Hi-Tech

Придумать неудачную онлайн-игру и превратить её в популярный корпоративный мессенджер: история Slack и его основателя

За пять лет сервису удалось привлечь 10 млн ежедневных пользователей, а инвесторы не обращают внимания на убытки и считают его привлекательным.

В закладки

Разработчик-философ

Они поселились в рыбацкой деревне, где проживала небольшая община хиппи. Первые пять лет жизни Стюарт Баттерфилд провёл в бревенчатой хижине в канадской провинции Британская Колумбия: его отец Дэвид, скрываясь от армии США и участия во Вьетнамской войне, вместе с матерью предпринимателя Нормой сбежал в Канаду.

Но в семь лет, когда семья переехала в столицу провинции, город Виктория, у Стюарта появился компьютер, и он начал учиться программированию, читая компьютерные журналы. В доме, где рос Баттерфилд, первые три года не было электричества и водопровода. К 12 годам Баттерфилд писал простые компьютерные игры, а позже начал зарабатывать на создании сайтов.

Затем он окончил магистратуру Кембриджа, где продолжил изучать философию. В средней школе Баттерфилд потерял интерес к программированию, поступил в Университет Виктории и получил степень бакалавра философии. Баттерфилд — специалист в области философии биологии и сознания, а также когнитивистики.

«Люди, которые знали, как создавать сайты, переезжали в Сан-Франциско. Время начала его предпринимательской карьеры — конец 1990-х — совпало со стремительным развитием интернета. Это был новый и захватывающий опыт», — вспоминает Баттерфилд. У меня были друзья, которые зарабатывали в два-три раза больше профессоров.

Стартапы и ошибки, которые никогда не закончатся

В то же время лопнул «пузырь доткомов» — произошло обвальное падение индекса высокотехнологичных компаний, торговавшихся на бирже Nasdaq. В 2000 году Баттерфилд присоединился к стартапу своего друга Gradfinder.com — сайту для общения выпускников колледжа. За год индекс упал почти в пять раз.

Сумма сделки не раскрывается, однако Баттерфилд назвал результат «здоровой прибылью». На этом фоне проект Gradfinder.com решили продать — спустя полгода после запуска.

После этого Стюарт руководил группой из 11 дизайнеров в Communicate.com — компания занималась электронными коммуникациями для бизнеса.

В 2002 году он вместе со своей первой женой Катриной Фейк и друзьями основал Ludicorp, чтобы выпустить многопользовательскую онлайн-игру Game Neverending.

По задумке, Game Neverending была скорее социальным пространством, нежели типичной игрой: пользователи не выигрывали и не проигрывали, а проводили время за общением.

Cоздавать новые места и объекты игроки должны были сами. О самой игре сохранилось не так много информации: известно, что пользователи могли путешествовать по выдуманным локациям, собирать шуточные коллекции из редких предметов и обмениваться «бумажными» деньгами.

Интерфейс Game Neverending

Проект не стал популярным среди пользователей, собственные деньги у основателей заканчивались. Через полтора года после запуска проекта Баттерфилд признал, что концепция показалась людям слишком странной, а сама игра — сложной. Единственным человеком в Ludicorp, которому могли платить деньги, был сотрудник с детьми.

Но дело было после краха доткомов, банкротств WorldCom и Enron, 11 сентября. Мы занимали деньги у наших друзей и семей, пытаясь построить проект. Собрать много мы не смогли. Никто не хотел вкладываться в легкомысленную игру.

Стюарт Баттерфилд

генеральный директор Slack

Пользователи переписывались в чате, создавали сообщества, но самой популярной функцией стал обмен фотографиями. Разработку пришлось свернуть, но Баттерфилд понял, что внутри одного проекта можно объединить множество разных инструментов и «размыть границу между игрой и остальным интернетом».

По прилёту они сразу отправились в гостиницу. В ноябре 2003 года Баттерфилд и Катрин Фейк летели в Нью-Йорк, и в самолете Баттерфилду стало плохо. «Когда я проснулась, он сказал: “У меня есть отличная идея. Катрин уснула, а Баттерфилд не спал всю ночь. Давай сделаем сайт для обмена фотографиями”», — рассказывала Фейк.

Он заметил недостаток платформы: пересланные друг другу кадры из игры можно просмотреть, только когда и отправитель, и получатель находятся в сети. Пытаясь уснуть, Баттерфилд просматривал интерфейс Game Neverending.

Моей идеей было заменить все объекты внутри игры на фотографии, чтобы взаимодействие в режиме реального времени происходило вокруг фото.

Стюарт Баттерфилд

генеральный директор Slack

Баттерфилд и Фейк понимали, что соцсеть для обмена снимками можно развить быстрее, чем игру. У Ludicorp оставалось немного денег. Им нужно было убедить команду переключиться на этот проект.

Обсуждая концепцию, друг Баттерфилда заговорил о «мерцании метавселенной». В декабре 2003-го прошло голосование, по итогам которого в Ludicorp решили работать над соцсетью. Однако домен был занят, поэтому соцсеть получила название Flickr. Команде понравилось сравнение с мерцанием, и они решили назвать проект этим словом, Flicker.

По мнению Фейк, если бы Ludicorp получила деньги раньше, в конце октября, команда продолжила бы работать над игрой и Flickr не появилась бы. В том же месяце Ludicorp получила кредит от канадского агентства поддержки малого бизнеса Telefilm на сумму $450 тысяч.

И хотя на рынке уже существовали сервисы для обмена фотографиями, например Shutterfly и Snapfish, соцсеть быстро стала популярной. Запустилась платформа в феврале 2004 года.

Позже эти функции появились в Facebook и Twitter. Flickr отличалась тем, что позволяла пользователям отмечать друг друга на снимках и оставлять комментарии. Команда Flickr создала и другой инструмент, который сегодня используют соцсети: авторизацию без повторного введения логина и пароля.

за $25 млн. Уже через год компанию выкупила Yahoo! Он считал, что если бы Flickr продали ещё через год, основатели заработали бы в десять раз больше. Позже Баттерфилд назвал решение о продаже поспешным.

После продажи WhatsApp ($19 млрд от Facebook), Beats ($3 млрд от Apple) и Instagram (паршивый $1 млрд, снова Facebook), $22 млн теперь кажутся деньгами, которые вы выискиваете в кошельке, чтобы дать незнакомцу на автобусной остановке.

Стюарт Баттерфилд

генеральный директор Slack

К этому времени у них родилась дочь, но пара решила развестись. Несколько лет Баттерфилд оставался гендиректором фотосервиса, пока в 2008 году вместе с Фейк не ушёл из Yahoo!. Это был ужасный период», — вспоминает Баттерфилд. «Я чувствовал, как вся моя жизнь разваливается, и я должен был уехать в Индию, что-то такое. Вместо этого он вернулся в Ванкувер, чтобы продолжить работу.

Glitch предлагала игрокам пройти квест, в процессе дополняя виртуальный мир и оттачивая разные навыки, например, выращивая растения или деревья или медитируя. В своей новой компании Tiny Speck Баттерфилд снова взялся за разработку онлайн-игры.

Для этого в игру добавили функции объединения в группы и переписки в чатах. Пользователи должны были сотрудничать, а не соревноваться. Но идея вновь оказалась непонятна пользователям, и в 2012 году проект закрылся. Прохождение квеста помогало участнику перейти на новый уровень.

Интерфейс Glitch

Мессенджеры на рынке уже были, но Баттерфилд чувствовал, что в его чате пользователи смогут общаться намного проще и удобнее. Тем не менее игра подарила Баттерфилду задумку для следующего проекта — платформу внутренней коммуникации пользователей. Он хотел, чтобы технологией Glitch пользовались и в других компаниях.

Основание Slack и первые инвестиции в проект

В 1998 году Мурашов переехал в Ванкувер и начал работать в Communicate.com, где Баттерфилд позже руководил отделом дизайна. Ещё в конце 1990-х Баттерфилд познакомился с программистом из России Сергеем Мурашовым.

Он согласился, став ведущим инженером проекта, и занимал эту должность и после того, как сервис купила Yahoo!. Стюарт пригласил Мурашова поработать над созданием Flickr. Затем Мурашов работал в команде Баттерфилда по созданию онлайн-игры Glitch.

Мы работаем в таком формате со времён Flickr. В интервью «Секрету фирмы» Мурашов рассказал, что идея Slack появилась во время работы над игрой: «Мы со Стюартом живём в Канаде, Кэл Хэндерсон (отвечал за архитектуру во Flickr — vc.ru) — в Сан-Франциско, а наш четвёртый основатель Эрик Кастелло — в Нью-Йорке. Как раз в процессе работы над игрой мы поняли, что надо сделать удобный мессенджер».

Мурашов стал совладельцем нового проекта. После закрытия Glitch Баттерфилд рассказал Мурашову о своей идее и предложил поработать над ней вместе.

Я ответил: «Отлично, я буду это делать». Однажды вечером мы со Стюартом вышли из офиса, и, когда мы шли под дождём, он сказал: «Знаешь, нам надо заняться командной коммуникацией, у нас есть эта штука, с помощью которой мы общаемся, мы положим её в основу бизнеса, сделаем так, чтобы она была удобной, быстрой, надёжной».

Сергей Мурашов

сооснователь Slack

Платформу назвали так, потому что, по задумке основателей, она должна была помогать пользователям общаться с меньшим напряжением. В конце 2012 года команда начала работу над Slack. Однако, утверждает Мурашов, сначала название Slack было рабочим.

Затем они решили, что продукт готов для большего количества пользователей. До мая 2013 года Slack использовали только члены команды, чтобы протестировать проект.

«Мы упрашивали и уговаривали наших друзей из других компаний протестировать Slack и дать нам обратную связь», — рассказывает Баттерфилд.

«Внезапно мы увидели, как наш продукт выглядит с точки зрения намного большей команды, чем наша. Среди них был проект Cozy, разрабатывающий ПО для управления арендой, и стриминговый музыкальный сервис Rdio, — всего около десяти компаний. Довольно плохо», — вспоминает предприниматель.

Но команда не хотела представлять Slack так: люди могли подумать, что продукт ненадёжный. Проект доработали, и в августе 2013 года была готова бета-версия. В первый день ссылку открыли 8000 человек, а через две недели у проекта уже было 15 тысяч пользователей. Вместо этого она запустила кампанию в СМИ и анонсировала доступ к приложению через приглашение.

Он сравнивает Slack с Dropbox — пользователь попробует сервис на нескольких устройствах и, если ему всё понравится, согласится ежемесячно платить за использование. В начале работы сложнее всего было научиться продавать продукт командам, а не отдельным пользователям, считает Баттерфилд.

Решение одного может повлиять на отказ компании купить подписку. Slack же необходимо убедить команды, где каждый участник имеет право голоса.

Большую часть бета-периода в Slack учились убеждать пользователей, отмечает Баттерфилд: писали объясняющие материалы о том, для чего нужен мессенджер, подробные инструкции, создавали специальные ресурсы для руководителей команд, чтобы они могли убедить сотрудников перейти на Slack.

В августе 2013 года Баттерфилд разослал сотрудникам Tiny Speck письмо, в котором подробно описал своё видение Slack: зачем создавать ещё один мессенджер, какой продукт нужен людям и как его сделать.

По его мнению, даже лучшие маркетинговые ходы и PR-компании не сработают, если не будут основаны на непосредственном опыте работы пользователей с продуктом. «Наша работа в том, чтобы понять, что люди думают, чего они хотят, и затем адаптировать ценность Slack под их условия», — написал он.

Вместе с улучшением продукта нужно работать и над информированием пользователей, «чтобы они знали, что хотят его». Баттерфилд привёл несколько примеров того, как Slack работает над прогнозированием желаний пользователя: быстрая загрузка страниц, доброжелательные почтовые рассылки, тщательно продуманные функции в приложении на всех устройствах.

«Полезно принять этот образ мышления как определение: инновации — это сумма изменений, проходящих через всю систему, а не вещь, которая вызывает изменения в поведении людей», — написал он. Ещё одна мысль Баттерфилда заключалась в том, что нужно продавать инновации, а не продукт.

Баттерфилд был уверен, что Slack может «существенно изменить» то, как сотрудники тратят рабочее время, как используют историю переписки, как общаются и даже как относятся друг к другу.

Баттерфилд хотел бы видеть пользователей Slack спокойными и продуктивными сотрудниками, хозяевами собственной информации, которые стремятся задавать вопросы, создающие ценность для всей команды.

Сам Баттерфилд при этом оставался недовольным результатом работы. В 2015 году Slack оценили в $2,8 млрд, в том же году сервис привлёк деньги от известных в Кремниевой долине инвесторов — Kleiner Perkins, Andreessen Horowitz и другие вложили в сервис $340 млн.

Нам предстоит пройти ещё длинный путь». В интервью MIT Technology Review он отметил, что продукт необходимо постоянно улучшать: «Мы, вероятно, сделали только половину из всего, что хотели сделать при запуске два года назад.

Чем Slack отличается от других мессенджеров

В компании долго выбирали главные инструменты и остановились на трёх: поиске, синхронизации и простом обмене файлами. Баттерфилд с самого начала считал, что мессенджер должен выделить свои основные отличия от конкурентов и сосредоточиться на них. Баттерфилд так объяснял выбор:

  • После стандарта в поиске, заданного Google, пользователей нельзя разочаровать. Они должны в любой момент найти нужный документ или просмотреть старую переписку.
  • Синхронизация с разными устройствами — необходимость: пользователь выключает ноутбук и хочет со смартфона вернуться к тому же месту в приложении, на котором оставил курсор.
  • В-третьих, интерфейс должен быть простым и интуитивно понятным. «И вдруг оказывается, что вы первые в игре, потому что вы лучшие в самых важных для ваших пользователей инструментах», — говорит Баттерфилд.

Если компания будет делать «всё возможное в сфере обслуживания клиентов, её будут рекомендовать другим людям». В Slack также сделали ставку на обратную связь с пользователями. «Когда ключевые пользователи говорили нам, что что-то не работает, мы немедленно это исправляли», — делится Баттерфилд.

Ранее Slack не обращала внимание на это: в небольших компаниях было ясно, для чего нужен каждый чат. Во время бета-тестирования команда Rdio заметила, что новые сотрудники не понимают, к какому каналу в мессенджере нужно присоединиться. Благодаря обращению Rdio в Slack появилась возможность описания для каждого канала и метка с количеством его участников.

Сейчас служба поддержки в Twitter работает круглосуточно. Долгое время Баттерфилд сам отвечал на все сообщения клиентов.

Если вы на работе используете электронную почту и к вам позже присоединился новый человек, он не видит, что обсуждалось раньше. Сергей Мурашов в интервью «Секрету фирмы» рассказал, что команда Slack оказалась в нужном месте и в нужное время: «Недовольство людей электронной почтой перешло какую-то критическую черту. А Slack позволяет это всё увидеть».

Среди причин, по которой Slack стал популярным, Мурашов назвал желание Баттерфилда сделать мессенджер в первую очередь удобным для пользователя.

Многие разработчики корпоративных программ считают, что достаточно, чтобы сервис работал. Мне кажется, мы сделали корпоративное решение с человеческим лицом. Стюарт всегда настаивал, чтобы мы доделывали продукты так, чтобы они были удобны для человека.

Сергей Мурашов

сооснователь Slack

Если компания, в которой работает пользователь, уже зарегистрировала его адрес в сервисе, он получит письмо со ссылкой для присоединения к каналам. Сейчас для того, чтобы начать использовать Slack, нужно ввести почту на сайте приложения.

Slack решила делать ставку на простой дизайн, который будет легко адаптироваться под смартфоны. Внутри мессенджера можно настроить интеграцию с другими сервисами, которые использует компания, к примеру Google Drive, Dropbox, MailChimp или Asana, или создать собственный с помощью Slack API.

Доходы компании

Цена по стандартному тарифу — $6,67 за одного члена команды в месяц при оплате года, бизнес-тариф Plus за тот же срок обойдётся в $12,5. Основной источник дохода Slack — продажа платной подписки. Стоимость Enterprise-тарифа рассчитывается отдельно.

Есть и бесплатный тариф, но с ограниченной функциональностью: например, видеозвонками только между двумя участниками вместо 15 возможных в платной версии.

Ежедневная активная аудитория мессенджера — 10 млн активных пользователей. В январе 2019 года Slack использовали 600 тысяч компаний, из них 88 тысяч — платные подписчики. У Microsoft Teams, ближайшего конкурента, — 13 млн.

В то же время чистый убыток компании составил $146,9 млн, $140,1 млн и $138,9 млн соответственно. Согласно биржевым документам, по итогам 2017 финансового года выручка Slack составила $105,2 млн, 2018-го — $220,5 млн, 2019-го — $400,6 млн. В Slack объясняли: снижение чистых убытков связано с тем, что показатели выручки росли быстрее операционных расходов.

Почему инвесторы считают Slack перспективным, несмотря на убытки

Из технологических компаний таким образом на биржу прежде выходила лишь Spotify. Slack стала публичной компанией 20 июня 2019 года, разместив акции на Нью-Йоркской фондовой бирже с помощью DPO (Direct Public Offering, прямое размещение).

В начале июня он конвертировал около 900 тысяч акций в класс А, предполагающий комиссионные сборы при покупке или продаже акций, которые включены в общую комиссию. До начала размещения Стюарт Баттерфилд владел акциями класса B (отличается наличием комиссии за продажу акций на момент сделки — vc.ru) на сумму $41,6 млн.

После этого он каждый следующий день продавал в среднем около 2500 акций. В день начала торгов Баттерфилд перевёл ещё около 500 тысяч акций в класс А, а также продал 1,36 млн акций.

Однако в случае Slack инвесторам не стоит беспокоиться, пишет она, поскольку для выхода на биржу компания выбрала DPO вместо традиционного IPO. На первый взгляд продажа акций гендиректора компании накануне выхода на биржу выглядит непривлекательно, отмечает вице-президент отдела потребительского маркетинга LinkedIn Тереза Керстен.

В случае прямого размещения этот процесс менее упорядочен. При IPO предусмотрен порядок продажи акций, торговля начинается на следующий день после их распределения. «Инсайдерам, которые хотят обналичить часть своих активов, нужно распределить эти продажи, — объясняет Керстен, — иначе давление продаж, образовавшееся из-за предложения гигантского пакета акций, может повлиять на рыночную стоимость».

Инвестиционный аналитик United Traders Алексей Юрьев считает, что решение Slack разместить акции с помощью DPO связано прежде всего с тем, что у компании было достаточно венчурных средств и она не нуждалась в финансировании от других инвесторов.

В отличие от этого, первоначальная цель компании, выходящей на DPO, — открыть доступ к публичным рынкам для своих сотрудников. Первичная функция IPO — привлечение средств от инвесторов. Slack преследовал прежде всего именно эту цель — дать возможность ранним инвесторам из своей компании торговать акциями, чтобы удержать их на рабочем месте

Алексей Юрьев

инвестиционный аналитик United Traders

Инвесторы могли продать акции в день размещения. Если в традиционном IPO существует локап-период (срок, когда инвесторы не могут продать акции, может длиться до 180 дней), в DPO такого ограничения нет.

Это говорит о том, что продавцов на рынке больше, чем покупателей. «Можно заметить, что весь месяц после DPO компания торгуется в даунтренде — открылись при $38, сейчас около $32 за акцию. Инвесторы, которые инвестировали в Slack на ранних периодах, фиксируют прибыль и выходят, пока компания остаётся в даунтренде», — отмечает Юрьев.

Инвесторы приобрели акции за $38,5 — поначалу они проявили большой энтузиазм, а затем он начал угасать, указывает аналитик группы компаний «Финам» Леонид Делицын. Slack установила справочную цену за акцию в $26, при которой компания оценивается в $15,7 млрд.

Всего, по данным Crunchbase, компания привлекла $1,4 млрд за десять раундов финансирования. Сейчас цена снизилась до $32 за акцию.

При этом все аналитики прогнозируют быстрый рост выручки, замечает Делицын: $400,5 млн против $220,5 млн в прошлой году. По итогам 2019 года Slack прогнозирует сохранение убытков в $140 млн долларов, которое было зафиксировано и в 2018 году.

С точки зрения собственной бизнес-логики, сейчас ей нужно захватить как можно более широкую клиентскую базу. У компании нет цели немедленно показывать прибыль. Этот этап Slack воспринимает как развитие, быстрый рост, когда нужно жертвовать прибылью

Леонид Делицын

аналитик группы компаний «Финам»

По его мнению, акции могут остаться на этом уровне в течение нескольких лет, но в перспективе пяти лет вырасти.

В United Traders также считают Slack перспективной компанией с точки зрения долгосрочных инвестиций.

Это связывают, во-первых, с хорошими показателями на рынке: за год число платных клиентов выросло с 50 тысяч до почти 100 тысяч.

Кроме того, выручка Slack растёт на 67% год к году. Во-вторых, у Slack огромный потенциальный рынок — сейчас из около 30 млн малых и средних компаний в мире Slack охватывает меньше 1%, отмечает Алексей Юрьев (по данным Slack, более 600 тысяч организаций из 150 стран).

Если в 2017 году в Slack практически всю выручку тратили на рекламу, маркетинг и прочие административные расходы, то сейчас эта доля занимает всего 58% от выручки. Это отличный показатель для технологических компаний, и, что немаловажно, операционные расходы сокращаются. По нашим оценкам, через год-три Slack сможет стать прибыльной. Сейчас компания убыточная, но динамика положительная.

Алексей Юрьев

инвестиционный аналитик United Traders

Развитие корпоративных мессенджеров в будущем

С ним согласен инвестиционный аналитик Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ) Алексей Скурихин. Рынок корпоративных мессенджеров находится в бурной стадии роста, считает Алексей Юрьев.

Довольно впечатляющая цифра. По оценкам Slack, сейчас объём рынка корпоративных мессенджеров составляет $28 млрд. Доля Slack на нём 1–2%, исходя из прогнозной выручки компании на 2019 год

Алексей Скурихин

аналитик ФРИИ

Скурихин называет Slack лидером в сегменте SMB (Small-Medium Business, до 500 сотрудников) среди ИТ-компаний.

В ближайшие три-семь лет компанию вряд ли кто-то подвинет в этом сегменте. Slack занимает прочные позиции за счёт сильного бренда, удобства, большого количества разных фич.

Здесь Slack уже проигрывает недавно запустившемуся Microsoft Teams и Workplace от Facebook. Самый интересный сегмент на рынке корпоративных мессенджеров — это enterprise-компании, которые ведут деятельность далеко за пределами ИТ-сектора.

Алексей Скурихин

аналитик ФРИИ

Главным образом — из-за сложного онбординга и непривычного интерфейса». По мнению Скурихина, Slack останется мессенджером для использования в ИТ-компаниях до 500 человек: «В остальные сферы Slack проникает довольно трудно.

Уже существующие b2c-мессенджеры будут подстраиваться под бизнес. Скурихин считает, что в ближайшее время активнее всего будет развиваться именно enterprise-направление.

Facebook уже сделала свой Workplace, есть Skype для бизнеса. Тут всё просто: высокое проникновение мессенджеров, большой охват аудитории, всё привычно для пользователей. Telegram вряд ли пойдёт туда самостоятельно, но может появиться большое количество проектов на его инфраструктуре. Кто следующий?

Алексей Скурихин

аналитик ФРИИ

Пример — тот же Microsoft Teams, появившийся в 2016 году как конкурент Slack. Второе направление — развитие корпоративных мессенджеров, которые крупные технологические компании создают для увеличения чека с клиента.

Очень много компаний умерло, хотя они, безусловно, обладали продуктом намного лучше того же Slack: и интерфейс был более удобный, и хранилище было больше, и тариф выгоднее. Я не могу назвать рынок мессенджеров золотой жилой для стартапов. Более того, порог входа на рынок достаточно велик.

На узкие ниши, где существуют свои особенности общения и потребности. На что стоит обратить внимание? Я, скорее, поверю, что следующий успех может ждать мессенджер для таксистов, чем очередной универсальный корпоративный мессенджер.

Алексей Скурихин

аналитик ФРИИ

Основатель Slack о запуске продукта

Прислушиваться к пользователям, собирать обратную связь и сосредоточиться на нескольких функциях и делать их как можно лучше.

Думать о продвижении уже на ранней стадии

Начинать работать над брендом нужно с этапа разработки продукта, стараясь анонсировать запуск через СМИ. Один из главных уроков, которые команда Slack извлекла из запуска, — не стоит недооценивать силу и влияние традиционных медиа. И помнить: история не заканчивается после публикации статьи.

«Я почти не захожу на новостные сайты — меня ошеломляет количество контента, которое там представлено. По мнению Баттерфилда, СМИ дают 20% успеха, остальные 80% приносят люди, которые делятся статьёй в соцсетях. Но я всегда обращаю внимание на то, что публикуют мои друзья», — говорит он.

«Это только поможет вам оставаться на высоте для потенциальных пользователей», — говорит Баттерфилд. Новому продукту необходимо делать ставку на соцсети, расширять охват и не бояться повторений, считает он.

Слушать пользователей

Соберите все отзывы, которые только можете получить в этот период, советует Баттерфилд. Запуск бета-версии — важнейший этап в создании продукта. Обратную связь, которую в Slack собрали за шесть месяцев тестирования, помогла понять, что нужно сделать для привлечения следующей волны пользователей.

Делать ставку на уникальные функции продукта

Команда Slack часто вспоминала публикацию ведущего разработчика Gmail Пола Бакхейта: «Если ваш продукт отличный, ему не обязательно быть хорошим».

В первой версии Gmail не было многих полезных функций, но пользователей это «совсем не смутило», пишет Бакхейт: им слишком понравился интерфейс с поисковиком, цепочка диалогов и невообразимый для начала 2000-х 1 ГБ памяти. В её основе простой тезис — если несколько вещей внутри проекта вы делаете очень хорошо, остальное не имеет особого значения.

В 2014 году корреспондент Wired Мэт Хонан готовил большой материал о Баттерфилде и попросил его назвать свои главные амбиции.

— Стать следующим Microsoft, — сказал он.

— спросил Хонан. — Разве это не делает вас совершенно больным?

— Ну, немного.

«Нам по-настоящему нравится делать действительно хорошее ПО», — подчеркнул Баттерфилд. Разработка корпоративного программного обеспечения — такое же скучное занятие, как и разработка делового, ответил Хонан и уточнил, почему предпринимателю вообще интересно этим заниматься.

#slack #какэтобыло

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть