Хабрахабр

Российская господдержка частной космонавтики США

Самый конкурентоспособный и самый доходный на внешнем рынке гражданский продукт, заработавший за двадцать лет до $10 млрд (4 годовых бюджета Роскосмоса) закрывается в рамках «программы финансового оздоровления Центра им. Роскосмос собирается закрыть производство ракеты “Протон”. “Протон” закрывается чтобы освободить дорогу ракете “Ангара” — экологически чистой, но неконкурентоспособной на мировом рынке ракете.
Конечно отказ произойдет не сразу, обещают выполнить все сегодняшние контракты, хотя их не так уж и много. Хруничева». пару лет “Протон” еще полетает, но потом всё. Т.е. Фактически это означает, что Роскосмос полностью уходит с мирового рынка запуска геостационарных спутников — самой денежной части рынка коммерческих космических запусков, на котором всего 9 лет назад Россия занимала до 60%.

То есть голодающие постсоветские инженеры на технологическом заделе СССР создали условия для развития космических услуг по всему миру так, что сегодня коммерческие космические компании на телекоммуникации, навигации, съемке Земли в год зарабатывают примерно в четыре раза больше чем все государства мира ежегодно тратят на космос. Мировой коммерческий космический рынок развился в 90-е и 2000-е годы во-многом благодаря дешевым российским ракетам. До сегодняшнего дня он сумел снять неплохой слой сливок с рынка запусков, но сегодня Роскосмос вообще отказывается от конкуренции и сдается без боя. В 2010-е на этот развившийся рынок пришел американский предприниматель Илон Маск, который cумел предложить ракету чуть дешевле и чуть надежнее русских.

Хруничева. Единственная ракета в мире, которая могла бы почти наравне конкурировать с самой современной и частично многоразовой ракетой Falcon 9 Block 5 — это “Протон Средний”, который без госфинансирования и в инициативном порядке разрабатывался в агонизирующем Центре им. “Ангара” на такое неспособна в принципе.

Центр им. Отказ от “Протона” объясняется экономией. Сейчас идет перевод производственных мощностей в Омск. Хруничева погряз в долгах, которые частично пытается погасить за счет продажи московской территории предприятия. Хруничева сокращаются, кадры урезаются вдвое, а оставшиеся промышленный площадки заполняются оборудованием “эвакуированным” с освобождаемых под жилую застройку площадей. Московские площади Центра им. Дополнительно теперь можно сэкономить забросив пусковые площадки “Протонов” на Байконуре. Средств и ресурсов на сборочную линию “Протона” в Омске, кажется не хватило. Казахстан с радостью воспримет прекращение пусков ядовитой-гептиловой ракеты, которыми там давно недовольны, но пока терпят.

Уже закрывается “Гагаринский старт”. В перспективе, закрытие “Протона” ведет к уходу России с Байконура совсем. С 2014 года закрыт проект конверсионной ракеты “Днепр” из-за разногласий с Украиной. Казахской стороне передаются две пусковые площадки “Зенитов” по программе Байтерек. То есть из космического порта, который сегодня позволяет запуски всех типов полезных нагрузок на все типы орбит, Байконур вернется к функционалу 1961 года: запуск пилотируемых околоземных кораблей и низкоорбитальных спутников ракетой средней грузоподъемности “Союз”. После отказа от “Протона” на Байконуре останется одна действующая пусковая площадка для ракеты “Союз-2”. А после завершения пилотируемой программы МКС в 2024 году космодром можно просто закрыть за ненадобностью — стартовые столы “Союза” есть и на Плесецке, и на Восточном.

на это время Роскосмос не только теряет коммерческие перспективы, но и ставит под угрозу государственную задачу сохранения доступа в космос. С отказом от “Протона” Россия потеряет доступ к геостационарной орбите для своих тяжелых спутников, и “Ангара” сможет заменить его только через 3-4 года, т.е.

Эта ракета, которая сегодня имеет низкую цену за счет отработанности технологии и низкой оплаты труда, и востребована на мировом и внутреннем рынке. Принятие решения о закрытии “Протона” сложное, но вынужденное. “Протон” создается по устаревшим технологиям, имеет токсичное дорожающее топливо, и запускается только с Байконура, т.е. Правда из-за подпорченной статистики аварийности имеет высокую процентную ставку по страховке, и проигрывает Falcon 9. По предыдущим планам Роскосмоса “Протон” должен был летать до 2025 года, хотя нет никаких видимых причин останавливаться на этом году. его пуски зависимы от политического климата в отношениях России с Казахстаном.

Под “Ангару” построена только одна пусковая площадка в Плесецке, с которой невозможны пуски тяжелых геостационарных спутников нынешней версией “Ангары”. С другой стороны “Ангара” — “экологически чистая” (точнее, просто не токсичная) ракета, которая находится только в экспериментальном производстве, имеет более сложные и дорогие двигатели, требует летных испытаний, и в полтора-два раза дороже “Протона”. Либо потребуется строительство стартового стола под “Ангару” на Восточном. Возможно увеличение ее грузоподъемности примерно в полтора раза за счет водородной ступени — теперь такую ракету называют “супертяжелый вариант”, хотя он в полтора раза будет уступать ракете Falcon Heavy. Высокая цена строительства и урезание бюджетов сначала вынудила Роскосмос отказаться от одного из планируемых двух стартовых столов для “Ангары”, а потом расходы на строительство решили переложить на Минобороны. Такие планы были, но стройка “второй очереди космодрома Восточный” задерживается. Сегодня уже можно забыть прежнюю характеристику Восточного как “первого гражданского космодрома России”.

Проблема в том, что Роскосмос не может отказаться от “Ангары” поскольку слишком долго убеждал всех вокруг и самого себя в ее выгоде для будущего отечественной космонавтики. Получается экономия на “Протоне” мнимая — перенести производство и сохранить стартовые столы выйдет дешевле, чем осваивать серийное производство с нуля и строить новые пусковые площадки. Это воплощение нынешнего стремления Роскосмоса снизить расходы и повысить доходы, чего от него давно все требуют. Ставка на “Ангару” — это попытка сэкономить дважды: отказаться от накладных расходов на “Протон” и переложить расходы на стартовые столы и летные испытания “Ангары” на Минобороны, которому больнее всего отказ от геостационарных пусков хотя бы на год. К сожалению, этот “бизнес-план” практически исключает попытки конкурентной борьбы на внешнем рынке и замыкает Роскосмос на государственном заказе.

Например, компания S7 Space намерена активно выходить на внешние рынки с восстановленным «Зенитом» или будущей ракетой “Союз-5” производства РКК “Энергия” или даже многоразовой ракетой “Союз-5 SL” собственного производства. Зато отказ от “Протона” освобождает возможности для российских частников. Хотя сейчас бизнес компании заблокирован тем же Роскосмосом из-за его неготовности продавать компоненты для российско-украинской ракеты “Зенит”, которую S7 Space могла бы запускать сегодня. Отказ от “Протона” выгоден S7, поскольку освобождает долю рынка. Вариант запускать с морской платформы S7 Space что-то кроме “Зенита” или будущего “Союза-5” исключен по техническим причинам.

Производство “Протона Среднего” почти налажено, производственные мощности есть, кадры есть, пусковые площадки есть, все необходимые международные соглашения есть, рынок есть. Кажется пока никто не рассматривает возможность отдать “Протон” частникам, хотя определенный смысл в этом есть. Если бы в России появился частник, готовый инвестировать $300-500 млн в собственный ракетный бизнес и продолжать конкурентную борьбу на мировом рынке, то возможно Роскосмос согласился бы уступить ему заслуженную, но ставшую ненужной ракету вместе с производством и пусковыми площадками.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть