Hi-Tech

Предприниматель Юрий Якубчик привлёк $10 млн в США на стартап для быстрой диагностики и лечения аутизма: история Sprout

Предприниматель Юрий Якубчик привлёк $10 млн в США на стартап для быстрой диагностики и лечения аутизма: история Sprout — Сервисы на vc.ru

Вы случайно не PHP Middle?

Платформа помогает семьям получить доступ к терапии за неделю вместо полутора лет.

В закладки

Sprout — стартап, который занимается диагностикой и лечением аутизма детей быстрее и в ряде случаев бесплатно.

Оплачивают услуги родители, страховые компании или государство. В последних двух случаях Sprout готов начать терапию ещё до поступления оплаты на счёт. Это позволяет начать лечение без задержек и повысить его эффективность.

Платформа позволяет вести часть терапии родителям — для этого на ней есть задания для ребёнка.

Проект официально запустился 21 июля с инвестициями в размере $10 млн от фондов General Catalyst, Bling Capital, Felicis Ventures и семейных офисов. Средства пойдут на масштабирование проекта, поиск сотрудников и привлечение новых семей. Пока Sprout работает в девяти штатах, но планирует расширение ещё на 16 в ближайшее время.

Основатель Sprout — предприниматель с белорусскими корнями Юрий Якубчик, ранее он открыл телекоммуникационную компанию Wing и сеть отелей Life House.

В детстве у него диагностировали синдром дефицита внимания и гиперактивности. Якубчику было сложно ходить в школу, но благодаря родителям-врачам он смог получить лечение и справиться с диагнозом.

«Аутизм — 300-килограммовая горилла в комнате, им нужно заниматься в детстве, чтобы избежать медицинских расходов в будущем», — рассказал предприниматель изданию Crunchbase. Якубчик замечает, что у большинства семей нет доступа к профессиональной помощи, которую он получил в детстве. Именно с этой проблемой хочет справиться Sprout.

По оценке основателя, объём американского рынка лечения аутизма — $20 млрд. Но будущая идея Sprout — распространить платформу на другие хронические заболевания: синдром Дауна, болезни Крона и Альцгеймера.

Что не так с американской системой помощи детям с аутизмом

Проблемы две: время и стоимость лечения, пишет площадка по поиску инвестиций Vator. Когда родители только замечают, что с их ребёнком что-то не так, они попадают в лист ожидания на полтора года. Столько ждать диагностики.

Однако чем раньше поставлен диагноз и начнётся лечение, тем выше вероятность избавиться от аутизма совсем, считает основатель Sprout.

Кроме того, лечение аутизма в США обходится от $40 до $120 тысяч в год, не все родители могут позволить себе такие траты. При этом психологи обычно берут наличные, комментирует Якубчик. Специалисты избегают оплаты по медицинской страховке или госпрограмме Medicaid из-за бюрократии. Да и клиентов, которые готовы платить сами, им хватает.

Особенность Sprout в том, что он сотрудничает с более 100 американскими страховыми фирмами и не ждёт от них согласия покрыть до 70% стоимости лечения.

По словам Якубчика, сервис рискует, начиная лечение без подтверждения оплаты, но три недели, которые могла бы занять процедура, влияют на эффективность терапии.

У нас есть алгоритм. С точностью до 98% он прогнозирует, заплатит ли страховая за клиента. Он учитывает вид страховки, её программу и несколько других параметров.

В каждом штате свои варианты страховок, поэтому при выходе на новую территорию приходится подключать и настраивать систему с нуля.

Если страховая не оплачивает счёт, семья может заплатить за услуги либо сама, либо использовать Medicaid от государства. Оплата списывается еженедельно.

Юрий Якубчик

Ещё одна проблема, которую решает Sprout, — разрозненность процессов. Обычно у терапевтов сразу несколько сервисов или программ, которыми они пользуются. Одна отвечает за проведение оплаты, другая — за ведение заметок о пациентах, и они не связаны между собой.

Специалистов сложно убедить подключиться к системе под одну из этих задач, поэтому Sprout построил платформу, где есть сразу все функции.

Как работает Sprout

У платформы две основные услуги.

Во-первых, диагностика аутизма. Семья обращается в Sprout, чтобы специалист провёл полное обследование ребёнка. Если пациенту от полутора до двух с половиной лет, перед диагностикой родители проходят онлайн-тест MCHAT-R, отвечая на вопросы о его поведении.

После этого сертифицированный поведенческий аналитик (BCBA) составляет индивидуальный план лечения. Дальше по нему с ребёнком занимается поведенческий специалист. Он называется RBT, у него ниже квалификация, поэтому он не может составлять план лечения.

Стоимость полной диагностики составляет $2200, но у клиента Sprout есть возможность получить её бесплатно. Для этого семья должна соответствовать трём критериям:

  1. Ребёнку меньше семи лет.
  2. Годовой семейный доход — менее $120 тысяч.
  3. Есть активная медицинская страховка для ABA-терапии, обучающей программы на основе прикладного анализа поведения.

Поведенческий специалист работает с ребёнком по плану BCBA. Он ведёт терапию и помогает семье, приезжая к ней домой: детям с аутизмом важно находиться в знакомой, удобной и безопасной среде.

Терапия ABA (прикладной поведенческий анализ) строится по следующей схеме:

  • Сначала определяется поведение ребёнка. Например, он кусает окружающих.
  • Затем выявляется триггер поведения. Один из возможных вариантов агрессии — посторонний в доме.
  • После этого специалист работает над тем, чтобы заменить его реакцию: к примеру, ребёнку надевают наушники с лёгкой музыкой.

Особенность Sprout — платформа для iPad с компьютерным зрением и играми. С её помощью родители могут частично вести терапию сами и оценивать прогресс ребёнка. Если же в семье нет планшета, компания предоставляет его на время лечения.

Обычно специалист делает карточки. Например, ребёнок не любит 25 канал на телевизоре. Специалист делает несколько рисунков и объясняет, что вот, 25 канал ты не любишь, а 28-й тебе нравится. А потом просит нажать на 28 на пульте и указать на карточку с ним.

Такие эксперименты и есть суть ABA-терапии. Они отнимают около пяти часов ежедневно. Мы это перевели в digital-формат, чтобы сделать такие занятия доступнее и для специалиста, и для родителей.

Юрий Якубчик

ABA-терапия со Sprout стоит столько же, сколько и обычная. Но когда с ребёнком работают и специалист, и семья, интенсивность занятий повышается и эффективность возрастает на 10%, поделился Якубчик. За следующие год-полтора он хочет повысить этот показатель до 40%.

Также Sprout помогает вести заметки о поведении пациента, это экономит время. По наблюдениям предпринимателя, при обычном подходе к терапии до 90% её стоимости уходит на то, чтобы специалист приезжал к семье, вёл записи и находил закономерности в поведении ребёнка.

Команда

Сейчас к платформе подключено 40 терапевтов, ещё 100 находятся в списке ожидания. Специалисты не обязаны работать лишь на Sprout, но платформа выплачивает им премии и помогает им с образованием, чтобы им было выгодно работать с компанией.

С апреля по июль 2020 года команда разработки и управления Sprout выросла с 6 человек до 70. Разработкой в основном занимаются выходцы из СНГ.

В США разработчики берут себе, кроме зарплаты, процент от компании. Русскоговорящие специалисты зачастую отказываются, поэтому у меня есть возможность платить им зарплаты пусть и ниже, чем в США, но выше, чем на местном рынке.

В целом это не столько про цену, сколько про качество. Мне кажется, русская школа разработчиков очень мощная. И мне неприятно видеть, как местные идут работать на какие-то конторы, где продают своё время так, будто продают себя целиком. Не ценят себя.

Юрий Якубчик

Якубчик считает, что хороший разработчик, даже не работая в продуктовом направлении, имеет продуктовое мышление. Он находит проблему и способ её решения, используя языки программирования лишь как инструмент.

«Советская школа очень часто говорит, что у человека есть только одна узкая специальность, — сказал основатель Sprout. — Это убивает всю креативность». Среди русскоязычных разработчиков он заметил особенность: 90% говорят о работе лишь с определённым языком программирования и отказываются изучать другие для решения проблем.

Из-за большой разницы в часовых поясах процессы внутри команды никогда не останавливаются. Якубчик может позвонить вечером по американскому времени на другой континент, и пока он спит, разработчики уже придумают решение поставленной задачи.

Планы на будущее

Чтобы не потерять контроль над бизнес-процессами при росте компании, Якубчик старается нанимать людей с опытом создания больших платформ на американском рынке: специалистов из Uber, Lyft и других корпораций.

«Мы сейчас инвестируем в инфраструктуру на очень ранней стадии, чтобы заранее построить её основательно, чтобы она работала без перебоев», — добавил предприниматель.

В будущем компания хочет сделать сервис доступным в других странах. В 2021 году Sprout планирует запуститься в Канаде, дальше будет смотреть на Западную Европу. «Но даже без других стран индустрия терапии на дому в США — около $200 млрд», — прокомментировал основатель.

Якубчик задумывается о рынке СНГ. Он считает, что стоимость качественной медицины на нём гораздо ниже, чем в США или Европе.

Медицинский туризм — один из возможных вариантов развития в сторону России, Украины и других стран региона, рассказал он. Если в США у семьи нет денег оплатить терапию самостоятельно, можно на время переехать в другую страну, где будет дешевле.

С другой стороны — качественные услуги смогут получать семьи, которые живут в этих странах и готовы оплачивать работу специалистов.

{ "author_name": "Дарья Дейнека", "author_type": "editor", "tags": ["sprout","\u043c\u0435\u0434\u0438\u0446\u0438\u043d\u0430"], "comments": 2, "likes": 6, "favorites": 0, "is_advertisement": false, "subsite_label": "services", "id": 144318, "is_wide": true, "is_ugc": false, "date": "Fri, 24 Jul 2020 16:15:05 +0300", "is_special": false }

Блоги компаний

Показать еще

Комментарии

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть