что любит, он бы встречался с другими предпринимателями», — уверен Марсело Клэр, операционный директор SoftBank. Коллеги говорят, что Сон любит болтать с основателями стартапов. Ему интересно, насколько быстро может развиваться компания. На таких встречах Сон едва ли касается рентабельности.

Принцип заключается в следующем: вместе все движутся быстрее, чем в одиночку. Свою стратегию выстраивания отношений с партнёрами Сон называет «гун-сэнряку», или «птицы, летящие косяком». Его цель — дать фирмам под крылом Vision Fund доступ к ресурсам SoftBank. Сон поручил Клэру создать внутри компании новое подразделение, отвечающее за «создание ценности».

Так, Uber снимает офисы у WeWork, а Mapbox, навигационная ИИ-система в портфеле Vision Fund, подписала соглашение с Uber. Краеугольный камень «создания ценности» — взаимная помощь. «Семейный подход действительно работает, — считает Стивен Хек, — между нами сложилось определённое доверие». Представители Nauto же ведут переговоры с GM Cruise, разработчиком программ для беспилотных автомобилей, в который SoftBank вложила $2,25 млрд.

Пробуждение силы

Его семья переехала туда из Кореи, когда в стране свирепствовал расизм и антииностранные настроения: корейцев в Японии считали бандитами и лжецами. Масаёси Сон вырос в бедной семье на юге Японии, на острове Кюсю. Не вышло — Сона дразнили в школе. Родители будущего миллиардера, назвав его Масаёси (по-японски «справедливость»), надеялись, что благородно звучащее имя убережёт мальчика.

Когда у Мицунори не задались дела с семейным кафе, он попросил сына помочь привлечь клиентов. Как считают биографы, поначалу Сон черпал силы из отношений со своим отцом Мицунори, который верил, что его сын — гений. Идея сработала, и вскоре кафе полнилось гостями. Сон посоветовал ему предложить прохожим бесплатный кофе, а убытки покрыть уже после того, как люди попадут внутрь.

Получив степень по информатике и экономике в Калифорнийском университете в Беркли, Масаёси открыл SoftBank и начал продавать программное обеспечение.

И не важно, что тогда, в 1981 году, компьютеры были у немногих, да и бизнес по продаже ПО только зарождался. Поначалу в компании было лишь два временных сотрудника, а клиентов не было вовсе, но Сон наметил планы на 50 лет вперёд. Когда Сон заявил: «Через пять лет наш оборот составит $75 млн», — оба сотрудника быстро уволились.

Как-то раз он арендовал крупнейший павильон на выставке электроники, потратив все деньги на листовки, витрины и вывеску «Революция уже здесь». Продвигая предприятие, он воспользовался тем же советом, что когда-то дал отцу, и раздавал бесплатные модемы на улице. И всё же он продолжил борьбу. Сон привлёк внимание, но продажи не увеличились. К середине 1990-х SoftBank стала крупнейшим поставщиком ПО в Японии и вышла на биржу.

Предприниматель инвестировал в Yahoo и E-Trade, и успешность этих вложений побудила SoftBank инвестировать больше. Вскоре Сон переключился на США: его очень привлёк интернет-бум того времени. В январе 2000 года Сон, по его словам, владел более 7% капитала зарегистрированных на бирже интернет-фирм.

Катерина Брукер, Fast Company

Затем рухнули американские рынки, подешевели даже акции Yahoo. Но акции SoftBank стали терять в цене, когда инвесторы начали сомневаться в стратегии Сона, особенно в его решении купить банк и открыть Nasdaq дорогу в Японию через совместное предприятие. В то же самое время акции SoftBank упали на 90%. Сон, однако, только нарастил обороты: к 2001 году SoftBank инвестировала в 600 компаний.

Через 14 лет эта доля будет стоить $50 млрд. И хотя империя Сона разваливалась, предприниматель заплатил $20 млн за 34% неизвестного китайского сайта Alibaba, которым управлял бывший учитель.

Скрытая угроза

Собравшись, они начали живо обсуждать будущее компании. Осенью прошлого года Сон организовал домашний ужин для своей инвестиционной команды.

Сон оказался в пучине геополитики. Но прямо во время ужина появились новости об убийстве журналиста Джамаля Хашогги оперативниками из Саудовской Аравии, главного участника Vision Fund.

Месяцем ранее, согласившись выделить ещё $45 млрд для второго фонда, ибн Салман заявил Bloomberg, что без поддержки саудитов «Vision Fund просто не будет». Акции SoftBank подешевели, когда инвесторы заговорили о тесных связях японского предпринимателя с наследным принцем Мухаммедом ибн Салманом, который, по данным ЦРУ, лично отдал приказ об убийстве.

«Сейчас любой руководитель, берущий деньги от Vision Fund, рискует нарваться на бунт сотрудников, — поделился с журналисткой один из главных инвесторов в Кремниевой долине спустя неделю после убийства. Когда же начали всплывать подробности убийства, давление на Сона стало невероятным. — Никто не хочет связываться с кровавыми деньгами».

Сона там тоже не было (хотя на конференции побывал один из партнёров фонда), но он лично встретился с ибн Салманом в столице на той же неделе. Некоторые подопечные Vision Fund попытались публично дистанцироваться от Саудовской Аравии, сделав официальные заявления, а главы Uber и ARM, например, не поехали на большую конференцию в Эр-Рияде. Неизвестно, о чём они говорили, но Сона, по всей видимости, удалось успокоить.

«Несмотря на весь ужас произошедшего, мы не можем отвернуться от народа этой страны и поможем ему в упорных попытках модернизации общества», — подчеркнул Сон. В ноябре он объявил о строительстве солнечной электростанции стоимостью $1,2 млрд в пригороде саудовской столицы.

Предприниматель хочет, чтобы Vision Fund смог выжить и без денег саудитов: осенью SoftBank получил ссуду в размере $13 млрд от разных банков, включая Goldman Sachs, Mizuho Financial, Sumitomo Mitsui Financial и Deutsche Bank.

В 2019 году, по словам Раджева Мисры, фонд собирается удвоить портфель. Кроме того, Сон, анонсировав массу новых сделок, дал понять, что фонд продолжает работу: $1 млрд получит View, разработчик умных окон, $375 млн инвестируют в Zume, занимающуюся созданием роботов-поваров, большая сумма направится в ByteDance.

#softbank


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан
Обязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Ещё Hi-Tech Интересное!

Facebook призналась в хранении «миллионов» паролей пользователей Instagram в незашифрованном виде

Facebook призналась в хранении «миллионов» паролей пользователей Instagram в незашифрованном виде — Соцсети на vc.ru Свежее Вакансии Написать Уведомлений пока нет Пишите хорошие статьи, комментируйте,и здесь станет не так пусто Войти В марте компания признала аналогичную ошибку — тогда речь ...

Открыт новый вид древних «кошек», которые были крупнее белых медведей

В то время ученых заинтересовали только останки приматов, а кости неизвестного хищника были оставлены в Национальном музее Кении в Найроби. В 1981 году в Юго-Западной Кении палеонтологами были найдены окаменелости разных животных, в том числе человекообразных обезьян и некого хищника, ...