Хабрахабр

[Перевод] Как я перестал беспокоиться (о науке) и научился любить историю

image

Когда я был маленьким… Кого я обманываю, да и когда я повзрослел — тоже; я любил насмехаться над научностью фильмов. Я выкрикивал «Как фальшиво!», когда на экране с рёвом пролетал космический корабль, или склизкий пришелец охотился за главными героями.

Вскоре после создания своего первого сайта (во время Темных Веков интернета 1997 года) я подумал что критиковать науку в фильмах было бы весело. В конце концов, мои возгласы превратились в тексты. Ни один фильм не был в безопасности, от Армагеддона до Остин Пауэрс.
Я был прав — это было весело. И я нырнул в это занятие с рвением и ликованием. Любая ошибка была достойна нападения, фраза с нелепой математикой была бы высмеяна с не меньшей вероятностью чем допущение на котором строился весь сюжет фильма. Было удивительно просто разбирать на части голливудский реализм, или его полное отсутствие. Ха. Взрывающийся огромный астероид? Ну как же так. Сказали «миллион» вместо «миллиард»? Я уже точу свою смазанную ядом клавиатуру. Тени ползут в неправильную сторону во время заката?

Фильм выходил за фильмом, и я смотрел их все в кинотеатре, садясь где-нибудь с краю, сгорбившись над своим блокнотом, с шариковой ручкой на изготовку и – буквально – с красным фонариком на гибкой ножке, обернутым вокруг моей шеи — на тот случай если сцена, которой я устрою разнос, будет слишком темной чтобы было видно блокнот.

Ну, на самом деле, откровение было мне впихнуто силой. А затем, в один прекрасный день, мне случилось откровение. Наша беседа в конце концов перетекла к правдоподобности науки в фильмах. Я пришел на встречу профессиональных астрономов и в выставочном зале я разговорился с одним джентльменом, работавшим в компании по производству телескопов для обсерваторий. Я ответил что смотрел его, и что с научной точки зрения фильм был абсолютно ужасен. Он спросил меня, видел ли я телефильм под названием «Астероид». В течении следующих несколько минут я засыпал его примерами, чтобы поддержать свое заявление.

Он прослушал всё это находясь в полной тишине, а затем спросил, помню ли я телескоп использовавшегося в сценах в обсерватории.

— Спросил он. — Конечно, — ответил я.
— Что ты о нем думаешь?

По правде говоря, это вообще была единственная реалистичная вещь за весь фильм. Я ответил, что посчитал его вполне достойным, не смотря на то что всё явно выглядело как декорации, и он выглядел вполне правдоподобным воссозданием телескопа из реальной обсерватории.

После того как мы собрали телескоп на месте, они попросили меня добавить на него всяких деталей и устройств, чтобы он выглядел более убедителен как сложное научное оборудование. — Я помогал его делать, — ответил мой собеседник.
— Студия позвонила нам, и попросила меня поработать с ними над этой частью декораций. Так что я добавил на телескоп кучу всяких электронных щитков и прочих штук, не несущих абсолютно никакого функционала.

Он кинул на меня внимательный острый взгляд, и продолжил:
— Если ты был обманут этим телескопом, и даже посчитал его правдоподобным, тогда почему тебя так волнуют все прочие несостыковки и ошибки фильма?

Это была полная смена моего отношения к фильмам и – прямо как в плохом сценарии фильма – она случилась полностью и внезапно из-за одного этого разговора. Я не знаю какой именно была моя тогдашняя реакция, но предполагаю что я просто завис с удивленным выражением лица когда осознал что он был прав.

После этого я стал смотреть на вещи под другим углом. Я осознал что мне нравилось смотреть фильмы ради последующей критики, а не для того чтобы получать от них удовольствие. Не поймите неправильно, я все ещё хочу чтобы научность была правдоподобной. Я смирился с тем что не смотря на то что наука и правдоподобность важны дня НФ, история и сюжет важнее. Я твердо уверен, что сценарист знающий науку (или пускай даже просто обращающийся к ней через научного консультанта в команде) сможет вывести из неё интриги и повороты сюжета, до которых он бы не додумался самостоятельно.

Но в финале, рассказывание истории должно занять главное место. Наука может и должна вести историю туда, куда она должна придти.

Что хорошая наука после плохой сможет сделать для вашего? В конце концов, знакомство с плохой наукой после хорошей привело к моему развитию как личности.

От переводчика

Я счел нужным перевести эту статью, потому что сам пришле к похожим выводам. Да, научность фильма важна. Да, научно правдоподобный фильм от своей научности только выиграет, если будет использовать эту палку с конца «это позволит-то-то» вместо «то-то — бред и невозможно». Однако очень часто я вижу какое-то… едкое предубеждение о том что фантастика это элитный жанр. Что только правдоподобная фантастика, не отклоняющаяся от известных законов физики, может быть хорошей. Презрительные высказывания в сторону Звездных Войн и других, ещё менее реалистичных произведений, призывы не считать их НФ, потому что «это всего лишь фентези в космосе».

Ни один другой жанр не подвергается такой скрупулезной критике со стороны своих же поклонников. Ситуация крайне странная. Никто не ворчит что персонажи фильмов о спорте используют обмундирование от неправильных производителей. Кого волнует реализм мелодрам? Слэшеры не разбирают на предмет фатальности и последствий от наносимых в них ранений. В сети не вспыхивают дебаты по поводу неправильности отображения огнестрельного оружия в боевиках. Ведь правда? Документальные фильмы… Ну, они документальные, с ними всё понятно, они всегда соответствуют фактам и научны. Люди, сведущие в этих областях, конечно, наверняка про себя подмечают что эта модель пистолета не может выстрелить такое количество раз, или что вот это ранение привело бы к нефункционирующей руке и потери сознания от болевого шока… но я ещё не видел эксперта по оружию, который бы сказал что фильм «Хищник» ему не понравился из-за за некорректного использования M134.

Не документальное, или научно-образовательное. Научная фантастика, прежде всего, это художественное произведение. А вымысел не обязан соответствовать реальности. Иначе говоря — это вымысел. Сцены не сняты последовательно. Обман и недостоверность в фильмах встречаются на каждом шагу. Надпись на экране может заявлять что место действия — Вашингтон, а на самом деле всё было отснято в Ванкувере. Актеры ранятся понарошку (чаще всего). И даже не будем брать в расчет киноляпы, тысячи их!

Можно разбирать фильмы по косточкам. Я это все о чем. Ещё веселее и интереснее пытаться воссоздать показанное на экране, используя только реальность. Это весело и занятно, порой интересно выстраивать собственные сюжеты, непредсказуемо выворачиваясь и обходя конфликты оригинала через реальную физику или через дыры в сюжете и непредвиденные последствия введенных автором допущений. Нет «элитного клуба» НФ, в котором имеют право состоять только почтенные джентльмены, чтящие законы Ньютона и Эйнштейна, а любой игнорирующий их наглый выскочка должен быть освистан и выгнан с позором. Но при этом надо помнить, что наличие ошибки не делает произведение хуже. О будущем, о возможных потенциалах и открытых путях. Научная фантастика не о научной достоверности, она о фантастике. Именно ненаучность Стар Трека, в конце концов, вдохновила десятки реальных научных исследований — в том числе знаменитый пузырь Алькубьерре.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть