Hi-Tech

Революция в мире технологий: готовьтесь к «зеркальному миру»

Однажды, каждое место и вещь в реальном мире — каждая улица, фонарный столб, здание и комната — будут иметь своего полноразмерного цифрового близнеца в зеркально мире. «Зеркального мира» (Mirrorworld) в полной мере еще не существует, но он появится. Постепенно эти виртуальные фрагменты будут сшиваться между собой, обзаводясь выделенным постоянным местом в параллельном мире. Сейчас крошечные фрагменты этого зеркального мира можно увидеть при помощи устройств дополненной реальности (AR).

«Со временем», писал Борхес, «гильдия картографов создала карту империи, размер которой точной соответствовал размеру империи и совпадал с ней в каждой точке». Писатель Хорхе Луис Борхес вообразил карту, которая по размерам будет точно соответствовать территории, которую она представляет. Сейчас мы строим такую карту в масштабе 1:1, практически невообразимых размеров, и эта карта — этот мир — станет следующей грандиозной цифровой платформой.

Mirrorworld: цифровой параллельный мир

Современный писатель уже сейчас может открыть Google Earth и оказаться там, где никогда не бывал — чтобы перенести этот опыт в книгу. Google Earth давно дает подсказки к тому, как будет выглядеть этот зеркальный мир. Это грубая версия зеркального мира.

Глубоко в исследовательских лабораториях технологических компаний по всему миру ученые и инженеры стремятся создать виртуальные места, которые накладываются поверх реально существующих. И он уже строится. Но в зеркальном мире виртуальное здание будет обладать объемом, виртуальное кресло — текстурами, а виртуальная улица — слоями текстур, промежутков, включений, которые вкупе будут давать ощущение «улицы». Что важно, эти возникающие цифровые ландшафты будут казаться абсолютно реальными; они будут демонстрировать то, что архитекторы называют place-ness, то есть создавать иллюзию реального места.

Он отражает не только внешний вид чего-то, но и контекст, значение и функцию. Зеркальный мир, или mirrorworld, это термин, впервые популяризированный Йельским ученым-информатиком Дэвидом Гелернтнером. Мы будем взаимодействовать с этим чем-то, манипулировать им, ощущать его так, как и в реальном мире.

Мы сможем увидеть виртуальную бирку с именем, плавающую над людьми, с которыми мы раньше встречались. Сперва зеркальный мир предстанет перед нами как слой информации с высоким разрешением, наложенной на реальный мир. Или полезные аннотации, прикрепленные к достопримечательности (в отличие от плотно зашторенных очков виртуальной реальности, очки дополненной реальности будут демонстрировать прозрачный слой). Возможно, синяя стрелка будет указывать нам, где нужно повернуть.

Мы будем связывать объекты в сеть физического, оставлять физические ссылки, будто оставляем ссылки в словах, производя удивительные и новые продукты. В конце концов мы сможем искать физические места так же, как ищем текст: «Найди мне все места, где скамейка в парке стоит с видом на восход солнца над рекой».

Его любопытная двойственная природа, объединяющая реальное и виртуальное, позволит создавать немыслимые игры и развлечения. У зеркального мира будут свои причуды и сюрпризы. Pokémon Go дает лишь намек на практически неограниченные возможности для исследования этой платформы.

Настоящая ценность этой работы проявится в результате триллиона неожиданных комбинаций всех этих примитивных элементов. Эти примеры — простые и элементарные, эквивалентные нашим самым ранним, неубедительным догадкам о том, каким будет Интернет сразу после его появления — начинающий Compu-Serve, ранний AOL.

Второй большой платформой стали социальные сети, работающие в основном на мобильных телефонах. Первой большой технологической платформой была Сеть, которая оцифровала информацию, передала знания алгоритмам; королем стала Google. Они оцифровали людей и передали алгоритмам поведение и отношения людей; правят ими Facebook и WeChat.

На этой платформе все вещи и места будут машинными — считываемыми, во власти алгоритмов. Сейчас мы наблюдаем зарождение третьей платформы, которая оцифрует остальной мир. Также, как и предшественники, эта новая платформа высвободит тысячи новых компаний в своей экосистеме, и породит миллион новых идей — и проблем — которые не были возможны до того, как машины научились читать мир. Кто бы ни возглавил правление этой великой третьей платформой, он станет богатейшим и влиятельнейшим среди людей и компаний за всю историю, равно как и правители двух других платформ.

Возможно, лучше всего доказала возможность брака между виртуальным и физическим игра Pokémon Go, которая превратила явно виртуальных персонажей в сногсшибательную реальность на открытом воздухе. Проявления зеркального мира — повсюду вокруг нас. В 2016 году весь мир увлекся погоней за героями мультфильмов в местных парках.

Niantic, которая создала Pokémon Go, была основана Джоном Ханке, который ранее работал над ранними версиями Google Earth. Альфа-версия зеркального мира в виде Pokémon Go была принята сотнями миллионов игроков по крайней мере в 153 странах. Через окна от пола до потолка можно увидеть мыс и далекие холмы. Сегодня штаб-квартира Nianitc находится на втором этаже Ferry Building в Сан-Франциско. Офисы переполнены игрушками и головоломками, включая тщательно продуманный квеструм с лодками.

В играх рождаются новые технологии, там же и оттачиваются: «Если вы можете решить проблему для геймера, вы сможете решить ее для всех остальных», добавляет Ханке. Ханке говорит, что, несмотря на множество других возможностей, которые открывает дополненная реальность, Niantic продолжит работать над играми и картами, как над лучшими способами использования этой новой технологии.

Microsoft, еще один крупный игрок в сфере дополненной реальности, кроме Magic Leap, производит устройства HoloLens с 2016 года. Но игры — не единственный контекст, в котором появляются осколки зеркального мира. После включения и загрузки HoloLens отображает комнату, в которой вы находитесь. HoloLens — это прозрачные очки, которые крепятся к голове. Один из вариантов — повесить виртуальные экраны — перед собой. Затем, при  помощи рук, вы можете управлять пунктами всплывающих перед вами меню, выбирая, какие приложения или программы загружать.

Где бы вы ни находились, вы можете вставить столько экранов, сколько хотите, и работать оттуда. Видение Microsoft на тему HoloLens простое: это офис будущего. Среди этих работников есть и те, которые сейчас используют HoloLens на заводах и фабриках, создают трехмерные модели и проходят обучение. По данным венчурной компании Emergence, «80 процентов рабочей силы в мире не имеет рабочих столов». Логистическая компания Trimble делает сертифицированные каски со встроенным HoloLens. Недавно Tesla подала заявку на два патента на использование AR в заводском производстве.

Вероятнее всего, вы наденете гарнитуру HoloLens скорее на работе, чем дома. В 2018 году армия США объявила, что приобретает до 100 000 модернизированных моделей гарнитуры HoloLens для совершенно не предназначенной для обычных заводов работы: чтобы оказываться на шаг вперед врагов на поле боя и «увеличить летальность». Даже Google Glass постепенно прокладывает себе путь на заводы и фабрики.

Инженеры NASA впервые применили эту концепцию в 1960-х годах. В зеркальном мире у всего будет свой близнец. Эти близнецы постепенно превратились в компьютерные модели — цифровых близнецов. Сохраняя дубликат любой машины, которая отправляется в космос, они могли бы устранять неисправность любого компонента, когда основной инструмент находится за много тысяч километров.

Цифровые копии всего

Для проектирования, строительства и эксплуатации этих больших приспособлений, GE позаимствовала идею у NASA: она создает цифровых близнецов каждой машины. General Electric, одна из крупнейших компаний в мире, производит чрезвычайно сложные машины, которые могут убивать людей в случае отказа: генераторы электроэнергии, атомные реакторы для подводных лодок, системы управления нефтеперерабатывающим заводов, реактивные турбины. Каждая из ее частей может быть пространственно представлена в трех измерениях и размещена в соответствующем виртуальном местоположении. Реактивная турбина с серийным номером E174, например, может иметь братишку — тоже E174. Но такой полноценный, трехмерный цифровой близнец — это не просто электронная модель. В ближайшем будущем такие цифровые близнецы могут по сути стать динамическими цифровыми симуляторами двигателя. В нем воплощены объем, размер и текстура — как в аватаре.

Это еще один способ заявить, что она строит зеркальный мир. В 2016 году GE превратилась в «цифровую промышленную компанию», которую она сама определяет как «слияние физического и цифрового миров». Цифровые близнецы уже повысили надежность промышленных процессов, которые используют машины GE, таких как переработка нефти или производство оборудования.

Компания использует ИИ «для создания иммерсивной виртуальной копии происходящего по всему заводскому цеху». Microsoft, со своей стороны, расширила представление о «цифровых близнецах» от объектов до целых систем. Техник-ремонтник увидит виртуального призрака, лежащего поверх настоящего робота. Как будет лучше починить огромного шестиосного робота-мельницу, если не наложить поверх него машину, точную цифровую копию, с помощью AR? Специалист из штаб-квартиры сможет подключиться к ремонтнику и направить его руки в нужное русло. Изучит виртуальное наложение, чтобы увидеть возможные неисправные детали.

Это происходит быстрее, чем вы могли бы подумать. Однажды у всего появится свой цифровой двойник. Вместо этого Wayfair обнаружила, что будет дешевле создать трехмерную фотореалистичную компьютерную модель для каждого предмета. Продавец товаров для дома Wayfair отображает множество миллионов продуктов в своем онлайн-каталоге, но не все изображения сделаны на фотостудии. Просматривая веб-сайт компании сегодня, вы вглядываетесь в зеркальный мир. Нужно очень внимательно вглядеться в кухонный смеситель на сайте Wayfair, чтобы понять, что он виртуальный.

«Мы хотим, чтобы вы покупали из дома, из вашего дома», говорит соучредитель Wayfair Стив Конин. Теперь Wayfair выпускает эти цифровые объекты в дикий мир. Затем приложение размещает трехмерный объект в комнате и закрепляет его даже если вы двигаетесь. Компания выпустила приложение AR, которое использует камеру телефона для создания цифровой версии интерьера. Поместите виртуальный диван в свое логово, рассмотрите его с разных сторон, замените ткань и обивку. Поглядывая на телефон, вы можете обойти виртуальную мебель, наблюдать иллюзию трехмерной обстановки. Вы увидите практически то, что получите.

Ори Инбар, венчурный инвестор в AR, называет это «перемещением интернета с экранов в реальный мир». Когда покупатели пробуют такой сервис дома, они «в 11 раз вероятнее покупают», говорит Салли Хуанг, разработчик подобного приложения для Houzz.

Потребители по большей части будут делать это сами: когда кто-то смотрит на сцену через устройство, в частности носимые очки, крошечные встроенные камеры будут отображать карту увиденного. Для того, чтобы зеркальный мир полностью подключился к Сети, нам нужно не просто, чтобы у всего был цифровой двойник; нам нужно построить трехмерную модель физической реальности, в которой эти близнецы будут размещаться. А вот искусственный интеллект — в устройстве, в облаках, и в том, и в другом — будет извлекать из этих пикселей смысл; он будет определять, где вы находитесь, и в то же время оценивать местоположение. Камеры будут захватывать только частички пикселей, но им много не нужно. Технический термин для этого — SLAM (simultaneous localization and mapping), и все это уже происходит.

Если взять одно из таких приложений и сделать снимок улицы, оно распознает каждый автомобиль как отдельный объект-автомобиль, каждый фонарь — как высокий объект, обособленный от ближайших объектов-деревьев, а витрины — как плоские предметы за автомобилями. Например, стартап 6D.ai построил платформу для разработки приложений дополненной реальности, которые могут распознавать крупные объекты в режиме реального времени. И мы обретет осмысленный порядок.

В зеркальном мире объекты будут существовать относительно других вещей. И этот порядок будет непрерывным и связанным. Вместо соединений, генерируемых микросхемами и пропускной способностью, связи будут контекстными, генерируемыми ИИ. Цифровые окна будут существовать в контексте цифровой стены. Зеркальный мир, таким образом, создаст долгожданный интернет вещей.

Оно достаточно умное, чтобы определить породу собаки, дизайн рубашки или вид растения. Другое приложение на телефоне, Google Lens, также может различать отдельные объекты. Когда вы посмотрите на свою гостиную через волшебные очки, система соберет все по частям, информируя вас о том, что на стене есть гравюра в рамке и обои с четырьмя цветами, а в вазе белые розы. Вскоре эти функции будут интегрированы. Основываясь на цветах и стилях мебели, уже имеющейся в комнате, приложение порекомендует конкретный цвет и стиль дивана. На полу старинный персидский ковер, к нему отлично подойдет новый диван. А вот эту вот лампу не возьмете? Вам понравится.

«Зеркальные миры погружают вас, не меняя пол под ногами. Дополненная реальность — это технология, лежащая в основе зеркального мира; это неуклюжиый новорожденный, который превратится в гиганта. Будто Фродо, надевающий свое кольцо. Вы все еще присутствуете, но в другой плоскости реальности. Вместо того, чтобы отрезать вас от мира, они формируют новые связи с ним», пишет Кейичи Мацуда, бывший креативный директор Leap Motion, компании, разрабатывающей технологию жестов для дополненной реальности.

Ходят слухи о том, что одна из крупнейших технологических компаний может разрабатывать именно такой продукт. Полный расцвет зеркального мира ждет появления дешевых и всегда активных носимых очков. «Дополненная реальность изменит все», сказал CEO Apple Тим Кук во время телефонного разговора в конце 2017 года. Apple работает в сфере дополненной реальности и недавно приобрела стартап под названием Akonia Holographics, который специализируется на тонких, прозрачных линзах «умных очков». «Я думаю, она глубока, и думаю что Apple занимает уникальную позицию, чтобы возглавить эту область».

Можно сделать это с помощью телефона Pixel от Google, но без обременяющих 3D-очков. Но не обязательно использовать очки дополненной реальности; вы можете задействовать практически любое устройство. Даже сейчас носимые устройства вроде часов или умной одежды могут выявлять протозеркальный мир и взаимодействовать с ним.

И все, что связано с зеркальным миром, увидит и будет увидено всем остальным в этой взаимосвязанной среде. Все, что подключено к Интернету, будет взаимодействовать с зеркальным миром. Часы обнаружат стулья; стулья будут работать с электронными таблицами; очки найдут часы даже под рукавом; планшеты увидят внутреннюю часть турбины; турбины увидят рабочих вокруг себя.

Чтобы воссоздать карту размером с земной шар — в 3D, не меньше — вам понадобится фотографировать все места и вещи под любым возможным углом, постоянно, а значит планета должна быть заполнена камерами, которые всегда включены. Возникновение огромного зеркального мира будет частично зависеть от фундаментального сдвига, происходящего сейчас, прочь от телефонно-ориентированной жизни к технологии, которой уже два столетия: камере.

Подобно компьютерным чипам до них, камеры становятся лучше, дешевле и меньше с каждым годом. Мы делаем эту распределенную, всевидящую сеть камер, уменьшая их до точечных электрических зрачков, которые можно наставить куда угодно и как угодно. На дверном глазке у некоторых камера. У вас в телефоне может быть парочка; еще парочка — в автомобиле. Большинство из этих новообразованных искусственных глаз будут у нас перед глазами, на очках или в контактных линзах, так что куда мы, люди, будем смотреть, там и будет происходить съемка.

Зеркальный мир будет миром, управляемым световыми лучами, которые снуют туда-сюда, попадают в камеры, покидают дисплеи, проникают в глаза: неутомимый и непрестанный поток фотонов, рисующих формы, через которые мы ходим, и видимых призраков, которых мы касаемся. Тяжелые частички в камерах будут продолжать замещаться частичками невесомого программного обеспечения, сжимая их в микроскопические точки, сканирующие окружающую среду 24 часа в день. Законы света будут определять возможное.

Мы получили суперскорость с реактивными самолетами, суперлечение с антибиотиками, суперслух с радио. Новые технологии подарят и новые суперсилы. Мы получим нечто вроде рентгеновского зрения и сможем заглянуть внутрь объектов, разобрать их на составляющие частиц, распутать их схемы. Зеркальный мир обещает подарить нам суперзрение. Образованный человек сможет создавать трехмерные изображения в трехмерных ландшафтах так же быстро, как печатает сегодня. Подобно тому, как прошлые поколения обрели грамотность с появлением школ, научились писать, составили алфавиты и таблицы умножения, новое поколение овладеет визуальной грамотностью. Сложность цвета и правила перспективы будут понятны повсеместно, словно правила грамматики. Они будут знать, как найти любое видео, не нуждаясь даже в словах. Настанет эпоха фотонов.

Отчасти самоуправляемые автомобили и роботы видят начинают видеть современный мир: реальность, слитую с виртуальной тенью. И вот что важно: роботы смогут увидеть этот мир. Успех робота в навигации будет зависеть от ранее составленных карт контуров дорог — трехмерных сканов фонарей и пожарных гидрантов, точных государственных положений дорожных знаков, детализации дорожных маршрутов и магазинных витрин, оцифрованных хозяевами. Когда робот наконец сможет бродить по людным улицам, он будет видеть их своими кремниевыми глазами и сознанием — он будет на зеркально-мировой версии этой улицы.

То же самое будет и с самоуправляемыми автомобилями; они также будут погружены в зеркальный мир. Конечно, как и все взаимодействия в зеркальном мире, это виртуальное царство будет наслаиваться на физический мир, поэтому роботы будут видеть и движения людей в реальном времени, когда те проходят мимо. Большая часть процесса оцифровки будет производиться другими автомобилями по мере езды, потому что все, что видит робот, будет мгновенно спроецировано в зеркальный мир на благо других машин. Они будут полагаться на полностью оцифрованную версию дорог и автомобилей на платформе. Наблюдая, робот будет одновременно и для себя извлекать информацию, и обеспечивать сканирование для других роботов.

Дополненная реальность

В зеркальном мире такие агенты, как Siri и Alexa, получат трехмерные фотрмы, которые можно увидеть и которые могут видеть. В зеркальном мире виртуальные роботы также будут телесными; они получат виртуальную, трехмерную, фотореалистичную оболочку, будь то машина, животное, человек или инопланетянин. Они будут улавливать микроэмоции и выражения наших лиц. Их глаза будут воплощены в миллиардах глаз матрицы. Зеркальный мир станет тем самым интерфейсом, в котором нуждается искусственный интеллект. Формы — лица, конечности — также улучшат взаимодействие.

Они могут быть двойного назначения, выполнять разные роли в разных плоскостях. Есть и другой способ взглянуть на объекты зеркального мира. Мы можем превратить наши столы в сенсорные экраны», пишет Мацуда. «Мы можем взять карандаш и использовать его как волшебную палочку.

Допустим, я иду по тропинке около реки Гудзон (настоящей) и вижу гнездо крапивников, которое точно понравилось бы моей подруге-орнитологу. Мы сможем не только играть с положением и ролями объектов, но и со временем. Она даст о себе знать, когда подруга пойдет по этой тропе. Поэтому я оставляю для нее виртуальную заметку. Время это измерение зеркального мира, которое можно менять. Подобный феномен присутствия мы видели с Pokémon Go: виртуальные создания, оставленные в реальных физических местах. В отличие от реального мира, вы сможете перемещаться во времени.

Проведя пальцем по руке, вы сможете вернуться назад во времени, в любое место, увидеть, что было прежде. История станет глаголом. Чтобы посетить какое-нибудь место в его раннем представлении, достаточно будет просто откатить версию. Вы сможете наложить реконструированный вид 19 века поверх существующей реальности. Или же можно будет промотать в далекое будущее, где художники уже оставили свои представления о будущих версиях этого места. Весь зеркальный мир станет одним цельным файлом «фотошопа», в котором можно будет подставлять и убирать слои. Таким образом, зеркальный мир было бы проще назвать 4D-миром.

Начнем с бизнес-модели. Как и в Интернете, и в социальных сетях, зеркальный мир будет разворачиваться и расти, создавая непредвиденные проблемы и неожиданные преимущества. Возможно. Попробуем ли мы запустить платформу с помощью рекламы? Зеркальный мир без рекламы был бы ненужным и нежелательным. Те, кто помнят Интернет до появления коммерческой активности, согласятся с тем, что рос он чрезвычайно медленно. Однако, если единственная бизнес-модель подразумевает покупку нашего внимания, это будет кошмар — потому что в таком мире наше внимание будет отслеживаться с высочайшей точностью и разрешением.

Чем больше людей его используют, тем лучше он становится. На макроуровне зеркальный мир будет обладать важнейшим свойством увеличения отдачи. Эта цепочка лежит в основе логики платформ, и именно поэтому платформы — вроде интернета и социальных сетей — растут так быстро и широко. Чем лучше он становится, тем больше людей будет его использовать, и так далее. Сейчас мы только начинаем бороться с этими естественными монополиями — с Facebook, Google и WeChat, которые стали своеобразными правительствами в интернете. Однако из этой динамики также следует, что победитель забирает все; именно поэтому один или два участника поместятся на верхушке лидеров платформы.

Мы будем рады сделать это еще раз, в надежде получить что-то ценное и интересное от этого виртуального места. В долгосрочной перспективе зеркальный мир может поддерживать себя как коммунальное предприятие; за другие коммунальные услуги вроде воды, электричества или интернета мы привыкли платить регулярно — по подписке, так сказать.

Мы знаем, что у существования в двух мирах будут серьезные физиологические и психологические последствия. Появление зеркального мира повлияет на нас всех на глубоко личном уровне. Но мы не знаем, какими конкретно будут эти эффекты, и мы точно не будем готовы. Этому нас научил наш опыт жизни в киберпространстве и виртуальной реальности. Мы даже не знаем, какие когнитивные механизмы вообще лежат в основе иллюзии AR.

Сама технология — это микроскоп, необходимый для изучения этой технологии. Парадокс в том, что единственный способ понять, как работает AR — построить AR и испытать ее самостоятельно. Звучит странно, согласитесь.

К примеру, нам следовало бы не допускать нового, если оно не признано безопасным. Некоторые люди очень расстраиваются из-за того, что новые технологии создают новый вред, а мы охотно миримся с этими рисками, не всегда соблюдая предосторожность. Больше миллиона человек умирает на дорогах ежегодно, но мы склонны винить роботов-водителей даже если они убивают одного. Но этот принцип не работает, потому что старые технологии, которые мы пытаемся заменить, еще более опасны. Зеркальный мир определенно будет подчиняться двойным стандартам строгих норм. Мы волнуемся по поводу политики в соцсетях, при этом пропуская всю грязь, которая льется с экраном телевизоров.

Например, нам понадобятся механизмы в зеркальном мире, чтобы предотвращать подделки, останавливать незаконные вторжения, удалять спам и обнаруживать несанкционированные вставки, при этом соблюдая безопасность. Многие риски зеркального мира легко представить, потому что они такие же, какие мы видим на современных платформах. В идеале, мы хотели бы открыть мир для всех участников без необходимости в Большом Брате, который будет за всем наблюдать.

Параллельная реальность на блокчейне

Уже сейчас есть люди, которые с энтузиазмом работают над этой возможностью. Блокчейн нуждается в работе, и обеспечение целостности открытого зеркального мира может стать тем, для чего он был рожден. Нам еще предстоит подумать на эту тему. К сожалению, не так уж сложно представить сценарий, в котором зеркальный мир будет централизован и подчинен.

Клэй Бейвор, вице-президент по AR и VR в Google, говорит: «Нам нужен открытый сервис, который будет улучшаться всякий раз, когда кто-то его использует, как Интернет». Очень многие считают, что централизованная и открытая платформа будет богаче и надежнее.

В конце концов, он будет прятать миллиарды глаз, следящих за каждой точкой, сходящихся в одно непрерывное око. Зеркальный мир вызовет серьезные проблемы с конфиденциальностью. Чтобы заставить эту пространственную сферу работать — синхронизировать виртуальных двойников всех мест и всех вещей с реальными местами и вещами, в то же время делая их видимыми для миллионов — потребуется отслеживать людей и вещи со степенью, которую можно назвать полным состоянием наблюдения. Зеркальный мир создаст так много данных, больших данных, из его легионов глаз и других датчиков, что мы и представить не можем его масштаб.

Но есть несколько способов принести пользу, и главный из них — это зеркальный мир. Мы можем представить, насколько это будет вредно для нас. Путь к цивилизации больших данных, на котором мы приобретем больше, чем потеряем, неопределенный, сложный и неочевидный.

Хорошие практики включают обязательную прозрачность и ответственность для любой стороны, которая касается данных; симметрию в потоке информации, чтобы и за наблюдателями наблюдали; и стабильность, чтобы создатели данных извлекали явные выгоды, включая денежные, из системы. Но у нас уже есть некоторый опыт, который может послужить основой для нашего подхода к зеркальному миру. Большие данные будут всюду. Мы определенно найдем способ обрабатывать все эти данные, поскольку зеркальный мир — не единственное место, где они будут накапливаться.

Во многих отношениях виртуальный и физический миры развивались параллельно, никогда не встречаясь. С самого появления Интернета цифровой мир рассматривался как бестелесное киберпространство — нематериальное царство, отделенное т физического мира, настолько непохожее на материальное существование, что это электронное пространство обзавелось собственными правилами. Кто не хотел бы сбежать в киберпространство, чтобы найти в нем лучшую версию самого себя? В виртуально мире можно найти ощущение бесконечной свободы, высвобождаемой отсоединением от физической формы: свободы от трения, гравитации, импульса и всех ньютоновых ограничений.

Информацию знаменитом фонтане на римской площади можно будет найти у этого самого фонтана в Риме. Зеркальный мир объединит эти две платформы так, что цифровые биты будут включены в материалы, состоящие из атомов. Возьмите полотенце из ванной комнаты и оно превратится в волшебную мантию. Для ремонта 30-метровой ветряной турбины, мы будем чинить ее виртуальную версию. Мы будем зависеть от того факта, что каждый объект содержит свои биты, как если бы у каждого атома был призрак, а у каждого призрака — физическая оболочка.

Но мы уже кое-что предвидим. Потребуется хотя бы десять лет, чтобы зеркальный мир начали использовать миллионы, и еще несколько десятилетий — чтобы в нем поселились миллиарды.

Он станет величайшим достижением человечества, создающим новые блага, новые социальные проблемы и бесчисленные возможности для миллиардов людей. В конечном счете этот смешанный мир станет размером с нашу планету.

Не забудьте подписаться на наш новостной канал, чтоб не пропустить развитие зеркального мира. Возможно, именно вы станете первым среди его первопроходцев.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть