Хабрахабр

[Перевод] Мы такого не ожидали: ежегодное открытое письмо от Билла и Мелинды Гейтс

Оказался ли он таким, каким вы его ждали? Как бы вы описали 2018 год?

Начиная с особенно разрушительных природных катаклизмов и заканчивая рекордным количеством женщин, идущих на выборы, 2018 год оказался полным сюрпризов. Мы бы ответили на этот вопрос скорее отрицательно. Оглядываясь назад, мы оцениваем мир совсем не так, как видели его в прогнозах пару лет назад.

Людей может беспокоить тот факт, что реальность не совпала с их ожиданиями. Преимущество неожиданностей состоит в том, что они часто могут служить призывом к действию. Некоторые сюрпризы подчёркивают тот факт, что преобразования уже начались. Некоторые неожиданности помогают людям понять, что существующий порядок вещей необходимо менять.

Эта неожиданность помогла оформить наш взгляд на реальные ценности. Двадцать пять лет назад мы прочли статью, где было написано, что сотни тысяч детей в бедных странных умирают от диареи. Но мы увидели мир, всё ещё зависящий от неравенства.
Это открытие стало одним из наиболее важных шагов на нашем пути к благотворительности. Мы верим в мир, где инновации доступны всем, где дети не умирают от болезней, которые можно излечить. Мы были удивлены, затем мы пришли в ярость, затем мы начали действовать.

Когда мы впервые начали узнавать что-то о малярии, мы посчитали, что мир не получит реальных преимуществ до тех пор, пока кто-нибудь не изобретёт долгоиграющую вакцину. Были и приятные неожиданности. Однако благодаря надкроватным сеткам и другим мерам смертность от малярии упала на 42% с 2000 года.

Некоторые из них нас беспокоят. В этом ежегодном послании мы описываем ещё девять вещей, удививших нас на нашем пути. И все они побуждают нас действовать. Другие вдохновляют. Мы надеемся, что они побудят к действию и вас, поскольку только так можно делать мир лучше.

1. Африка – самый молодой континент

Медианный возраст его жителей самый маленький в мире

Билл: мир продолжает стареть, а возраст Африки остаётся почти таким же. Это может сбивать с толку, но всё становится понятным, если разобраться в деталях.

Во всех уголках мира люди живут всё больше. В целом медианный возраст в мире растёт. В результате глобальная популяция постепенно подползает к среднему возрасту. Больше детей доживает до взрослого возраста, а женщины рожают меньше детей, чем когда бы то ни было.

Медианный возраст тамошних жителей составляет 18 лет. Кроме Африки. перев.]. В Северной Америке это 35 лет [в России – 40 / прим. И в ближайшие десятилетия ожидается рост количества молодых африканцев.

Одна из них – годовое количество новорожденных увеличивается в беднейших частях Чёрной Африки, хотя падает в других частях континента. Тому есть много причин. Мы с Мелиндой считаем, что правильные инвестиции смогут раскрыть невероятный потенциал. Это может быть активом или же источником нестабильности. Молодые африканцы будут формировать будущее не только своих отдельных сообществ, но и всего мира.

Здоровье и образование – это две части одного двигателя экономического роста. Мелинда: экономисты, описывая условия процветания стран, особо подчёркивают такой фактор, как «человеческий капитал» – это другое название того факта, что будущее зависит от доступности хорошей медицины и образования для молодых людей.

Если Чёрная Африка займётся вложениями в молодёжь, регион сможет удвоить свою долю в глобальной рабочей силе к 2050 году, и обеспечить лучшую жизнь для сотен миллионов людей.

У образованных девочек лучше здоровье. Среди главных сил, влияющих на планету, есть образование девочек. Если бы все девочки мира получили 12 лет качественного образования, то заработок женщин за всю жизнь увеличился бы на $30 триллионов, сумму, превышающую объём экономики США. Они богаче. Чем больше у женщины образования, тем лучше она приспособлена для выращивания здоровых детей. От этого выигрывают и их семьи. В ЮНЕСКО подсчитали, что если бы все женщины в экономиках нижнего и среднего звена закончили бы старшие классы школы, детская смертность уменьшилась бы вдвое.

Бум здоровой, образованной и имеющей возможности для развития африканской молодёжи, продвигающий девочек, вместо того, чтобы оставлять их позади, стал бы лучшим индикатором из всех, что я могу себе представить.

2. ДНК-тесты на основе проб, взятых в домашних условиях, могут помочь в поисках серийных убийц, а также предотвращать преждевременные роды

Учёные нашли потенциальную связь между преждевременными родами и определёнными генами

Билл: когда полиция использовала результаты генетических тестов для поимки "Убийцы Золотого штата" в прошлом году, эта новость попала в новостные заголовки всего мира. Однако это не единственное открытие, сделанное благодаря домашним тестам ДНК. Изучив 40 000 проб, отправленных добровольцами на сайт 23andMe, учёные обнаружили потенциальную связь между преждевременными родами и шестью определёнными генами – включая регулирующий использование телом селена.

Исследование из 23andMe (финансируемое нашим фондом) обнаружило, что у беременных женщин с таким геном вероятность родить раньше срока повышается. У некоторых людей присутствует ген, не дающий им правильно перерабатывать селен. Это говорит о том, что селен играет роль в определении начала родов.

Каждый год таким образом рождается 15 млн младенцев. Понять, что ведёт к преждевременным родам, чрезвычайно важно. Такие роды случаются у матерей всего мира – хотя в некоторых группах их частота бывает выше (об этом расскажет Мелинда), а у рождённых слишком рано младенцев в бедных странах больше вероятность умереть.

Но если эта связь окажется твёрдой, селен может однажды стать недорогим и простым решением задачи продления беременности. Только в этом году закончится исследование на тему того, как именно этот минерал влияет на риск преждевременных родов.

Улучшение инструментов и обмен данными позволяет нам, наконец, разобраться в том, из-за чего младенцы рождаются раньше срока, и что мы можем сделать для предотвращения этого. Эта связь относится к числу нескольких прорывов, сделанных нами в последние годы. Он может показать, когда родится ребёнок, и у женщины будет возможность совместно с врачом провести все мероприятия для минимизации риска. Мне особенно нравится простой анализ крови на вероятность преждевременных родов, разработанный командой из Стэнфорда.

Не могу представить ничего другого, что влияло бы на 10% людей во всех частях света, и при этом удостаивалось бы такого незначительного внимания. Мелинда: несмотря на многообещающие открытия, описанные Биллом, меня всё равно поражает то, как мало нам известно о преждевременных родах.

К примеру, остаётся загадкой, почему у высоких женщин беременность длится дольше. Для большей части преждевременных родов причину установить не удаётся, и нам неизвестно, почему определённые группы женщин находятся в зоне повышенного риска. Есть социокультурная теория – что расизм и дискриминация чернокожих женщин в Америке выводит их на такой уровень стресса, что он ухудшает их здоровье. В США существует загадка того, почему чернокожие женщины, родившиеся там, чаще сталкиваются с преждевременными родами, чем женщины, эмигрирующие из африканских стран. Но пока мы точно ничего не знаем. Другая теория говорит о том, что у росших в США женщин отличается набор микроорганизмов.

Большое значение имеет то, насколько рано рождён младенец: 36 недель гораздо лучше, чем 34 недели. Что нам известно, так это сложная природа преждевременных родов. Мы должны работать над продлением беременности, приближая сроки к нормальным. Наша цель – не предотвратить преждевременные роды полностью, что, вероятно, и невозможно. И мы, наконец, начинаем заполнять пробелы в знаниях о том, как это можно сделать.

3. Мы будем строить целый Нью-Йорк каждый месяц

В течение 40 лет! Количество стройматериалов в мире удвоится к 2060 году

Билл: мне бы хотелось, чтобы больше людей понимали, что придётся сделать для предотвращения изменения климата. Наверное, вы читали о каком-то прогрессе в вопросе с электричеством благодаря удешевлению возобновляемой энергии. Но электричество отвечает лишь за четверть парниковых газов, испускаемых по всему миру.

Большинство людей представляют себе производство как гаджеты, ползущие по конвейеру, но сюда также входят и материалы, используемые в строительстве. Производство отстаёт не сильно, на его долю приходится 21%. На производство цемента и стали уходит много энергии из ископаемого топлива, а в качестве побочных продуктов в атмосферу выбрасывают углерод.

Это огромное количество цемента и стали. В ближайшие десятилетия рост городского населения будет расти, и к 2060 году количество стройматериалов в мире удвоится – это примерно, как если бы мы каждый месяц строили новый Нью-Йорк. Нам надо придумать, как провернуть всё это, не ухудшая изменение климата.

Сельское хозяйство отвечает за 24%. Производство – не единственный источник парниковых газов. (Для меня это стало неожиданностью – не думал, кто когда-либо буду писать о коровьем метеоризме). Сюда входит крупный рогатый скот, пускающий газы с обоих концов.

Эти пять областей я считаю крупнейшими задачами в деле изменения климата. В целом, если мы хотим решить проблему изменения климата, нам надо свести к нулю выбросы парниковых газов у всех агентов – сельского хозяйства, электричества, производства, транспорта и строительства.

Также нечестно будет требовать от развивающихся стран сдерживать их рост ради всех остальных. Не стоит думать, что люди просто перестанут использовать удобрения, перевозить грузы на контейнеровозах, строить офисы или летать на самолётах. К примеру, для многих людей в странах с низким и средним доходом рогатый скот является необходимым источником доходов и питательных веществ.

В каждом из них требуются прорывные изобретения. Часть решения заключается в том, чтобы вкладываться в инновации во всех пяти секторах, чтобы мы могли заниматься ими, не уничтожая климат.

Европейская комиссия недавно решила вложиться в исследования и развитие в этих пяти областях. Могу отчитаться о некоторых подвижках. BEV работает отдельно от тех акций, которые наш фонд организовывает, помогая фермерам адаптироваться к изменениям климата. Фонд на $1 млрд «Прорывные энергетические начинания» [Breakthrough Energy Ventures, BEV], к которому я имеют отношение, использует пять этих задач для управления нашими инвестициями в компании, занимающиеся чистой энергией.

Хорошо бы, чтобы освещение их в СМИ соответствовало их глубине. Однако нам нужно гораздо лучше рассказывать людям о возникающих проблемах. Солнечные панели – это прекрасно, однако они должны рассказывать и о грузовиках, цементе и о том, как пукают коровы.

4. Данные могут быть сексистскими

Занимаются ли девочки домашними делами больше, чем мальчики? Насколько?

Билл: я довольно много времени уделяю изучению данных, связанных со здоровьем и развитием. Удивительно, как мало у нас есть данных по женщинам и девочкам. Думаю, что основная причина состоит в том, что мы создаём искусственное разделение, когда некоторые проблемы являются «женскими», а некоторые – нет, и женские проблемы изучаются не так глубоко. Это блокирует прогресс для всех. Нельзя улучшать что-либо, если вы не знаете, что происходит с половиной населения. И этому нет оправдания, когда технологии позволяют нам настолько проще собирать все данные.

Сколько недвижимости им принадлежит? Мелинда: сколько денег заработали женщины в развивающихся странах в прошлом году? Насколько больше времени девочки проводят за домашними делами, чем мальчики?

И никто не знает. Я не знаю. Этих данных просто нет.

Данные помогают принимать правильные решения и политики. Мы с Биллом легко могли бы заполнить всё ежегодное письмо рассуждениями о роли данных в продвижении прогресса для беднейших людей планеты. Они помогают отстаивать взгляды и привлекать к ответственности. Они помогают нам ставить цели и измерять прогресс.

Это мешает помогать улучшать их жизни. Поэтому такой большой вред наносит отсутствие данных по жизни женщин и девочек.

Кроме того, данные, которые у нас всё же есть – и на которых основываются люди, определяющие политику, — очень плохие. Проблема не только в том, что некоторых женщин вообще нет в статистике. Мы любим считать данные объективными, однако получаемые ответы часто зависят от задаваемых вопросов. Их можно даже назвать сексистскими. Когда вопросы предвзяты, то и данные получаются такими же.

Но у нас нет данных по тому, сколько эти женщины зарабатывают или чем владеют, поскольку во многих странах доходы и активы считаются по домашним хозяйствам. К примеру, те скудные данные по женщинам в развивающихся странах, что у нас есть, в основном касаются их репродуктивного здоровья – именно на этом концентрируют своё внимание исследователи в тех местах, где главные роли женщины, это мать и жена. Поскольку муж считается главой семьи, то весь вклад замужней женщины относят к нему.

Когда кроме таких некорректных данных у вас нет больше ничего, довольно легко недооценить экономическую активность женщин – и измерить, улучшается ли их экономическое состояние.

Мы являемся частью сети организаций, ускоряющих гендерную революцию в данных – обеспечивая собирающих данные людей новыми инструментами, и тренируя их разбивать существующие наборы данных по полу, чтобы искать затем там новые идеи. Три года назад наш фонд сделал крупный вклад в заполнение некоторых из этих пустых мест в данных.

Однако использовать их для увеличения возможностей миллионов женщин и девочек совсем не скучно. Такая работа по сбору и анализу данных может показаться скучной.

Она рассказала мне, что большинству женщин, с которыми она встречается по работе, никогда раньше не задавали вопросы о том, как они живут. Когда несколько лет назад я была в Кении, сборщица данных Кристина позволила мне пойти с ней, когда она обходила дома, изучая жизнь женщин в беднейших частях Найроби. Кристина говорит, что когда она стучится в дверь к женщине и объясняет, что пришла узнать о ней побольше, это даёт им понять, что они имеют значение, что кто-то заботится о них.

То, что мы решаем измерить, зависит от того, что в обществе считается ценным. Я думаю, её мысль весьма важна. Поэтому мир не может принять ответ «я не знаю» на вопросы о жизни женщин и девочек.

5. Можно многое узнать об управлении своим гневом, изучая мальчиков-подростков

Мелинда: позапрошлой осенью мы с Биллом провели один день в тюрьме штата Джорджия. Мы пытались больше узнать о связи между бедностью и массовым заключением в тюрьму. Как мы писали в прошлогоднем письме, наш фонд расширяет свою работу за пределы образования, поэтому мы изучаем бедность в США со многих точек зрения.

Если у нас и было какое-то представление о том, каким должен быть человек, совершивший насильственное преступление, то они под него не подходили. Больше всего нам запомнился разговор с небольшой группой заключённых. Во время нашей встречи они были забавными, дружелюбными и мыслящими.

И хотя мы не разбирали подробно их проступки (некоторые из них были серьёзными насильственными преступлениями), большая часть из них сказала, что считает себя в целом хорошими людьми, попавшими под плохое влияние, и в момент сильного напряжения сделавшими нечто ужасное. Мы беседовали об их планах на жизнь после выхода и об обстоятельствах, приведших к их аресту. Но в нужный момент они приняли неверное решение. Они берут на себя ответственность за случившееся, и если бы у них был второй шанс, они всё сделали бы по-другому.

Растущий набор исследований предполагает, что работа с молодёжью над улучшением их контроля над собственными импульсами может помочь им безопаснее выходить из подобных ситуаций, в результате чего они останутся в школе и не попадут в беду. Каждый день в разных местах США люди оказываются в похожих ситуациях – они вступают во взаимодействие с обстоятельствами, которые могут привести к насилию или смерти. Тут на сцену и выходят такие программы, как «Стать человеком» [Becoming a Man, BAM].

Её успех привлёк много внимания: в исследовании Чикагского университета было обнаружено, что ВАМ уменьшает количество арестов у людей, участвующих в программе, примерно в два раза. ВАМ помогает молодым людям, живущим в криминальных районах с высокой активностью гангстеров, прислушиваться к своим эмоциям и оттачивать умение принятия решений.

Когда он вернулся домой, я сразу поняла, насколько тронул его полученный опыт. В прошлом году Билл провёл время в программе и встретился с группой старшеклассников. – Я участвовал в ней». «Я не просто смотрел за работой группы ВАМ, — сказал он мне.

Я удивился, насколько эффективным может быть такой подход, и захотел посмотреть его в действии. Билл: я услышал о ВАМ, поскольку наш фонд начинает инвестировать в программы, помогающие детям расти социально и эмоционально. Я и представить не мог, насколько он сможет меня тронуть.

После того, как учащиеся пригласили меня присоединяться к ним – а там нужно, чтобы вас пригласили формально – я сел в круг, где было пятеро юношей, перво- и второкурсников. Я присутствовал на одной из небольших встреч, на которых учащиеся, участвующие в этой программе, дважды в неделю общаются с консультантом. В моём присутствии обсуждался гнев. Они начали по очереди высказывать своё мнение по поводу темы дня. Как вы справились с этим, что можно было сделать по-другому? Когда вы в последний раз злились?

Один недавно наблюдал за тем, как члена его семьи сажали в тюрьму. Хотя некоторые ребята рассказывали о типичных разочарованиях подростков – с ними несправедливо обошёлся учитель, они постоянно умирали в видеоигре – у иных были трагические истории. Другой рассказывал, как подстрелили его друга.

Я рассказывал о том, как злился на встрече, где узнал, что количество случаев полиомиелита растёт. В свою очередь я дал ответ, не похожий на другие. То, что волновало подростков из круга в тот день, было куда как более личным. Мне повезло, что я могу беспокоиться по поводу подобных проблем. Полиомиелит вряд ли был в списке их приоритетов, и я понимаю, почему.

Это важный навык и часть взросления. Но хотя наши ситуации сильно отличались, мы все можем понять желание других научиться управлять своим гневом. В Microsoft я жёстко обходился с коллегами. Взрослея, если я считал, что родители поступают со мной нечестно, я мог очень резко вести себя с ними. В некоторых случаях это помогло нашему успеху, но уверен, что иногда я перегибал палку.

Они были увлечены разговором и обсуждали друг с другом хорошие и умные вопросы. Поэтому было здорово видеть, как молодёжь в таких сложных условиях работает над этим навыком в гораздо меньшем возрасте, чем я. Они удивительно стойко справлялись с серьёзными трудностями.

Мы делали селфи и шутили по поводу споров «Xbox против PlayStation». По окончанию сессии я остался, чтобы немного пообщаться с ними. Я сказал, что в нашей семье все любят Xbox, что никого не удивило.

Меня тронуло то, с каким уважением они относились друг к другу и насколько были откровенны. Данная группа в BAM встречалась уже год, и это было видно. Я уезжал, думая: такие ощущения должны давать все классные комнаты мира.

6. Существуют националистические аргументы в пользу глобализма

Такие страны, как США, вкладываются в помощь другим странам, благодаря чему мир становится стабильнее и безопаснее

Мелинда: в наше время мы всё чаще слышим слово «национализм». Также это одно из самых многогранных понятий в политике XXI века. И хотя для разных людей оно может иметь разное значение (с разными оттенками и нюансами), по сути, национализм состоит в том, что страна в первую очередь должна заботиться о самой себе. И с какими-то аспектами данного понятия многие из нас могут согласиться.

Мы верим в её ценности. Мы с Биллом любим нашу страну. И по этим причинным мы считаем глобальные действия нашим патриотическим долгом. Мы согласны с тем, что у наших лидеров есть обязательство по её защите.

Два раза, когда Белый дом угрожал серьёзно снизить бюджет на помощь другим странам, некоторые из самых громких противников этого обнаружились в Конгрессе и среди военных лидеров США, утверждавших, что эти инвестиции жизненно важны для защиты интересов США. И мы не одиноки.

Упрочнение здравоохранения в других странах уменьшает шансы на то, что смертельные патогены типа Эболы станут глобальной эпидемией. Причина, по которой такие страны, как США, вкладываются в помощь другим странам, состоит в том, что это увеличивает как стабильность за рубежом, так и безопасность дома. А обеспечение всем родителям по всему миру возможности вырастить образованных и здоровых детей в безопасности уменьшает шансы на то, что они от отчаяния отправятся на поиски лучшей жизни.

На самом деле всё наоборот. Стремление поставить интересы своей страны на первое место никак не связано с необходимостью поворачиваться к остальному миру спиной.

Билл: мы будем доказывать эту точку зрения снова и снова в следующие пару лет, поскольку сейчас в вопросе глобального здравоохранения наступил критически важный момент, и описанный Мелиндой подход одиночной борьбы может привести к регрессу.

А Gavi, Глобальному альянсу по вакцинам и иммунизации, нужно будет собрать деньги в 2020-м. В 2019 году правительствам необходимо будет вернуться к финансированию Глобального фонда [по борьбе со СПИДом, туберкулёзом и малярией], одного из крупнейших проектов здравоохранения в мире.

С 2002 года Глобальный фонд с партнёрами спас 27 млн жизней. Сложно переоценить добрые дела, сделанные этими проектами по всему миру. Это сравнимо с вакцинацией почти всех жителей Европы. С 2000 года Gavi обеспечил базовыми вакцинами 690 млн человек.

Они демонстрируют, что можно сделать, понимая, что у всех нас есть интерес в улучшении здоровья и самочувствия беднейших людей. С моей точки зрения это потрясающие результаты. Это также очень эффективно по расходам: самые богатые страны тратят порядка 0,1% своего бюджета на медицинскую помощь.

Или, например, все будут согласны с важностью помощи, но из-за разных политических взглядов не будут предпринимать никаких действий. Но меня беспокоит, что богатые страны отворачиваются от мира, и могут прийти к ограниченному взгляду на вещи, решив, что эти попытки не стоят трат.

Сегодня более 17 млн ВИЧ-инфицированных получают лекарства от Глобального фонда. Это будет катастрофой. Без них они умрут.

В то время, когда в заголовках новостей доминируют шокирующие происшествия, мы хотим напомнить людям, что для миллионов жителей беднейших стран жизнь становится лучше, в частности, благодаря разумным инвестициям в здравоохранение. Это одна из причин, по которой мы с Мелиндой всегда рассказываем об успехах. Прогресс идёт на пользу всем. Даже если вы заботитесь лишь о здоровье своих граждан, эти инвестиции будут чрезвычайно умным вложением.

7. Когда был запатентован современный туалет со сливным бачком?

Александр Камминг запатентовал современный туалет со сливным бачком в 1775 году, хотя в массовое производство он поступил только в середине XIX века

Билл: почти восемь лет назад мы с Мелиндой поставили перед инженерами и учёными всего мира задачу переизобретения туалета. Более чем у 2 млрд людей по всему миру нет доступа к нормальному туалету. Отходы их жизнедеятельности часто оказываются в окружающей среде, что убивает почти 800 детей ежедневно. Экспорт решений из богатой части мира не поможет, потому что им требуется канализационная система, потребляющая много воды, которую очень дорого строить.

В прошлом году в Пекине мы организовали туалетную ярмарку, где я лично познакомился со многими проектами туалетов следующего поколения, и даже выступал на сцене с баночкой человеческих фекалий.

Их изобретения удовлетворяют почти всем требованиям: убивают патогены, успевают за быстрым ростом городов, не требуют канализации, внешних источников воды или постоянного наличия электричества. Некоторые компании уже готовы к производству. Проигрывают они пока только в стоимости – поэтому наш фонд инвестирует в исследования и разработку, чтобы сделать их доступными для бедных.

На первый взгляд, они не сильно отличаются. Так как же выглядят туалеты следующего поколения? Они не выглядят как предмет из научной фантастики.

В отличие от сегодняшних унитазов, туалеты будущего автономны. Вся магия скрыта от глаз. Многие даже превращают отходы жизнедеятельности в полезные продукты, типа удобрений для растений и воды для мытья рук. Это крохотные станции переработки, способные убивать патогены и самостоятельно делать отходы безопасными.

Может, это и не самые интересные изобретения в мире, но туалеты будущего спасут миллионы жизней.

Без туалета тяжело жить всем, но больше всего страдают женщины и девочки. Мелинда: А ещё они будут улучшать жизни, особенно для женщин.

Мы встречались и с другими, которые могли ходить по-большому только в чистом поле, в результате чего им приходилось меньше есть и ждать наступления темноты, чтобы не быть на виду. Мы с Биллом встречались с женщинами, у которых почки повреждались оттого, что они не ходили по ночам в туалет, чтобы избежать опасностей, связанных с общественными заведениями. Также есть свидетельства того, что девочки с большей вероятностью будут пропускать школу во время месячных, если в школе нет приличных туалетов.

Но если вы выступаете за то, чтобы девочки могли ходить в школу, женщины активнее участвовали в экономике и были более защищены от насилия, тогда нам придётся набраться сил и говорить о туалетах. Если вы похожи на меня, я думаю, среди ваших любимых тем для разговора туалетов нет.

8. Учебники выходят из обращения

Программное обеспечение, наконец, изменяет процесс обучения

Билл: я прочёл достаточно учебников за свою жизнь. Однако это очень ограниченный способ обучения. Даже самый лучший текст не сможет узнать, какие концепции вам ясны, а с какими вам нужна помощь. И он определённо не может рассказать вашему учителю, насколько хорошо вы поняли предыдущее домашнее задание.

Представьте, что вы изучаете алгебру в старших классах. Но теперь, благодаря ПО, отдельный учебник уходит в прошлое. Затем решаете пару задач в онлайне, и ПО создаёт новые вопросы для теста конкретно с теми темами, которые вам ещё не до конца понятны. Вместо того, чтобы просто прочесть главу про решения уравнений, вы смотрите на текст в онлайне, очень вовлекающее видео, где показано, как это делается, а затем играете в игру, упрочняющую усвоение концепций.

Ваш учитель получает подробный отчёт по тому, что вы прочли и просмотрели, какие задачи вы решили верно, а с какими не справились, и в каких областях вам нужна помощь. Всё это является дополнением к работе учителей, а не заменой. К вашему приходу в класс у учителя есть уже огромное количество конкретной информации и советов, чтобы он провёл с вами время максимально эффективно.

Но сейчас я готов рассказать, что подобные инструменты уже используются в тысячах классов США, от детских садов до старших классов. В предыдущих наших письмах мы рассуждали о таком ПО в теоретическом ключе. Более 3000 школ обучают по бесплатному цифровому курсу Big History, который я финансирую. Zearn, i-Ready и LearnZillion — примеры цифровых учебников, используемых учениками и учителями в США. Он использует ПО, чтобы сразу же давать ученикам обратную связь по письменным работам.

Тот же базовый цикл разработки, что и для остального софта: получаем объёмную обратную связь по существующим продуктам, собираем данные о том, что работает хорошо, улучшаем продукты. Что дальше? Надеюсь, что эта тенденция вдохновит больше издателей крупных учебников, которые не торопятся предлагать подобные инструменты. Этот цикл набирает обороты, поскольку всё больше штатов и районов увереннее используют цифровые учебники.

Тем временем я ещё ни разу не слышал, чтобы кто-то скучал по своим тяжёлым и дорогим учебникам.

Мелинда: кроме способности адаптироваться к знаниям учеников, эти инструменты также ускоряют приход нового подхода к обучению, адаптирующегося к тому, что собой представляют сами студенты.

Почти половине сегодняшних студентов более 25 лет. В 2019 году студент колледжа уже не является стереотипным подростком, живущим в общаге и заканчивающим учёбу спустя четыре года с перерывом на каникулы где-нибудь в тёплом месте. Более четверти имеют своих детей. Больше половины из них работают.

Именно поэтому двое из каждых пяти студентов, начинающих получать высшее образование, либо делают перерыв, либо бросают учёбу. У этих «нетрадиционных» студентов часто нет времени или ресурсов для эффективного освоения неэффективной и негибкой системы обучения, разработанной не для них.

Инструменты для цифрового перевода могут помочь студентам справиться с этими проблемами, и сделать колледж более доступным, удобным и эффективным.

За академический код это может вылиться в экономию $1000, и эта сумма может как раз повлиять на решение, оставаться ли в учебном заведении или бросать его. В одном исследовании обнаружили, что использование открытых курсов позволило студентам в среднем экономить от $66 до $121 за курс. И, конечно, у первых студентов было больше вариантов. В другом обнаружили, что студенты, использовавшие цифровое обучение для вводных курсов, получили лучшие оценки по сравнению со студентами, изучавшими предмет традиционным способом. То, что студентам не надо появляться в аудитории в назначенное время, имеет для них большое значение, когда они пытаются сочетать учёбу, работу и семейные обязанности.

Короче говоря, у нас появились инструменты для такого изменения образования, которое соответствует нуждам современных студентов. Если сложить это вместе, получится, что студенты тратят меньше денег на более удобные курсы, на которых они показывают лучшие результаты.

9. Мобильные телефоны больше всего пользы приносят беднейшим женщинам

Мобильные телефоны дают женщинам возможность построить совершенно новую жизнь

Мелинда: в богатых странах мобильные телефоны облегчают те задачи, которые мы и так выполняем – отправить емейл вместо обычной почты, ориентироваться в мире, не сражаясь с бумажной картой, поймать такси, не ожидая машину на улице под дождём. Однако для беднейшей части женщин мобильный телефон не просто делает жизнь удобнее, он может помочь им построить совершенно новую жизнь. Эту задачу решает связность.

Если от женщины требуется готовить, убирать и следить за ребёнком, её доход потенциально увеличивается, поскольку она получает возможность наладить контакт с клиентами, тренировочными курсами и профессиональными организациями прямо из дома. Если женщина никогда не была в банке, мобильный банк предлагает ей опору в формальной экономике и шанс на финансовую независимость. Если она считает позорным покупать в местной клинике контрацептивы, доставка из интернет-магазина может помочь ей вернуть контроль над своим телом и будущим.

Они используют их для смены социальных норм, и бросают вызов властным структурам, сохраняющим гендерное неравенство. Иначе говоря, женщины не только используют мобильные телефоны для доступа к сервисам и возможностям.

Недавнее исследование десяти стран Африки, Азии и Южной Америки показало, что, вне зависимости от возраста, образования, дохода и местоположения, вероятность использования интернета у женщины на 40% меньше, чем у мужчины. Проблема в том, что гендерный разрыв в вопросах использования мобильных телефонов и мобильного интернета остаётся существенным.

Главные из них — стоимость, грамотность (цифровая и обычная), социальные нормы. Причин существования этого разрыва много. В Кении и Нигерии такие программы заново концентрируют внимание на обучении женщин цифровой грамотности. В ответ на это сотовые операторы, жаждущие подключиться к этому рынку, создают бизнес-стратегии, направленные на женщин. Мы скооперировались с инициативой Гарвардской школы Кеннеди, чтобы начать испытание решений по устранению барьеров, связанных с социальными нормами.

Никма рассказала мне, что годами пыталась растить детей, зарабатывая продажей овощей, но ей никак не удавалось сводить концы с концами. Когда я думаю о том, почему так важно дать больше мобильных телефонов в руки женщинам, я думаю о Никме, женщине, которую я встретила в Индонезии в прошлом октябре. Её ситуация стала ещё более тяжёлой, когда ей пришлось уйти от жестокого мужа.

Приложение даёт ей доступ к постоянному потоку клиентов и дохода, а ей платят через мобильный банк, поэтому она полностью контролирует свой заработок. Сегодня Никма принадлежит к более чем миллиону индонезийцев, зарабатывающих при помощи Go-Jek, популярной мобильной платформы для поездок, доставки еды и других услуг. При помощи телефона она создала сеть других женщин, занимающихся услугами, и вместе они собирают деньги на поддержку друг друга в случае происшествий или проблем со здоровьем. Теперь она может обеспечивать своих детей, не полагаясь на плохо обращавшегося с ней мужа.

Иногда ты снизу, иногда ты сверху». Никма сказала мне: «Жизнь – как колесо. Мы можем помочь женщинам ухватиться за эти возможности, делая так, чтобы неравенство не препятствовало их доступу к технологиям. Для таких, как она, женщин, проведших большую часть жизни в самом низу, мобильная технология создаёт новые возможности для борьбы с неравенством и подъёма наверх.

И последнее

В последнее время нас часто спрашивают, продолжает ли наше видение будущего оставаться позитивным. Мы говорим: конечно. Одна из причин в том, что мы верим в силу инноваций. Ещё более крупная причина – мы своими глазами видим, что на каждую задачу, описанную в письме, находятся люди, посвящающие свои идеи, ресурсы и даже жизни их решению.

Мы сами обязаны подталкивать его в этом направлении. Когда мы чувствуем, что новостные заголовки угнетают нас, мы напоминаем себе, что ни у кого из нас нет права расслабиться и ожидать, что мир будет становиться лучше.

И у него есть мультипликативный эффект: чем больше оптимистов работают над улучшением будущего, тем больше причин для того, чтобы быть оптимистичным. В этом смысле мы обнаружили, что оптимизм может быть мощным призывом к действию.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть