Hi-Tech

Придумать популярную игру, но не заработать на ней: история «Тетриса» и его изобретателя

Права на головоломку Алексея Пажитнова десять лет принадлежали советскому правительству, а за рубежом её без лицензии продавали иностранные предприниматели.

В закладки

Одна из первых обложек игры The Digital Antiquarian

Бизнес-план из детского хобби

Он изучал искусственный интеллект и распознавание компьютером человеческой речи. Алексей Пажитнов работал в Вычислительном центре Академии наук СССР. Иногда Пажитнов ночевал на работе и, чтобы отдохнуть, экспериментировал с созданием головоломок, которыми увлекался ещё с детства.

Алексей Пажитнов The Digital Antiquarian

Дэвид Шефф в книге «Game Over. Вдохновение приходило к нему в неожиданные моменты. Так ему пришла мысль о фигурках, которые могли бы быстро менять свой цвет или форму. Как Nintendo завоевала мир» рассказывает, как Пажитнов гулял по океанариуму и был заворожён камбалой, которая, оказавшись рядом с водорослями, моментально меняла цвет с коричневого на зелёный.

Смысл головоломки в том, чтобы сложить вместе несколько плоских фигурок, каждая из которых состоит из пяти одинаковых квадратов. Идея «Тетриса» родилась, когда Пажитнов наткнулся на детскую настольную игру «Пентамино».

Игра «Пентамино»

Такие фигурки он назвал «тетрамино», от греческого «тетра» — «четыре». Программист начал экспериментировать, решив создать её компьютерную версию, но остановился на более простом варианте, где элементы были сложены из четырёх квадратов. Пажитнов добавил к этому слову название своего любимого вида спорта, тенниса, и получил «Тетрис».

Поэтому элементы игры состояли из пробелов, ограниченных с двух сторон скобками. Первый «Тетрис» был написан для советского микрокомпьютера «Электроника-60», на котором Пажитнов работал в Вычислительном центре. Усовершенствовать игру Пажитнову помогли коллеги. Ни цвета, ни музыки тоже не было.

Одна из первых версий «Тетриса» на компьютере «Электроника-60» The Digital Antiquarian

В школе он выделялся среди сверстников: знал языки программирования Basic и Pascal, умел взламывать защиту компьютера и запускать вирусы. Цветную версию «Тетриса» написал программист Вадим Герасимов.

Там его заметил коллега Пажитнова Дмитрий Павловский и пригласил вместе поработать над «Тетрисом». Мальчику было 16 лет, когда учитель информатики привёл его в Вычислительный центр Академии наук, чтобы потренироваться в программировании.

«Когда я делал “Тетрис”, меня даже не могло взять на работу ни одно государственное учреждение, мне было слишком мало лет. Герасимов самостоятельно разобрался с операционной системой MS DOS и переписал головоломку для компьютера IBM. Я делал это просто ради удовольствия», — рассказывал программист.

Вместе Пажитнов, Павловский и Герасимов изменили игру: маленькие «тетрамино» стали разноцветными, появилась табличка с подсчётом баллов.

Игра начала набирать популярность в московском кругу компьютерщиков, и у Пажитнова, Павловского и Герасимова появился первый бизнес-проект. Первые копии «Тетриса» были бесплатными, их раздавали на дискетах сотрудникам центра.

За пару месяцев они разработали несколько игр в цвете, с графикой и звуком и представили некоторые коллегам по центру. Программисты планировали собрать около десятка игр для ПК, включая «Тетрис», в одну систему, которую они назвали «компьютерным луна-парком».

Цветной «Тетрис» Владимира Герасимова The Digital Antiquarian

Чтобы дать жизнь хотя бы «Тетрису», Пажитнов отдал права на него компании «Электроноргтехника» («Элорг»). Единственная проблема состояла в том, чтоб продать разработку, ведь заниматься частным предпринимательством в СССР запрещали.

Все соглашения с партнёрами и планы по продаже игры проходили через неё. Она обладала монополией на импорт и экспорт электронного оборудования и программного обеспечения в СССР.

За границу без разрешения

Он восхищался «Тетрисом» и отправил пробник игры в Институт компьютерных исследований в Будапеште. Попасть за границу русской головоломке помог научный руководитель Вычислительного центра Виктор Брябрин. В то время там с визитом был Роберт Стейн, глава британской компании Andromeda, издававшей игры.

«Я не был любителем игр, но если мне понравилась эта игра, видимо, это очень хорошая игра», — вспоминал Стейн. Среди программ он заметил «Тетрис», адаптированный венгерскими специалистами для компьютеров фирм Commodore и Apple, сел поиграть и с трудом остановился.

А начать продажи Стейн хотел как можно скорее. Предприниматель захотел купить лицензию на «Тетрис», однако нужно было вести переговоры с СССР.

Он приобрёл лицензию на версии для Commodore и Apple у венгерской стороны и начал продавать игру американским издателям без лицензии на оригинал. Глава Andromeda нашёл выход, который, по его мнению, позволял и быстро заработать, и соблюсти приличия.

Предприниматель был уверен, что он сможет легко уговорить советских разработчиков, тем более если они узнают, что к их игре уже проявили интерес иностранные компании.

Прямого доступа к телексу у программиста не было. Пажитнов не знал английского языка. К тому времени Стейн, всё ещё не имея прав на оригинал «Тетриса», уже продал лицензию разработчику игр Spectrum Holobyte, дочерней компании британского издателя игр Mirrorsoft. Телеграмму с согласием заключить сделку он смог отправить только спустя несколько недель, пройдя через переводчика и многочисленных начальников Вычислительного центра.

Соглашение, которое Стейн предложил заключить советским партнёрам, звучало ещё выгоднее: аванс в виде $10 тысяч и 75% от общей суммы продаж «Тетриса». За это он получил аванс в виде 3000 фунтов стерлингов и компенсацию за пользование правами от 7,5 до 15% суммы продаж.

Стейн попытался получить расположение Пажитнова, заявив, что в Британии главным в сделке считают разработчика игры и его пожелания, однако программист встретил эти слова с подозрением. Переговоры о продаже прав на игру взяло на себя подразделение Академии наук, занимавшееся лицензиями, «Лицензнаука».

В СССР осторожничали, просили гарантий и ужесточали условия сделки: требовали аванса в $25 тысяч и 80% прибыли. Для него, как и для всей «Лицензнауки», подобные сделки были новым опытом. После долгих споров Стейн уехал, так и не заключив контракт.

Её упаковали в красную коробку, поместили на обложку собор Василия Блаженного, букву «с» стилизовали под серп и молот. В США «Тетрис» рекламировали как первую игру из-за «железного занавеса». Ещё в «Тетрис» добавили музыку — мелодию песни «Коробейники» на стихи Николая Некрасова.

Реклама «Тетриса» в одной из американских газет The Digital Antiquarian

Один из сотрудников офиса Mirrorsoft, после того как «Тетрис» запретили на всех компьютерах в этой компании, писал: «Не так много игр захватывают настолько, что играешь в них даже во сне, и “Тетрис” — одна из них, по крайней мере для меня. Игра получала положительные рецензии. Более высокую оценку я дать не могу». Всю ночь мне снились фигурки из игры, я не выспался и решил не играть в эту игру хотя бы двое суток.

Mirrorsoft и Spectrum Holobyte начали выпускать игру для ПК в Европе и США, не зная о том, что Стейн всё ещё посылает в Москву письма с просьбами «встретиться где угодно и с кем угодно» для заключения сделки.

Алексей Пажитнов тем временем работал над другим проектом, обучающей программой «Биограф», и решил посоветоваться насчёт её продажи с представителями «Элорга».

Однако представители компании заявили, что о продаже прав на головоломку слышат впервые. В разговоре программист упомянул, с какими трудностями столкнулся при лицензировании «Тетриса». По их мнению, «Лицензнаука» не должна была вести переговоры и брать на себя ответственность за заключение соглашений.

Логотип компании «Электроноргтехника» The Digital Antiquarian

Телеграмму об этом из «Элорга» послали Стейну, сообщив, что теперь все переговоры будет вести только сама обладающая правами компания. Сделка отменяется. Он отправил телеграмму, написав, что согласен заключить сделку, и эту фразу западный партнёр истолковал так, как ему было выгоднее. Виноватым, по мнению «Элорга», оказался сам Пажитнов.

В «Элорге» выслушали угрозы, продолжили придираться к деталям соглашения и в конечном счёте заключили сделку. Стейн угрожал советской стороне скандалом, не стесняясь говорить о продаже прав на игру зарубежным компаниям и шантажируя расположением мирового компьютерного сообщества. Стейн получил права на «Тетрис» для различных типов ПК.

Помощь от Nintendo

Прав на производство картриджей с «Тетрисом» для таких устройств у Стейна не было, но он пообещал получить их, и Mirrorsoft продала Atari Games лицензию на издание игры в Японии. Издатели игр заинтересовались домашними приставками и переносными системами.

С момента заключения сделки прошло уже полгода, но Стейн сослался на проблемы с транзакциями, согласился оплачивать пятипроцентный штраф за просрочку платежей и всё равно не выслал чеков. Предприниматель снова начал переписку с Москвой, но «Элорг» волновало другое: компании так и не заплатили.

Там было продано 2 млн экземпляров головоломки. Пока тянулись переговоры Стейна с «Элоргом», «тетрисомания» перекинулась на Японию. В Японии Mirrorsoft и Spectrum Holobyte продали версию игры для ПК, а также для приставок владельцу компании Blue Planet Software Хенку Роджерсу.

Президент Nintendo лично попросил Роджерса получить права на переносные игровые системы, пообещав позже купить их у него. В это время Nintendo готовилась представить на рынке свою последнюю разработку — Game Boy, и ей нужна была игра, которая будет продаваться.

Игровая консоль Nintendo Game Boy

Тогда Роджерс отправился в Москву сам. Когда Хенк Роджерс отправил факс Стейну с просьбой о продаже лицензии на переносные системы, тот всё ещё спорил с партнёрами из СССР о гонорарах.

По словам Пажитнова, с Роджерсом легко договорились, потому что он не просил никаких гарантий и не давал пустых обещаний. В первый же день он заключил соглашение о покупке прав на переносные системы. Но когда предприниматель, желая похвастаться своим бизнесом, достал из портфеля картридж «Тетриса» для видеоигровой системы Nintendo Famicom, беседа изменила направление.

Они произведены по лицензии на видеоигровые системы, которую Стейн так и не купил у «Элорга». Роджерс узнал, что все 130 тысяч картриджей, которые уже были проданы в Японии, на самом деле пиратские. Роджерс сразу же выписал чек на частичную оплату всех проданных картриджей и пообещал привлечь партнёра, который не только обеспечит крупное разбирательство, но и поможет разработчикам заработать на нём.

Крупное разбирательство началось с компанией Atari Games, которая пыталась доказать, что Famicom — это не игровая консоль, а маленький ПК, на которые у компании есть официальная лицензия. Этим партнёром была Nintendo.

Однако Nintendo предоставила официальный контракт русских со Стейном, в котором под «компьютером» понимали именно компьютер с клавиатурой, монитором и дисководом, работающий на обычном процессорном блоке, а не на микропроцессоре, который умещается на одном чипе.

Алексей Пажитнов и Хенк Роджерс на встрече в Москве The Digital Antiquarian

В компании считали, что их версия лучше оригинала: в японском варианте головоломки можно было играть вдвоём. По результатам суда Atari Games пришлось остановить производство картриджей с «Тетрисом» и отправить все имеющиеся экземпляры на склад.

Забракованные картриджи стали раритетом, позже коллекционеры покупали их по $150 за штуку. Сделать модификацию игры для двух пользователей хотел и Пажитнов, но он не успел развить эту идею. Их до сих пор можно найти на eBay примерно за ту же цену.

Обложка пиратского картриджа Tetris Atari Games The Digital Antiquarian

После долгих переговоров, судов, встреч и поправок в контрактах Стейн остался с лицензией для ПК и игровых автоматов стоимостью $150 тысяч, однако постепенно советская сторона стала лишать его всех связей с игрой, ссылаясь на неуплату компенсации за пользование правами. Череда сделок и соглашений завершилась в пользу Хенка Роджерса и «Элорга».

Предприниматель признался, что за всё это время заработал на игре около $200 тысяч, хотя мог бы миллионы. В 1990 году у Стейна отозвали все права на «Тетрис». «Элорг» и Nintendo остались с лицензией на переносные системы и готовящимся контрактом на домашние игровые системы, а Хенк Роджерс и советские обладатели прав — с деньгами. Mirrorsoft и Atari Games тоже лишились лицензий по результатам судебных процессов.

Большая прибыль с маленькой игры

«Тетрис» выпускался в комплекте с Game Boy. Сумма аванса от Nintendo остаётся секретом, но, по слухам, достигала $3–5 млн. К 1992 году в мире было продано 32 млн устройств, причём 46% игроков были взрослыми.

Но запакуйте туда “Тетрис”, и вы продадите GameBoy всем», — уверял Хенк Роджерс. «Если вы хотите продать Game Boy маленьким мальчикам, запакуйте туда Mario.

Nintendo головоломка Пажитнова принесла $80 млн без учёта продаж Game Boy. Роджерс получал по $1 за каждый проданный «Тетрис» в комплекте с Game Boy и ещё больше с каждой отдельно проданной игры. Если брать в расчёт продажи устройства, сумма составит несколько миллиардов долларов, ведь уже в 1991–1992 годах они достигли $2 млрд.

Алексей Пажитнов (второй слева) и Хенк Роджерс (второй справа) с партнёрами из Tetris Company The Digital Antiquarian

Программист был увлечён успехом «Тетриса» и не хотел разрабатывать другие игры. Когда в «Элорге» вели переговоры с Хенком Роджерсом, Алексей Пажитнов вспомнил о плане «компьютерного луна-парка», но передумал его воплощать.

Японские партнёры во время переговоров пытались уточнить детали выплат автору игры, но в «Элорге» отрезали: Пажитнов создавал её в рабочее время, а значит, вся прибыль должна идти государству.

Программист передал ей права в 1985 году на десять лет, и весь этот срок не получал прибыли с продаж собственной игры, тогда как советское правительство заработало несколько миллионов долларов на сделке с Nintendo.

Мировой чемпионат по классическому «Тетрису» проводится на Портлендской выставке ретро-игр и каждый год привлекает 6000 зрителей

Роджерс пригласил Пажитнова в Токио, они стали партнёрами и в 1995 году основали Tetris Company. После распада СССР предприятие «Элорг» стало частным. Только в 1996 году, когда права на «Тетрис» перестали принадлежать «Элоргу», Пажитнов начал получать доход с продаж.

Специально для управления лицензиями на головоломку Роджерс и Пажитнов в этом же году создали Tetris Holding Company. Tetris Company вела переговоры о полной передаче прав и добилась этого в 2005 году. Сейчас все права на игру принадлежат именно ей.

#тетрис #лицензии #игры #разработка

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть