Главная » Хабрахабр » [Перевод] Прошлое, настоящее и будущее Docker и других исполняемых сред контейнеров в Kubernetes

[Перевод] Прошлое, настоящее и будущее Docker и других исполняемых сред контейнеров в Kubernetes

Прим. перев.: Мы написали уже не одну публикацию (см. ссылки в конце статьи) об исполняемых средах контейнеров (container runtimes) — речь в них, как правило, идёт в контексте Kubernetes. Однако зачастую эти материалы вызывали у читателей вопросы, свидетельствующие о недостаточном понимании, откуда взялся очередной проект, как он связан с другими и что вообще происходит во всём этом контейнерном «зоопарке».

Будучи одним из мейнтейнеров проекта Moby и containerd, членом технических комитетов Open Container Initiative (OCI) и Moby, а также обладая статусом Docker Captain, автор пишет о прошлом, настоящем и будущем нового дивного мира container runtimes. Недавняя статья от технического директора подразделения IBM Watson & Cloud Platform по стратегии в области контейнеров и архитектуры Linux — Phil Estes — предлагает отличную ретроспективу и помогает сориентироваться, получить более обширное понимание тем, кто потерял (или так и не уловил) нить событий. И для самых ленивых материал начинается с компактного TL;DR по теме…

Основные выводы

  • С течением времени выбор среди исполняемых сред контейнеров рос, предоставляя всё больше вариантов, чем популярный движок Docker.
  • Инициатива Open Container Initiative (OCI) успешно стандартизовала концепцию контейнера и контейнерного образа с тем, чтобы гарантировать интероперабельность («способность к взаимодействию» — прим. перев.) между исполняемыми средами.
  • В Kubernetes добавили интерфейс Container Runtime Interface (CRI), позволяющий подключаться исполняемым средам контейнером к нижележащей прослойке оркестровки в K8s.
  • Инновации в этой области позволяют контейнерам использовать легковесную виртуализацию и другие уникальные техники изоляции для растущих требований к безопасности.
  • С OCI и CRI интероперабельность и выбор стали реальностью в экосистеме исполняемых сред контейнеров и оркестровки.

В мире операционной системы Linux уже довольно долго существовала технология контейнеризации — первые идеи о раздельных пространствах имён для файловых систем и процессов появились уже более десятилетия назад. А в относительно недавнем прошлом появился LXC и стал стандартным для пользователей Linux способом взаимодействовать с мощной технологией изоляции, спрятанной в ядре Linux.

Однако, даже несмотря на попытки LXC спрятать сложность объединения различных технологических «внутренностей» того, что мы сегодня обычно называем контейнером, контейнеры оставались некой магией и укрепились лишь в мире особо сведущих, так и не получив широкого распространения в массах.

Всё изменилось в 2014 году с Docker, когда появилась новая, дружелюбная к разработчикам, обёртка той же самой технологии ядра Linux, что была на вооружении у LXC — ведь на самом деле ранние версии Docker «за кулисами» использовали LXC, — и контейнеры стали по-настоящему массовым явлением, поскольку разработчики прониклись простотой и возможностями повторного использования образов Docker-контейнеров и простыми командами для работы с ними.

За прошедшие годы появились разнообразные альтернативные идеи для исполняемых сред контейнеров от CoreOS (rkt), Intel Clear Containers, hyper.sh (легковесная виртуализация на базе контейнеров), а также Singularity и shifter в мире научных исследований в области высокопроизводительных вычислений (HPC). Конечно, Docker не был единственным, кто хотел заполучить долю на рынке контейнеров, когда сопровождающая их шумиха и не думала затихать после первого взрывного интереса в 2014 году.

На сегодняшний день многие исполняемые среды контейнеров или уже совместимы с OCI, или на пути к этому, предлагая производителям равные условия по продвижению их фич и возможностей, ориентированных на особое применение. Рынок продолжал расти и взрослеть, и с Open Container Initiative (OCI) пришли попытки стандартизации изначальных идей, продвигаемых Docker.

Популярность Kubernetes

Следующим этапом эволюции контейнеров было объединение с контейнерами распределённых вычислений а-ля микросервисы — и всё это в новом мире быстрой разработки и итераций деплоя (можем сказать, что DevOps), который активно набирал обороты вместе с популярностью Docker.

Хотя до получения Kubernetes'ом доминирующей позиции существовал и Apache Mesos, и другие платформы для оркестровки программного обеспечения, стремительный взлёт провёл K8s от небольшого Open Source-проекта из Google до главного проекта организации Cloud Native Computing Foundation (CNCF).

перев.: Знаете ли вы, что CNCF появилась в 2015 году по случаю релиза Kubernetes 1. Прим. В этот же момент проект был передан компанией Google в новую независимую организацию, ставшую частью The Linux Foundation. 0?

0, которое, в числе прочих, спонсировали Mesosphere, CoreOS, Mirantis, OpenStack, Bitnami

Из новости про релиз Kubernetes 1.
Мероприятие по случаю выпуска K8s 1. 0 на ZDNet

Даже после того, как Docker выпустил конкурирующую платформу для оркестровки — Swarm, — встроенную в Docker и обладающую простотой в стиле Docker и фокусом на безопасной по умолчанию конфигурации кластера, этого уже не было достаточно для того, чтобы остановить растущий интерес к Kubernetes.

Рядовой наблюдатель не мог разобраться, что же происходит: борьба Kubernetes с Docker или их сотрудничество? Однако многие заинтересованные стороны вне набравших быструю популярность облачных (cloud native) сообществ были сбиты с толку. С самого начала Kubernetes использовал движок Docker и, даже несмотря на конкурентную напряженность между Swarm и Kubernetes, Docker всё ещё оставался runtime'ом по умолчанию и требовался для функционирования кластера Kubernetes. Поскольку Kubernetes был лишь платформой для оркестровки, требовалась исполняемая среда контейнеров, которая бы выполняла непосредственный запуск контейнеров, оркестрируемых в Kubernetes.

Отсутствие понятного интерфейса для реализации исполняемых сред контейнеров очень усложняло добавление поддержки новых runtime'ов в Kubernetes. С небольшим числом исполняемых сред контейнеров, отличных от Docker, казалось ясным, что сопряжение runtime'а с Kubernetes потребует специально написанного интерфейса — shim — для каждой из исполняемых сред.

Container Runtime Interface (CRI)

Чтобы решить проблему растущей сложности внедрения runtime'ов в Kubernetes, сообщество определило интерфейс — конкретные функции, которые исполняемая среда контейнеров должна реализовывать в рамках Kubernetes, — назвав его Container Runtime Interface (CRI) (он появился в Kubernetes 1.5 — прим. перев.). Это событие не только помогло проблеме разрастающегося числа фрагментов кодовой базы Kubernetes, затрагивающих применение исполняемых сред контейнеров, но и способствовало пониманию, какие именно функции должны поддерживаться потенциальными runtime'ами, если они хотят соответствовать CRI.

Такая среда должна быть способна запускать и останавливать поды, обрабатывать все операции с контейнерами в контексте подов (запуск, остановка, пауза, kill, удаление), а также поддерживать управление образами контейнеров с помощью реестра. Как легко догадаться, CRI ожидает от исполняемой среды весьма простых вещей. Предусмотрены также вспомогательные функции для сбора логов, метрик и т.п.

Это в свою очередь создаёт новую функциональную зависимость от Kubernetes и требует выпуска очередных версий runtime'ов, поддерживающих новые возможности (один из недавних примеров — user namespaces). Когда новые фичи появляются в Kubernetes, если они зависят от прослойки исполняемой среды контейнеров, то такие изменения вносятся в версионный CRI API.

Нынешний ландшафт CRI

По состоянию на 2018 год существует несколько опций для использования в качестве исполняемых сред контейнеров в Kubernetes. Как показано на иллюстрации ниже, одним из реальных вариантов по-прежнему остаётся Docker с его dockershim, реализующим CRI API. И на самом деле в большинстве сегодняшних инсталляций Kubernetes именно он, Docker, остаётся исполняемой средой по умолчанию.

Со временем containerd был передан в CNCF — ту же самую организацию, что управляет и владеет проектом Kubernetes. Одним из интересных следствий напряжённости между стратегией Docker по оркестровке со Swarm и сообществом Kubernetes стал совместный проект, взявший из Docker основу runtime'а и собравший из неё новый, разрабатываемый совместно, Open Source-проект — containerd. перев.: Более подробно появление containerd мы описывали в отдельной статье.) (Прим.


Из анонса containerd в блоге Docker

На сегодняшний день у IBM Cloud и Google Cloud кластеры на базе containerd находятся в раннем доступе/бета-режиме. Containerd, будучи простой, базовой и независимой от взглядов конкретной компании (un-opinionated) реализацией runtime'а и для Docker, и для Kubernetes (через CRI), стал набирать популярность как потенциальная замена для Docker во множестве инсталляций Kubernetes. В Microsoft Azure тоже пообещали перейти на containerd в будущем, а Amazon всё ещё рассматривает различные варианты runtime'ов для своих контейнерных решений (ECS и EKS), пока что продолжая использовать Docker.

Docker и containerd тоже основаны на runc, однако создатели cri-o утверждают, что их runtime'а «просто достаточно» для Kubernetes и большего не требуется — они лишь добавили самые необходимые для реализации Kubernetes CRI функции поверх базового бинарника runc. Red Hat пришла в пространство исполняемых сред контейнеров, создав простую реализацию CRI, названную cri-o, на базе эталонной реализации OCI — runc. перев.: Подробнее о проекте CRI-O мы писали в этой статье, а про его дальнейшее развитие в виде podman — здесь.) (Прим.

И cri-o, и containerd тоже работают с контейнерами Kata, так что их совместимый с OCI runtime может быть выбран в качестве подключаемой опции. Проекты легковесной виртуализации: Intel Clear Containers и hyper.sh — появились в дебрях OpenStack Foundation, контейнерах Kata, и предлагают своё видение виртуализированных контейнеров для дополнительной изоляции, используя реализацию CRI под названием frakti.

Предсказывая будущее

Говорить, что знаешь будущее, обычно не очень-то и мудро, но мы можем хотя бы зафиксировать некоторые появляющиеся тренды по мере того, как экосистема контейнеров движется от повального восторга и хайпа к более зрелому этапу своего существования.

Благодаря работе OCI и ответственным действиям главных вендоров и участников, мы увидели здоровую обстановку в индустрии среди предложений в области программного обеспечения, отдающих предпочтение совместимости с OCI. Были ранние опасения насчёт того, что экосистема контейнеров сформирует раздробленную среду, разные участники которой придут к отличающимся и несовместимым идеям о том, что же такое контейнер.

Ведутся дискуссии и о том, может ли OCI быть жизнеспособным решением для специфичных нужд сообществ учёных и исследователей. Даже в более новых окружениях, где стандарт использования Docker встретил меньше сопротивления из-за существующих ограничений — например, в HPC, — все попытки создать исполняемые среды контейнеров не на базе Docker тоже обратили внимание на OCI.

Добавив к этому стандартизацию подключаемых исполняемых сред контейнеров в Kubernetes с помощью CRI, мы можем представить мир, в котором разработчики и администраторы могут выбирать подходящие для своих задач инструменты и стеки ПО, ожидая и наблюдая интероперабельность во всей экосистеме контейнеров.

Рассмотрим конкретный пример, чтобы лучше понять этот мир:

  • Разработчик с MacBook использует Docker for Mac для разработки своего приложения и даже пользуется встроенной поддержкой Kubernetes (Docker здесь работает как CRI runtime), чтобы попробовать деплой нового приложения на подах K8s.
  • Приложение проходит через CI/CD в софте вендора, который использует runc и специальный (написанный вендором) код для упаковки OCI-образа и загрузки его в корпоративный реестр контейнеров для тестирования.
  • Собственная (on-premises) инсталляция кластера Kubernetes, работающая с containerd в качестве CRI runtime, запускает набор тестов для приложения.
  • Эта компания по каким-то причинам выбрала контейнеры Kata для определённых рабочих нагрузок в production, поэтому при деплое приложения оно запускается в подах с containerd, настроенных на использование контейнеров Kata в качестве runtime вместо runc.

Весь описанный сценарий прекрасно работает благодаря совместимости по спецификации OCI для исполняемых сред и образов и тому факту, что CRI предоставляет гибкость в выборе runtime'а.

На пороге 2019 года и следующих лет я вижу светлое будущее с продолжающимися инновациями и гибкостью для тех, кто использует и создаёт платформы на базе контейнеров. Эта возможная гибкость и право выбора делает экосистему контейнеров по-настоящему замечательной, а также является очень важным условием для зрелости индустрии, которая так стремительно выросла с 2014 года.

Дополнительную информацию по этой теме можно найти в недавнем выступлении Phil Estes на QCon NY: «CRI Runtimes Deep Dive: Who's Running My Kubernetes Pod!?»

P.S. от переводчика

Читайте также в нашем блоге:


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан
Обязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Ещё Hi-Tech Интересное!

[Перевод] Вышел Rust 2018… но что это такое?

Статья написана Лин Кларк в сотрудничестве с командой разработчиков Rust («мы» в тексте). Можете прочитать также сообщение в официальном блоге Rust. В этом релизе мы сосредоточились на производительности, чтобы разработчики Rust стали работать максимально эффективно. 6 декабря 2018 года вышла ...

50 лет спустя. The Mother of All Demos

«Компьютерная революция еще не случилась.(The computer revolution hasnt happened yet)»— Алан Кей Всем привет. И я стартую проект «Энгельбарт» (чтобы это ни было и что бы это ни значило). Сегодня 50 лет с исторического события, известного как "Мать всех демонстраций" ...