Хабрахабр

[Перевод] Профессор, обыгравший рулетку

Как известный исследователь поймал удачу, поставил в тупик владельцев казино по всему миру, и вышел из игры с целым состоянием

Тёплым майским вечером 1969 года толпа потрясённых игроков сгрудилась вокруг изношенного рулеточного стола в районе Итальянской Ривьеры. В центре стоял долговязый 38-летний профессор медицины в мятом костюме. Он только что сделал ставку в $100 000 ($715 000 на сегодняшние деньги) на один раунд рулетки. Крупье выпустил маленький белый шарик, и комната замерла. Не может же ему настолько сильно повезти… или может?

Он провёл тысячи часов за разработкой гениального выигрышного способа – и он вскоре принесёт ему выигрыш, эквивалентный сегодняшним $8 млн.
Однако доктор Ричард Джареки не отдавался в руки слепому случаю.

Из нацистской Германии в Нью-Джерси

Ричард Джареки родился в 1931 году в немецком городе Штеттин в еврейской семье, и попал в мир хаоса. Германия находилась в агонии экономического кризиса, росла поддержка партии нацистов НСДАП с их антисемитской платформой, обвинявшей во всех проблемах страны евреев. Родители Джареки, дерматолог и наследница крупной транспортной компании, постепенно потеряли всё, чем владели. Перед угрозой интернирования и скорого развязывания Второй мировой войны они сбежали в Америку в поисках лучшей жизни.


Гитлер на немецкой улице в 1938 году, вскоре после бегства семьи Джареки из страны

Его одарённый мозг с лёгкостью запоминал числа и статистику, и молодой человек отправился изучать медицину – это был благородный поступок, одобренный его отцом. В Нью-Джерси молодой Джареки нашёл отдушину в таких карточных играх, как джин рамми, скат и бридж, и с удовольствием «регулярно выигрывал деньги» у друзей.

Однако у него был один секрет: его реальная страсть пряталась в тёмных, затхлых коридорах казино. В 50-х годах Джареки приобрёл репутацию одного из крупнейших медицинских исследователей в мире.

Стратегия

Где-то в 1960-м Джареки загорелся страстью к рулетке, игре, в которой маленький шарик крутится по случайно пронумерованному разноцветному колесу, а игроки делают ставки на то, где он приземлится. И хотя многие считали рулетку игрой случая, Джареки был убеждён, что её можно «победить».

Он заметил, что в конце каждого вечера казино меняли карты и игральные кости на новые – однако дорогие рулеточные колёса оставались на местах, и часто служили десятилетия, пока их не заменяли на новые.

Джареки начал подозревать, что мелкие дефекты – сколы, вмятины, царапины, неровные поверхности – могут привести к тому, что определённые колёса могут выдавать определённые числа чаще, чем бывает в истинно случайном порядке. Как и другие машины, эти колёса изнашивались.


Рулетка, на которой Джареки играл в 60-х

По выходным доктор ездил туда и сюда между двумя столами, операционным и рулеточным, вручную записывая результаты тысячи и тысячи запусков рулетки, и анализируя данные на предмет статистических аномалий.

– Если в предыдущих раундах выигрывали номера 1, 2 и 3, то я мог определить, какие номера с большой вероятностью будут выигрышными в трёх следующих раундах». «Я проводил эксперименты, пока не выработал набросок системы на основе предыдущих выигрышных номеров, — рассказал он газете Сидней Морнин Геральд в 1969-м.

стратегии «смещённого колеса», выигрывал значительные суммы в 1880-х [По-видимому, этой историей вдохновился Джек Лондон, написав рассказ «Малыш видит сны» / прим. Подход Джеки не был чем-то новым: Джозеф Джаггер, считающийся пионером т.н. В 1947 году исследователи Альберт Гиббс и Рой Уолфорд использовали эту технологию, купили на полученные деньги яхту и уплыли в Карибский закат. перев.]. Был ещё Гельмут Берлин, токарь, который в 1950-м нанял команду приятелей для слежения за работой рулеток, и выиграл $420 000.

Он хотел довести систему до идеала, повторить её и «победить» рулетку. Однако для Джареки дело было не в деньгах. Дело было в выигрыше человека у машины.

До этого он не играл в азартные игры, и хотя верил в своё исследование, он знал, что ему всё равно противостоит «элемент случайности». После нескольких месяцев сборов данных он взял сэкономленные $100 (отложенные на чёрный день) и пошёл покорять казино.

Подтвердив работоспособность системы, он перешёл на более серьёзные ставки. За несколько часов он превратил $100 в $5000 ($41 000 в сегодняшних деньгах).

В середине 60-х Джареки переехал в Германию и устроился на работу в Гейдельбергский университет для изучения электрофореза и уголовной медицины.

Однако Джареки жаждал другого приза: он смотрел в сторону близлежащих казино. Недавно он получил очень престижную премию (одну из всего лишь 12 врученных по всему миру) за работу над международной кооперацией в области медицины, и вошёл в элитную группу докторов и учёных.


Джареки (в центре) собирает толпу в европейском казино

И, как позже обнаружил Джареки, они ему как раз подходили: старые, раздолбанные, полные физических дефектов. На европейских рулетках шансы были выше, чем в Америке: на них было 37 ячеек с номерами, а не 38, что уменьшало преимущество казино над игроком с 5,26% до 2,7%.

Парочка набрала команду из 8 помощников, расположившихся в казино, и записывавших результаты работы рулетки – иногда по 20 000 запусков за месяц. Со своей женой он обошёл десятки рулеток в казино по всей Европе, от Монте-Карло (Монако) до Дивон-ле-Бен (Франция) и Баден-Баден (Германия). Затем, в 1964-м, он нанёс первый удар.

К концу периода он заработал £625 000 (примерно $6 700 000 на сегодня). Определив дефектные колёса, он занял у шведского финансиста £25 000 и потратил 6 месяцев на реализацию своей стратегии, совершенно не скрываясь.

Все хотели узнать его «секрет» – однако он знал, что чтобы продолжать выигрывать, ему нужно скрывать истинную методологию. Победы Джареки попадали в заголовки газет по всему миру, от Канзаса до Австралии.

Поэтому он придумал модную сказочку для прессы: он, якобы, ежедневно подсчитывал результаты работы рулетки, а потом скармливал результаты суперкомпьютеру Atlas, который подсказывал ему выигрышные номера.

Мало кто, даже среди менеджеров казино, достаточно хорошо разбирался в них, чтобы отличить мифы от реальности». В те времена, как писал историк азартных игр Рассел Барнхарт в книге «Обыгрывая колесо», «Компьютеры считались существами из космоса.

Прячась за этой технологической уловкой, Джареки продолжал отслеживать дефектные столы – и готовился к очередному крупному шагу.

Худший кошмар владельца казино

Зарядившись наличностью, Джареки приобрёл роскошные апартаменты близ «Сан-Ремо», роскошного итальянского казино на берегах Средиземного моря. Прилежные наблюдения помогли ему определить столик, на котором номер 33 выпадал гораздо больше обычного – в результате «постоянного трения шара по колесу». Весенним вечером 1968 года он приехал на своём белом Роллс-Ройсе в этот притон игрового греха и в течение трёх дней выиграл порядка $48 000 ($360 000 сегодняшними).

Владельцу казино, находившемуся на грани разорения, не оставалось иных вариантов, кроме как запретить Джареки посещать его заведение в течение 15 дней «за слишком хорошую игру». Восемь месяцев спустя он вернулся после выигрыша $192 000 ($1 400 000) за одни выходные на двух разных рулетках дважды за одну ночь, что опустошило запасы денег в казино.


Казино «Сан-Ремо», где Джареки выиграл крупную сумму

Вечером по окончанию запрета Джареки вернулся и выиграл ещё $100 000 ($717 000) – казино даже пришлось выписать ему долговое обязательство.

Многие пытались повторять ставки за ним, размещая небольшие ставки на те же номера. При посещении казино вокруг Джареки собирались большие толпы людей, чтобы понаблюдать за работой мастера.

Однако профессор помнил каждую прожилку в дереве, каждый скол, царапинку и дефект окраски – и всегда находил нужные. Пытаясь перехитрить Джареки, владельцы казино каждый вечер меняли его любимые рулетки местами.

«Не знаю, как он это делает, но я был бы счастлив, если бы он не возвращался в моё казино никогда». «Он стал угрозой всем европейским казино», — рассказал Лардера Сидней Морнин Геральд.

«Если управляющим казино не нравится проигрывать, — парировал Джареки, — пусть займутся продажей овощей».

Руководство решило, что это был единственный способ остановить лучшего игрока из всех, что они видели. В итоге «Сан-Ремо» сдалось и заменило все 24 рулетки, потратив значительную сумму.

На сегодня большинство колёс цифровые, и работают по алгоритмам, гарантирующим выигрыш казино. В последующие десятилетия казино стали активно вкладываться в системы слежения за рулетками, отслеживая дефекты и создавая колёса, менее подверженные искажениям.

С рулеткой в могилу

В целом Джареки выиграл в казино порядка $1 250 000 ($8 000 000 сегодняшними), делая крупные ставки на дефектных рулетках с 1964 по 1969.

Когда-то в университете его считали «ботаником», а теперь он стал «героем всех студентов университета». Итальянская газета Il Giorno назвала его «самым успешным игроком в рулетку» – тощим академиком, не выглядевшим, как «азартный игрок».


Ричард Джареки с семьёй

С помощью своего брата, миллиардера, он увеличил своё состояние в 10 раз. В 1973 году Джареки переехал обратно в Нью-Джерси, начав новую карьеру товарного брокера. Он также передал свою страсть к играм своему сыну, который в 9 лет стал самым юным шахматным чемпионом в истории.

Владельцы казино периодически донимали его звонками с предложениями о партнёрстве, но он никогда не соглашался: «Ему нравилось забирать деньги у казино, — рассказала его жена, Кэрол, газете Нью-Йорк Таймс, — а не отдавать их».

Он жил там до самой смерти в 2018, в возрасте 87. В начале 90-х Джареки устал от Атлантик-Сити и перебрался в Манилу, где азартные игры процветали и слабо регулировались.

Колесо крутилось и крутилось. Устроившись в углу шумного игрового зала, окружённый неоновыми огнями и игральными автоматами, он сделал свою последнюю ставку. И, как и много раз до этого, маленький белый шарик попал на выбранный им номер.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть