Хабрахабр

[Перевод] История обмана при постройке кабеля под Арктикой на $1 млрд

Построить подводный кабель, который дал бы Аляске (а потом – Японии, Гренландии, Канаде, Британии и так далее) доступ к быстрому интернету. У Элизабет Пирс была большая мечта. Мощный подводный кабель мог бы помочь местным сайтам и сервисам стать более конкурентоспособными, а пользователи – смогли бы смотреть ютубчик в 1080p и играть в любимый «Фортнайт» без пинга. Задача действительно очень полезная: за пределами городов в Аляске интернет хуже некуда, другим странам тоже хвастаться нечем, особенно если они хотят получать доступ к площадкам из Америки.

Контрактов было больше чем на $1,2 млрд. На это благое дело Элизабет Пирс «подняла» более чем $270 млрд от инвесторов, воодушевленных её огромными контрактами с государственными организациями и телеком-провайдерами.

Стартап собрал инженеров и изобретателей, пригнал корабли, чтобы протянуть кабель в глуши. Проблема оказалась только в том, что руководители этих организаций потом не смогли вспомнить, чтобы подписывали соглашения с такими условиями – или что подписывали с Элизабет что-либо вообще. Потому что их никогда не было. И потом его топ-менеджеры узнали, что от денег не осталось следа.

Важное дело

Повышение спроса на широкополосный интернет привело к тому, что такие гиганты как Google, Microsoft, Facebook и Amazon вкладываются в постройку подводных кабелей, чтобы их сервисы были востребованы и не проиграли зарубежным конкурентам. Оптоволокно через Арктику было мечтой предпринимателей десятилетия. км от Британии к ЮАР, по пути посетив 12 других стран (потом её исключили из этого проекта из-за опасений о влиянии китайского правительства). Другие компании тоже не отстают – Huawei, например, хотела протянуть линию длиной 15 тыс. Всем хочется смотреть YouTube, Netflix и видео в «Фейсбуке» в максимальном качестве и без задержек. Индустрия в последние годы очень быстро растет, впервые после краха доткомов.


Темпы постройки новых кабелей

Шотландии, Аляске и другим частям мира, где не так много пользователей и нет фондовых бирж, перепадает совсем малая часть пирога. К сожалению, большая часть этих линий проходит по Тихому или Атлантическому океану, вдоль устоявшихся корабельных маршрутов. К тому же, путь из главных американских дата-центров до сотен миллионов пользователей сократился бы на тысячи километров. Транс-арктический путь мог бы с этим помочь, а также сделать мировой интернет устойчивее к землетрясениям, диверсиям и несчастным случаям.

Её основатель Элизабет Пирс решила сосредоточиться на своём родном штате, Аляске. С такой идеей в 2012 году на рынок вышла компания Quintillion. Один из инженеров компании, Даниэль Керхбаум, объясняет: Стоимость гигабитного соединения там начиналась от $70 в месяц, спутник был медленным и стоил дорого.

Если вы хотели посмотреть «Игру Престолов», лучше было дать другу пачку DVD-дисков, чтобы он записал сериал и прислал вам по почте.

Элизабет Пирс и её партнёры решили, что они могут построить волоконно-оптическую широкополосную сеть, пока до этого не додумался никто другой, а потом целиком продать её IT-гигантам или местным провайдерам. Глобальное потепление сделало лёд в Арктике менее непроницаемым, постепенно открывалось всё больше возможностей.


Здесь будет интернет!

В итоге оказалось, что даже без трансарктических линий, одно только покрытие Аляски оптикой потребует 14 кораблей и 275 разрешений от чиновников разного уровня. Большую часть 2013-го команда провела за исследованиями, проверками, решением проблем с экологами, согласованием кабельных маршрутов с местными племенами.

Quintillion пока что ей и близко не являлась, но тут дело за небольшим: получить финансирование. В целом, проект вполне по силам для большой компании. Главное-то уже есть – идея!

Он назывался Arctic Firbre Inc. Пирс познакомилась с канадскими предпринимателями, отцом и сыном Дагом и Майком Каннингхемами, которые тоже развивали стартап в похожем направлении. Две компании решили стать партнерами. (AFI). км кабеля, который будет идти от Японии до Великобритании. Каннингхемы сказали, что они смогут привлечь $640 млн, и станут отвечать за международную часть постройки – 15 тыс. Элизабет оставалась Аляска, самый небольшой, но и самый сложный сегмент.

Купаться в деньгах

Элизабет услышала разговор, подошла и стала спорить с участником. Один участник отраслевой конференции припоминает, как он с друзьями пошутил, что создание кабелей под Арктикой – это что-то научно-фантастическое, как в книге Жюля Верна. Мне показалось, у неё был сильный стресс». Тот остался в недоумении: «Мой комментарий был таким банальным, просто глупая шутка, но она была очень злой, стала всем нам что-то доказывать.

На первом этапе предполагалось работать на рынок, состоящий из малюсеньких арктических обществ и племен. Ни один из крупных венчурных капиталистов не инвестировал в проект Quintillion-AFI до 2015 года. Аляска – штат по площади вдвое больше Техаса, но населения там в сорок раз меньше. Было непонятно, как компании собираются отбивать огромные затраты. Тянуть линии здесь не очень-то выгодно.

Элизабет согласилась, но в итоге собственность AFI перешла к Quintillion, а Даг и Майк были исключены из процесса принятия решений. Не понимая, что делать, Каннингхемы предложили объединить их компании. Зато Пирс пообещала им, что, поскольку у них остается значительная часть компании, как только проект принесет прибыль, они будут не в остатке.

На встрече с инвестбанком Oppenheimer, который раньше сотрудничал с Каннингхемами, аналитики банка сказали ей, что максимум, что удастся получить на контрактах за кабель в Аляске – это $30 млн. Пирс вообще много чего обещала. Пирс ударила по столу и сказала, что у неё будет минимум $75 млн в год.


Планы Quintillion

Элизабет смогла убедить директора компании, что контракты скоро пойдут, и к началу 2015-го CIP инвестировала в Quintillion $10 млн. На встрече с CIP Capital, представители финансовой организации сказали, что будут инвестировать только если Пирс покажет им подписанные контракты, гарантирующие её компании определенный доход.

Руководитель Matanuska встретился с Пирс, но не хотел подписывать договор, и взял время подумать. Свои первые подписи Пирс подделала в мае и июне 2015-го – на контракте с провайдером Matanuska, обслуживающим несколько городков в южной Аляске. На следующий день она загрузила контракт на сотни миллионов долларов с подписью главы Matanuska на свой личный аккаунт в Google Drive. Элизабет сказала своим инвесторам в Нью-Йорке, что он «нервничает, но очень рад делу». Вскоре на гугл-драйве появился и этот контракт, тоже на сотни миллионов. Она также сказала, что близка к подписанию другой гигантской сделки, с некоммерческой организацией Arctic Slope Telephone.

Общая сумма «контрактов» превысила $1 млрд. Пирс проделала такую схему еще как минимум восемь раз. В других случаях она подписывала настоящие контракты, а потом меняла ключевые страницы, чтобы сумма получалась на порядок значительнее. Иногда она полностью подделывала договоренности, которых не существовала. Она одна имела пароль к гугл-диску со всеми сканами контрактов. Десяти другим сотрудникам Quintillion «лезть в договора» не позволялось. Все распечатанные копии хранились в её личном шкафу, который никто не мог открывать.


Элизабет Пирс в 2016-м в порту Уналаски, объясняя мэрам городов свою идею

Еще $270 млн на продолжение «работы» ей дали CIP Capital и французский инвестбанк Natixis SA. Когда сотрудник уточнил о новом контракте на $600 млн, который, как сказала Элизабет Пирс, она заключила с еще одной телеком-компанией Аляски, она ответила, что те пока не готовы перечислить деньги, но у неё «на подходе» есть несколько других контрактов, которые скоро принесут такую же сумму.

Она ходила на конференции и на телевидение, рассказывая, как скоро штат наконец совершит цифровую революцию, и станет незаменимой точкой распространения мирового интернета. Элизабет заслужила репутацию своеобразного ангела Аляски, привлекающего инвесторов со всех концов света. Она регулярно встречалась с губернатором Аляски, местными телекомами, мэрами городов, через которые должна была идти линия.

Она также получала различные бонусы и оплачиваемые перелеты за счет компании. Доход Пирс в это время был не менее $146 000 в год.

Он подумал, что проект «стратегически реализуем». В 2013-м, судя по документам суда, Элизабет рассказала своему старому знакомому, Джулиану Дженсену, об инвестиционной возможности, которую открывает трансарктический кабель. Пирс положила эти деньги на личный банковский счет. В мае того же года он выписал ей $325 000, треть своих сбережений, в качестве инвестиции в Quintillion. В тот же день, судя по документам, она открыла себе пенсионный фонд у Wells Fargo.

Бывшая бариста и текущая сотрудница Quintillion спросила её об инвестициях. В 2015-м Элизабет нашла себе новый источник живых денег. Сотрудница собрала деньги у семьи, надеясь, что вложения окупятся, когда кабель протянут. Пирс сказала ей, что если та переведет $40 000, она получит 225 акций Quintillion. Пирс положила эти деньги на свой аккаунт в Wells Fargo.

Но морское дно было тверже, чем ожидалось, и погода быстро испортилась. В 2016 году Quintillion за деньги CIP и Natixis наконец начала постройку подводной кабельной сети у побережья Аляски. Компания была вынуждена прекратить операцию и отложить реализацию проекта на следующий год.

Тянем-потянем

Как в сказке о репке, кабель просто не тянулся. К середине 2017-го у Пирс кончились оправдания по поводу задержки проекта. Юристы телеком-компаний и других клиентов Пирс оспаривали эти счета. Quintillion начала выставлять инвойсы по её стомиллионным договорам. Сотрудник инвестбанка быстро пошел проверить договор в гугл-диск Элизабет. Один из них связался с CIP Capital. В логах осталось упоминание, что за два дня до этого «Элизабет Пирс переместила 78 предметов в Корзину». Но все файлы с контрактами оттуда пропали.

Та привела своего адвоката, и сказала, что не может припомнить обстоятельства подписания каждого договора. Через неделю юристы банков пришли напрямую к Пирс. Но суммы в них стоят правильные.

В апреле она перерезала красную ленточку с сенатором от Аляски Лизой Меркауски на торжественном открытии станции под прокладку кабеля в нефтяном городишке Дедхорс (население 25 человек). На протяжении 2017-го, несмотря на отсутствие активности на шельфе, Элизабет Пирс вела себя так, как будто всё идет по плану. И спокойно выступала с докладами на конференциях летом и осенью.

Вскоре после этого её семья продала дом в Анкоридже за $415 000 и купила дом в Техасе, который оформили на имя одного из бывших сотрудников Quintillion. В апреле 2018-го Министерство юстиции США объявило об аресте Элизабет Пирс.

И всячески пытаются дистанцироваться от её имени. Временный гендиректор компании, Джордж Тронсру, говорит, что с тех пор они не имели контакта с Элизабет. Для подключения подводного кабеля к проложенному по суше волокну, Quintillion пробурила двухкилометровый канал на глубине 25 метров, от океана к закопанному глубоко в снегах люку. Они сумели продлить несколько соглашений, и всё-таки построили в Аляске часть кабельной сети. Этим проектом они особенно гордятся.

Йенс Лайпенекс, руководитель Arctic Slope Telephone, хвалит нынешнюю Quintillion:

Теперь наши подписчики могут спокойно стримить Netflix, играть в Xbox online.
Мы все здесь были на скорости диалапа всего пару лет назад.

Аляска получила свою подводную кабельную сеть, простирающуюся возле её побережья. В конце концов, часть первой фазы была закончена. Плюс – школам, госпиталям и локальному бизнесу. По подсчетам Quintillion, она теперь дает современный интернет порядка 10 000 резидентам.

В колледже городка Уткиагвик (4200 человек), директор Брайан Плессингер жалуется, что переключение на волокно Quintillion не дало ему должного результата. Нынешние руководители компании никогда не говорят об Элизабет Пирс. Джордж Тронсру обещает исправить ситуацию, тут же куда-то звонит. «Мы платим $9500 за месяц всего за 10 мегабит, с 2000 студентов, этого совсем не хватает».

Она признала себя виновной в одном случае мошенничестве и восьми случаях кражи личных данных с отягчающими обстоятельствами. 30 сентября, спустя более года судов, Пирс взяли под стражу в Техасе. Судя по данным суда, контракты Quintillion принесут фирме на $480 млн меньше, чем говорила Пирс, но компания выйдет на обещанный в 2018-м уровень дохода к 2023 году. Элизабет будет отбывать пять лет в федеральной тюрьме.


Берег Арктического океана, где подводные кабели подключаются к волокну, идущему с земли

Сотрудница, потерявшая $40 тысяч, говорит, что «Я опустошена и раздавлена. Сотрудники и знакомые, инвестировавшие в Пирс, денег назад не получили. Аляска и мир очень нуждались в этой системе, и я тоже тяжело работала над ней». Я всё еще не могу поверить в то, что сделала Элизабет.

Текущий СЕО Джордж Тронсру говорит, что от Элизабет здесь не осталось и следа. Фирма, которую основала Элизабет Пирс, пытается восстановить свою упавшую донельзя репутацию. Она напоминает о себе только плохими заголовками в газетах и журналистами, которые приходят, чтобы написать о компании что-то плохое.

Тронсру говорит, эта цель пока не изменилась, но потребует дополнительно $800 млн. Сейчас неясно, будет ли Quintillion решать свою первоначальную задачу – строить кабель к Азии и Европе через Северо-Западный проход. Также о постройке трансарктического кабеля от Северного полюса до берегов США заявила та самая Matanuska. К тому же, похожий проект теперь хотят реализовать финская Cinia вместе с российским «МегаФоном». На него она собирает $600 млн.

Поведение Пирс мало чем отличалось от действий других основателей и СЕО стартапов, обещающих финансистам горы, как только их концепт докажет свою успешность. Похоже, идеи Элизабет были вполне реализуемы, и рынок для них есть. Её проблема была только в методах. Вот почему она так просто смогла обмануть инвестбанки и фонды венчурного капитала.

Один из бывших топ-менеджеров Quintillion говорит журналистам:

Вопрос не в том, как или зачем она это сделала, а в том, почему она думала, что это сойдет ей с рук.

Как и в случае с другой Элизабет, Холмс из Theranos, если ты обещаешь что-то большое и хорошее, делаешь это уверенно и с невинными глазами, в мире могут найтись люди, которые в тебя поверят. А вывод из такой большой истории напрашивается один.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть