Hi-Tech

Первые работы креативных директоров: история Владилена Ситникова из Possible Group

Владилен Ситников, фото из Facebook

Работа веб-дизайнером, первые сайты и своя студия

Жизнь студента философского факультета МГУ подсказывала, что публикации, которых нужно ещё дождаться, и чтение лекций о природе религий не помогут обрести устойчивый достаточный доход. В 1999 году я решил попробовать себя веб-дизайнером. Я умел рисовать и немного знал HTML.

Да, я не знал Photoshop, но я мог просто нарисовать сайт на бумаге. Это был успех: рисунок сканировался, оптимизировался, верстался, и получался сайт. Глупость и отвага — поглядел, какие есть предложения, и послал резюме и два-три сайта, которые уже были в портфолио: личный и новая версия факультетского сайта.

На первом же интервью (это была студия Altermedia) меня дико унизил арт-директор, подсказав, что мне нужно продолжать заниматься наукой, но никак не дизайном. С такой базой я никуда не попал. Впечатление было ужасное: подавленность, растерянность и вызов одновременно.

Я только больше и глубже стал погружаться в зарождающуюся индустрию. Всю мою жизнь — сильные и хлёсткие удары только подстёгивали двигаться дальше. Так в портфолио появились уже коммерческие работы. Через месяц меня взял в команду Стас Гудилин, который пытался создать маркетплейс по продаже сложного индустриального оборудования, по большей части промышленных лазеров.

Деньги у него кончились, а сидеть дома на US Robotics 14400 (это и часть названия модема, и скорость в байтах) было очень тяжко. Стас работал в Институте общей физики на улице Губкина, поэтому у нас был сверхскоростной интернет, который и стал через месяц моей зарплатой. Особенностью и стимулом идти дальше была курилка «Яндекса».

Это был очень маленький и тесный мир — веб-дизайнеры были самоучками и выскочками, которых ещё не признал старый рекламный мир. Наши окна выходили во двор — где располагался офис Comptek. Они следили за успехами друг друга и создавали своих героев.

В курилке можно было увидеть всех, кто делает историю. Для меня это был автор дизайна «Яндекса» Артемий Лебедев. Она была символом, что нужно ещё много сделать, чтобы стать частью этого мира.

Через год он уже назывался Bistronom.ru и входил в Russian Standart Online Services. Через месяц я откликнулся на объявление о поиске веб-дизайнера для создания первого в России продуктового интернет магазина Cyber Grocery. Вот тут уже и появилось что-то, что можно показать. Да, до кредитной революции, которую сотворил Рустам Тарико и его банк, он был увлечён своим собственным доткомом. Правда, это версия 2001 года.

Потому что делался он на ошибках и реальном пользовательском опыте: прибегал генеральный директор и говорил, что покупатели не могут найти майонез Hellmann's — и приходилось править: продумывать, куда же поставить продукт, чтобы его видели ключевые клиенты. Почему мне может быть стыдно за этот проект?

Проникся идеей товарооборота и «слива» складских остатков через интерфейс. Я познакомился с выкладкой и спрогнозировал появление профессии онлайн-мерчендайзер. Благо, нам прощали очень многое. Возможно, я мог бы испробовать построение пользовательского опыта как-то иначе, но это было начало двухтысячных — мы были Колумбами, первопроходцами, мы открывали неизведанное и учились на живом.

Название соответствовало моему первому логину в Glasnet, который был моим первым провайдером. В этом году меня отыскал Боря Рысс, тогда он был в роли исполнительного директора агентства 10-4.ru, а у меня была студия Vladalex.ru. Никнейм стал именем творчества. А затем и никнеймом везде: в электронной почте, ICQ и так далее.

Итак, тут уже работа веб-дизайнера шла по полной, вот несколько макетов сайтов и лого.

Тогда они были хорошими решениями для своего разрешения, браузера, скорости закачки и информационного наполнения. Не скажу, что мне стыдно за них. Но очевидно, они не гениальны.

От неуверенности к дерзости креативного директора

Это админка сайта, выглядящая как знакомый любому пользователю компьютера Word, то есть не требовалось никаких дополнительных знаний для обновления контента и в целом управления сайтом. Когда в 2002 году Андрей Виноград (компания Inso), Боря Рысс (продукт BoRo и Владимир Сасковец (типография «4+4») основали Grape, Андрей разработал продукт, который позволил заходить почти к любому клиенту — Upsite.

Боря был гением продажи любой онлайн-кампании. В 2003 году получили даже премию за неё, но в 2004-м уже решили отказаться — очень дорого было этот продукт поддерживать и развивать. Мы все активно дружили и общались, я потихоньку становился единственным поставщиком дизайн-услуг, было уже пять человек в студии: три дизайнера и два иллюстратора. А Володя достаточно быстро вышел из бизнеса, уступив место Алексею Кудрявцеву, а затем и мне.

И это была полностью долларовая экономика. Наверное, многие не помнят, но тогда экономика росла как на дрожжах. В рекламу не щадили инвестировать, множество больших промопрограмм, огромная работа для дизайнера. Я все работы оценивал в долларах, никто в рубли не верил, а дома у меня был спрятан в прихожей на антресоли конверт с зелёными банкнотами, который заменял мне банковский счёт. Вот подборка работ за 2004 год.

Кстати, тут можно увидеть самый первый лого Grape, который нарисовал Алексей Гисак, ныне владелец компании «Воккер».

Совсем иной стал уровень проектов. К концу 2004 и на начало 2005 года у меня работали такие таланты, как Андрей Серкин и Миша Жашков, затем к команде присоединился Толя Шебзухов.

Долгое время я строил в Grape студию, в рамках которой мы сделали много замечательных проектов, но я был лишь арт-директором. Креативным директором я стал гораздо позже, в 2006-2007 годах. Всё изменилось, когда я её оставил, а на её основе возник Grape Production, в какой-то момент ставший агентством Ailove.

Некомфортно, но необходимо использовать именно это название своей должности. И было мучительно стыдно называть себя креативным директором и сравнивать себя с такими специалистами, как Игорь Лутц, Алексей Андреев и Михаил Кудашкин. Я стал дерзить. Через два года и серию успешных проектов я не просто привык.

Это был комплексный проект в формате 360°, где мы выступали партнёром для Rapp Collins, когда-то это было одно из крутейших TTL-агентств. Наверное, первой серьёзной работой в качестве уже креативного директора был проект «Забег на миллион» для Rexona. Впервые познакомился там с Антоном Мельниковым и Максом Колышевым.

А кроме всего, закрутить интригу и подогреть интерес. Итак, нужно было сделать часть кампании, но основную: саму игру, в которую будут рубиться все люди в стране, чтобы добежать и получить свой миллион рублей. Проект был сложным графически и технически. Таким образом, моя работа здесь ограничивалась только интерактивом: люди должны играть, «бежать», тратить часы в игре и приходить каждый день. Крафт для меня был очень важен.

Я уехал в Ярославль на две недели и жил с продакшном, кормил ребят пиццей и пивом. Сделать то, что никто никогда не делал — так формировалась концепция агентства. Реализовали интересный геймплей, выдержали все нагрузки на сервер, не допустили читерства. В итоге мы всё нарисовали на суперкрутом уровне, игра и сейчас хорошо смотрится.

Если бы всю кампанию и сайт подали на фестиваль «Каннские львы», точно получили бы награду. Вот только не прославились. Но мы мечтали о победе на Red Apple.

Идея была такая — нужно выбрать для парня или девчонку, они показывают тебе мини-стрип и просят показать, есть ли у тебя деньги, на камеру. На фестиваль «Каннские львы» мы заявились первый раз с простым сайтом для феминисткой организации Femen. Ты включаешь веб-камеру, показываешь деньги, и продолжается видео, где в какой-то момент видно, что парень и девчонка подвергаются насилию: физическому или от наркотиков.

В итоге мы показывали сотни фотографий людей, которых сняли с камеры в момент демонстрации денег со словами: «И теперь ты среди тех, кто понял, что так поступать нельзя». Снято было очень впечатляющее (делали в коллаборации с восходящей звездой украинского креатива и продакшена VGNC) — зритель по-настоящему сопереживал и понимал, что зря поддался манипуляции.

А вот кейс — полное говно. Проект был хорош.

Так мы пролетели на первых «Каннских львах» (хотя и получили National Diploma) и стали учиться делать хорошие кейсы о хороших проектах.

В агентстве за 16 лет мы смогли вырастить уже с десяток креативных и стратегических директоров. Время идёт. Когда я вспоминаю, как начинали, работали вместе и боролись, а сейчас они дерзят и спорят со мной, чувствую тепло и радость за то, что приложил силы, был рядом, дал импульс.

Даша Мингалиева, Алексей Фёдоров, Константин Куприянов, Ксения Апресян, Артур Мирошниченко, Галя Белозерова, Сами Ширхан (Ширман сейчас), Валерий Волчецкий, Александр Штефанец, Максим Фёдоров, Артём Филимонов, Олег Пальчинский и Марьяма Ахунова. Был рядом.

Сильнее оргазма — новая идея и инсайт. Когда с тобой таланты, гении, безумные творцы — ты находишься в потоке, водопаде безумия идей и нового каждый день. И от этого ты испытываешь зависимость.

Идея возникла у Макса Фёдорова — он предложил выйти в дарквеб и сделать там магазин. Таким последним кейсом был «Кофе не наркотик», который мы делали для кооператива «Чёрный». Он же взял на себя почти весь Тор-экзекьюшн, а там была масса интересностей: от полной кэш-экономики (приходилось самим платить из личных средств) до бывших полицейских, что помогали нам открыть домен.

В итоге всё случилось вовремя и очень удачно. Я понял, что всё серьёзно, когда Макс заклеил у себя камеру на лаптопе и никогда её не отклеивал. Самой правильной оценкой успеха этой кампании послужил бурный рост кооператива.

Сейчас многие работы уже выходят из агентства без моего непосредственного вовлечения. В какой-то момент происходит взросление. Я горд и рад за всех, кто работает, работал и будет работать с нами в единой команде.

В некоторые проекты я вовлекаюсь с головой.

Adopt a pack (креативный директор Марьям Ахунова) Kasperskiy VR (креативный директор Артём Филимонов)

Точнее, с поиском нового решения или переосмысления индустрии. Последняя моя работа уже никак не связана с креативом. Он не связан с работой на клиента. Последний проект — космический биллборд StartRocket. Когда достигаешь возраста, который греки называли акме, начинаешь мыслить о том, что нужно идти дальше. Но точно с рекламой. Надеюсь, это будет тот самый шаг.

Всегда думать за горизонт — если ты что-то видишь впереди себя, сразу задавай новый вызов, думай, как сделать то, что ещё никто не делал никогда. Что я хочу сказать в напутствие — никогда не останавливаться.

Нужно думать дальше этого мира. Иначе так и будешь думать только локальным фестивалем и копошиться в приятном отеческом болоте, когда наши мысли, проекты и креатив ценят во всём мире. Тогда будет куда интересней жить и творить. Космическими идеями.

Мы растим креативных директоров. И приходить к нам.

#маркетинг #креативныедиректора

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть