Хабрахабр

[Перевод] Марвин Мински «The Emotion Machine»: Глава 8.1-2 «Творческий подход»

image

8.1 Творческий подход

«Хотя такая машина многое могла бы сделать так же хорошо и, возможно, лучше, чем мы, в другом она непременно оказалась бы несостоятельной, и обнаружилось бы, что она действует не сознательно, а лишь благодаря расположению своих органов».
— Декарт. Рассуждения о методе. 1637 г.

Но до появления первых компьютеров никто не догадывался, что машина может делать что-то большее, чем ограниченное число различных действий. Мы привыкли использовать машины, которые сильнее и быстрее людей. Наверное, поэтому Декарт настаивал на том, что ни одна машина не может быть настолько изобретательной, как человек.

Отсюда немыслимо, чтобы в машине было столько различных расположений, чтобы она могла действовать во всех случаях жизни так, как нас заставляет действовать наш разум». «Ибо в то время как разум — универсальное орудие, могущее служить при самых разных обстоятельствах, органы машины нуждаются в особом расположении для каждого отдельного действия. Рассуждения о методе. — Декарт. В «Происхождении человека», Дарвин замечает: «Многие авторы настаивали на том, что человек отделен непреодолимым барьером от низших животных в отношении умственных способностей». 1637 г.
Таким же образом ранее считалось, что существует непреодолимая пропасть между человеком и животными. Но затем уточняет, что это различие «количественное, а не качественное».

Чарльз Дарвин: «Мне кажется теперь вполне доказанным, что человек и высшие животные, в особенности приматы… имеют одинаковые чувства, побуждения и ощущения; у всех одинаковые страсти, привязанности и эмоции, — даже самые сложные, такие как ревность, подозрительность, соревнование, благодарность и великодушие;… обладают, хотя в различной степени, способностями к подражанию, вниманию, рассуждению и выбору; обладают памятью, воображением, ассоциацией представлений и разумом.»

Дальше Дарвин замечает, что «особи одного и того же вида представляют все ступени, от полнейшей глупости до большого ума» и утверждает, что даже самые высокие формы человеческой мысли могли развиться из таких вариаций — потому что он не видит для этого непреодолимых препятствий.

«Нельзя отрицать, по крайней мере, возможности этого развития, потому что мы ежедневно видим примеры развития этих способностей в каждом ребенке и могли бы проследить совершенно постепенные переходы от ума полного идиота… до ума Ньютона».

В прошлом эта точка зрения была простительна — мало кто думал о том, что всего лишь несколько небольших структурных изменений могут значительно увеличить возможности машин. Многим людям все еще трудно представить переходные шаги от животного к человеческому уму. Однако в 1936 году математик Алан Тьюринг показал, как создать «универсальную» машину, которая может читать инструкции других машин, а затем, переключаясь между этими инструкциями, сможет делать все то, что могут делать эти машины.

Более того, как только мы сохраним эти инструкции внутри машины, программы могут измениться так, чтобы машина могла расширить свои собственные возможности. Все современные компьютеры используют этот прием, поэтому сегодня мы можем с помощью одного устройства организовать встречу, редактировать тексты или отправлять сообщения друзьям. Для каждой машины, которую мы конструировали в прошлом, существовал только один способ выполнить каждую конкретную задачу, тогда как у человека, если он испытывает трудности при решении задачи, есть альтернативные варианты. Это доказывает, что ограничения, которые наблюдал Декарт, не были присущи машинам, а являлись результатом наших старомодных способов их построения или программирования.

Вместо этого они предпочитают приписывать эти умения необъяснимым «талантам» или «дарам». Тем не менее многие мыслители все еще утверждают, что машины никогда не смогут достичь таких вершин, как сочинение великих теорий или симфоний. Действительно, каждая предыдущая глава этой книги показывала, каким образом наш разум предлагает такие альтернативы: Однако эти способности станут менее таинственными, как только мы увидим, что наша находчивость могла возникнуть из различных способов мышления.

Мы рождены с множеством альтернатив.
§2. §1. Мы также учимся тому, чего не следует делать.
§4. Мы учимся у Импраймеров (Отпечатывателей) и у друзей.
§3. Мы можем предсказать последствия воображаемых действий.
§6. Мы способны к рефлексии.
§5. Мы можем переключаться между разными способами мышления.
Мы используем огромные запасы знаний здравого смысла.
§7.

В этой главе обсуждаются дополнительные функции, которые делают человеческий разум столь универсальным.

Мы смотрим на вещи с разных точек зрения.
§8-3. §8-2. Мы умеем быстро обучаться.
§8-5. У нас есть способы быстро переключаться между ними.
§8-4. Имеем различные способы представления вещей.
Можем эффективно распознавать релевантные знания.
§8-6.

Некоторые философы утверждают, что так и должно быть, потому что машины материальны, тогда как смысл существует в мире идей, области вне физического мира. В начале этой книги мы отмечали, что воспринимать себя как машину — сложно, так как ни одна существующая машина не понимает смысл, а только исполняет простейшие команды. Но в первой главе мы предположили, что мы сами ограничиваем машины, определяя значения настолько узко, что не можем выразить их разнообразие:

Но если представлять себе что-либо разными способами, то всегда есть выход. «Если вы 'понимаете' что-либо только одним способом, вряд ли вы понимаете это вообще — потому что, когда что-нибудь идет не так, вы упираетесь в стену. Можно смотреть на вещи с разных сторон, пока не найдете свое решение!»

И начнем мы с оценки расстояния до предметов. Следующие примеры показывают, как это разнообразие делает человеческий ум столь гибким.

8.2 Оценка расстояния

Ты хочешь вместо глаза микроскоп?
Но ты же не комар и не микроб.
Зачем смотреть нам, посудите сами,
На тлю, пренебрегая небесами

— А. Поуп. Опыт о человеке. (пер. В. Микушевича)

Но откуда вы знаете, до каких вещей можете дотянуться? Наивный человек не видит тут проблем: «Вы просто смотрите на вещь и видите где она». Когда вы испытываете жажду, то ищете что-нибудь попить, и, если видите рядом кружку, то можете просто взять ее, но если кружка находится достаточно далеко, то вам придется к ней подойти. Но когда Джоан заметила приближающуюся машину в главе 4-2 или схватила книгу в 6-1, откуда она знала расстояние до них?

Сегодня нам нужно оценивать разве что хватит ли времени для перехода улицы — тем не менее, от этого зависит наша жизнь. В первобытные времена людям нужно было оценивать насколько близко находится хищник. К счастью, у нас есть множество способов оценить расстояние до предметов.

Так что, если чашка заполняет столько же места, сколько ваша протянутая рука !image, то вы можете дотянуться и взять ее. Например, обычная чашка размером с кисть руки. Также вы можете оценить как далеко от вас стул, так как знаете его приблизительный размер.

Например, если из двух вещей одинакового размера одна выглядит меньше, значит она находится дальше. Даже если вы не знаете размер объекта, вы все еще можете оценить расстояние до него. Если объекты перекрывают друг друга, вне зависимости от их относительных размеров, ближе тот, что находится спереди. Такое предположение может быть ошибочным, если эта вещь — модель или игрушка.

image

Опять же, такие подсказки иногда вводят в заблуждение; изображения двух блоков ниже идентичны, но контекст предполагает, что они имеют разные размеры. Вы также можете получить пространственную информацию о том, как части поверхности освещены или затенены, а также о перспективе и окружении объекта.

image

Более мелкозернистые текстуры кажутся дальше, как и размытые объекты. Если вы предполагаете, что два объекта лежат на одной поверхности, то тот, который лежит выше, находится дальше.

image

image

По углу между этими изображениями или по небольшим «стереоскопическим» различиям между ними. Вы можете оценить расстояние до объекта сравнивая разные изображения от каждого из глаз.

image

image

Также можно оценить размеры по тому, как быстро меняется фокус зрения. Чем ближе к вам объект, тем быстрее он движется.

image

image

И наконец, кроме всех этих способов восприятия, вы можете оценить расстояние не используя зрение вообще — если вы видели предмет ранее, вы помните его местоположение.

Студент: зачем столько методов, если достаточно двух-трех?

Каждый из способов оценки расстояния имеет свои недостатки. Каждую минуту бодрствования мы делаем сотни оценок расстояния, и, тем не менее, чуть не падаем с лестницы или врезаемся в двери. Бинокулярное зрение работает на больших дистанциях, но некоторые не могут сопоставить изображения от каждого из глаз. Фокусирование работает только на близких предметах — некоторые люди не могу сфокусировать зрение совсем. Знание применимо только к знакомым предметам, но объект может иметь необычный размер — тем не менее мы редко совершаем фатальные ошибки, так как у нас много способов оценить расстояние. Другие способы не работают, если не виден горизонт или текстура и размытие не доступны.

В следующих главах мы обсудим несколько идей о том, как нам так быстро удается переключаться между разными способами мышления. Если у каждого метода свои плюсы и минусы, чему доверять?

Если и вы хотите присоединиться и помочь с переводами (пишите в личку или на почту alexey.stacenko@gmail.com) За перевод спасибо katifa sh.

«Оглавление книги The Emotion Machine»
Введение

Chapter 1. Falling in Love

Chapter 2. ATTACHMENTS AND GOALS

Chapter 3. FROM PAIN TO SUFFERING

Chapter 5. LEVELS OF MENTAL ACTIVITIES

Chapter 6. COMMON SENSE [eng]
Chapter 7. Thinking [eng]
Chapter 9. The Self [eng]

Готовые переводы

Текущие переводы, к которым можно подключиться

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть