Hi-Tech

Предприниматель из Петербурга разработал «умные» дома-амфибии, которые можно устанавливать и на землю, и на воду

Максим Майоров вложил в проект около 62 млн рублей, но прибыль пока не получил.

В закладки

Максим Майоров

Ему потребовалось около четырёх лет, чтобы превратить идею в рыночный продукт. Максим Майоров решил превратить хобби в бизнес: он разработал конструкцию универсальных сборных домов.

Общие инвестиции в проект составили примерно 62 млн рублей, из них 12 млн рублей — личные средства Майорова, а 50 млн — выручка от «фриланса»: предприниматель параллельно взял заказ на строительство двух ресторанов.

Заказчики хотели приобрести у него «около сотни» плавучих ресторанов, и предприниматель открыл два производственных цеха — однако долгосрочное сотрудничество не удалось.

В ближайшее время он планирует запустить серийное производство. Майоров снова вернулся к строительству жилых сооружений: он улучшил конструкцию и разработал высокотехнологичные плавучие дома с дистанционным мониторингом и управлением системами жизнеобеспечения.

Дом на озере

Майоров увидел на воде небольшой ресторан, и хотя сооружение не представляло собой ничего особенного, идея размещения домов на воде его заинтересовала. Идея создать плавучие жилые дома возникла у Максима Майорова в 2014 году, когда он проезжал мимо Женевского озера.

Кроме того, предприниматель проводил платные консультации о бизнесе в сфере электронной коммерции. В то время у Майорова была ИТ-компания, которая разрабатывала системы управления интернет-магазинами.

Однако Майоров понимал, что его бизнес становится менее рентабельным.

  • К тому времени появилось большое количество конструкторов интернет-магазинов, которыми мог воспользоваться человек с минимальными техническими знаниями.
  • Продавцы стали переходить на Ozon, «Яндекс.Маркет» и другие крупные маркетплейсы, и собственные витрины стали не нужны.

Однажды он снял пустую квартиру и заполнил её мебелью, которую сделал вручную. Тогда Майоров вспомнил о своём хобби — ему нравилось проектировать и создавать предметы.

Однако Майоров понимал, что его знаний и навыков в производстве мебели не хватит. У него возникла идея — создать универсальный разборный дом, который можно установить как на земле, так и на воде.

А кроме того, устроился в бригаду сварщиков — правда, всего на день, чтобы попрактиковаться со сварочным аппаратом. Он стал брать уроки у профессоров Санкт-Петербургского государственного морского технического университета по теории корабля и сопромату, изучил Водный кодекс и пересмотрел десятки строительных роликов на YouTube.

Это обошлось ему в 1 млн рублей. Чтобы построить первый плавучий дом, Майоров арендовал гараж площадью 24 м², закупил оборудование для резки и сварки, время от времени нанимал сварщиков и подсобных рабочих.

В общей сложности у него было около 10 млн рублей. Почти два года Майоров жил на доход с ИТ-бизнеса, а также сдавал в аренду свою квартиру и получал проценты по банковским вкладам.

В поисках бизнес-модели

Она заинтересовалась и позвала управляющую. В начале 2016 года, когда Майоров сидел в одном из любимых кафе на окраине Санкт-Петербурга, официантка случайно увидела в его ноутбуке проект будущего дома.

Она договорилась с Майоровым: предприниматель за свои деньги построит платформу площадью 400 м² и будет зарабатывать на аренде, а ресторан — на кейтеринге и обслуживании мероприятий. Та загорелась идеей сделать плавучую веранду для своего ресторана — для свадеб и корпоративов. И по условиям контракта ресторан в течение двух лет должен был полностью её выкупить.

Мы рассчитывали на 10–12 мероприятий в месяц, а это, по моим подсчётам, от 1,5 до 2 млн рублей прибыли в месяц.

Максим Майоров

генеральный директор НПО «Кон-Тики»

Предприниматель потратил четыре месяца на строительство платформы, а также 8 млн рублей — на закупку материалов, оплату работ субподрядчиков и зарплату рабочим.

Однако расходы не отбил: оказалось, что хозяйка заведения не очень эффективно занималась раскруткой новой площадки, и ни одного мероприятия там так и не прошло.

Тогда предприниматель разделил её на две части — платформу площадью 300 м² продал, а платформу на 100 м² оставил себе. Майоров предложил платформу владельцам других ресторанов, но их не устраивал размер. Убыток составил около 3 млн рублей.

От платформы — к дому

Он назвал компанию «Кон-Тики» — в честь плота, на котором путешественник Тур Хейердал пересёк Тихий океан. К началу 2017 года Майоров снова вернулся к своему основному проекту — строительству домов на воде.

Майоров планировал размещать дома на водоёмах Ленинградской области и зарабатывать на аренде, в процессе строительства решил протестировать спрос.

В первую же неделю ему позвонили около 60 человек — желающих арендовать дом на воде оказалось в разы больше, чем ожидал Майоров. Для этого он заказал в типографии рекламный плакат и повесил его в лифте одного бизнес-центра.

Да и вообще в России я такого не встречал. В Ленинградской области не было таких предложений.

Звонили самые разные люди: молодожёны, которые хотели романтично провести выходные, семьи с детьми, представители турфирм — чтобы выкупить дома и сдавать туристам.

Максим Майоров

генеральный директор НПО «Кон-Тики»

Его не устраивало качество постройки, приходилось регулярно разбирать дом и переделывать снова. Однако Майоров не успевал закончить дом к сезону.

В итоге у него получился дом площадью 36 м² и себестоимостью около 300 тысяч рублей. Ему потребовалось около 20 попыток, прежде чем он остался доволен работой.

Но он закончил только к октябрю, а поскольку дом был без утепления — жить в нём было холодно. Предприниматель установил его на одном из озёр Ленинградской области.

Универсальное жилище

Предприниматель видел спрос и понимал, что у него есть только один выход: спроектировать новый дом, пригодный для круглогодичного проживания. Потенциальные арендодатели обращались к Майорову даже в холодное время года.

Он разобрал первую постройку, изучил строительные нормы и правила (чтобы понять, переживёт ли новое строение перепады температуры) и изменил конструкцию.

В нём можно жить зимой и летом, устанавливать его как на землю, так и на воду — с помощью регулируемой опоры. В итоге ему удалось разработать универсальный дом.

К дому не нужно подключать коммуникации: электричество поступает от установленного генератора, вода берётся из водоёма, фильтруется и подаётся в трубы, а сточные воды уходят в накопительный бак.

А для размещения на водоёме требуется лишь заключить договор водопользования с государством. Поскольку сооружение получилось мобильным, для его установки не нужно покупать земельный участок, согласовывать подключение коммуникаций, получать разрешение на строительство и ждать окончания работ.

Чтобы построить обычное здание, необходимо получить разрешение на строительство.

А если это здание на воде, которое стоит на сваях, то получить разрешение ещё сложнее, поскольку все водные ресурсы находятся в федеральной собственности.

А когда здание собрано, на дне ничего не остаётся. Мы же ставим опору на домкрат и собираем самонесущее здание. Поэтому для таких домов нужен только договор о водопользовании с государством — получить его очень легко.

Такие дома можно ставить и на мелководье, и на берег, и на асфальт — конструкция одинаковая.

Максим Майоров

генеральный директор НПО «Кон-Тики»

Кроме того, для перевозки дома не нужно нанимать кран и тягач — его можно разобрать, погрузить в «Газель» и перевезти на новое место.

Снова рестораторы

В начале 2018 года к предпринимателю обратились новые заказчики — представители крупной ресторанной сети (по условиям договора Майоров не может разглашать её название).

Первоначально они хотели заказать у него одну плавучую платформу для ресторана площадью 100 м², но в конечном счёте предприниматель получил заказ на два круглогодичных ресторана по 600 м² каждый, а бюджет проекта вырос с 5 млн до 50 млн рублей.

Такое сотрудничество показалось предпринимателю выгодным. Майоров принялся за работу, и в этот момент рестораторы озвучили новые планы: они хотели открыть около ста плавучих заведений по всей стране в течение пяти лет.

Однако быстро понял, что в этом случае стоимость производства увеличится в несколько раз, что сократит его прибыль. Сперва Майоров планировал только спроектировать сооружение, а на строительные работы нанять подрядчиков.

А станок для резки металла стоит 1 млн рублей. Только услуги по резке металла для одного ресторана обошлись бы в 1,5–2 млн рублей.

Но главное — мы бы сильно рисковали, доверяя подрядчикам. Понятно, что рентабельнее купить своё оборудование. Они могли сделать что-то неточно и запороть всю предыдущую работу.

Максим Майоров

генеральный директор НПО «Кон-Тики»

Поскольку партнёры собирались регулярно заказывать новые объекты, Майоров решил открыть своё производство.

За 300 тысяч рублей он арендовал два цеха — в Пскове (для металлообработки) и в Ленинградской области (для деревообработки).

Также предприниматель нанял более 40 сотрудников — фрезеровщиков, сварщиков, маляров, начальников производства. На оснащение помещений (расширение электрической мощности, подведение водоснабжения и канализации и так далее), он потратил 10 млн рублей, ещё столько же — на покупку оборудования.

И хотя производство требовало расходов на материалы, аренду и зарплаты, Майоров мог контролировать качество работ и сроки — он закладывал по два–три месяца на каждый ресторан. Теперь он не зависел от подрядчиков и мог сам выпускать сборные конструкции.

Проект ресторана на 600 м²

Однако рестораторы заказали только два заведения, а дальнейшее сотрудничество решили не продолжать — не смогли найти место под новые рестораны.

А второй — отгрузили на склад временного хранения. Первый ресторан они разместили весной 2019 года на хоккейной площадке в одном из верёвочных парков Санкт-Петербурга.

Но Майоров не считает этот проект убыточным. В результате убыток Майорова составил 6 млн рублей — это сумма налогов, которые он должен оплатить государству из своих средств.

Но если бы и решился, то на его создание у меня ушло бы 30–40 млн рублей. Я бы не стал создавать с нуля производство, не имея крупного заказчика. А так эти деньги я получил от рестораторов.

Я не заработал ничего, но благодаря готовому производству смогу зарабатывать в ближайшем будущем. Поэтому в каком-то смысле этот заказ сыграл большую роль в моём бизнесе.

Максим Майоров

генеральный директор НПО «Кон-Тики»

Что дальше

Параллельно с заказами от рестораторов Майоров продолжал разрабатывать универсальные жилые модули.

«Я понял одно: заказчики хорошие тогда, когда они видят уже готовый объект, и под них не надо ничего разрабатывать», — рассуждает Майоров.

Последние два месяца предприниматель тратит по 1 млн рублей в месяц собственных средств на зарплату штатным сотрудникам и аренду цехов.

Рендер жилого модуля

Для этого в нём устанавливаются дизельные генераторы в хозблоке и накопительный бак. Дом площадью 36 м² работает благодаря системе автономного энерго- и водноснабжения.

Некоторыми системами здания можно управлять со смартфона, например, открывать входную дверь или дистанционно проверять уровень воды в накопительном баке.

Сейчас Майоров заканчивает производство и тестирование первого образца. На производство и сборку одного дома для круглогодичного проживания уходит десять дней. Предприниматель планирует начать продажи в августе 2019 года.

При продаже 50 таких домов за год Майоров может получить выручку в 150 млн рублей. Розничная цена объекта составит 3 млн рублей.

#строительство #производство

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть