Хабрахабр

[Перевод] Облака и пороховая бочка Open Source

Одна искра вызовет взрыв, который погребёт нас всех. «Европа сегодня похожа на пороховой погреб, а лидеры — словно люди, курящие внутри. Всё испортит какое-нибудь дурацкое событие на Балканах» — Отто фон Бисмарк, 1878 Я не знаю, когда это произойдёт, но знаю, где.

Число потерянных жизней в той войне сейчас трудно себе представить. Сто лет назад 11 ноября 1918 года было подписано перемирие, положившее конец Первой мировой войне. За двадцать лет боевых действий США потеряли 58 318 бойцов. Например, в Америке по праву считают вьетнамскую войну военной катастрофой. За пять дней.
Кто-то скажет, что ужасы войны невозможно было предсказать. Для сравнения, только в первой битве на Марне в 1914 году союзники потеряли вчетверо больше. Британский министр иностранных дел Эдвард Грей после выступления в парламенте в поддержку войны, как считается, сказал: «Лампы гаснут по всей Европе. Проблема в том, что как минимум некоторые из вовлечённых сторон хорошо представляли последствия. При нашей жизни они больше не загорятся».

Поэтому в последующие годы историки пытались ответить на вопрос: если последствия были понятны, то как допустили июльский кризис — серию связанных событий, в результате которых война стала единственным возможным исходом.

Учитывая атмосферу и политические структуры того времени, ни один из участников событий не чувствовал, что у него есть альтернатива. Хотя и чрезвычайно сложный в деталях, но ответ прост. Одна из самых пугающих вещей в изучении причин войны, на самом деле, заключается в том, что, если вы рассматриваете политические реалии того времени, на самом деле легко понять оправдания действий каждого государства.

Лёгкость принятия этой истины действительно пугает. В итоге мы согласимся, что война на самом деле была неизбежна.

Три года назад один венчурный фонд собрал небольшую группу представителей СМИ, вендоров и аналитиков, включая нас, чтобы обсудить важность open source в коммерческой деятельности. После презентации собственной модели партнёр венчурной компании представил группу руководителей из партнёрских коммерческих компаний open source. Каждый из них подробно описал, как open source заменил клиентам проприетарные альтернативы.

В какой-то степени это основное убеждение, которое мы пропагандируем на протяжении многих лет. Конечно, мы согласны с тем, что переход разработчиков на open source в масштабах предприятия меняет характер снабжения. Но в предлагаемой модели было интересно не то, что она рассказывает о настоящем, а скорее то, что она не может сказать о будущем. Ещё в 2011 году мы публиковали статью «Внедрение снизу вверх: конец снабжения, как мы его знаем».

Говорилось, что инвесторы и коммерческие разработчики OSS конкурируют с проприетарным программным обеспечением. На мероприятии не упоминались напрямую облачные сервисы. Вопрос на эту тему вежливо отклонили. Не уделялось никакого особого внимания Amazon и другим поставщикам сверхмасштабных облаков, они даже не назывались.

Если ответом было облако, можно было с уверенностью предположить, что стартап смотрит вперёд. Это интересно, потому что мы в RedMonk на тот момент при оценке коммерческих команд open source предлагали им ответить на стандартный простой вопрос: «Кто ваш конкурент?» Если они называли проприетарную альтернативу, это предполагало, что компания обращена в прошлое.

В последние 12−18 месяцев, по сути, произошёл переворот. Как видим, сейчас это мышление дошло до рынка. Страх перед облачными провайдерами стал настолько подавляющим, что коммерческие поставщики open source часто вопреки советам консультантов принимают стратегические решения, которые нарушают культурные нормы open source, вызывают массовый и устойчивый негативный пиар и ставят под угрозу отношения с разработчиками, партнёрами и клиентами. Если раньше компании не считали достойными упоминания облачных провайдеров, таких как Amazon, Google и Microsoft, то теперь расценивают их как смертельную угрозу. В частности, они всё чаще обращаются к моделям, которые размывают границы между open source и проприетарным ПО в попытке получить преимущества обоих миров, но в итоге высока вероятность, что им достанутся недостатки того и другого.

Это говорит об их оценке своих перспектив в мире, где всё больше доминируют массивные облака, расширяющие спектр услуг. Коммерческие поставщики open source предприняли эти действия, будучи заранее уведомлены о рисках. Бесспорно, такие стратегические решения имеют серьёзные, неизбежные негативные последствия, но коммерческие поставщики open source — или, по крайней мере, их инвесторы — считают отсутствие действий ещё более разрушительным вариантом.

Вот краткое изложение истории, которая привела к нынешним событиям: Интересно посмотреть, сохранится ли такое убеждение после объявления Amazon Web Services на этой неделе.

  • 2010: написанная Шеем Бэноном почти десять лет назад Elasticsearch — это поисковая система с открытым исходным кодом и разрешительной лицензией. Она оказалась достаточно популярной, чтобы вокруг неё в итоге образовалась коммерческая организация. Elastic NV — изначально Elasticsearch BV — прошла несколько раундов финансирования на общую сумму более ста миллионов долларов, в октябре прошлого года провела IPO, а сейчас оценивается чуть ниже $6 млрд.
  • 2015: через пять лет после основания проекта — предположительно, по запросам клиентов, — Amazon запустила облачный сервис под названием Amazon Elasticsearch Service на основе этой разрешительной лицензии. Он непосредственно конкурировал с коммерческими предложениями Elastic NV, как локальными, так и облачными.
  • 2018: отчасти из-за конкуренции с этим и другими облаками Elastic NV начала размывать границы между своим предложением open source и проприетарными лицензионными дополнениями к нему, в частности, x-pack. Примечательно, что Elastic не пошла по стопам некоторых коллег, а попыталась решить проблему с помощью гибридных лицензий, но начала смешивать в одном репозитории открытый и проприетарный исходный код, а сборки по умолчанию включали это несвободное ПО.
  • 2019: на этой неделе Amazon предприняла несколько ответных действий. Во-первых, при поддержке Expedia и Netflix она представила то, что рассматривает как «дистрибутив» Elasticsearch. Но предполагается, что он во всех отношениях будет функционировать как форк. Во-вторых, проект включает в себя open source дополнения, схожие с функциями, за которые Elastic NV взимает плату, не выкладывая их в свободный доступ. В-третьих, как и в случае с оригинальным сервисом AWS на основе Elasticsearch, компания использовала для проекта название Elasticsearch.

Учитывая, что прежние противоречия переросли в открытый конфликт, возникает много вопросов. Как до такого дошло? Неужели это было неизбежно? И очевидный вопрос: кто виноват?

Этот шаг ожидался в течение некоторого времени. По крайней мере, на один из этих вопросов легко ответить. По крайней мере с сентября, когда появилась лицензия Commons Clause:

На самом деле Commons Clause может привести к обратным результатам. Конечно, кажется невероятным, что облачные провайдеры повсеместно начнут разворачивать и лицензировать у коммерческих поставщиков программное обеспечение с открытым исходным кодом под лицензией Commons Clause. Это более дешёвый вариант, который к тому же обеспечивает необходимый контроль над программными активами. Она повышает вероятность, что облачные провайдеры попытаются переманить ключевых разработчиков и сделать публичный или приватный форк проекта.

Противоречие Amazon и Elastic является результатом столкновения моделей. К чести Бэнона и Elastic, программное обеспечение Elasticsearch оказалось чрезвычайно популярным, в том числе благодаря разрешительной лицензии.

Чтобы не упустить прибыль и удовлетворить запросы своих клиентов, облачные провайдеры наверняка будут предлагать нативные сервисы для Elasticsearch и подобных проектов, которые популярны и хорошо известны. Однако разрешительные лицензии позволяют использовать систему и облачным провайдерам, таким как Amazon.

  • Лицензирование нереалистично. Несмотря на мнение некоторых инвесторов, на самом деле добавление коммерческих условий к ранее свободному ПО никогда не заставит подписаться крупнейших поставщиков облачных услуг. Ни одна компания, работающая в таком масштабе, не захочет отдавать крупную услугу — будь то разработка продукта или ценообразование — третьей стороне, которую они не контролируют.
  • Приобретение — ещё один вариант удовлетворения спроса, но он плохо масштабируется. Даже богатые облачные провайдеры не хотят платить лишние деньги за покупку каждого нового сервиса в своём портфеле, особенно когда есть более дешёвая и простая альтернатива — а здесь она есть.
  • В сообществах open source форк исторически рассматривался как токсичный вариант, но с точки зрения пиара он становится более приемлемым, если коммерческий поставщик open source ставит под угрозу собственный статус, приняв тактику и методы, которые противоречат нормам сообщества open source. В таком случае даже крупные третьи стороны могут попытаться занять более высокое моральное положение, одновременно служа собственным интересам.

Столкнувшись с этими вариантами, форк выглядит логичным ответом облачного сервиса на появление неблагоприятных условий лицензирования. Вот почему решение Amazon был ожидаемым и неизбежным. И поэтому трудно определить виновного в сложившейся ситуации. В принципе, обе стороны действовали логично — так, как можно было ожидать, учитывая их перспективы, возможности и законные права.

Другие тоже попытаются согласовать потребительский спрос с отсутствием правовых ограничений на создание своих проектов, таких как «открытый дистрибутив для Elasticsearch». Вполне вероятно, что Amazon станет первым, но не последним облачным провайдером, который так поступил. Видимо, со стороны коммерческих поставщиков open source тоже неизбежно последует вывод, что облако представляет настолько большую угрозу, что следует расширить границы open source. Вероятно, они неизбежно придут к выводу, что это выгодно.

Поймут ли они, что выгода некоторых спорных подходов к лицензированию просто не оправдывает затраты. На самом деле единственный реальный вопрос заключается в том, сделают ли разработчики open source вывод из нынешней ситуации с Elastic, которая теперь конкурирует с Amazon не только по продуктам, но и по открытым исходникам.

Стимулы и мотивы обеих сторон ясны, понятны и логичны в контексте их соответствующих моделей. Однако более вероятно сохранение статус-кво. Моделей, которые всегда будут внутренне противоречить друг другу, даже если они неразрывно связаны.

Они знали, что конфликт дорого им обойдётся, будет ужасающе разрушительным и из которого вряд ли кто-то выйдет победителем. Сто лет назад лидеры десятков стран решили вступить в конфликт. Они сделали это, потому что не видели другого выхода.

Технологическая индустрия, похоже, тоже не видит.

Expedia и Netflix не являются клиентами RedMonk. Примечание: Amazon и Elastic являются клиентами RedMonk, равно как Google и Microsoft.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть