Главная » Хабрахабр » [Перевод] Марвин Мински «The Emotion Machine»: Глава 2 «Играя с грязью»

[Перевод] Марвин Мински «The Emotion Machine»: Глава 2 «Играя с грязью»

image

2.1. Играя с грязью

«Это не просто изучение вещей, которые важны. Это обучение тому, что делать с тем, что вы учите и познанием, почему вы изучаете все эти важные вещи» — Нортон Джастер, рассказ Фантомный Киоск (The Phantom Tollbooth)

Ребенок по имени Кэрол играет с грязью. Оборудованная вилкой, ложкой и чашкой её задача испечь воображаемый пирог, таким же способом, как готовить её мать. Давайте предположим, что она играет одна и вообразим три вещи, которые могут случиться с ней:

Она играет одна. Она хочет наполнить свою чашку грязью и сперва делает это при помощи своей вилки, однако она терпит неудачу потому что грязь просачивается через зубчики вилки. Она разочарованна и ощущает фрустрацию. Но, когда у неё получается задуманное благодаря использованию ложки, Кэрол довольна и ощущает удовлетворение.

Что может извлечь из этой ситуации Кэрол? Она получила знание методом проб и ошибок, о том, что вилки не очень-то приспособлены для переноса грязи. Но благодаря опыту с ложкой она приобрела знание, что ложки являются хорошим инструментом для переноса жидкости. Благодаря ошибкам мы понимаем какой метод не работает — в то время как успех учит нас какой метод принесёт успех. [Пояснения в §9-2.]

Заметьте, что Кэрол сделала это когда работала в одиночестве — и получила новые знания самостоятельно. В случае обучения методом проб и ошибок ей не потребовался учитель для оказания помощи.
Её ругает незнакомец. Внезапно, незнакомец упрекает её: «Это неподобающий поступок». Кэрол чувствует волнение, тревогу и испуг. Преодолевая страх и желание убежать, она задерживает выполнение своей текущей цели — и убегает искать свою мать.

Что может Кэрол понять из этой ситуации? Она может не понять, как работать с грязью, но может классифицировать это место как опасное. Также, слишком большое количество подобных страшных событий могут сделать её менее авантюрной.

Её упрекает мать. Кэрол возвращается к своей матери за помощью, но вместо защиты, её родитель упрекает её. «Что за ужасный беспорядок ты устроила! Посмотри, что ты сделала со своими вещами и лицом. Я едва могу смотреть на тебя!» Кэрол, пристыженная, начинает плакать.

Что может понять Кэрол из этой ситуации? Она будет менее склонна играть с грязью. Если же родитель предпочтет вместо этого похвалить её, она будет чувствовать гордость вместо стыда – и в будущем она будет более склонна начинать эту игру. Перед лицом вины или упрека родителей, она понимает, что её цель не очень хороша для реализации.

Подумайте в какое огромное количество эмоциональных переживаний ребёнок вовлекается в тысячи минут каждого дня! В этой очень короткой истории мы затронули такие переживания как удовлетворение, стремление и гордость — эмоции, которые мы оцениваем как позитивные. Мы также упомянули стыд и позор — и страх, беспокойство, и тревогу — все чувства, которые мы считаем негативными. Какие могут быть функции у этих различных состояний разума? Почему они, как оказалось, попадают в противоположные пары? Как могут физические системы в нашем мозге воспроизводить подобные ощущения и мысли? Эта книга попытается ответить на многие подобные вопросы, но эта глава будет в основном сфокусирована на некоторых представлениях о функциях ранних привязанностей наших детей к другим людям.

Ясно, что привязанность к взрослым помогает молодым животным выживать, благодаря получению питания, комфорта и защите от угроз. Однако, в этой главе утверждается, что эти особые чувства гордости и позора играют уникальную и своеобразную роль в том, как мы разрабатываем новые виды целей. И из-за того, что умы взрослых гораздо сложнее, мы начнем с обсуждения действий детей.

2.2 Приложения и цели

«Никогда не позволяйте вашему чувству морали мешать вам поступать правильно»
— Айзек Азимов

Некоторые из наших сильнейших эмоций проходят, когда мы находимся в присутствии человека, к которому мы привязаны. Будучи превознесёнными или обвинёнными людьми, которых мы любим, мы не ощущаем себя польщёнными или неудовлетворёнными; Мы, как правило, чувствуем себя гордыми или пристыженными. В этом разделе будут предложены некоторые возможные причины, по которым у нас могут возникать эти определённые чувства, а также некоторые способы, которые могут быть вовлечены в то как развиваются наши ценности и цели.

Большинство других млекопитающих, вскоре после рождения, может передвигаться и следовать за своими матерями, но дети людей особенно беспомощны. Почему наши младенцы вынуждены развиваться так медленно? Частично, это может объясняться тем, что их большому мозгу нужно больше времени для созревания. Также, поскольку использование более универсальных мозгов привело к созданию сложных обществ, нашим детям пришлось развивать новые способы эффективно “загружать” знания; у них больше нет времени учиться с помощью метода проб и ошибок.

Одним из способов быстрее учиться было развитие улучшенных способностей наблюдать и описывать что другие взрослые люди делают. Другое, новейшее изобретение было “обучение посредством рассказа” — использование различных выражений, которые, в конечном итоге привели к созданию наших языков. Оба эти достижения были в дальнейшем улучшены двумя дополнительными событиями: дети приобрели повышенную озабоченность тем, как родители реагируют на их поведение, и родители приобрели повышенную озабоченность по поводу благополучия своих детей.

Оба эти события являются мощными средствами для захвата внимания других людей. К примеру, наши младенцы рождаются с воплями, которые пробуждали их родителей из глубокого сна. Эти крики невозможно игнорировать, потому что в сравнении с другими громкими звуками, они эксплуатируют связь с переживанием боли, что активирует мощные средства для нахождения путей устранения этих стимулов. Другая подобная система заставляет детей чувствовать себя обеспокоенно, когда их родители уходят слишком далеко – и родители людей ощущают схожее чувство боли, когда они теряют информацию о нахождении их детей. Мы можем наблюдать как некоторые из этих систем могут работать, пересматривая некоторые сценарии обучения Кэрол.

В сценарии где Кэрол играла одна, когда использование вилки не дало результатов по наполнению её чашки. Её расстроенное состояние позволило ей получить знания о том, что не стоит использовать тот метод наполнения чашки снова. Но когда она получила довольное состояние благодаря удачному опыту с ложкой, её удовлетворение помогло ей понять, что этим метом гораздо лучше пользоваться — поэтому в следующий раз, когда она захочет наполнить чашку, она будет знать больше о том, как это можно сделать.

В этом случае Кэрол обучалась с помощью метода проб и ошибок, без какой-либо помощи учителя, который бы помог ей. Что могло побудить её продолжать упорствовать в достижении цели, несмотря на первые разочаровывающие результаты? В параграфе 9-2 мы вернемся к обсуждению почему мы порой миримся с возникающими неприятностями.

В сценарии, когда появился незнакомец, Кэрол почувствовала страх. Это привело ей к поиску путей бегства и родительской защиты.

Эта ситуация, вероятно, никак не повлияла на её цель обучения как переместить грязь в чашку — и, вероятнее всего, обучила её остерегаться этого места. В следующий раз она будет играть в более безопасном месте.

В сценарии, когда мать Кэрол отругала её, ребёнок почувствовал стыд — особый вид эмоций. Это изменило природу того, что она изучила: она поменяла свои цели, вместо того, чтобы менять свои методы!

Почему Кэрол получила совершенно другие знания, после порицания своей матери? Это обвинение заставило испытывать ребёнка следующее ощущение: “Я не должна была ставить подобные неподобающие цели”. Но когда её мать восторгается ей, Кэрол чувствует, что её цель была достойной. Одно дело – узнать, как получить то, что вы хотите, а другое — узнать чего вы должны хотеть. В практическом обучении методом проб и ошибок, вы улучшаете ваш навык для достижения целей, которых вы придерживаетесь — к примеру, приплетая к ней новые подцели. Но когда побуждаются ваши чувства «самопознания», вы, вероятно, можете самостоятельно изменять эти цели или вносить изменения в связанные подцели.

Метод проб и ошибок может научить нас новым способам достижения тех целей, которых мы уже придерживаемся.

Связанное с результатом деятельности обвинение и похвала учат нас от каких целей можно избавиться, а какие — сохранить.

Это говорит о том, что гордость и позор играют особую роль в том, чему мы учимся. Они помогают нам обучаться “что это значит в конечно итоге” (‘ends’) вместо “что это значит” (‘means’). Послушайте Майкла Льюиса, который описывает некоторые поразительные эффекты чувства стыда:

«Стыд проявляется, когда индивид судит свои поступки как неудачу в соблюдении своих собственных стандартов, правил и целей, и даёт им глобальную оценку. Человек, который испытывает стыд желает спрятаться, исчезнуть или умереть. Это крайне негативное и болезненное переживание, прерывающее существующее поведение и вызывающее путаницу в мыслях и неспособность говорить. Тело человека испытывающего стыд кажется сжатым, как будто исчезающим из собственных глаз и глаз других. Из-за интенсивность эмоционального переживания и обширной атаки на себя, всё что могут предпринять эти люди в состоянии стыда – это попытаться избавить от этого ощущения.»

Но когда мы ощущаем именно такие по интенсивности ощущения? Они исключительно проявляются, когда мы находимся в обществе людей, которых мы уважаем или же находимся в обществе людей, среди которых мы хотим быть уважаемыми. Это говорит о том, что стыд и гордость могут быть связаны с тем, каким путём мы достигаем наших высших целей, и что на достижение этих целей в значительной степени влияют те, к кому мы испытываем чувство привязанности – во всяком случае так оно и есть для ранних, “формирующих” годах жизни.

  • Что такое цели и как они работают?
  • Каковы промежутки этих “формирующих” лет?
  • К кому наши дети привязываются?
  • Когда и как мы перерастаем наше ощущение привязанности?
  • Как они помогают установить нашу ценность?

Мы почти всегда преследуем некоторые цели. В любое время, когда вы голодны, мы пытаемся найти еду. Когда мы ощущаем опасность, мы стараемся её избежать. Когда мы чувствуем себя обиженными, мы можем желать мести. Иногда вы нацеливаетесь на выполнении какой-либо работы, или, предположим, вы ищете пути чтобы избежать её. Мы используем такие слова как пробовать, прилагать усилия, желать, нацеливаться, искать и хотеть так часто, что создаётся впечатление, что наш мозг контролируется набором целей.

image

Ниже описана очень простое представление о том, что слова хотеть и желать могут обозначать:

Вы “хотите” достичь ситуации G, когда какой-то активный ментальный процесс работает для того чтобы уменьшить разницу между ситуацией G и ситуацией, в которой вы находитесь сейчас.

Позже, в параграфе 6-3, мы увидим это представление гораздо мощнее, чем кажется на первый взгляд. К примеру, когда имеется несколько вещей, которые следует убрать, тогда достижение цели G может занять несколько шагов. К примеру, допустим, что вы голодны и хотите есть, но у вас есть только банка супа. В таком случае вы должны найти какой-нибудь инструмент, чтобы открыть эту банку, а затем попытаться найти миску и ложку, и затем вы захотите поесть. Каждая из этих “нужд” проистекает из некоторых различий между ситуацией, в которой вы оказались, и которую вы хотите достичь — так что каждое такое отличие в ситуациях становится подцелью вашей первоначальной цели.

image

Конечно, вам сначала понадобиться составить план выполнения всех этих задач — и создание этих планов может иногда вовлекать существенные части остатков вашего разума.

Обыватель: Почему мы так сильно фокусируемся на целях, как будто все что мы делаем, делается целенаправленно? Иногда мы попросту реагируем на то что происходит вокруг, или исполняем старые, привычные алгоритмы, а иногда мы попросту мечтаем и фантазируем, или бесцельно представляем вещи.

Будет крайне тяжело доказать, что любая человеческая деятельность полностью лишена каких-либо целей, потому что, как наблюдал Зигмунд Фрейд, наши некоторые ментальные процессы могут работать для сокрытия главных мотивов и целей от нас самих же. Но в любом случае нам нужно больше понимания о том, как мы формируем подобные намерения.

Наиболее обычная теория того как люди учатся — это то, что мы называем методом проб и ошибок. Эта теория описывает то, как Кэрол училась, когда играла в одиночестве, когда она играла сама с собой, наполняя чашку. Она была раздражена, когда не смогла добиться поставленной цели с использованием вилки, но была удовлетворена успехом, когда она использовала ложку – поэтому, в следующий раз, когда она захочет наполнить чашку, она с большей долей вероятности будет знать, что делать. Это кажется простым здравым смыслом — мы учимся из ошибок и успехов, но нам нужно теория того, как это может работать.

Студент: Я предполагаю, что её мозг формирует соединения меду её целью и действиями, которые помогли ей достичь поставленной цели.

Хорошо, но это крайне расплывчато. Можете ли вы рассказать больше о том, как это работает?

Студент: Возможно, Кэрол начала с каких-то целей, которые находились вокруг неё, но потом, когда она преуспели в использовании ложки, она каким-то образом соединила её цель “Наполнить чашку” с целью “Использовать Ложку”. Также, когда у неё ничего не получалось с вилкой, она создавала связь “не годиться” с целью “Использовать Вилку”, для предотвращения использования этого события вновь. Затем, в следующий раз, когда она захочет наполнить чашку, она в первую очередь попробует использовать подцель с ложкой.

image

Это было бы хорошим началом, и я хотел бы упомянуть эти соединения “не годиться”. Это важно, потому что мы должны не только обучаться тому, как делать вещи, которые работают, но также мы должны всегда избегать наиболее распространенные ошибки.

Тем не менее, пока подобные типы теорий могут помочь объяснить, как мы соединяем наши цели, которые мы уже имеем, она не отвечает на такие вопросы как: “Как мы ставим новые цели, которые не являются подцелями существующих целей?” или, выражаясь более общо: “Как мы обучаемся новым идеями и навыкам?”

Я не помню много подобных обсуждений в книгах по академической психологии. В следующих разделах мы будем обсуждать, что мы не можем приобретать наши ценности высшего уровня таким же образом, как мы обучаемся другим вещам, то есть учимся на опыте.


За перевод спасибо Станиславу Суханицкому, который откликнулся на мой призыв в «предыдущей главе». Кто хочет помочь с переводом — пишите в личку или на почту magisterludi2016@yandex.ru

Кстати, мы запустили перевод еще одной крутейшей книги — «The Dream Machine: История компьютерной революции».

Оглавление книги The Emotion Machine

Введение

Chapter 1. Falling in Love

Влюбленность
The Sea Of Mental Mysteries
Moods and Emotions
Infant Emotions
Seeing a Mind as a Cloud of Resources
Adult Emotions
Emotion Cascades
Questions
Chapter 2. ATTACHMENTS AND GOALS

Playing with Mud
Attachments and Goals
Imprimers
Attachment-Learning Elevates Goals
Learning and pleasure
Conscience, Values and Self-Ideals
Attachments of Infants and Animals
Who are our Imprimers?
Self-Models and Self-Consistency
Public Imprimers

Chapter 3. FROM PAIN TO SUFFERING
Chapter 4. CONSCIOUSNESS
Chapter 5. LEVELS OF MENTAL ACTIVITIES
Chapter 6. COMMON SENSE
Chapter 7. Thinking.
Chapter 8. Resourcefulness.
Chapter 9. The Self.

Об авторе

image

Марвин Ли Минский (англ. Marvin Lee Minsky; 9 августа 1927 — 24 января 2016) — американский учёный в области искусственного интеллекта, сооснователь Лаборатории искусственного интеллекта в Массачусетском технологическом институте. [Википедия]

Интересный факты:

  • Минский дружил с критиком Харольдом Блумом из Йельского университета (Yale University), который отзывался о нём не иначе как «зловещий Марвин Минский».
  • Айзек Азимов описывал Минского как одного из двух людей, которые умнее, чем он сам; вторым, по его мнению, был Карл Саган.
  • Марвин — робот с искусственным интеллектом из цикла романов Дугласа Адамса Автостопом по галактике и фильма Автостопом по галактике (фильм).
  • Минский имеет контракт на заморозку своего мозга после смерти для того, чтобы его «воскресили» в будущем.
  • В честь Минского назван пес главного героя в фильме Трон: Наследие. [Википедия]

x

Ещё Hi-Tech Интересное!

«ПК», но не «персональный компьютер»: интервью с программным комитетом Joker

Кнопочки на сайте видны всем — но при взгляде со стороны можно никогда не задуматься о бэкенде, без которого эти кнопочки не работали бы. Любому Java-разработчику понятно, сколько важного остаётся незаметным для конечного пользователя. «Фронтендом» можно считать спикеров: они видны ...

Мастер осанки: остаться в живых

Удивительно, но из всех известных и популярных корректоров осанки до сегодняшнего дня дожил лишь этот: простой, не всегда удобный, не слишком-то гибко настраиваемый… Правильно еще раз посвятить ему несколько слов. Тем не менее, достойно выдержал и натиск конкурентов, и испытание ...