Хабрахабр

[Перевод] Насколько надулся пузырь зарплат у программистов?


Фото: zacktionman

TL;DR

  • Рядовые программисты в топовых IT-компаниях теперь зарабатывают $300−400 тыс. в год.
  • Во многом это обусловлено высокой ценой акций.
  • Другие карьерные пути кажутся «труднее» и достойно не оплачиваются.
  • Может ли это длиться вечно?

Я ушёл из Google ещё в 2012 году и основал свой стартап. Конечно, свою роль сыграли престиж и желание заниматься любимым делом, но главная причина — деньги. Я мечтал разбогатеть и никогда больше не работать.

Я ушёл прямо в начале волны. По иронии судьбы, если бы я остался в Google, то выиграл бы материально. Теперь она превышает $1000 и достигала даже $1200. В январе 2012 года цена акций Google составляла $300. Это предложение состоит из базового оклада $120 000-$150,000, бонуса 5-10%, а остальное — опцион. У других IT-компаний похожая ситуация, что надуло зарплаты рядовых инженеров до невиданного уровня.
Для непосвящённых: это выглядит примерно так (цифры консервативные, поскольку я живу в Колорадо, где IT-рынок не так разогрет, как в Кремниевой долине): вы «сеньор» с 5-10-летним опытом, и Google предлагает вам для начала около $215 000 долларов. Разделив на четыре года, получается около $50 000 в год. Ваш первоначальный пакет акций может стоить $200 000 долларов (по текущей оценке).

Предложения других компаний гораздо ниже. Итак, вы радуетесь удаче и соглашаетесь на работу в Google. Большинство из них даже не предлагали опционы. Они могут сравниться с зарплатой Google с учётом бонуса, но близко не стояли с полным доходом, учитывая акции. Очевидными исключениями являются компании того же класса, что и Google: Amazon, Facebook, Apple, Microsoft.

Хорошим сотрудникам дают «освежающие» опционы (refresher grants). Итак, вы начинаете работать, но настоящий кайф наступает через два-четыре года. Опять же, каждый из них действует четыре года, так что к четвёртому году у вас есть один опцион на $200 000 плюс три опциона по $100 000. Предположим, вы получаете опцион в половину первоначального каждый год. Теперь ваша общая компенсация составляет $125 000 в год, а общий доход с учётом оклада и премий — около $315 000.

Спросите своих друзей в Facebook или Google, или посмотрите на статистику Glassdoor. Если вы не верите этим цифрам, просто поспрашивайте. в год. Большинство моих друзей в таких местах зарабатывают от $300 до $400 тыс. Думаю, в Кремниевой долине рынок ещё более перегрет. И это в Колорадо, где большинству «сеньоров» за счастье получить $130 тыс.

Даже не работая в топ-компаниях FAANG, моя зарплата постоянно повышается из-за давления, которое Google с друзьями оказывает на рынок программистов. Я ОБОЖАЮ гигантские зарплаты в тех компаниях.

Мне просто интересно, сколько это продлится.

Мол, несчастные программисты трудятся 80 часов в неделю или занимаются отвратительной работой. Обычно, когда я рассказываю людям об этом феномене, они думают, что за такую зарплату приходится платить.

Из моего опыта, ничего подобного.

Единственная причина, почему я так много работал, была в том, что я люблю работать. Во-первых, о графике: да, в Google я работал в долгие смены, но был скорее исключением, а не правилом. Я был в офисе, когда приходили уборщицы, и обычно уходил одним из последних. Никто меня не заставлял. Все остальные уходили домой в 4−6 вечера, смотря во сколько пришли утром.

Вы много обслуживаете легаси-код, у вас много рефакторинга и различных интеграций. Во-вторых, о задачах: работа в Google похоже на корпоративное программирование в любом месте. Предполагая, что вам нравится программирование, как и мне, это прекрасно. Время от времени начинаете работать над чем-то действительно новым и захватывающим. Я просто люблю программирование; то, на чем я программирую, в основном не имеет значения.

При этом обычно они работают намного больше и напрягаются сильнее, чем я когда-либо напрягался в жизни. Итак, это подводит меня к главному: у меня много друзей в других отраслях, и они зарабатывают не так много, как мы.

Давайте сравним с некоторыми другими профессиями: доктора и юристы.

Сейчас после ординатуры обычно следует 1-3 года fellowship, в зависимости от специальности. Чтобы стать врачом, вы должны четыре года отучиться в медицинской школе, а затем от трёх до четырёх лет ординатуры. И учитывая количество рабочих часов, это близко к минимальной оплате труда или меньше. По крайней мере, вы можете зарабатывать во время ординатуры и fellowship, но зарплата составляет около $50-70 000 в год. После всего этого вы можете рассчитывать на $200 000-600 000 в год до конца карьеры. Все мои друзья-врачи обычно тянут 80-часовую неделю или больше. Вы потратили 10 лет своей жизни, отдали кучу денег на медицинскую школу, и, вероятно, работали в два раза больше, чем большинство программистов. Итоговая зарплата фантастическая, но какой ценой?

К счастью, через три года вы «закончили». У меня не так много знакомых юристов, но кажется, их путь примерно такой: вы боретесь, чтобы попасть в лучшую юридическую школу, которую можете найти, и в течение трёх лет тратите и тратите деньги на образование. Если добьётесь партнёрства, то получите сладкую жизнь, зарабатывая минимум $150 000 - 300 000 в год, с разумным графиком. Если найдёте работу на переполненном юридическом рынке, то вступаете в отчаянную борьбу, чтобы стать партнёром: для этого нужно впахивать 5-10 лет с утра до ночи.

Существуют звёздные хирурги, которые получают $1 млн в год или больше, так же как звёздные адвокаты. Имейте в виду, что всегда есть исключения. Но меня интересует средний случай, а не исключения.

Я упомянул врачей и юристов только потому, что они кажутся единственными, кто может сравниться по доходу с программистами топ-компаний. Что касается других профессий: мои друзья в других отраслях, похоже, зарабатывают не более $100 000 в год.

Многие другие карьеры кажутся намного сложнее, и всё же программисты получают больше. Это возвращает меня к главному вопросу: насколько надулся пузырь зарплат у программистов? Обычно один из самых простых способов добиться успеха — делать то, что не хотят делать другие, а это означает большие трудозатраты, большой стресс и множество трудностей: немногие это выдержат, так что вы получите достойную компенсацию. Конечно, «сложность» работы — плохое мерило для зарплаты, но это тоже важно.

У нас низкий уровень стресса, мы работаем относительно мало часов, но всё равно наслаждаемся высокой зарплатой. Но в программировании у медали как будто нет обратной стороны.

Не поймите меня неправильно, быть «хорошим» программистом трудно, нужно постоянно добывать новые знания, поэтому этот путь не без проблем.

Может, с учётом возросшей важности программного обеспечения для экономики это новая норма. Но мне всё равно иногда кажется, что это какой-то пузырь. Многое зависит также от высокого курса акций. Но такая ситуация сложилась только в последние 5-10 лет, что заставляет меня задать вопрос: будет ли она продолжаться вечно? Если фондовый рынок упадёт, многие из этих цифр значительно уменьшатся.

Как я уже говорил, моя зарплата тоже выросла благодаря Google, но я не вижу, чтобы это происходило повсюду. Также должен отметить, что пузырь наблюдается *только* в топ-компаниях, что делает его ещё более странным. Если бы программисты были настолько ценны, то льготы для них распространились бы повсюду, но кажется, что этого не происходит, по крайней мере, пока.

Но при этом я готов к ситуации, когда эти цифры перестанут быть нормой. Я надеюсь, что остальные программисты тоже смогут рассчитывать на такие зарплаты через 10 или 20 лет.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть