Главная » Хабрахабр » Почему в Петербурге так сложно построить карьеру VP of engineering

Почему в Петербурге так сложно построить карьеру VP of engineering

Привет, Хабр! Меня зовут Святослав Кулаков, я VP of Engineering в Aurea Software. Вся моя жизнь прошла в Питере: я родился и вырос на улице Союза Печатников напротив Мариинского театра, учился во второй гимназии с углублённым изучением английского языка и физмата, поступил в Университет аэрокосмического приборостроения (ГУАП). После учёбы я работал в нескольких софтверных компаниях в России и США, но в итоге всё вернулся в Санкт-Петербург и оставался тут даже когда это казалось верной дорогой к карьерному болоту.

На основании своего личного опыта я расскажу о том, почему многим IT-специалистам нереально найти в Санкт-Петербурге работу по своему уровню, как работает механизм перетягивания лучших специалистов — как минимум, в Москву, а то и сразу в США или другие страны. И о том, как мне всё-таки удалось найти в родном городе свою лучшую работу на данный момент. Но обо всём по порядку.

Из Санкт-Петербурга в Санкт-Петербург через Санкт-Петербург

Моя трудовая биография началась с позиции Java-разработчика в небольшой софтверной компании. Кризис 2008 года сбил нас на взлёте, и моей следующей записью в трудовой стала должность Lead IT Process Manager в московском отделении Deutsche Bank. Полтора года спустя мне поступило заманчивое предложение из США: консультировать бизнес-клиентов компании Grid Dynamics в вопросах оптимизации процессов разработки.
И так совпало, что головной офис одной из этих фирм оказался… Снова в Санкт-Петербурге. Только не на Карельском перешейке, а во Флориде. В этом Санкт-Петербурге я и провёл большую часть из двух прожитых в США лет, занимаясь внедрением процесса Continuous Delivery для компании, в которой работало более тысячи инженеров.

Ещё пару месяцев мне довелось пожить в Кремниевой долине, но закрепиться не удалось: о дороговизне жизни там уже ходят легенды. Это земля миллионеров — и для миллионеров. К тому же, слишком много времени приходилось проводить за рулём. Полтора часа стояния в пробке на хайвее по пути из дома на работу, полтора часа стояния в пробке в обратном направлении, с работы домой — всё это создавало ощущение, что дорога съедает почти всю мою жизнь.

Впрочем, американский Санкт-Петербург тоже не стал мне вторым домом. Мы не сошлись с Америкой на личном уровне: за два года у меня не появилось ни одного нового друга, ни из местных, ни из наших эмигрантов. Меня тянул обратно настоящий Питер. И в 2014 году, с согласия CEO Grid Dynamics Леонарда Лившица, я освободил американскую должность Program Director, где в подчинении у меня находилось около 60 человек, и вернулся домой, в Россию, получив взамен позицию VP of engineering — т.е. руководство почти полным составом компании во всех офисах общей численностью около 350 человек на тот момент.

VP of engineering отвечает за координацию и успешную реализацию всех софтверных проектов компании в полном объёме, включая не только разработку, но и контроль бизнес-процессов, менторинг и обучение персонала проектов.
— определение автора

Это было очень серьёзное повышение, но вскоре начались проблемы, когда расстояние и, главное, разница во времени, стали давать о себе знать: мои рабочие часы почти не совпадали с рабочим днём CEO Grid Dynamics, в непосредственном подчинении которого я теперь находился. Лившиц предложил мне выбор: либо я переезжаю обратно в США, чтобы работать в непосредственном контакте с ним, либо Лившиц нанимает в Америке дополнительного сотрудника, задачей которого стала бы координация моей работы — и сглаживание разницы во времени между нами. Я уже к тому моменту окончательно решил, что Америка — это не для меня, и отказался переезжать.

Поэтому Лившиц начал действовать по плану «Б». Я по-прежнему оставался VP of engineering, но участвовать в принятии стратегических решений вместо меня стал теперь мой американский «аватар». Это сделало мою работу в Grid Dynamics значительно менее интересной, поэтому в июле 2015 года я покинул компанию. При этом расстались мы хорошо и до сих пор приятельски общаемся с Лившицем. Но искать перспективы роста мне пришлось уже на новом месте.

VP тут не место

Следующие две строчки моего резюме вышли достаточно короткими: 9 месяцев в качестве операционного директора (COO) «Корус Консалтинга», принадлежащего «Сбербанку», и ещё полгода в должности General Manager санкт-петербургского офиса австралийской компании MySale. Впрочем, в последнем случае мы ещё «на берегу» договорились рассматривать это скорее как проектную работу, а не полную занятость.

Такой подход достаточно органично ложится на специфику моей профессии: на новом месте я приступаю к выстраиванию процессов и обучению людей, продолжая это до тех пор, пока мой участок компании не начнёт эффективно работать уже без моего непосредственного руководства. На этом я свою миссию могу считать выполненной и, если текущая занятость не предлагает новых вызовов, то это отличный момент для смены работы. И при найме в MySale работодатель сразу осознавал, что этот момент когда-нибудь настанет.

В остальном моё будущее было туманно, как рассвет над Невой. Таков питерский рынок труда, детка: когда ты перерос позицию руководителя регионального офиса, больше родному городу предложить уже нечего. Все серьёзные решения принимаются в головных офисах, а головные офисы обычно не в Петербурге — и одним «Лахта-центром» ситуацию не исправишь.

Российские компании тут несильно отличаются от глобальных — только в нашем случае, центром притяжения оказывается уже Москва. Я столкнулся с этим, когда претендовал на вакансию VP of engineering, открытую в Санкт-Петербурге в «Яндекс.Деньги». Пройдя четыре собеседования из пяти, я узнал, что мой знакомый, уже работающий в этом подразделении Яндекса, переезжает в Москву — поближе к центру принятия решений. Из Питера, по его словам, повлиять на что-то было невозможно. Не помогает даже один часовой пояс — до сих пор, во множестве случаев, дело в личном контакте и личном присутствии. Если ты физически не находишься в центре процессов, то процессы будут проходить мимо тебя.

Это только укрепило мою уверенность в том, что в Питере не найти компанию, предлагающую полноценную должность VP of engineering без переезда в другой город.

Как я нашёл свою лучшую работу

В одну из рядовых суббот мои периодические визиты на HH.ru наконец-то принесли что-то интересное. Американская софтверная компания Aurea, входящая в техасский бизнес-конгломерат ESW Capital, отличалась от всех моих предыдущих работ отсутствием центрального офиса как явления — весь бизнес организован и функционирует абсолютно удалённо. Их единственный офис находится в Остине, штат Техас, откуда компания и стартовала более 10 лет назад — сейчас там физически работает не более семи человек одновременно. Остальные 2000 с лишним разработчиков по всему миру трудятся сугубо удалённо. Таким образом, ни у кого нет «географического преимущества», все коммуникации — одинаково удалённые. Будь ты хоть из Питера, хоть из Нью-Йорка, хоть из леса — главное, чтобы интернет-соединение было стабильным.

Процесс трудоустройства в Aurea тоже наладили удалённый — со страницы вакансии на «Хэдхантере» я попал на отдельный сайт, где предлагалось отправить своё резюме и выполнить тестовое задание из семи вопросов, разработанных совместно специалистами Aurea и ещё одной «дочкой» ESW Capital — рекрутингового агентства Crossover. Тест никак не ограничивал время на ответ: можно было начать выполнять его утром, закрыть страницу, а уже вечером продолжить с того же места.

На первые три вопроса я ответил за два дня. Четвёртый потребовал уже достаточно серьёзной аналитической работы, поэтому на нём я завис на пару дней. Тогда и оказалось, что ко мне уже присматривались: менеджер Crossover, получивший моё резюме и первые три ответа, написал мне, чтобы я обязательно прошёл тест до конца: «Слава, нам действительно нужны VP of engineering». Впрочем, я и не собирался сдаваться — вопросы на самом деле оказались интересными, так что я уже втянулся в эту игру. В совокупности прохождение теста заняло у меня неделю.

После этого ждать пришлось уже мне: Crossover назначил мне собеседование с моим будущим начальником — Энди Монтгомери — разумеется, тоже онлайн, но пересечься нам никак не удавалось. Тем не менее, через 3 недели мы, наконец-то, созвонились. На знакомство у нас ушёл всего час. Через пару дней меня ждало «контрольное» интервью — на сей раз с участием CEO компании Ignite, ещё одной «дочки» ESW Capital. Его задачей был «взгляд со стороны», second opinion. И уже в течение недели после второго интервью я получил оффер от Aurea.

Как сбываются мечты

Благодаря своей децентрализованной организационной структуре, Aurea смогла мне предложить то, чего в самом Питере не было и быть не могло: должность в крупной софтверной компании с возможностью участвовать в принятии ключевых стратегических решений без необходимости релокации.

И никаких компромиссов, например, в зарплате. Скажем, в «Корусе» я, как COO, зарабатывал 500 000₽ в месяц (до подоходного), плюс бонусы. В Aurea моя зарплата составляет уже миллион рублей — при этом, налогов я плачу в разы меньше, раз в год покупая патент примерно за 90 000–100 000 рублей. Если вы сейчас задумались, в чём тут подвох, то рекомендую почитать про патентную систему налогообложения. Возможно, для кого-то это перевернёт мир.

В отличие от предыдущих компаний, в Aurea мне ещё нескоро станет нечего делать. Бизнес-модель компании подразумевает постоянный агрессивный рост через покупки других софтверных компаний с одновременным снижением операционных издержек разработки продукта. Снижая расходы, мы получаем прибыль, на которую покупаем менее успешные продуктовые компании, не сумевшие вовремя срезать свои косты. После этого уже мы снижаем их издержки — и покупаем новые компании, всё больше расширяя линейку своих продуктов.

Сейчас я в Aurea уже год и два месяца, и всё это время моя работа — постоянный драйв без малейшего шанса остаться без дела, ведь на интеграцию каждой новоприобретённой компании в наши бизнес-процессы отводится 3 месяца. С момента своего основания в 1988 году, ESW Capital купила более 50 бизнесов; при этом, уже на 2018 год запланировано приобретение ещё 50 — по одной компании в неделю. Сейчас шестая неделя года — и мы пока идём по графику, купив уже пять компаний на общую сумму около $30–50 млн. Всего на 2018 год ESW Capital выделила на поглощения $600 млн.

P.S. Послезавтра, 10 февраля, я выступаю в Москве на закрытом Executive Hiring Day, организованный агентством Crossover для действующих VP и соискателей. Агрессивная бизнес-стратегия его материнской компании ESW Capital привела к постоянно возрастающей потребности в кадрах. В данный момент одних только позиций VP of engineering холдингу нужно закрыть в пяти компаниях, а всего речь идёт о сотнях вакансий по всем дочерним учреждениям ESW Capital. Впрочем, я буду делиться опытом непосредственно с претендентами на позиции VP of engineering.

И, конечно, по мере возможности буду отвечать на вопросы хабрасообщества в комментариях, если таковые возникнут. Спасибо, что дочитали.


x

Ещё Hi-Tech Интересное!

[Перевод] Философия Джефа Безоса: «День 1»

13 сентября Джеф Безос стартовал филантропический проект «День 1». Копнем, что же стоит за этим названием. Какова философия «Дня 1» Джеффа Безоса? Изначально этот вопрос появился на ‘Quora’: месте для получения и обмена знаниями, позволяющим людям учиться у других и ...

Very Special Event: как мы смотрели презентацию Apple и что об этом думаем

Тем не менее, мы в Авито не могли пропустить это событие. От презентации Apple, которая должна была пройти 12 сентября, ничего особенного не ждали: три новых модели iPhone и новую версию Apple Watch — об этих новинках знали заранее. Посмотреть ...