Хабрахабр

РИТ++: как появился крупнейший российский фестиваль технологий

Сегодня РИТ++ — масштабное российское IT-мероприятие. Но таким он был не всегда. Мы начинали с небольшой тусовки на несколько сотен человек, а к концепции фестиваля пришли только через восемь лет.

В этой статье я расскажу о том, каким был РИТ++ раньше и во что превратился сейчас: что сподвигло перебраться из бара на ивент-площадку, какие шишки были самыми болезненными, чем Москва хуже Петербурга, как мы чуть не разорились и почему сейчас легче пройти отбор в докладчики конференции, чем остаться ими до выступления.

РИТ++ и кривая Gartner

12 лет назад начало РИТ++ положили весьма прозаичные вечерние посиделки программистов. На тот момент я еще работал в Рамблере, а по вечерам мы с коллегами из Яндекса и других компаний за кружечкой пива обменивались подходами к решению тех или иных задач. Все мы работали в больших, не самых простых проектах, но при этом изобретали велосипеды, потому что никто не знал, как надо подходить к решению тех или иных задач. Это сейчас есть устоявшиеся подходы, архитектурные паттерны, фреймворки и прочие вещи. Тогда их не было, и нас очень интересовало, как те же самые задачи решаются у других.

Еще был РИФ — Российский интернет-форум, в большей степени посвященный управлению и маркетингу. На тот момент из технологических мероприятий в России встречались лишь немногочисленные узкопрофильные ивенты, большинство из которых уже никто и не вспомнит. Joker, CodeFest, Dump, Стачка и другие серьезные мероприятия возникли позже, через пять-семь лет. Но площадки, где интернетчики могли бы встретиться друг с другом и просто поговорить о технологиях, не было. Поэтому бар фактически был единственным источником знаний о чужом опыте. Литература тоже не помогала: первая книжка по области, в которой я тогда специализировался (разработка больших сложных проектов), появилась спустя несколько лет.

Так мы, программисты, вдохновленные крупнейшей на тот момент мировой World Wide Web Conference (тогда еще 2006 — по нашим меркам огромное мероприятие с десятью параллельными треками), взялись за организацию конференции для самих себя. В какой-то момент бара стало мало. Откровенно говоря, мало кто хорошо разбирался в управлении. Правда, ни у кого из нас не было опыта в подготовке мероприятий. Но, несмотря на многократный перенос сроков, в 2007 году мы собрали первый РИТ++.

Позже мы анализировали, что же подтолкнуло не только нас, но и множество других команд создавать площадки для обмена опытом именно тогда, в конце первого десятилетия нового века. И пришли к выводу, что это связано с кривой развития технологий Gartner. После так называемого пика завышенных ожиданий начинается спад популярности технологии, одновременно растет спрос на профессионализм: просто так «на шару» сайты уже не запускались и денег не собирали. Нужно было искать и применять какие-то профессиональные подходы, менять логику работы. В этот момент и появилась необходимость в профессиональных тусовках.

Новинки тестируются в крупных компаниях, которые сталкиваются с большими нагрузками и объемами трафика. Развитие технологий всегда идет по одной и той же схеме. По мере того как сообщество видит, что технология не так уж и сложна, а все шишки, которые можно было собрать в ходе внедрения, уже известны и набиты, опробованные идеи «спускаются» до обычных проектов и SMB. У них есть ресурсы, позволяющие экспериментировать, поэтому крупные компании пробуют и внедряют, а затем рассказывают о своем опыте.

От конференции к фестивалю

Первые несколько конференций прошли в event-холле Инфопространство в Москве. С этой площадкой мы дружим до сих пор. РИТ++ уже перерос ее, но на ней мы проводим наши новые узкотематические мероприятия.


RIT 2007

Мы, представители разных специальностей, впервые в таких масштабах встретились друг с другом и поговорили. В 2007 первый году РИТ++ посетили порядка 450 человек, и тогда собрать столько IT-шников в одном месте было достижением. Ru Group) и другие. Поскольку это был все-таки продукт среды, у нас выступили фактически все, кто что-либо знал и был на слуху: Игорь Сысоев (разработчик веб-сервера Ngnix, на котором работают порядка 30–40% российских и 20–30% мировых сайтов), Алексей Рыбак (разработчик массовых социальных сервисов), Илья Сегалович (сооснователь Яндекса), Владимир Габриэлян (сейчас — вице-президент и CTO Mail.

Конечно, первые конференции мы собирали, можно сказать, стихийно, зато весело и даже с некоторым оттенком романтики.


RIT 2007

К первому РИТ++ мы даже построили свою типографию. За годы организации РИТ++ мы совершили все ошибки, которые только можно было сделать. Конечно же, это закончилось тем, что за два часа до открытия конференции мы еще печатали, резали и брошюровали в несколько пар рук. Закупили струйные принтеры с непрерывной подачей чернил и пытались самостоятельно распечатать все подготовленные материалы.

Как ни странно, в Москве сложно с местами для организации именно профессиональных мероприятий (где нужен звук, тишина, стулья, большие залы разных форматов, проекторы). Мы не раз сталкивались с проблемами размещения — с неправильным выбором или перегрузом площадки. Сложно сказать, сдерживало ли это рост конференции, но нам всегда приходилось как-то крутиться, активно искать новые возможности. Наверное, даже в Питере или в Новосибирске дела обстоят лучше, чем тут. Подписали контракт, начали строиться, продали более 70% билетов. Один раз мы даже чуть не обанкротились из-за площадки. Счастье, что нам удалось договориться: организаторы праздника на той стороне и менеджеры площадки пошли нам навстречу, в итоге на половине территории мы проводили свою конференцию, а на второй половине уже строились организаторы праздника. И тут руководство площадки требует сдвинуть или отменить мероприятие, поскольку у их главного — день рождения. Если бы мы тогда не разминулись, по большому счету не было бы ни РИТ++, ни Highload, ни других мероприятий, поскольку для нас это означало бы возврат большей части билетов, а вложенные деньги вернуть бы уже не удалось.

Хотя доля романтики в этой работе все же осталась. Весь этот опыт привел нас к более системной, спокойной работе: сейчас мы следуем гайдлайнам, действуем по внутренним стандартам, используем Jira с огромным списком задач.

Но любой организатор знает, что заработок начинается в последние два дня до мероприятия. Критики очень любят считать наши деньги — сколько мы зарабатываем на конференциях. До этого все уходит на аренду площадки, питание, полиграфию и т.п.

Это нервотрепка. По большому счету ты до последнего момента не знаешь, в плюсе или в минусе останешься по итогам. Ты действительно творишь вместе со своей командой, каждый раз продумываешь, как оно будет, можешь менять внешний вид мероприятия, его концепцию и программу. Но практически перед глазами твои мысли и желания превращаются в нечто материальное: бегают люди, застраивается площадка. И огромное удовольствие видеть, что людям это нравится. Так ты создаешь пространство, а потом приходят люди и наполняют его содержанием.


RIT 2017

Надо уходить от романтики, заменяя ее системной работой. Такое отношение, конечно, нельзя назвать профессиональным. Да, это уже не кулуарное закрытое мероприятие «для своих», но и не «потоковое производство». Но мы со своей стороны стараемся не терять в конференциях «ламповой теплоты». Это место общения и встречи с друзьями.


RIT 2017

На начальном этапе докладчики рассказывали обо всем. Эволюционирует и тематика. Мы стали более серьезными. Но постепенно мы ужесточили требования к докладам.

Повезло, что вокруг конференции собрался достаточно серьезный круг профессионалов. Несмотря на статус коммерческой компании, мы стараемся оставаться эдаким оператором сообщества — исполнителем его воли. И мы всегда отслеживаем все, что происходит в отрасли — самые новые технологии, интересные случаи. У нас очень сильный программный комитет, отбирающий доклады — там сидят настоящие профи.

Там было множество докладов, которые рассматривали этот масштабный и довольно сильный российский проект со всех сторон: архитектуры, верстки, программирования, CDN, управления и т.п. К примеру, в свое время у нас была целая секция про Сочи 2014. У нас выступали даже представители оргкомитета и исполнителя. Докладчики рассказывали, как обслуживать такое количество потоков, как управлять подобными проектами. Мы очень глубоко погрузились в тему.

За эти годы мы наблюдали взлеты и падения облаков, MongoDB и в целом концепции NoSQL, и многих других технологий — все, опять же, в соответствии с кривой Gartner. При этом мы всегда старались (и стараемся) выступать своего рода тормозом для лишнего хайпа.

Специфика наши конференций, да и, наверное, многих технологических, в том, что первый вопрос, который мы задаем докладчику, — а какую задачу ты решал? Сначала все к месту и не к месту стараются говорить о новинке, после чего постепенно успокаиваются. Про тот же MongoDB во время пика интереса подавали по пять-десять докладов на одну конференцию, мы же понимали, что практических решений за ними мало, люди просто хотят поговорить на модную тему. И предложенное им решение в каком-то смысле проверяется на адекватность, чтобы не пропустить на сцену хайп и треш. И резали доклады, чем немного гармонизировали технологическую Вселенную.

Завершающая анкета у нас включает более 400 вопросов. Каждый год мы стараемся заново переоценить ситуацию. На основе анализа ответов мы каждый раз корректируем не только программу, но и концепцию.

К этому моменту сформировались отдельные направления серверной и клиентской разработки, и собирать их в рамках одного пространства стало очень сложно. Так, лет пять назад мы обнаружили, что разные части сообщества, собирающегося на РИТ++, перестали понимать друг друга. В этом году таких отдельных мероприятий шесть, а в прошлом было восемь. Именно тогда РИТ++ из конференции превратился в фестиваль, в рамках которого проходит несколько параллельных мероприятий на разные темы — по фронтэнду, серверному программированию, DevOps, управлению и т.п.

В этом году мы ориентируемся на две тысячи. Выделение в рамках РИТ++ узкопрофильных мероприятий хорошо сказалось на аудитории: раньше мы собирали около 800 человек, а РИТ++ в формате фестиваля уже на второй год привлек 1200 посетителей. И почти идеальным плацдармом для этого стало Сколково, где есть не только большие конференц-залы, но и зоны для микро-встреч, являющихся отличительной чертой РИТ++.

Но доклады хоть и полезны, но не всегда интересны. Изначально мы концентрировались на докладах. Поэтому у нас растет количество потоков, и каждый может выбрать более подходящий для себя. По мере роста количества технологий и специализаций у нас у всех возникают все более «точечные» проблемы, и далеко не всегда доклад попадает в них. Первый — вопросы докладчику, для которых предусмотрены отдельные небольшие комнаты, а второй — так называемые пользовательские митапы — небольшие встречи по 10-20 человек на очень узкую тему, например, «использование Lua в Tarantool». Кроме того, у нас есть еще два механизма получения максимальной пользы из общения внутри сообщества. О чем тут речь, знает от силы пара десятков человек на всю страну, и им вообще негде пообщаться на эту тему, кроме как на митапе.

А это значит, что нам нужны не только большие залы, но и много микро-зон, где можно провести подобные встречи. На ближайший РИТ++ у нас запланировано 140 докладов и 40 подобных митапов. Если где-то в других местах и удается найти такое сочетание (например, в Центре международной торговли), то зоны для митапов оказываются где-то на отшибе, туда надо специально идти. С этой точки зрения альтернативы Сколково в Москве, по-моему, нет: там 15 больших залов и 30 залов для митапов, и мы задействуем все. Но так они не работают; участники их должны видеть, они должны быть в центре движухи — это приходится учитывать.

За рамками технологий

На первых мероприятиях мы по большей части рассказывали о том, что, как и у кого работает. Сейчас докладов в стиле «а у нас такая архитектура» почти нет: мы повзрослели и понимаем, что архитектура — всего лишь следствие исходной задачи. Поэтому мы идем вглубь — с каждым годом все больше.

Например, мы не повторяемся — если тема была раскрыта, пусть даже два или три года назад — мы стараемся ее не брать. Одновременно с этим мы ужесточаем требования к самим себе. Формируются совершенно самостоятельные треки: например, в прошлом году была актуальна тема микросервисов, и мы сделали по ним отдельный трек (микроконференцию). Поэтому каждый раз программа разветвляется на более узкие темы, растет количество потоков, а теперь еще и самостоятельных мероприятий, которые бессмысленно объединять за рамками нетворкинга или вечернего общения.

Те ребята, которые пять-десять лет назад программировали, сейчас руководят программистами, у них смещаются вкусы, интересы и потребности в знаниях. Мы растем вместе с отраслью и людьми, которые ее делают. Поэтому две конференции из шести в рамках ближайшего РИТ++ будут посвящены управлению проектами, продуктами и командой. Теперь мы понимаем, что важно не просто программировать, а еще и правильно говорить с людьми: ставить задачи, получать обратную связь.

Например, все больше заметны действия регулятора в отрасли. Появляется множество активностей, которые раньше не требовались (или мы не могли их себе позволить). Правда, не уверен, что мы сможем сдержать чувства. Поэтому сейчас мы думаем о том, чтобы в рамках фестиваля построить диалог с Роскомнадзором.

Иными словами, мы хотим, чтобы РИТ++ был не только полезным, но и приятным, кайфовым. Года два назад мы приняли решение, что при сохранении профессионального содержания мы должны работать и над эмоциональной составляющей мероприятия. В прошлом году, например, у нас была зарядка под открытым небом. В частности, мы вспоминаем о том, что у IT-шников есть семьи и другие интересы, помимо работы.

Они смогут познакомиться друг с другом, пообщаться и увезти новые знания в свои родные края. В этом году мы планируем съезд «активистов»: организаторы и идейные вдохновители местных IT-сообществ со всей страны бесплатно приедут в Москву для общения и обмена опытом — в качестве некой благодарности за то, что они делают для экосистемы.

Школа докладчиков

Хороших отраслевых мероприятий в последние годы появилось очень много. И конкуренция толкает еще дальше. Программой уже никого не «зацепишь»: жесткость по отношению к выбору докладов, которую мы несколько лет назад ввели у себя, стала стандартом де-факто — таковы новые требования отрасли. Потребитель растет: он хочет не просто информацию к размышлению, а качественное выступление.

Поэтому не так давно мы открыли школу докладчиков. Но наш основной спикер — технарь, которому сложно говорить. Примерно четверть всего бюджета РИТ++ — это работа со спикерами. Всех спикеров мы «прогоняем» через несколько видов коучинга, тем самым помогая им с содержанием и подачей материала. Откровенно говоря, попасть к нам в докладчики сегодня не так сложно, как все это потом выдержать.

К примеру, на западе нормально воспринимается откровенно продающий доклад («покупайте наши лучшие сервера») на технологическом мероприятии. Надо отдать должное российской индустрии мероприятий: она сравнима и во многих случаях даже превосходит западную. Да и программный комитет просто не пропустит. А у нас это уже невозможно — за такое докладчика могут забанить и больше никогда не пригласить. Для нас своего рода путеводная звезда — это конференция Velocity от O'Reilly — прекрасное мероприятие, посвященное разработке и поддержке сложных проектов, которое собирает порядка 4–5 тыс. Возможно, российские мероприятия немного отстают в плане внешнего оформления и масштабности. В организационном плане мы взяли у них довольно много идей. человек.

И это приятно. Прошло уже много лет, много РИТ-ов, и у меня есть ощущение, что мы создаем инструмент, которым люди пользуются для решения своих задач, что мы делаем действительно полезное мероприятие.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть