Хабрахабр

Регистрация медизделий: сколько мышей пострадает в процессе

Можно сколько угодно говорить о том, что с медициной в России что-то не так, но защита потребителя у нас одна из лучших в мире. По сравнению с нашими европейские нормы по медицинским изделиям — это просто филькина грамота.

То есть, если вам встретилась мазь от морщин, а морщины она не убирает, можно пожаловаться в Роспотребнадзор. У нас в последние годы надо доказывать любой эффект. Если вам поплохело после того, как вы приняли какой-нибудь лечебный бальзам, тоже можно жаловаться. И где-то далеко на производстве послышится звук открываемой банки вазелина. И снова — чпок, к кому-то придут с проверкой.

Но давайте я просто расскажу подробно сколько вазелина, слез и соплей мы потратили на этот процесс.
Нас вся эта история ужесточения требований серьёзно коснулась пару лет назад, когда мы регистрировали Блефарогель.

4 круга ада

Основа для регистрации медицинских изделий — это постановление № 1416.

Для того чтобы пройти эту довольно сложную процедуру, нужно провести следующие испытания: Там описаны правила и порядок регистрации.

  1. Токсикологические (доказывающие, что изделие безопасно с точки зрения материалов и используемых в формуле веществ).
  2. Технические (доказывающие, что изделие по своим свойствам и техническим характеристикам соответствует требованиям ТУ и эксплуатационной документации производителя, а также то, что процесс производства будет единообразен и не надо будет проверять каждый отдельный элемент партии).
  3. Клинические (доказывающие эффективность и безопасность решения медицинской задачи).
  4. И экспертизу качества, эффективности и безопасности, где комиссия собирает все данные по изделию в одну кучу и принимает решение о возможности его регистрации и выпуске на рынок.

Важный момент: по закону медицинское изделие не может лечить. То есть если оно оказывает лечебный эффект, то это лекарство, совершенно другая категория. Медизделие может быть чем-то вспомогательным в процессе. Например, если регистрируется тонометр, надо доказать, что он измеряет давление, что рукав в местах соприкосновения с кожей не вызовет аллергию или разные дерматиты, что давление будет измеряться с заданным допуском в течение всего срока эксплуатации прибора. В случае с какой-нибудь уткой надо доказывать её гипоаллергенность и безопасность для пациента. В случае с нашими гелями главное — пройти Росздравнадзор, в том числе токсикологию.

Сегодня надо начать с аналитики компонентов и их взаимодействия. Раньше с токсикологией было относительно просто. Раньше проверили бы только гель, а сейчас по новым стандартам — гель и упаковку (флакон с крышкой) всех используемых фасовок и цветовой гаммы, а также их взаимодействие. Что важно, касается это не только самого изделия, но и упаковки. Сделано это для того, чтобы вещества флакона не меняли свойства геля, мигрируя в его состав.

Сначала нужно провести литобзор, то есть найти информацию в виде статей и отзывов на зарегистрированные аналоги, доказывающую их эффективность и безопасность, найти практику по действующим веществам и доказать, что они в смеси безопасны.

Напомню, что у нас не лекарство, а медизделие. Почему первый этап по литобзору? Чаще всего. Там не требуется испытывать новую формулу.

Выглядит это так: ссылаемся на статьи для экспертизы, то есть находим в архивах журналы, нотариально заверяем скриншоты и копии, чтобы комиссия потом сама не искала.

То есть мы должны найти публикации (или взять уже когда-то зарегистрированный ближайший аналог и проверить, как он решает эту задачу). Затем нужны отзывы из клинической практики по зарегистрированным аналогам. На основании собранной информации о зарегистрированных аналогах оформляется акт оценки результатов клинических испытаний медицинских изделий.

Далее с пакетом документов, подтверждающих проведение всех этапов, указанных выше, а также с другими дополнительными документами на медицинское изделие направляемся в Росздравнадзор для регистрации.

Как проходит процесс

Сначала подаётся заявление и досье на будущее изделие в Росздравнадзор. В заявлении описывается назначение, класс риска, область применения и другая информация о медицинском изделии, а также данные о производителе. Кроме заявления, прикладывается комплект документов: протоколы, акты обо всех проведённых испытаниях, техническая документация (ТУ), эксплуатационная документация (инструкция по применению, этикетки), фотографические изображения, отчёт об анализе рисков, сведения о нормативной документации, акт квалификационных испытаний, а также договоры аренды и другие документы производителя.

Потом сдать в одну из лабораторий с государственной аккредитацией токсикологию. То есть на момент подачи заявления надо закончить все внутренние тесты (у нас внутри производства в собственной лаборатории они делаются жёстче, чем в гослабораториях, потому что это элементарно выгоднее — заходить с первого раза и не сталкиваться с отзывами партий потом в процессе продаж).

На токсикологии были мыши. В нашем случае, например, Блефарогель (средство для гигиены век при профилактике синдрома сухого глаза) — это гель, который наносится на веки и кожу лица. И следили за мышкой. Что с ними точно делали, не знаю, но предполагаю, что выбривали два участка на каждом животном, один мазали гелем, второй оставляли или мазали чем-то нейтральным. (Ладно, почти не пихали — дело в том, что в паспорте безопасности [или MSDS — material safety data sheet] пропиленгликоля есть данные по смертельной дозе при приёме перорально. Внутрь мыши, к счастью, не пихали. И ведь как-то они эту дозу устанавливали…) Но вернёмся к более удачливым мышиным товаркам, которых просто мажут. Его надо 4 грамма на мышь [её физически разрывает при этом, скорее всего]. Затем их мажут этой водой из флаконов, чтобы проверить, что пластик со временем не выпускает что-то опасное. У них есть соседки, которым достались чистые флаконы от средства, в которые наливают воду и отстаивают. Или нет: точная методика производителям не раскрывается, есть высокая вероятность, что эту воду из флакона просто химически анализируют и уже при подозрениях заносят внутрикожно.

В целом их там не мучают (по крайней мере, мы заходим уже с готовым исследованием на себе). Мышек нам жалко, но подход такой: если бы не наши тесты, они бы вообще не родились. И мы подозреваем, что в конце исследований мышка не утилизируется окончательно, а отправляется на реабилитацию перед новыми тестами. Ещё мы знаем, что лаборанты испытывают к мышкам тёплые чувства, сравнимые с любовью деревенского жителя к курице. Но это только теория: если здесь есть кто-то, кто может рассказать про их судьбу, то было бы замечательно.

Конкретно — написать ТУ (нормативный документ на медицинское изделие, устанавливающий технические требования) и доказать, что медицинское изделие ему соответствует. К этой же заявке надо приложить технические исследования. Потом там же проверяется стабильность серийных образцов и соответствие их «досье» изделия: цвет, запах, электропроводность, ослабление УЗ-сигнала и так далее — всё то, что указано. Эксперты согласовывают наши условия. Тот же наш Медиагель имеет разную вязкость: это одно удостоверение регистрации, но три набора испытаний — для средней вязкости, более жидкого и более плотного геля. На этой стадии часто требуют переформулировать то или иное слово в описании изделия.

Всего один раз за всю практику был случай, когда мы приблизились к допустимым границам теста, обычно идём ровно по центру допусков между границами. Такие же регулярные проверки на соответствие ТУ мы проводим на собственном производстве.

У нас у гелей для УЗИ, например, длительность контакта с кожей до одного часа — это первый класс. Класс риска изделия определяется по его назначению, способу применения, длительности применения, инвазивности и другим критериям. А во второй класс, например, попадают гинекологические зеркала, разные вещи для новорождённых.

Первый класс — клинические испытания можно делать сразу. Есть разница в клинических испытаниях. До клинических испытаний команда разработки имеет право испытывать только на себе. Второй класс и выше — клиника только после официального разрешения Росздравнадзора. Цель беты — понять возможные побочные эффекты и разные интересные случаи вроде «на фоне приёма других лекарств». Цель — убедиться в основном эффекте. Клинические испытания начинаются тогда, когда в теории доказана безопасность медизделия.

Отмечу, что если речь не про медизделие, а про косметику, то исследования ведутся на добровольцах в клиниках, имеющих аккредитацию на научные исследования такого типа.

По большинству наших гелей вся клиническая практика была получена ещё до ужесточения требований, поэтому сложностей никаких не было. На практике так: комиссия заканчивает анализ документов (за исключением медизделий 1-го класса риска применения и медизделий для диагностики in vitro), затем присылают письмо и дают 50 рабочих дней на то, чтобы провести клинические исследования и предоставить им результаты. Если Блефарогель-1 — это «чтобы глаза не болели, пока я сижу за компьютером», Блефарогель-2 — «чтобы не было воспаления от клеща и ему нечего было есть на веках», то Блефарогель Форте будет «геноцид клещей любой ценой». Но вот сейчас у нас целевой заказ от офтальмологов на новый Блефарогель Форте — это как Блефарогель-2 с соединениями серы для демодекса, только для запущенных случаев. Поскольку это делается по запросу врачей, которые только предвидят, что им нужно такое средство. В смысле, что мы сознательно повышаем опасность аллергии, увеличивая долю действующих веществ, но рекомбинируем формулу так, чтобы помогло в особо сложных случаях.

Конец эпопеи

Дальше проверяется полнота документов в Росздравнадзоре: выделяется консультант-исполнитель, который просто проверяет пакет. Документы сканируют и отправляют в экспертную организацию в ведомстве Росздравнадзора. В результате в Росздраве документально оформляется заключение на основе совокупности всех документов. Делает его экспертная группа. Если всё хорошо и документы друг другу соответствуют, то дальше дают разрешение на госрегистрацию.

Заменить букву на этикетке либо заменить значок автоматически означает, что надо проходить перерегистрацию. С этого момента ничего трогать нельзя вообще. Это значит проведение перерегистрации. Нас попросили как-то поменять этикетку Медиагеля-с на русско-английскую. Полгода ушло на то, чтобы внести английский текст.

Это значит, что несколько раз вы можете подать документы по одной и той же схеме, а потом окажется, что будет нужна новая бумажка. Поскольку процесс экспертный, то во многом он связан с конкретными толкованиями довольно сложных норм. Старая госрегистрация при этом остаётся и никуда не девается, но мы теряем деньги на испытания и платим большую госпошлину даже за регистрацию и внесение изменений. В целом это некая случайность: могут завернуть на каждой переподаче. И ещё тратим государственных мышей.

Когда будет приказ, изделие попадёт в реестр, то есть на сайт, на котором аптеки смотрят, что есть что. Дальше надо ждать приказа на бумаге. Аптека не берёт изделия, которых нет в РУ Минздрава, если это не косметика, конечно. Только с этого момента можно что-то делать.

Без номера Минздрава не можем не только продавать, но даже производить в России. Только в этот момент можно начинать производство.

Из опыта: очень важно иметь развитую лабораторию контроля качества, потому что любая жалоба означает тщательную проверку на производстве (комиссии, судя по поведению, нельзя возвращаться без отчёта о хоть каких-то нарушениях) и остановку отгрузок. Всё, начиная с этого момента мы делаем медизделие серийно. Я имею в виду, что 10 добровольцев из норматива — это мало, а вот 100 добровольцев — это уже более-менее репрезентативная выборка. В этом плане мы предпочитаем проводить приёмо-сдаточные и периодические испытания самостоятельно и исследования на малых выборках перекрывать своими собственными. В долговременной перспективе более масштабные исследования всегда окупаются, и для меня большая загадка, почему так не всегда делают другие производители.

Эту часть исследований ни в коем случае нельзя делать где-то близко от производства или исследовательских лабораторий, поэтому челлендж-тесты выносятся наружу. В следующем посте я постараюсь рассказать про ещё один важный этап исследований — челлендж-тест: это когда образцы специально загрязняются патогенными бактериями.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть