Хабрахабр

Пятница. Бредни программиста 4.1

Привет, Хабр! Продолжаю выкладывать свои бредовые мысли. Спасибо всем за поддержку. Спасибо за участие в прошлом голосовании. Победила история “Про девушку HR, жизнь, смерть, и качество ПО”. Прошу прощения у тех, кто проголосовал по-другому. Надеюсь, вам сегодняшний пост тоже понравится. Рассказ называется “Город мастеров”.

Город мастеров

Небольшой самолет местного аэроклуба стартовал с загородного аэродрома и стал набирать высоту. Я сидел на скамейке и разглядывал спортсменов-парашютистов, попавших со мной в один заход. Прямо напротив меня сидела девушка со светлыми вьющимися волосами до плеч.
Рядом сидели два парня в одинаковых красных костюмах, чуть дальше крашенная брюнетка с короткой стрижкой, а в самом конце мужчина неопределенного возраста с густой, местами седой, бородой.

Зачем такие девушки занимаются парашютным спортом? Я посмотрел на сидящую напротив блондинку. Любят высоту, свободное падение, тихий полет под куполом… Хотя, если бы я был блондинкой с такими внешними данными, я бы наверное занимался чем-нибудь поинтереснее. Наверное, затем же, за чем и я. И с моей жизнью было все ясно. Но я не блондинка – я программист в одной из компьютерных фирм, каких десятки в нашем областном центре. Она катилась в никуда.

Я не буду рассказывать, как это получилось. Дело в том, что я задолжал большую сумму денег. Теперь мне, как минимум, пять лет отдавать огромную часть моей не слишком большой зарплаты. Существуют десятки способов, и один из них я испробовал на себе. Единственное, с чем я не смог расстаться – это прыжки с парашютом, а точнее один прыжок в месяц. Все свои расходы я урезал до минимума. Мне было совсем и совсем невесело. Это все, что я теперь мог себе позволить. Временами я думал, что было бы наверное лучше, чтобы купол когда-нибудь не раскрылся…

* * *

Прозвенел звонок и вспыхнул фонарь. Пора вылезать. Группа по одному стала выкидываться из бокового люка. Выдержав положенную паузу, я прыгнул вниз. Воздух ударил в лицо, и я, раскрыв руки, полетел вниз. Свобода! Можно кувыркаться, парить, летать, как истребитель, используя руки вместо крыльев. Через некоторое время я дернул за кольцо и надо мной раскрылся купол. У меня был собственный парашют, белый, с яркой красной полосой посередине. Перед прыжком я его складывал самостоятельно и тщательно проверял каждую складку. Я был в нем уверен, как в самом себе, и был еще вполне жив.

С третьей попытки мне удалось погасить купол. Короткие секунды полета пролетели как миг, и вот я уже на земле. Вместо того, чтобы складывать парашют, я сел на траву, положил голову на колени и стал думать о своей непутевой жизни… Прощай небо еще на месяц… Мне, вдруг, стало тоскливо.

* * *

— Приятель, ты как, в порядке? — кто-то тронул меня за плечо. Оглянувшись, я увидел того мужика с бородой, того кто сидел с краю лавки в самолете. Он уже собрал свой парашют и подошел ко мне.
— Вижу, ты не шевелишься. Может, сломал чего?
— Нет, со мной все в порядке… хотя…, как в порядке, — плохо у меня все…
Неожиданно я почувствовал доверие к этому человеку. И, кроме того, мне требовалось кому-нибудь все рассказать. И я рассказал.

* * *

— Так ты программист? – спросил бородатый и внимательно поглядел на меня, — Знаешь, а я могу тебе помочь. Нам требуется программист.
— Вы не понимаете, работа у меня есть. Дело не в этом…
— Это ты не понимаешь. Я предлагаю тебе РАБОТУ… За нее тебе будут платить ДЕНЬГИ.
Бородатый назвал сумму, от которой у меня под шлемом зашевелились волосы. Выходило, что свой долг я смогу отдать меньше чем за год.
— Вы что-то запрещенное переправляете через границу? – недоуменно спросил я.
— Нет! Что ты! – бородатый засмеялся. Мы делаем оборудование. Очень дорогое и очень важное, от которого зависит жизнь многих людей. И за это нам платят серьезные деньги. Но нужно работать очень качественно. Сам понимаешь, дело есть дело!
Немного подумав, я согласился прийти на собеседование.
— Подходи в среду. Вот адрес. Спросишь на вахте фирму ООО «Город мастеров», меня зовут Андрей — мужик пожал мне руку и отправился к выходу с поля.

О такой фирме я не слышал. Город мастеров? Настроение улучшилось, и я стал собирать парашют. Может, действительно, выкарабкаюсь из своих проблем.

* * *

Здание, указанное в адресе, я нашел довольно быстро. Через минуту я уже входил в просторный офис. Едва успев войти, я тут же наткнулся на бородатого Андрея.
— Ага, пришел. Познакомлю тебя с нашим менеджером по персоналу.

Я оглянулся вокруг и увидел двух парней, которые так же были в самолете. Мы прошли в угол зала, и за столом я увидел… ту самую блондинку, которая сидела напротив меня в самолете. Я недоуменно посмотрел на Андрея…
— У вас что, все занимаются парашютным спортом?
Андрей почесал бороду,
— М-да. Напротив них за компьютером сидела стриженая брюнетка, которую я тоже узнал. Фирма оплачивает.
— Правда? В общем-то это как бы сказать… часть корпоративной культуры. – такого я совсем не ожидал. Мне будут оплачивать еженедельные прыжки? Вот Аня, наша менеджер по персоналу тебе объяснит все подробнее. Даже не зная всех остальных условий, я уже внутренне был согласен перейти в фирму.
— Да, тебе будут оплачивать и прыжки, и еще многое другое. Извиняюсь, у меня дела, — Андрей ушел.

Добро пожаловать в фирму «Город мастеров». Девушка со светлыми вьющимися волосами улыбнулась и сказала:
— Здравствуй, Коля. Давай сначала заполним небольшую анкету…

* * *

Через неделю я уже трудился на новой работе. Я должен был разрабатывать драйвера к микропроцессорным контроллерам. Мне дали два месяца испытательного срока, после которого нужно будет пройти аттестацию. Я старательно изучал все, что представляло интерес.

Он тоже был программистом. Мне помогал один из парней, которого я встретил в самолете. Меня очень удивило, что код, который он писал, был предельно прост, понятен, и проходил тестирование практически без сбоев. Он показал мне, как принято оформлять код, писать комментарии, делать скрипты для сборки окончательных версий.

Все, что разрабатывалось, проходило тестирование практически с первого раза. То же самое относилось и к аппаратной части. Как они такого сумели добиться, было загадкой, потому что никакой службы качества, отделов технического контроля и прочих, необходимых по моим представлениям, подразделений я не заметил. Похоже, им действительно удалось воплотить в жизнь принцип нулевых дефектов.

* * *

По субботам мы ездили на аэродром и прыгали с парашютом. Я радовался как маленький ребенок. Я был наедине с небом… и с Аней. Аня прыгала в одной группе со мной. Она мне нравилась. Нравился ли я ей, было для меня загадкой. При встрече она мне улыбалась. Когда я шутил, она смеялась. Несколько раз я замечал, как она смотрит на меня, но значило ли это что-нибудь, я не понимал. Пару раз мы случайно сталкивались лицом к лицу в коридорах, я смущенно извинялся, а она смеялась и хлопала меня по плечу.

Я боялся, что она просто засмеется, хлопнет меня по плечу, и скажет, чтобы я не забивал себе голову всякой ерундой. Я много раз хотел с ней поговорить, но так и не смог решиться.

* * *

Настал срок аттестации. Я пришел на свое рабочее место. Все вокруг знали, что у меня экзамен, вежливо здоровались и желали удачи. Ко мне подошел бородатый Андрей и выдал задание в конверте.
— Вот, это нужно выполнить.
— А когда я узнаю результаты?
— Узнаешь, после того как сделаешь… Приступай.
Я сел за компьютер и открыл конверт. В задании было много вопросов, касающихся работы, а в конце практическое задание. Я сосредоточенно вчитывался в текст. Когда я уже готов был отвечать на вопросы, я почувствовал чье-то присутствие. Даже не оборачиваясь, я понял, что это Аня. Почувствовал ее волосы у себя на плече и тонкий аромат духов. Она склонилась к самому моему уху и сказала едва слышным шепотом:
— Коля, я желаю тебе удачи. Я хочу, чтобы ты успешно прошел аттестацию и … работал вместе со мной. Я правда этого хочу. Будь внимательней. У тебя все получится.
Она ушла также незаметно, как и появилась. В голове все перепуталось. «Я пройду эту аттестацию, чего бы мне это не стоило», — сказал я сам себе и, пытаясь сосредоточиться, углубился в задание.

* * *

Аттестация была в четверг, а в субботу мы как всегда своей группой отправились на аэродром. Ожидая взлета, мы пристроились на небольшой скамейке внутри ангара.

Что-то в его голосе мне показалось нехорошим, — Покажи-ка свой парашют, — вдруг сказал он.
Я подал ему свой рюкзак.
— М-да, хорошая модель. Собрались точно тем же составом, как в тот день, когда я познакомился с Андреем.
— Андрей, а как же аттестация, я прошел ее или нет?
— Узнаешь, и даже быстрее, чем думаешь, — загадочно ответил Андрей. Сбоку на ранце под пластиковой пленкой была всунута бумага. Жаль, что сегодня она тебе не понадобится…
— Как не понадобится…, — я недоуменно смотрел на Андрея, — я сегодня не буду прыгать?
— Будешь, но вот с этим, — Андрей передал мне парашютный ранец. 08. На ней было написано: «Город мастеров, аттестация, Николай Уваров, 28. Ниже виднелась подпись и печать. 2018».

Посмотрел на ребят из группы. Я почувствовал неладное. Компетентные товарищи…. Они молчали, делая вид, что все в порядке вещей.
— А кто его складывал?
— Кто надо, тот и складывал…. Но ведь ты же все сделал правильно? — сказал Андрей, — если аттестация пройдена – парашют раскроется, а если нет, то… всякое бывает. Так чего тебе бояться?

— я в рассеянности сел на лавку. — Люди… вы чего это чего… Вы это серьезно?

Если архитектор делал мост, то его ставили под мостом и пускали по нему груженые обозы. — Послушай, — включилась в разговор Аня, — в средние века, если мастер делал кольчугу, то для проверки ее надевали на самого мастера и рубили его мечами. Поэтому кольчуги держали удар, веревки не рвались, а некоторые мосты стоят до сих пор. Если ремесленник делал веревку, то его на ней подвешивали над пропастью. И простоят еще не одну сотню лет… Мы делаем оборудование, от которого зависит жизнь людей, а за жизнь можно заплатить только жизнью – другой цены быть не может.
— Но…, — я пытался найти доводы, мысли путались.

Нам необходимо быть уверенными и в тебе. Продолжил Андрей:
— Мы все прошли аттестацию, и теперь уверены друг в друге. А после ты будешь парашют брать там же, где и мы.

Все, кроме меня, всегда брали парашюты из общей кучи. Только теперь я заметил то, чему до этого не придавал никакого значения. Я начал догадываться и мне сделалось жутко…
— Так значит…
— Да. Парашюты ничем друг от друга не отличались, и на них не было никаких пометок. Как это происходит неважно. Если по вине нашего оборудования гибнет человек, то один из парашютов в этой куче оказывается муляжом. А мы, в свою очередь, не знаем, есть среди парашютов муляж или нет. По отдельности никто не знает смысла и целей всего процесса. Мы всегда работаем с полной отдачей и стараемся не делать ошибок. Да нам собственно это и не интересно. Вот такая у нас… система качества. Это все что мы можем сделать.

Ты можешь отказаться, но тогда ты будешь уволен, а главное – ты будешь уже до конца своих дней считать себя не мастером, а трусливым дилетантом…
Я посмотрел на ребят, с которыми проработал более двух месяцев. — Решай. Прыгал с парашютом, который складывал сам, а они не знали, останутся в живых или нет. Как я был глуп. И при этом могли шутить, смеяться, работать и жить.

Взгляд остановился на Ане. Я рассеянно посмотрел вокруг. Я почувствовал, что если я откажусь, то именно презрение появится в ее глазах. Самое худшее, это увидеть презрение в глазах того, кто тебе небезразличен. Он показался мне намного тяжелее обычного. Я ничего не сказал и взвалил на себя парашют с биркой.

* * *

Самолет достиг зоны выброса и ребята, один за другим, исчезли в открытом люке. Остались только Аня и я. Она подошла к люку:
— Коля!..
Я подошел. Без лишних слов она поцеловала меня так, что у меня перехватило дыхание.
— Аня… Ты что делаешь?
— Я менеджер по работе с персоналом. Вот я и работаю с персоналом… как умею. Думаешь кто-нибудь из них решился бы пройти аттестацию… Ведь вы, мужчины, не можете просто существовать. Вам подавай красивую идею… или красивую женщину, в крайнем случае, — Аня усмехнулась, — ладно прощай Коля. Может, увидимся еще. По крайней мере мне бы этого очень хотелось.

Потоки воздуха растрепали ее волосы. Аня встала напротив люка. Я почти кричал, чтобы она услышала:
— Ты не веришь, что я пройду аттестацию? Светлые пряди бились в бешеных порывах ветра. Я готов подписаться под каждой строчкой своего кода. Я все сделал правильно. Ты не уверена, что я останусь в живых?
— Я не уверена, что останусь в живых я, — сказала Аня, кивнув на свой парашют, и выпрыгнула из самолета.

Ветер раздувал комбинезон. Я со злостью выглянул наружу. Подо мной один за другим стали раскрываться купола. «Ну ладно, я вам покажу вашу хренову аттестацию», — подумал я и резко прыгнул вниз. Я взялся за кольцо, но дернуть его все еще не решался. Краем глаза я заметил, что раскрылся парашют Ани. Сердце стучало, как молот. Страх сковал меня полностью. В ушах от избытка адреналина пронзительно зазвенело… От ужаса я закричал.

* * *

…В холодом поту я вскочил с кровати. На столе верещал будильник. Надо же, приснится такое. Я побрел в ванную, а оттуда на кухню. На кухне уже хозяйничала мама, а на столе лежал мой привычный омлет.
— Мам, а помнишь я после того, как окончил школу, хотел записаться в парашютную секцию…
— Ты что, сынок, это же опасно. Я неделю назад в газете читала, один снова разбился насмерть, а ведь он такой же как и ты, программист… Нет, давай лучше ешь как следует. Тебе уже с работы звонили. Сказали, чтоб ты сегодня был, как штык. Обнаружилась куча дефектов… или, не знаю чего вы там делаете…
Я оделся, собрал вещи и вышел из подъезда. Вдогонку, с балкона мама мне крикнула:
— Счастливо поработать… Не забудь два важных правила, которым я учила тебя с детства: не бери много денег в долг, и не связывайся с красивыми девушками.
— Хорошо мама, — сказал я, и отправился на остановку ждать автобуса.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть