Hi-Tech

Помогает ли высшее образование в развитии бизнеса

Опыт десяти студентов, которые развивают акселератор профессий, кофейню, онлайн-школу баскетбола и другие проекты.

В закладки

Татьяна Рогожкина, выпускница НИТУ «МИСиС», руководитель акселератора профессий в сфере технологий, инвестиций EVA Academy

Как начинался твой путь предпринимателя?

С вложениями 400 рублей я заработала свою первую 1000 рублей. Началось всё в седьмом классе с покупки товаров на AliExpress и их перепродажи на «Авито». Бизнес удалось запустить без вложений. На втором курсе университета я создала интернет-магазин платьев на Wix и подписала первый договор. Но со временем поняла, что пора переосмыслить ценности.

Запустили её с девушкой, которую я за полгода до этого трудоустроила к знакомому предпринимателю. В конце 2016 года, когда мне было 19 лет, я запустила образовательный проект по обучению бизнес-ассистентов. Сейчас подготовка бизнес-ассистентов — одно из направлений Eva Academy.

Что такое Eva Academy сейчас?

В компании обучают и трудоустраивают на должности бизнес-ассистентов, бизнес- и венчурных аналитиков, PR-менеджеров. Eva Academy — акселератор профессий в сфере инноваций, технологий и инвестиций. Также компания занимается подбором сотрудников в технологические бизнесы.

С выпускниками одиннадцатого потока по венчурной аналитике

Как открытие своего бизнеса повлияло на учёбу в университете?

Относительно учебы значительных изменений не произошло, университет я закончила со средним баллом 4,5. Пришлось плотно заняться изучением тайм-менеджмента, чтобы всё успевать, и отказаться от должностей председателя студенческого совета института и координатора в Студенческом центре карьеры.

Использовала ли ты знания, полученные в университете, для развития своего дела?

Помогли знания и опыт, которые я приобрела благодаря активной студенческой позиции. Я училась по направлению «Промышленная экономика». Университет предлагал много возможностей самореализации во внеучебной жизни, и я ими воспользовалась.

Как относились преподаватели и одногруппники к твоему бизнесу?

Кто-то относился с пониманием, другим было всё равно. Преподавателям я сказала об этом только на последнем курсе, чтобы объяснить периодические пропуски занятий. У нас была не очень дружная группа, поэтому одногруппники мало интересовались жизнью друг друга.

Сколько денег нужно было на запуск и откуда ты их привлекала?

Первую группу в десять человек собрали по рассылкам во «ВКонтакте». Деньги на запуск компании (тогда ещё проекта по обучению бизнес -ассистентов) не понадобились. Спустя полгода после запуска на развитие привлекли грант от «Фонда русской экономики» — 40 тысяч рублей.

Откуда приходят клиенты, сколько они платят за курсы?

На b2b-рынке работает «сарафанное радио», на b2c — контекстная и таргетированная реклама. Способ поиска клиентов зависит от направления деятельности. Цена на курс зависит от формата проведения (интенсив, онлайн, офлайн) и варьируется от 4000 рублей до 25 тысяч рублей.

Однодневный интенсив по направлению «бизнес-ассистент» обойдётся в 4000 рублей, онлайн- и офлайн-курсы по той же программе — в 6000 рублей и 10 тысяч рублей соответственно.

В одной группе в среднем занимаются 20–30 человек, в месяц проходят обучение 60–80 человек. Самый дорогой курс — «венчурный аналитик», полная программа офлайн-обучения стоит 25 тысяч рублей.

Клиенты не только из Москвы и Московской области, но и из Санкт-Петербурга, Уфы, Казани, Набережных Челнов, Томска и других городов. За всё время обучения мы выпустили больше 1300 человек.

Каждые два–два с половиной месяца запускаются новые потоки по нескольким направлениям обучения. Сейчас под каждое направление выстраиваем продуктовую воронку. Такие мероприятия собирают по 30–50 человек. Для потенциальных клиентов проводятся демо-дни.

Сейчас обучаем по таким направлениям: бизнес-аналитика, бизнес-ассистирование, венчурная аналитика. Раз в три месяца запускается новое направление — факультет, как говорят внутри компании.

Весной 2019 года планируем выход на образовательный рынок США с онлайн-курсами «венчурный аналитик» и «бизнес-ассистент». В планах — 40 тысяч выпускников по всем направлениям к 2022 году.

Куан Фам, студент Финансового университета при Правительстве РФ, сооснователь кофейни Lafayette Coffee

Почему ты захотел быть предпринимателем?

Сначала был магазин шуб. «Я пожалею, если не попробую», — с такой мыслью я начал свою предпринимательскую деятельность на втором курсе университета. Вместо этого прошел через кассовый разрыв и штрафы. В то время я был уверен, что смогу заполучить сердце девушки, если открою свой бизнес.

Откуда пришла идея открыть кофейню?

Он прикинул маржинальность продукта и предложил мне участвовать. Идея открытия кофейни пришла моему партнеру и сооснователю «Lafayette», Александру Будакову, когда он обжегся кофе из автомата на одной из лекций по социологии.

Нам очень не нравился кофе из автоматов, но мы понимали, что от наших жалоб его качество не улучшится. Предпосылкой открытия первой кофейни в университете стало осознание того, что никто не понимает клиентов лучше, чем сами клиенты.

Каждый может высказать предложение, которое распространяется и принимается через общее голосование. Отличие Lafayette Coffee — местное самоуправление студентов.

Как повлияло открытие кофейни на учебу в университете?

В университете я научился критическому мышлению. Ничего не изменилось, я всегда старался хорошо учиться. В учёбе часто использую знания из бизнеса. Учусь на финансового менеджера, и перед открытием кофейни мы составляли бизнес-план, пригодились университетские знания. И курсовые работы стало намного проще писать.

Было время, когда работал в двух компаниях, развивал свой бизнес, учился в институте трейдинга и инвестиций, это помимо университета. Я совмещал работу и учебу со второго курса. Так что совмещать можно всегда, главное — найти подход к преподавателям и правильно распределять время.

Кто работает в кофейне?

Сейчас у нас работают студенты, но работа не требует полной занятости. Вначале мы с партнером, Александром Будаковым, сами стояли за стойкой, приходили на переменах.

Сколько денег ушло на запуск кофейни?

На открытие ушло четыре с половиной месяца, но это из-за неопытности, новые точки запускаем за месяц. На запуск первой точки потратили 450 тысяч рублей из собственных денег. Средний чек 189 рублей.

Каждую перемену можно увидеть огромную очередь студентов и преподавателей. Рекламировать кофейню не нужно, хорошо работает «сарафанное радио». За пределами университета работают рекомендации — так, например, пришёл первый франчайзи.

Очередь в кофейню выстраивается сразу после звонка на перемену

С какими особенностями открытия своего дела в университете вы столкнулись?

Она буквально убивает бизнес. Главная сложность открытия бизнеса в университете — бюрократия. Ждем ответ уже полтора месяца. Приведу живой пример: сейчас мы ожидаем ответ от Росимущества по оценке арендной ставки в одном из ВУЗов.

Но мы принципиально в ней не участвуем. Ещё почти каждый день наш бизнес сталкивается с коррупцией. Это не так. Возможно, кто-то думает, что для получения арендного места в университете надо дать взятку.

Сколько точек Lafayette Coffee открыто сейчас?

Окупились сторонние инвестиции в 1 млн рублей. За 2018 год было открыто четыре кофейни, из них две в Финансовом университете. Доходность кофейни разглашать не могу. Бизнес готов к новым инвестициям, инвестор может рассчитывать на возврат инвестиций за три–четыре месяца.

Цель — открытие 50 собственных кофеен в вузах и нескольких десятков в формате street-retail. В ближайшие десять лет планируется создание компании полного цикла: собственное производство кофейного зерна, пищи, стаканов и так далее.

Артем Татулов, сменил 3 факультета в ВШЭ и РАНХиГС, создатель системы развивающих программ для подростков HeadStart

Как появилась идея проекта?

Пошёл на финансовый факультет, но быстро понял, что ошибся. После окончания школы я понятия не имел, чем хочу заниматься в жизни. Как определить, к чему душа лежит, если ничего не попробовал? Школьникам дают много теории, практики нет совсем.

Так пришла идея создать площадку, где подростки могут «примерить» на себя профессиональную жизнь взрослых.

Что такое Headstart сейчас?

Это лагеря, курсы и онлайн-программы для подростков, помогающие им сделать осознанный выбор в профессии. Headstart — это система развивающих программ для подростков. От обычных лагерей HeadStart Camp отличается программой (игры, кейсы, лекции от бизнесменов) и отсутствием вожатых.

Во время смены участники обсуждают и практикуют полученные знания в области самоопределения и саморазвития, работы в команде, тайм-менеджмента, целеполагания, эффективной организации учёбы и различных профильных тем. Вместо них — менторы, участвующие в активностях вместе со всеми.

На мастер-классе предпринимателя Игоря Дубинникова

Как открытие своего бизнеса повлияло на учёбу в университете?

Потом я перевёлся в РАНХиГС, там отношение было более лояльным, однако проект развивался и требовал всё больше времени, и я ушёл оттуда. По моему опыту, ВШЭ не поощряет внеучебную активность, мне сказали: «Ты либо учишься, либо работаешь».

Например, как-то нам рассказывали о CRM-системах, одногруппникам сложно было сразу понять тему, а мы с командой уже внедрили CRM в процессы своей компании. Когда учишься на менеджменте — учиться становится интереснее, потому что вспоминаешь реальные случаи из практики, а не просто учишь теорию.

Чем отличается HeadStart Camp от обычных лагерей?

После лагеря выпускники переходят в более сильные школы, начинают лучше учиться, пробуют новое, открывают собственный бизнес. Девиз HeadStart Camp: «Верь в себя, расширяй границы, играй на победу». Во время программы формируется сообщество, участники продолжают общаться и ездить друг к другу в гости.

Какое финансирование понадобилось для запуска проекта, как вы его привлекали?

Помимо этого, деньги от продажи первых путёвок шли на бронирование базы проведения. На организацию первой смены привлекли грант от «Фонда русской экономики» в размере 300 тысяч рублей. Всего в самом первом выезде приняли участие 40 школьников.

Как проект зарабатывает деньги и на что они идут?

Аренда места проведения в Подмосковье — самая значимая статья расходов. Лагерь длится две недели и стоит 60 тысяч рублей. Есть и другие затраты — на реквизит, на трансфер и так далее. Менторам платят заработную плату, а со спикерами договариваются индивидуально. Конкретные цифры не разглашаются.

Онлайн-курс на две недели стоит 6500 рублей, офлайн-курс по бизнесу — 35 500 рублей. Сначала проект зарабатывал только на продаже путёвок, летом организовали первые онлайн- и офлайн-курсы. Межсезонный лагерь на неделю стоит 37 500 рублей и рассчитан на 20–25 человек.

Планируешь ли ты снова поступить и закончить университет?

Да, в ближайшие несколько лет хочу отучиться на психолога, но не в России.

Илона Лисотина, выпускница МГУ, автор образовательного проекта Chain

Что такое Chain?

Вся культура современного мира — уличная культура. We open culture — это наш девиз. На наших мероприятиях мы открываем её для всех.

Это был интерактивный фестиваль, посвящённый моде, искусству, кухне, спорту и музыке улиц. Начался проект с трёхдневного фестиваля Chain Challenge Fest в июне 2017 года. Сейчас мы позиционируем себя как образовательный проект, развивающий уличную культуру, создающий пространство и медиа.

Мы проводим мероприятия, выпускаем собственный мультфильм, планируем запустить лагерь для подростков, развиваться как медиаресурс и выпустить собственный бренд одежды.

Участники Chain Challenge рисуют комиксы

Как появилась идея создания проекта?

И всегда встречалась с закрытостью клубов. Я с пяти лет в уличной культуре, играла в баскетбол, интересовалась художниками, музыкантами. Так что идея проекта пришла из собственных интересов.

Какое влияние запуск проекта оказал на учебу в университете?

Я училась на психолога, и на четвёртом и пятом курсах мы проходили производственные практики, где можно было договориться и не приходить. Я запустила этот проект на четвёртом курсе.

На последнем курсе, шестом, было сложно совмещать проект с подготовкой к государственным экзаменам и написанием диплома. В эти два года я учёбой занималась мало. Но как раз в то время у меня появился партнёр по бизнесу, который взял на себя часть работы.

Как ты использовала знания по психологии в развитии своего проекта?

Знания помогали в построении сообщества, в выстраивании ценностей внутри сообщества, в работе со своей командой. Я училась на социального психолога, изучала группы людей. В университете я много изучала управление виртуальными командами, как выстраивать психологический климат, слаженную командную атмосферу на расстоянии.

В проекте я развила навык оформления и защиты презентаций, в университете мои презентации были самыми продуманными и качественными. Это помогало быть на связи с командой 24/7, чтобы никто не чувствовал себя брошенным, ведь офиса у нас не было и нет.

Как относились преподаватели к твоему проекту?

Образование в университете классическое и подразумевает серьёзное занятие наукой, поэтому общее отношение было негативное. О моём проекте знали многие, некоторые даже следили за его развитием в социальных сетях.

Но я всегда объясняла, что благодаря проекту знаю внутреннюю экосистему и особенности работы с группой на практике, а не из учебников. У преподавателей был страх, что мы уйдём из науки в бизнес.

Как помогал университет в развитии проекта?

Везде я чувствовала, что статус студента МГУ даёт мне фору перед другими участниками, открывает новые двери. Будучи студенткой, я участвовала во многих мероприятиях: проходила отбор в «Фонд первое поколение», участвовала в программе «Фонда русской экономики», прошла обучение по программе «Феникс» при ВШЭ.

Как вы привлекали деньги на запуск проекта?

Через неё продавали билеты на фестиваль, деньги пошли на аренду площадки. На организацию первого мероприятия Chain Challenge Fest за полтора месяца мы привлекли 170 тысяч рублей через краудфандинговую платформу planeta.ru. Выиграли грант от «Фонда русской экономики» в 300 тысяч рублей, а летом 2018 года — 1 млн рублей на форуме «Таврида».

Как проект зарабатывает деньги?

Компаниям продаём возможность взаимодействовать с их аудиторией во время мероприятий. Зарабатывает проект на партнёрских интеграциях. Например, участники одного мероприятия разрисовывали бутылки газированной воды для телеканала 2x2, на другом разработали 100 стикерпаков в Telegram для компании «Дымов».

Для участников вход бесплатный, компании решение креативного задания обойдется в сумму от 100 тысяч рублей до 350 тысяч рублей.

За два года существования проекта оборот в среднем больше 2 млн рублей. Компания платит деньги, а команда Chain занимается всеми организационными вопросами: поиск и аренда площадки проведения, закупка расходных материалов, еды, организация охраны и уборки, фото- и видеосопровождения, продвижение мероприятия в социальных сетях, привлечение участников и так далее.

Иногда случаются непредвиденные ситуации: на фотографии перекрашивают пол после Chain Challenge Fest. Иначе отказывались вернуть залог в 70 тысяч рублей

Как клиенты узнают о проекте?

Процесс оценивания эффективности и использования новых рекламных инструментов происходит и сейчас. Клиентов в b2b привлекаем в основном через холодные звонки, участников мероприятий через таргетированную рекламу.

Никита Ямщиков, студент Финансового университета при Правительстве РФ, создатель онлайн-школы баскетбола Ball In

Откуда пришла идея проекта?

К моменту создания школы группе Ball In было уже полгода. Идею я не искал. В 21 год я завёл небольшой блог про баскетбол, тренировки и развитие, спустя семь месяцев онлайн-школа стала способом его монетизации.

Как проходят занятия в онлайн-школе?

Отличительная особенность — за дисциплиной и ежедневным выполнением упражнений следят кураторы, после пятого пропуска участника исключают. Занятия в онлайн-школе баскетбола проходят в формате марафона с предоставлением тренировок на каждый день.

Как открытие своего бизнеса повлияло на учёбу в университете?

Я учусь по специальности «Управление персоналом», мне в университете не хватает нацеленности на результат и эффективности, иногда кажется, что учат ради процесса обучения, не для получения навыков. Совмещать нелегко, но я всегда занимался чем-то параллельно с учёбой, поэтому изменений не почувствовал.

Как относятся преподаватели к твоему бизнесу?

Преподаватели относятся к этому положительно, слушают всегда с интересом. Я часто использую знания от проекта при ответах на вопросы или подготовке докладов.

Команда проекта состоит из студентов, как вы планируете встречи?

Часть команды учится в Томске, поэтому вопросы решаем в онлайне, на связи 24/7. Часто работаем рано с утра и поздно вечером.

Сколько денег понадобилось на запуск проекта?

После первых продаж появились деньги на запись тренировок. На запуск школы не потратили ничего, первые клиенты пришли из блога. Цена курса 3000 рублей в месяц, часто продаём со скидкой.

Как они относятся к тому, что команда проекта состоит из студентов? Кто ваши клиенты?

Тренировочный план составляет Никита Савостов, тренер, который работал с профессионалами из Европы, Китая и игроками NCAA D1 (главная студенческая лига США), поэтому вопросов к качеству тренировок не возникает. Наши клиенты — школьники и студенты, поэтому иногда приходится общаться с их родителями. Команда проекта занимается организационными вопросами.

С тренером Никитой Савостовым (справа)

Откуда приходят клиенты?

Пробуем самые разные средства: рассылки, таргетированную рекламу, вебинары. В основном из блога во «ВКонтакте». В планах — выйти в Instagram, развить YouTube-канал, на котором сейчас 500 подписчиков. По плану в декабре 2018 года тренировалось 20 человек, цель на февраль — 40 человек.

Сейчас целевая аудитория — молодежь, но в перспективе расширение охвата. Мы оценивали количество потенциальных клиентов по аудитории «ВКонтакте»: около 300 тысяч человек в возрасте от 14 до 20 лет, они состоят в группах о баскетболе. Онлайн-тренировки — это основной проект в рамках бренда Ball In, будут внедряться новые продукты.

Инал Габлия, выпускник НИУ ВШЭ, создатель онлайн-школы абхазского языка «Алашарбага»

Это твой первый опыт предпринимательской деятельности?

В студенчестве я начал изучать предпринимательство в рамках бизнес-инкубатора, активно участвовал в студенческой жизни.

Это был научный кружок. В 19 лет запустили Ассоциацию мировой экономики на базе университета, куда приглашали разных экспертов с докладами на политические и экономические темы. Своё дело запустил уже после выпуска.

Откуда пришла идея проекта и сколько средств понадобилось на его запуск?

В онлайн-школе «Алашарбага» все желающие могут изучить абхазский язык. Абхазский язык — родной для меня, поэтому идея продвигать его не была чем-то неожиданным. На запуск не требовалось больших инвестиций, поэтому финансировали из собственных средств.

Помогают ли сейчас знания, полученные в университете? С момента твоего выпуска из университета прошло уже несколько лет.

Был полезен курс по менеджменту, где акцент был на развитие навыков, развитие личного бренда, понимание типов личностей и их взаимодействие. У меня была экономическая специальность, но мы занимались больше изучением науки, на практике эти знания я практически не применял. С преподавательницей этого курса я общаюсь до сих пор, она приглашает меня на свои образовательные мероприятия.

Я считаю, что главное в университете — это возможности, которые он предоставляет студентам, не просто учеба. Помогают знания, полученные во время бизнес-инкубатора, а ещё связи, приобретённые за время учебы.

Как происходило развитие проекта?

Он помог с разработкой методологии и языковой политики. Первым, кому я предложил выучить абхазский язык, стал Дмитрий Петров, телеведущий-учитель шоу «Полиглот» на телеканале «Культура».

С полиглотом Дмитрием Петровым (слева)

Занятия проходят в формате видеоконференций на специальной платформе, после ученики получают запись занятия, пройденный материал и домашнее задание. Первую группу запустили 18 сентября 2018 года.

Стоимость курса — 8000 рублей. Базовый курс состоит из 18 уроков, есть форматы группового и индивидуального обучения. 15 декабря провели первый онлайн-диктант на абхазском языке в Сухуме, Москве, Твери и Новом Афоне.

Сколько сейчас человек обучается в школе?

С ними работают два учителя, имеющие опыт преподавания в Турции для абхазской диаспоры. Сейчас в школе обучаются 20 учеников, запущено четыре группы, занятия проходят каждый день.

Недавно к школе присоединились студенты из Турции и Германии, на следующий курс записались студенты из Голландии и Канады.

Ученики из Абхазии и России, даже из Великобритании. В планах найти новых педагогов, однако найти подходящего сложно. Вскоре к школе присоединятся студенты из Турции, Германии, Голландии и Канады, которые записались на следующий курс. Возраст аудитории от десяти до 60 лет.

Екатерина Туранова, студентка РАНХиГС, автор экологического проекта WildCamp

Откуда пришла идея проекта?

А потом не хотелось, чтобы наработки остались на бумаге. Всё началось с научного исследования, без всякой мысли на этом заработать.

Что такое WildCamp?

Действия начинались с волонтёрства: помочь посадить лес, провести урок по экологии для детей, распространить информацию о мероприятии. Цель WildCamp — доступно и интересно донести до жителей необходимость защищать природу и дать людям возможность побывать в национальных парках.

Сейчас WildCamp сотрудничает с особо охраняемыми природными территориями страны, оказывает поддержку заповедными землям, работает в рамках государственных заказов и вместе с бизнесом, проводит научные исследования с университетами.

Знакомство команды с руководством национального парка «Башкирия»

Как повлиял запуск своего проекта на учёбу?

Это был второй курс, я ожидала, что знания по специальности «экономика и управление» будут помогать с вопросами формирования команды, постановки задач, делегирования, написания бизнес-плана и юридических нюансов. В начале было тяжело.

Я расстраивалась, желание учиться в университете пропало. На деле оказалось, что я могу перечислить все виды юридических лиц, но не знаю, какую организационно-правовую форму лучше выбрать для своей организации.

В университете никто не ждёт от тебя решения сложных жизненных задач, как в реальной жизни. На третьем курсе я снова ходила в университет с радостью, потому что там можно было отдохнуть.

Тебе всё объяснят, всему научат. Университет – это место, где можно и нужно совершать ошибки. Ошибки в проекте стоят дорого: теряешь деньги, репутацию, уважение клиентов и партнёров. В жизни не всегда можно «пересдать» экзамен, иногда вместо пересдачи отправляют в суд.

В университете я научилась системно мыслить, легко читать большие объёмы информации, говорить на любые темы. Сейчас, на четвертом курсе, я заметила, что университетские знания и практические знания от проекта дополняют друг друга и углубляют понимание. Можно посоветоваться с профессорами, протестировать гипотезы относительно своего проекта.

Как университет помогает в развитии проекта?

У нас есть своя акселерационная программа, где я помогаю студентам младших курсов запустить стартап. Помимо учебы, в университете я работаю младшим научным сотрудником.

WildCamp со своей стороны периодически выступает на разных конкурсах от имени университета, поэтому это взаимовыгодное сотрудничество. Преподаватели, с которыми я работаю, часто помогают с разными вопросами.

Можно ни разу не сходить на пары, но поучаствовать в разных мероприятиях, встретить интересных людей, учиться за пределами аудитории. Я уверена, что главное в университете не лекции, а возможности. Всё зависит от нас и нашего выбора.

Какие инвестиции понадобились на запуск проекта?

Через полгода получили грант 300 тысяч рублей от «Рыбаков фонда». Сначала работали без инвестиций, да и трат не было. К сайту вернулись, когда заработали первые деньги на проекте. Эти деньги перевели программистам для разработки сайта, а они исчезли вместе с деньгами.

Какая у проекта бизнес-модель?

В одних случаях проект получает от партнёрских работ, в других — выполняет конкретные заказы на выполнение работ и предоставление услуг в сфере. Определённой чёткой и простой бизнес-модели нет.

Например, WildCamp работает в сфере реализации корпоративной социальной ответственности бизнеса: компания может установить в парке фотоловушки для мониторинга животных и настроить трансляцию в офис для сотрудников.

WildCamp организует выезды для сотрудников необычные заповедники, консультирует туристические, строительные компании, устраивает лагеря и кейс-чемпионаты экологического характера, делаем образовательные программы.

Частный выезд в национальный парк на пять дней стоит в среднем 20 тысяч рублей с человека. Проведение корпоратива для компании в среднем обходится в 400 тысяч рублей. Оборот за 2018 год составил примерно 1,1 млн рублей.

Откуда клиенты узнают про WildCamp?

В b2b-секторе стараемся привлечь компании к совместным проектам и инициативам, используют рекламу в СМИ и на радио. Клиентов в b2c привлекаем через проведение встреч с аудиторией, мероприятия, форумы, конкурсы, проекты и социальные сети.

Самый эффективный канал по всем направлениям — «сарафанное радио». Члены команды WildCamp сами приходят в организации и рассказывают о проекте.

Константин Климентьев, студент НИУ ВШЭ, создатель бизнес-школы для детей Prospect

Откуда пришла идея проекта?

На первом курсе запустили проект финансовой грамотности для детей. Идея проекта пришла сама собой: собралась команда с опытом работы с подростками в сфере образования и опытом в управлении финансами.

Чем сейчас занимается Prospect?

Обучение полностью проходит в формате деловых игр с моментальным применением теории на практике. Сейчас Prospect предоставляет услуги дополнительного детского образования в сфере финансовой грамотности, предпринимательства, профориентации и soft skills. В среднем курсы стоят 5000–6000 тысяч рублей в месяц.

На мероприятии

Как открытие своего бизнеса повлияло на учёбу в университете?

Я никогда не старался выучить всё, всегда выбирал то, что казалось самым полезным и интересным. Мне было 18 лет, когда мы запустили проект. После запуска проекта к учёбе стал подходить ещё более избирательно, о чем иногда жалею, потому что часть полезных вещей я пропустил.

Используешь ли ты знания, полученные в университете, для развития своего дела?

Однако их недостаточно для ведения бизнеса, приходится учиться на собственных ошибках. У меня специальность «стратегический менеджмент», поэтому знания оказались полезны. Для своего бизнеса надо постоянно быть на шаг впереди, учиться самому, общаться с людьми из своей сферы.

Мы полностью пересмотрели свои взгляды на тестирование новых идей и построение бизнеса в целом. Очень много полезного мы узнали во время акселерации в бизнес-инкубаторе ВШЭ.

Как относятся преподаватели и одногруппники к твоему бизнесу?

Преподаватели по-разному: одни положительно, другим главное, чтобы выполнялись требования по дисциплине, а проект их не интересует.

Поскольку по специальности изучаем, как выстроить эффективные компании, то часто обсуждаем свои дела, помогаем друг другу как можем. С одногруппниками у нас хорошие отношения.

Как компания зарабатывает деньги?

Помимо работы в b2c-секторе, Prospect сотрудничает с коммерческими компаниями и государством, разрабатывая образовательные программы «под ключ» для сотрудников. В первую очередь мы проводим курсы. Стоимость зависит от запросов компании и может составлять от 100 тысяч рублей до 1 млн рублей.

Клиентов в b2c-секторе привлекаем через партнёрские программы, в b2b и b2g работают холодные звонки и письма, «сарафанное радио».

Для детей они бесплатны, курс оплачивает школа. На базе государственных школ проводим кружки по финансовой грамотности для учеников. Среди партнёров проекта «Сбербанк», Национальный исследовательский центр «Высшая Школа Экономики», Московский центр технологической модернизации образования и другие.

Каких результатов проект достиг за время существования?

Бизнес сезонный, наибольшее количество заказов приходится на сентябрь, а перед Новым годом и в конце мая спрос падает. Сейчас выручка компании составляет примерно 500 тысяч рублей. Деньги вкладывали собственные, а также привлекали займы с возвратом. За все время на развитие компании потратили около 1 млн рублей.

Как вы можете оценить рынок образования?

Есть общие данные об объёме рынка дополнительного образования школьников в России — около 140 млрд рублей. Объём и перспективы рынка дополнительного школьного образования оценить сложно. Образовательные курсы составляют около 25% этого рынка — то есть около 35 млрд рублей.

Наш рынок — то есть образовательные программы по внешкольным предметам и общему развитию ребенка — не более 3 млрд рублей по оптимистичной оценке.

Так что точную цифру назвать крайне сложно. Но, если честно, это всё немного воздух, реальную цифру назвать крайне сложно, так как даже на рынке дополнительного внешкольного образования детей идёт разделение на технические курсы (программирование, робототехника), творческие дисциплины (театральные и художественные кружки) и мягкие навыки (то, на чём специализируемся мы).

Артём Парфенов, выпускник СИУ РАНХиГС, создатель производства протеиновых батончиков и арахисовой пасты Vasco

Это твой первый опыт предпринимательской деятельности?

Своими проектами я занимался с первого курса университета. Нет. Так что к открытию Vasco у меня уже был опыт переговоров, презентации продуктов, делегирования задач и так далее. Начинал с продаж обложек для студенческих билетов, потом занимался продажей магнитов, продажей толстовок.

Откуда пришла идея создания проекта?

Кроме того, пищевой рынок России очень консервативен и не развивается. Идея лежала на поверхности: несложно увидеть растущий интерес к правильному питанию и стремление хорошо выглядеть. Арахисовая паста, представленная на рынке, совершенно не адаптирована под Россию. У каждой страны свои вкусовые предпочтения.

Продукция Vasco

Как происходило развитие проекта?

Сейчас в ассортименте компании три вида продукции (протеиновые батончики, арахисовая паста и протеиновые маффины), а штате работает команда технологов. Бизнес начинался с одного протеинового батончика, его я разработал и сделал у себя дома. Компания находится в Новосибирске. Для производства арендовали площадь, закупили оборудование.

Помогают ли сейчас знания, полученные в университете? С момента твоего выпуска из университета прошло уже несколько лет.

Главное, чему я научился в университете, — искать нужную информацию, использовать научные источники, а не частные мнения. В университете я учился на юриста, поэтому знания в сфере пищевого производства я приобретал самостоятельно.

Для выстраивания бизнес-процессов в компании я всегда использую знания, которые подтверждены в научном эксперименте, и их можно воспроизвести у себя. Это особенно помогло, когда я читал специализированную литературу для разработки своего первого протеинового батончика.

Университет учит базовым вещам, таким как логика и математика (эти вещи стоит освоить всем, даже «гуманитариям»), с этой базой ты продолжаешь учиться сам. Я никогда не рассматривал университет как «путевку в жизнь» или гарантию успешности, всегда понимал, что за этим лежит личная напряжённая работа.

Мы помогаем друг другу, и это значительно упрощает жизнь. Кроме знаний, в университете я приобрел много связей, сейчас у меня есть знакомые в самых разных областях.

Сколько денег понадобилось на запуск компании?

Деньги пошли на покупку оборудования, сырье и упаковку. На запуск первой партии батончиков я потратил 300 тысяч рублей, две трети взял из собственных средств, остальную сумму дал взаймы дядя. Я заказывал пробники у компаний-поставщиков, они поставляются в значительных объёмах и бесплатно. За большую часть сырья для первой партии в 2000 штук не пришлось платить совсем.

Чем отличается продукция Vasco от спортивного питания?

Поэтому мы не позиционируем себя как спортивное питание. Особенность продукции — она не содержит сахара, а по вкусу не уступает шоколадке. Вкусно и полезно должно быть всем.

Клиентов привлекаем через «холодные звонки», звоним и рассказываем о нашей продукции. Наряду со специализированными магазинами батончики, паста и маффины Vasco продаются в обычных продуктовых магазинах и магазинах здорового питания.

Арахисовая паста стоит 120–500 рублей (банки отличаются по размеру), батончики в рознице стоят 100 рублей за штуку. Сейчас продукция компании представлена примерно у 168 партнеров: розничных магазинах, торговых сетях и фитнес-клубах. На сайте высокие цены, так как мы продаем оптом, а не в розницу.

Василий Фролов, студент НИУ ВШЭ, создатель школы управленческих навыков ManageClub

Откуда пришла идея создания проекта?

Идея пришла из студенческого клуба, в котором состоял я и два моих сегодняшних партнёра-совладельца. Это мой первый бизнес. Клуб занимался управленческой борьбой и был достаточно популярен в студенческих кругах.

Но не было системности обучения и налаженной обратной связи, а самое главное, сообщества. Занятия проходили в формате «поединков», у каждого участника была своя роль в конфликтной управленческой ситуации, нужно было отстоять свою позицию.

Что такое ManageClub сейчас?

Учат красиво говорить, аргументировать свою позицию, слушать и слышать собеседника, анализировать информацию, противостоять давлению и искать компромисс. ManageClub — это школа soft skills для студентов и выпускников.

На дебатах

Как открытие бизнеса повлияло на учёбу в университете?

Однако, это вопрос приоритетов, я за оценками никогда не гнался. В первую очередь это сказалось на посещаемости, а потом и на оценках. В команде проекта есть ребята, которые и работают, и учатся на отлично.

Используешь ли ты знания, полученные в университете, для развития своего дела?

Бывает и наоборот: провели несколько раз рекламную кампанию, и пришло четкое понимание, как это работает на практике. У меня специальность «Digital-маркетинг», знания применял и сейчас применяю. Для управления проектом многому научились на курсах менеджмента, при этом опыт работы в команде в настоящем проекте использовали в учебных проектах.

Как относятся преподаватели к твоему бизнесу?

Университет помогает с проектом: мы пользуемся аудиториями, что значительно сокращает расходы, используем информационные ресурсы ВШЭ. Многие преподаватели знают, некоторые помогали советом, приходили на занятия, участвовали в них.

Команда проекта состоит из студентов, как вы планируете встречи?

Большую часть вопросов решаем в онлайне. Используем Doodle или «Google Таблицы».

Как происходило развитие проекта и сколько денег понадобилось на его запуск?

MVP (минимально жизнеспособный продукт) создали прошлой весной 2018 года, а осенью запустили первую платную версию. Чтобы выбрать наиболее эффективный способ обучения, провели несколько бесплатных курсов.

Использовали рассылки во «ВКонтакте», приглашали знакомых. Собрать аудиторию на первые курсы удалось практически без затрат на маркетинг. Конкретные цифры сказать не могу.

Первый уровень — обучающий, проходит под девизом «слушать, говорить и договариваться». Сейчас обучение двухуровневое. Студенты работают в группах, осваивая навыки через ролевые игры и моделирование ситуаций.

В нём студенты продолжают совершенствовать свои навыки, пробуют новые техники и просто хорошо проводят время. Второй уровень — закрытый клуб, куда входят выпускники Школы. Сейчас в закрытом клубе состоит больше 70 человек.

Как проекта зарабатывает деньги и на что уходит основная часть выручки?

Сейчас ценник намеренно низкий, от 5000 до 7000 рублей, но он будет расти по мере роста бизнеса. В первую очередь мы зарабатываем на курсах. В смежных отраслях (в основном курсы для руководителей компаний) цена начинается от 10 тысяч рублей и может достигать 100 тысяч рублей.

Например, проводили серию тренингов для отдела продаж образовательной компании «Юниум». На b2b-рынке компания организует внутренние тренинги для сотрудников.

Для компаний нет определённой цены, каждый раз она определяется договорным путём. Занятия были посвящены противостоянию, психологическому давлению и Гарвардской модели переговоров.

Конкретные цифры сказать не могу. Основные статьи расходов — материалы для курсов и заработная плата.

#бизнес #стартапы

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть