Хабрахабр

[Перевод] Правительственные организации заманивают создателей сверхмалых РН контрактами, премиями и упрощением бюрократии


Сверхмалая РН Electron от RocketLab не достигла орбиты в мае 2017 года, но уже второй запуск в январе 2018 года доставил в космос кубсаты для Planet и Spire. Источник фото: Rocket Lab

S. NASA, Военно-Воздушные Силы (U. Air Force, USAF) США, Национальное Разведывательное Управление (National Reconnaissance Office, NRO) и Управление перспективных исследовательских проектов Министерства Обороны (Defense Advanced Research Projects Agency, DARPA) с нетерпением ждут появления новых поколений сверхмалых ракет-носителей — и в преддверии этого уже откладывают деньги и ослабляют ведомственный надзор.
«Каждому хочется получить свою небольшую ракету, потому что хорошо летать одному, без попутчиков», — с такой фразы Рэнделл Риддл, инженер Подразделения пусковых структур запуска сверхмалых носителей и наведения (Launch Enterprise Small Launch and Targets Division) Центра аэрокосмических и ракетных систем ВВС (Air Force Space and Missile Systems Center, SMC), начал свою речь на Симпозиуме по совместному запуску малых нагрузок 2018 (2018 Small Payload Rideshare Symposium), который прошёл в прошлом месяце, 13 июня, в Исследовательском центре Эймса на Моффет-Филд, Калифорния.

Вот что получается, если ты можешь позволить себе „персональный“ носитель», — говорит Риддл. «В прошлом, если ты был маленьким участником „большого“ запуска, колебания цены на услугу могли отличаться раз в десять, а теперь это разница всего в два-три раза.

Воррен Фрик, руководитель перспективных проектов в Northrop Grumman Innovation Systems и глава технического комитета служб запуска Ассоциации совместного пуска малых нагрузок (Small Payload Rideshare Association): «Раньше подавляющее большинство малых аппаратов отправлялось в космос попутной нагрузкой на тяжёлых РН; сегодня куча компаний по всему миру планируют предлагать клиентам выделенные пуски под нагрузку размерами вплоть до кубсатов, поскольку в основном вновь разрабатываемые ракеты имеют диапазон нагрузок от 200 до 500 килограммов».


Источник картинки: оригинальная статья

В ближайшее время к ним присоединится множество других операторов, включая Virgin Orbit, Vector Launch, Firefly Aerospace и Stratolaunch. Пока что есть только шесть РН, которые предназначены для вывода нагрузок около 1000 килограммов или меньше: китайские Kaitouzhe-2, Kuaizhou-1A и Long March 11; Pegasus и Minotaur 1 от Northrop Grumman; и Electron от Rocket Lab, выведшая первую нагрузку буквально недавно, в январе этого года.

Поэтому правительственные организации с нетерпением ждут, какие предложения поступят от появляющихся участников рынка относительно цены на услуги и скорости доступа на орбиту.

День Независимости

Подполковник ВВС А. Дж. Эшби, глава службы материально-технического обеспечения в подразделении закупок Управления космических запусков (Office of Space Launch acquisition division) NRO: «Микроспутники, которые цепляются за основную нагрузку, зависят от неё, как автостопщики от водителя фуры. Поэтому мелкие ракеты это отличная возможность самому сесть за руль и отправиться куда и как угодно, и когда пожелаешь».

Кроме того, NASA планирует проводить эксперименты с „созвездиями“ кубсатов, отправляемыми на малых РН. Мэри Фаллер, ведущий руководитель миссий NASA в программах услуг запуска Космического центра имени Джона Кеннеди: «Для наших учёных крайне важно вести наблюдения с определённых орбит. В случае потери одной из нагрузок мы рискуем значительно меньше».

На мероприятии представители USAF, DARPA и NRO также заявили, что такие ракеты пригодятся и в вопросах обеспечения национальной безопасности.

И думаю, вы и сами видите, как с прогрессом микроэлектроники фокус смещается в сторону модульных конструкций (прим.перев.: думаю, речь идёт о Falcon 9) или даже систем, которые выводятся индивидуально и собираются в более крупный объект уже на орбите». Тодд Мастер, консультант проектов в Управлении тактических технологий DARPA: «Сегодня мы тратим миллиарды долларов на постройку космической техники, и это продолжается в течение пяти, шести, восьми или даже десяти лет.

Свобода доступа на НОО

«При наличии достаточного количества малых носителей военные могли бы рассмотреть задачу по массированной доставке спутников на низкую опорную орбиту», — говорит Мастер — «Ведь это даёт отказоустойчивость и способность быстро восстанавливать потери, в которых Вооружённые Силы крайне заинтересованы. Это то, чем мы сейчас не обладаем — возможность запускать нагрузку в любой момент, когда это понадобится».

Хотя никто об этом и не задумывается, но наши главные пусковые площадки сконцентрированы всего в двух местах, на Восточном и Западном побережьях. «Кроме того, сверхмалые РН сделают инфраструктуру более гибкой. Наша компания и некоторые другие новички хотят предложить государству альтернативные „маршруты“ на орбиту на тот случай, если что-то произойдёт с базой Вандерберг или мысом Канаверал», — добавляет Стив Никсон, вице-президент по стратегическому развитию в Stratolaunch; эта фирма, финансируемая сооснователем Microsoft Полом Алленом, планирует производить запуски с самого большого в мире самолёта-воздушного старта.


Источник картинки: оригинальная статья

Чтобы подстегнуть разработку и производство подобных ракет, правительственные конторы предлагают выгодные контракты, призовые конкурсы, а также обещают рационализировать бумажную волокиту.

«Монстры, обеспечивающие миссии»

Закупая запуски венчурной категории, NASA подписало контракты на доставку кубсатов с Rocket Lab, Virgin Galactic и Firefly Space Systems; последняя пережила банкротство в 2016 году и после снова возникла на рынке как Firefly Aerospace в 2017. В агентстве решили пересмотреть требования и метод государственного контроля относительно этих контрактов.

«Мы не собираемся превращать рабочий процесс в бесконечную череду совещаний и согласований», — объясняет Фаллер — «NASA лишь желает предоставить рекомендации и предложения, но они [компании] не обязаны им строго следовать».

Эшби: «Управление космических запусков больше не выглядит, как монолитный монстр, у которого только одна задача — обеспечение миссий. NRO тоже работает над тем, чтобы сделать закупку ракет менее головоломной. Вместо того, чтобы каждый раз выкатывать список из всевозможных жёстких ограничений, мы будем пересматривать их каждый раз, в зависимости от вероятного риска во время миссии».
NRO скорее всего получит финансирование на запуск как минимум двух ракет в год, сравнимых по классу с Minotaur. Мы хотим, чтобы с нами было легко вести дела. Снова Эшби: «Обычно мы получаем бюджет только тогда, когда можем доказать, что есть миссия, назначенная на закупаемый запуск; то, что на сей раз получилось отвоевать своё без конкретики — доказывает, что кое-где явно наконец произошли подвижки в мышлении».

Риддл: «Как только начнётся 2019-ый финансовый год, там будет новая строчка про деньги, выделенные на малые РН, и мы очень этого ждём. SMC также ожидает поступления дополнительных средств. Нами уже закуплено почти полдюжины запусков, в том числе и посредством соглашений в рамках „Права дополнительного финансирования“ (Other Transaction Authority agreements, OTA), и в ближайшие двенадцать месяцев мы купим ещё столько же».

Такие сделки, в отличие от стандартных процедур, не подвергаются контролю со стороны Федерального агентства по контролю над закупками (Federal Acquisition Regulation, FAR). Оборонные и разведывательные структуры используют OTA, чтобы спонсировать проектирование различных прототипов.

Мастер: «Главный приз составит десять миллионов долларов, а компании должны будут обеспечить запуск микроспутников в течение недель или даже дней, не имея никакой конкретики о точке запуска, целевой орбите или характере нагрузки». DARPA, тем временем, принимает заявки на очередной конкурс, с помощью которого в 2019 году планирует ускорить рост индустрии малых носителей.

Статья впервые была опубликована 30 июля 2018 года в журнале SpaceNews.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть