Хабрахабр

Ретроспектива: с чего начиналась эра транзисторов и как развивалась стартап-культура в 1940-е и 1950-е

Это — продолжение ретроспективы о культуре стартапов. Первый материал приняли хорошо. Надеюсь, что и второй покажется интересным и будет обсуждение в комментариях.


На фото: Бардин, Шокли и Уолтер в Bell Labs, 1948 год | AT&T | PD

Всё это имело отношение к стартап-культуре, зародившейся ещё в 1930-е. Этот цикл статей я начал с обсуждения самого известного стартапа «из гаража» и первых технологических предпринимателей. Сейчас мы идем дальше и обсуждаем становление Кремниевой долины и начало эры транзисторов — контекст, в котором работали IT-стартапы того времени.

Без правительства всё-таки не обошлось

В 1930-е годы развитие Долины и экосистемы стартапов двигалось медленными темпами. Этот процесс не был каким-то образом упорядочен, а окружающий контекст только добавлял хаоса и растерянности. Ближе к концу десятилетия, когда в Калифорнии начали появляться первые технологические компании, штат всё ещё не мог справиться с «утечкой мозгов», и о создании хаба или центра ИТ-предпринимательства речь тогда не шла.

Технологические компании были вынуждены приостановить разработку собственных продуктов, чтобы помочь военным. Развитие замедлилось ещё больше с началом Второй мировой войны. Например, HP создавала радары и системы радиоэлектронного подавления.

На них сделали ставку в послевоенный период, когда решили ускорить рост индустрии высоких технологий. Опыт военного времени показал правительству США практические возможности IT-компаний того времени. Финансирование продолжили и в 1950-е.

Тогда инвестиции в технологии считались очень рискованными, а венчурных капиталистов в их современном виде ещё не существовало. Правительство могло позволить себе рискнуть — после войны в американской экономике начался подъём. Поэтому деньги на технологических предпринимателей удалось найти. Например, с помощью такой поддержки появилась компания Varian, которая в том или ином виде существует до сих пор (сейчас одна из компаний производит научное и медицинское оборудование).

0 На фото: клистро́н Varian V-260 | Erbade | CC BY-SA 3.

Пенсионные фонды не могли инвестировать в высокорисковые активы согласно законодательству, а среди богатых людей в технологиях разбирались немногие. До появления венчурного капитала других источников финансирования технологических компаний было не так много. Оставалось надеяться на то, что ситуацию изменит развитие сотрудничества с государством.

Он поощрял инвестиции в высокорисковые проекты. Тогда приняли акт о «частных компаниях, инвестирующих в малый бизнес» (SBIC). Это сработало.

К 1968-му SBIC-фонды владели 75% американского венчурного капитала.

Что привнёс стэнфордский «инкубатор»

Вторым важным фактором развития IT в Долине стал Стэнфордский университет. Ещё до войны инженер и преподаватель Фредерик Терман поставил перед собой задачу — решить вопрос с «утечкой мозгов», когда выпускники университета переезжали работать в другие штаты.

Он добился увеличения количества лабораторий, приглашения на работу известных учёных и создания программы поддержки изобретателей. В то время Стэнфорд ещё не был суперпрестижным университетом, и Терман решил превратить его в настоящий центр инноваций.


Фото Philip Odegard | CC BY-ND

Это сотрудничество помогло выпускникам Стэнфорда быстрее устраиваться на работу после университета, а компаниям — обмениваться опытом. Помимо этого в 1951 году был основан Стэнфордский индустриальный парк — университет сдавал землю в аренду высокотехнологичным компаниям. В результате Стэнфорд стал первым инкубатором в Кремниевой долине.

Как менялась культура управления

Ещё одна личность, оказавшая влияние на развитие Долины, это Уильям Шокли, лауреат Нобелевской премии и один из изобретателей транзистора. Он родился в области залива Сан-Франциско, прославился во время работы на Bell Labs в Нью-Йорке, но вернулся в Калифорнию, чтобы ухаживать за пожилой матерью. Там он и основал Shockley Semiconductor Laboratory.

Однако его стиль управления был слишком агрессивным и авторитарным. В новую компанию Шокли нанял молодых и талантливых выпускников. И сразу нашли финансирование для самостоятельного развития. Поэтому восемь талантливых инженеров ушли меньше чем через год. Шокли отошёл на второй план после того, как увлёкся идеями евгеники и был изгнан из научного сообщества. В 1957 году они основали Fairchild Semiconductor.

Он подавался в оппозицию к наследию Шокли. «Вероломная восьмёрка» его последователей смогла построить прибыльную компанию, предложив либеральный подход к управлению. По отзывам бывших сотрудников Fairchild, менеджеры общались со специалистами на равных и давали каждому возможность развить свои таланты в рамках компании.


На фото: Памятная доска на здании Fairchild | Hoenny | СС0

Именно он и Гордон Мур позже ушли из Fairchild и основали Intel. Позже Роберт Нойс изобрёл кремниевую интегральную схему. Это был 1968 год.

Промежуточные выводы

Apple и Microsoft часто принимают за прародителей современной стартап-культуры, но это не так. Своим существованием и «культурным наполнением» они обязаны стартапам из 1950-х и 1960-х, а ещё — экономическим реформам и поддержке от американского правительства.

Например, Homebrew Computer Club Стива Возняка проводил регулярные встречи в Стэнфорде. Во-вторых, многим современные технологические гиганты обязаны университетам того времени. Другие учебные заведения стремятся повторить модель инновационной инфраструктуры Стэнфорда — проводят мероприятия, поощряют студентов создавать стартапы.

Это позволило улучшить условия труда в сфере ИТ. В-третьих, подход Fairchild к ведению бизнеса ввёл в индустрию новые управленческие методики. На этом моменте я предлагаю остановиться подробнее уже в следующей статье из этого цикла. С другой стороны, Apple и их современники придумали одну важную вещь — они поняли, как сделать технологии модными.

Что еще я делаю на Хабре и за его пределами:

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть