Хабрахабр

[Перевод] «Если вам нужно кого-то убить, то вы обратились по адресу»

Ощущая запах застарелого масла для жарки, он искал человека в тёмных джинсах и синей куртке. Свежим мартовским днём 2016 года Стивен Олвайн вошёл в закусочную «Вендис» в Миннеаполисе. У него с собой было $6000 наличными – он собрал их, отнеся в ломбард серебряные слитки и монеты, чтобы избежать подозрений по поводу снятия денег с банковского счёта. Олвайн, работавший в службе поддержки в области ИТ, был тощим ботаником в проволочных очках. Он обнаружил нужного человека в одной из кабинок.

Олвайн открыл приложение Bitcoin Wallet на телефоне и передал наличные, а человек отсканировал QR-код для перевода биткоинов. Они договорились о встрече на сайте LocalBitcoins, где собираются люди, желающие купить или продать криптовалюту близ своего места жительства. Потом Олвайн вернулся в машину и обнаружил, что ключи от неё остались внутри, а дверь заперта.
Это был день его рождения, ему было 43, и он должен был встретиться за обедом с Мишель Вудард. Транзакция прошла без проблем. Отношения развивались быстро, некоторое время они обменивались десятками сообщений ежедневно. Олвайн познакомился с Вудард в онлайне за несколько месяцев до этого. Ожидая прибытия слесаря, он написал ей, что был на встрече для покупки биткоинов, и опаздывает. С тех пор их страсть угасла, однако они всё равно иногда спали вместе. Когда дверь вскрыли, он сумел встретиться с Вудард в бургерной под названием «Паб ’Голубая дверь’», намереваясь с удовольствием провести остаток дня.

Используя емейл адрес dogdaygod@hmamail.com он написал одному человеку, которого знал под именем Юра. Тем вечером он сделал себе ещё один подарок. «Биткоины у меня», — сообщил он.

Для целей Олвайна было важно, что Besa Mafia, по её заявлению, имела связи с албанской мафией и рекламировала услуги киллеров. Юра управлял сайтом Besa Mafia, который работал в даркнете и был доступен только при помощи анонимных браузеров типа Tor. На домашней странице сайта располагалась фотография человека с пистолетом и маркетинговый слоган: «Если вам нужно кого-то убить или хорошенько избить, то вы обратились по адресу».

Однако Олвайн беспокоился, что когда он отправит деньги, они просто осядут в чьём-либо кошельке. Юра обещал, что деньги пользователя хранятся на эскроу-счёте и выплачиваются только по завершению работы. «Говорят, что Besa значит доверие, так что, пожалуйста, оправдайте его», — написал он Юре. Но он хотел, чтобы заявления Юры оказались правдой, поэтому, несмотря на инстинкты, перевёл биткоины. «По личным причинам, объяснение которых раскрыло бы мою личность, мне нужно, чтобы эта сука была мертва».

«Этой сукой» была Эми Олвайн, его жена.

На первый курс Стивен пришёл с группой своих друзей, религиозной молодёжью из Спокейна (Вашингтон). Стивен и Эми Олвайн встретились за 24 года до этого в Амбассадорском университете, религиозной школе города Биг-Сэнди (Техас). Она быстро подружилась с вашингтонцами. Эми происходила из Миннесоты и не была знакома с большим числом людей в школе. Они принадлежали ко «Всемирной церкви Бога», пропагандировавшей строгий шаббат по субботам, отвергавшей праздники языческого происхождения типа Рождества, и выступавшей против слишком тесного физического контакта на танцполе. Она была позитивной и лёгкой в общении, и они со Стивеном стали регулярно танцевать – эти занятия сблизили их, но не слишком сильно.

Стивен и Эми пошли в новую секту, использовавшую интернет для распространения своей доктрины. В 1995, когда они ещё были в университете, от «Всемирной церкви Бога» откололась «Объединённая церковь Бога». Для Стивена, увлекавшегося информатикой, это был логический выбор.

Эми могла приручать самых буйных животных, и несколько лет преподавала в школе дрессировки собак перед тем, как начать собственный бизнес, Active Dog Sports Training. После колледжа они поженились и переехали в Миннесоту, чтобы быть поближе к семье Эми. Эми переделала большой сарай, находившийся на участке, в арену для тренировки собак, и в их доме скоро устроился уютный беспорядок, в котором шерсть ньюфаундлендов и австралийских пастушьих собак покрывала мебель и несколько недостроенных проектов из Lego на кухне. Пара взяла приёмного сына, и привезла его домой, когда ему было всего пару дней от роду, после чего в 2011 они переехали в дом в Коттедж-Гроув (Миннесота), анклав фермеров и людей, работавших в других местах, расположенный в долине Миссисипи, недалеко от агломерации Миннеаполис-Сен-Пол.

Стивен дорос до ранга старейшины в «Объединённой церкви Бога», а Эми стала диакониссой. Со стороны всё выглядело нормальным. По субботам они ходили на службы. Церковь жила по еврейскому календарю, по пятницам семья обедала с родителями Эми, которых Стивен называл мамой и папой. Бизнес Эми рос, и она часто путешествовала по стране с друзьями, посещая собачьи соревнования. Каждый год они путешествовали, посещая осенний фестиваль церкви, проходивший в разных местах по всему свету. На одном из видео Эми предстаёт в штанах хаки и туристических ботинках, а Стивен носит рубашку-поло и свободные джинсы, и пара танцует под «We Go Together». В свободное время семейство поддерживало сайт Allwine.net, где, например, можно было найти списки приличествующих песен и обучающие видео о танцах, где показывалось, как можно развлекаться, не слишком сильно прикасаясь к партнёру.

Фото было сделано во время отпуска на Гавайях, и на ней у Эми сине-зелёная футболка, а на загорелом лицо с веснушками видна широкая улыбка. На следующий день после покупки биткоинов Стивен загрузил фотографию Эми на Allwine.net. «Её рост чуть меньше 1 м 70 см, вес 91 кг», — написал он. Где-то через 25 минут после выкладывания фотографии Стивен зашёл в свой емейл dogdaygod, чтобы отправить Юре ссылку. Если киллеру удастся сделать так, чтобы её смерть была похожа на несчастный случай – допустим, протаранить её минивэн Toyota Sienna со стороны водителя – он добавит ещё биткоинов. Он уточнил, что лучше всего будет убить её во время приближающейся поездки в Моулин (Иллинойс).

«Он будет ждать её в аэропорту, проследит за ней на украденной машине, и когда появится возможность, устроит ДТП со смертельным исходом». Юра подтвердил детали сделки вскоре после письма, используя ломаный английский. Позднее он напомнил dogdaygod о необходимости создания себе алиби: «Убедитесь, что большую часть времени вас окружают люди, проводите время в магазинах или других общественных местах, где есть видеонаблюдение». Он добавил, что если несчастный случай не удастся, «киллер пристрелит её».

Они с Эми жили на участке в 11 соток, располагавшемся на тупиковой улице. Обычно Стивена не окружали люди. В нём было четыре спальни, просторная гостиная и открытая кухня. Дом был простым одноэтажным переносным зданием, установленным на фундаменте. Большую часть времени он проводил в кабинете в подвале, исправляя глюки в системе кол-центра. Стивен оборудовал крышу солнечными панелями, и хвастался, что они дают столько энергии, что он может закачивать её обратно в сеть. Сотрудники часто обращались к нему с особенно сложными проблемами. Дома он мог работать сразу на двух работах – одна была в компании ИТ-услуг Optanix, другая – в страховой компании Cigna.

Однако оставаясь в одиночестве, он позволял себе помечтать, и захаживал на сайты типа Naughtydates.com и LonelyMILFs.com. Пастор, к которому ходили Олвайны, проповедовал воздержание от плотских желаний, и сам Стивен консультировал пары из своей конгрегации, имевшие проблемы с браком. В процессе консультаций он узнал о сайте знакомств Ashley Madison, предназначенном для людей, состоящих в браке. На закрытом сайте Backpage он подобрал себе девушку из эскорт-службы, и дважды ездил в Айову для секса с ней. Там он и познакомился с Мишель Вудард.

В течении нескольких недель она ездила с ним в рабочие поездки. На первом свидании Стивен сопровождал Вудард во время её визита к врачу. Однажды их стыковочный рейс из Филадельфии отменили. Вудард нравилось, насколько Стивен необычно спокоен. У Стивена в 8 утра была назначена встреча в Хатрфорде (Коннектикут), и он без всяких скандалов арендовал автомобиль, на котором они проехали оставшиеся 130 км.

На самом же деле, его интрижка только усилила его стремление к новой жизни. За месяц до того, как Стивен «заказал» свою жену, он сказал Вудард, что попытается наладить отношения с Эми.

Он заметал следы при помощи анонимных ремейлеров, удаляющих идентификационную информацию из сообщений, и Tor, маскирующий IP-адрес путём передачи данных по случайному пути через сеть анонимных узлов. Теоретически, с его дисциплиной и знанием компьютеров, Стивен был идеальным преступником для дарквеба. Для создания своей виртуальной личности в дарквебе он перенёс свою неверность на жену. Он придумал себе сложную предысторию: якобы, dogdaygod был конкурирующей дрессировщицей собак, и хотела убить Эми, потому что та переспала с её мужем.


Члены Объединённой церкви Бога встречались в местной церкви методистов

Но к концу выходных он написал Юре письмо с жалобой о том, что не получал никаких известий по поводу её смерти. Стивен назначил убийство на выходные, 19 марта, когда Эми должна была находиться в Моулине на соревновании по дрессировке. Администратор Besa Mafia, казалось, понимал, что для dogdaygod было важно, чтобы Эми убили в дороге. Юра объяснил, что киллер пока не поймал удобный момент: «Ему нужно устроить всё так, чтобы ударить её машину со стороны водителя, провести боковое столкновение, чтобы гарантировать смерть». – Но если она ваша жена или член семьи, мы можем сделать это и в вашем городе», — сказал он, добавив, что клиент при этом может в назначенный день уехать из города. «Нам неинтересно, по какой причине убивают людей, — писал он. Он предложил убить Эми дома и согласился, что после можно будет сжечь дом – за дополнительные 10 биткоинов, или $4100.

На следующий день он собрал денег. «Не жена, — ответил Стивен, — но мне в голову пришла та же мысль». В панике он забеспокоился, что криптовалюта, над получением которой он так сильно трудился, исчезнет без следа. Когда он отправлял биткоины в Besa Mafia, страница обновилась, и он не узнал появившийся 34-символьный код. Меньше чем через минуту он удалил код из заметок. Он быстро скопировал код и сохранил его в заметках на iPhone, а потом отправил код Юре в письме с темой «ПОМОГИТЕ!».

В последующие недели сообщения Стивена, направленные Юре, метались от немногословно-разочарованных до очень детальных инструкций. Через несколько часов Юра ответил, заверив, что транзакция прошла успешно, однако дни шли, а ничего не происходило. «Но устраните только её, не трогайте отца и ребёнка». «Я знаю, что у её мужа есть большоё трактор, поэтому у неё в гараже должны быть канистры с бензином», — писал он. «Да, она реально сука, и заслуживает смерти», — писал он. Юра, будто дружеский дьявол, отвечал сообщениями, укреплявшими настрой клиента. За дополнительную плату dogdaygod мог заказать исполнение более опытному убийце – бывшему чеченскому снайперу. Через полтора часа он добавил: «Имейте в виду, что 80% наших киллеров – это члены банд, занимающихся торговлей наркотиками, избиением людей, и иногда убийствами».

Вместо того, чтобы сдаться или обдумать своё грехопадение, он лишь стал ещё более целеустремлённым. На затею с киллером Стивен потратил не менее $12 000. Здравый смысл говорил о необходимости использования разных имён пользователя, однако он вновь использовал имя dogdaygod, будто уже стал придуманным им же персонажем. Он зарегистрировался на сайте дарквеба Dream Market, более известный торговлей наркотиками, где можно было выбрать другие методы убийства. Свои расходы он должен был отбить: выплата по страховке Эми составляла $700 000.

Из данных стало известно, что пользователям с никнеймами вроде Killerman и kkkcolsia платили десятки тысяч долларов в биткоинах за убийство людей в Австралии, Канаде, Турции и США. В апреле 2016 года, примерно через два месяца после того, как Стивен впервые «заказал» жену, Besa Mafia взломали и переписку Юры с клиентами – включая dogdaygod – выгрузили на pastebin. Специальный агент ФБР Эшер Силки, работавший в офисе в Миннеаполисе, узнал, что некто под именем dogdaygod желает смерти Эми Олвайн. Вскоре эти заказы попали в ФБР, и агентство отправило распоряжения местным отделениям связаться с предполагаемыми жертвами. Ему поручили предупредить её об угрозе.

Коттедж-Гроув – тихий пригород для обеспеченных людей, но, как и по всей стране, местным полицейским всё чаще поступали сообщения об онлайн-угрозах. Во вторник, сразу после Дня поминовения, Силки заручился помощью Терри Реймонда, служащего местной полиции, и они вместе подъехали к дому Олвайнов. Реймонд, замкнутый человек с угловатыми чертами лица, подчёркнутыми подстриженной бородкой, 13 лет служил в полиции, и был специалистам по компьютерным преступлениям.

Он сообщил двум служащим правоохранительных органов, что Эми нет дома, и они молча стояли в комнате, пока он звонил ей по телефону. Когда Силки и Реймонд приехали, Стивен Олвайн пригласил их войти. В его работе приходилось сталкиваться со всяким. Стивен показался Реймонду человеком, неловко чувствующим себя в присутствии других, однако он не придал этому значения.

Они встретились в лобби, где висела картина маслом, изображающая служебную собаку отделения, Блитца, и провели её в комнату для допросов, где почти не было мебели. Полицейские вернулись в отделение, а вскоре прибыла и Эми. Эми была поражена. Поскольку расследованием руководило ФБР, Реймонд в основном слушал, а Силки объяснял Эми, что некто, кому известен её график поездок и повседневные привычки, желает её смерти. Она не могла взять в толк, кто мог считать её врагом. Она ещё больше запуталась, когда Силки упомянул обвинения в том, что Эми спала с мужем дрессировщицы. «Если вы заметите нечто подозрительное, позвоните нам», — сказал ей Реймонд на прощание.

Стивен приобрёл пистолет, Springfield XDS 9 мм. Несколько недель спустя Олвайны установили у себя дома систему видеонаблюдения с датчиками движения, и поставили камеры у разных входов. Они с Эми решили держать его на её стороне кровати, и сходили в качестве свидания в тир.


Полицейские Коттедж-Гроув, слева направо: капитаны Гвен Мартин и Рэнде Макалистер, детективы Терри Реймонд и Джаред Ландкамер

Силки приехал к дому Олвайнов, где Стивен распечатал эти емейлы и слушал, как Эми объясняет агентам, что случилось. 31 июля Эми в смятении позвонила Силки: за последнюю неделю она получила две анонимных угрозы по емейл.

Там, в частности, было следующее: Первое письмо пришло с анонимного ремейлера из Австрии.

Вижу, что ты установила систему безопасности, а люди в интернете сообщили мне, что полиция интересовалась моими предыдущими письмами. Эми, я всё ещё виню тебя за то, что ты развалила мою жизнь. Меня уверили в том, что письма отследить нельзя, и что меня не найдут, но я не могу нападать на тебя напрямую, пока за тобой следят.

Поскольку я не могу добраться до тебя, я доберусь до всего, что тебе дорого. И вот, что будет дальше.

Также автор указал подробности, известные только близким людям Эми – местоположение газового счётчика на доме Олвайнов, то, что они поменяли место, где ставят свой внедорожник, цвет футболки, которую их сын носил два дня назад. В емейле были перечислены контакты родственников Эми на основе информации, доступной через сайт Radaris.com, который предоставляет подписчикам контактную информацию о частных лицах и организациях. – Соверши самоубийство». «Вот, как ты можешь спасти свою семью, — было написано в письме. Дальше автор перечислил различные подходящие методы.

«Неужели ты настолько эгоистична, что готова подвергнуть свои семьи риску?» Через неделю пришло второе анонимное письмо, где её ругали за то, что она не последовала рекомендациям.

Стивен отдал агентам свой ноутбук и смартфон. Эми отдала полицейским свой компьютер, надеясь, что его содержимое поможет агентам отследить её потенциального убийцу. В ФБР сделали копии устройств, включая приложения, процессы и файлы, и вернули их через пару дней.

Агент опросил четверых из них и изучил кредитные истории нескольких из них. Эми дала Силки имена людей, занимавшихся обучением на её арене, владельцев животных, с которыми она работала, её лучшей подруги. Более того, заказчик давал Юре инструкции не убивать её мужа. Мало кому была выгодна смерть Эми, однако, поскольку dogdaygod заплатил несколько тысяч долларов, чтобы убить её, в деле был замешан личный мотив. Силки допросил Стивена, но неясно, сделал ли он что-то ещё, кроме этого и копии его компьютера с телефоном. Логично было в результате заняться расследованием супруга. Кроме того, чтобы взять с собой Реймонда на первый допрос и отправить ему копии емейлов с угрозами, бюро больше не задействовало местную полицию. В ФБР отказались комментировать этот случай, а полиция Коттедж-Гроув мало разбиралась в работе бюро.

Она поступила на курсы «Гражданская академия», где гражданам подробно рассказывают о работе полицейского управления. Тем временем Эми пыталась справляться с ужасными угрозами. Сержант Гвен Мартин, ведущая курса, не знала об угрозах жизни, поступивших Эми, да Эми и сама не делилась этим ни с кем из других участников, пока они тренировались в тире и снимали отпечатки пальцев с банки газировки. В своём заявлении она написала, что «хочет узнать о работе полицейского департамента, о том, чем там занимаются и как всё работает». перев.] в его патрулировании, и с большим энтузиазмом рассказывала о том, как полицейский делился с ней советами по поводу воспитания собак и дрессировке на взятие следа. Эми попросила, чтобы её прикрепили к сотруднику службы K-9 [работа со служебными собаками; по созвучию K-9 / canine — собачий / прим. По окончанию программы она отметила это с остальными членами группы небольшой вечеринкой.

Периодические головные боли участились, у неё начались проблемы с памятью. Однако Эми всё ещё чувствовала себя беспомощной. Преподавая, она вела себя уверенно, но сама волновалась, что её агрессор может оказаться среди её учеников.

Много лет назад, когда её сестра начала учиться в колледже, Эми отправляла ей открытки каждую неделю, чтобы та не скучала по дому. Одним летним вечером она сидела во дворе со своей сестрой и думала о том, кто же в ответе за мрачную атмосферу, окутавшую её жизнь. Сейчас её сестра в качестве ответного жеста занялась тем же самым, и в каждой открытке цитировала Библию.

Дорога шла через пойму к востоку от Миссисипи, через желтеющие фермерские поля, участки, заваленные автозапчастями и лощинами, поросшими деревьями, уже сбросившими листву. Однажды днём в субботу, в ноябре, Стивен и Эми отправились в церковь вместе с сыном. Было что-то приличествующее моменту в аскетизме окружающей обстановки, будто бы одним архитектурным минимализмом можно было сдержать дьявола. Объединённая церковь Бога арендовала помещение в здании красного кирпича у местной конгрегации методистов.

Пастор Брайан Шоу, стоя под дневным светом, пробивающимся через стеклянную крышу, декламировал предостережение из Нового Завета о людях, у которых «глаза исполнены любострастия и непрестанного греха». В часовне семья сидела вместе с мужчинами в пиджаках, женщинами в скромных платьях и детьми с недавно причёсанными волосами. Расплата за то, что человек не следует примеру Иова, серьёзна: «Когда мы не контролируем нашу греховную природу, она контролирует нас». Он говорил об Иове, тренировавшемся не смотреть на женщин с вожделением.

В полдень он пошёл наверх, чтобы пообедать с Эми и сыном. В воскресенье Стивен проснулся незадолго до 6 утра, как обычно, и спустился в свой кабинет в подвале, где залогинился в систему Optanix, чтобы начать работу. Вскоре после этого она почувствовала слабость и головокружение. Эми, как заядлый кулинар, запекла в тиховарке часть тыквы, оставшуюся после десерта, который она делала пару дней назад.

Стивен рассказал ему, что Эми плохо, и она отдыхает в спальне. Отец Эми пришёл к ней, чтобы установить дверцу для собак в гараже. Через пять минут после его отъезда Стивен позвонил ему и попросил вернуться, забрать внука, поскольку он якобы хотел отвезти Эми в клинику. Её отец ушёл, так и не повидавшись с ней.

Это была их воскресная традиция – ужин в «Калверс», пока Эми преподаёт на курсах дрессировки. С наступлением заката Стивен поехал заправиться, забрал мальчика от родителей жены и повёз его в сетевой семейный ресторан «Калверс». Они сидели в ярко освещённом зале, ели курицу и копчёный сыр.

Там в неестественной позе лежало тело Эми, а вокруг её головы скопилась лужа крови. По возвращению домой мальчик выскочил из минивена и побежал в дом, в спальню родителей. Рядом лежал Springfield XDS 9 мм.

«По-моему, моя жена застрелилась, — сказал он. Стивен позвонил 911. – Тут много крови».


Мэрия Коттедж-Гроув, где расположено и полицейское отделение

Когда она увидела тело Эми на полу, она вспомнила, как обучала её на программе «Гражданской академии» и расплакалась. Сержант Гвен Мартин прибыла в дом через несколько минут после звонка на 911. Овладев собой, она повернулась к ноутбуку на панели и запустила поиск вызовов в полицию по этому адресу. За дело взялся другой сержант, а Мартин вернулась в машину. Мартин взяла телефон и позвонила детективу Рэнди Макалистеру, руководившему расследованиями в Коттедж-Гроув. Она поразилась, найдя отчёт, в котором Терри Реймонд описывал угрозы жизни Эми, поступавшие из дарквеба.

Он часто участвовал в офисных розыгрышах. Макалистер был 47-летним обладателем мотоцикла «Харли-Дэвидсон» и очень молодого лица. Однако его жизнерадостное поведение скрывало дотошную натуру. На его кружке для кофе было написано «из-за конфиденциальности моей работы я понятия не имею, что делаю». Незадолго до этого женщина рассказывала полиции, что её ревнивый бывший вступал с ней в контакт в нарушение судебного постановления. Лет десять назад Макалистер занимался расследованием убийства в близлежащем городе; бывший партнёр жены убил семейную пару у них дома, пока их дети прятались в доме. Услышав, как Реймонд упоминал угрозы, полученные Эми из дарквеба, он предложил сравнить их с базой угроз, хранящейся в отделе поведенческого анализа ФБР; это могло бы помочь им составить профиль потенциального нарушителя. Макалистер был разочарован в том, что система не смогла помочь той женщине, и начал собственную программу по защите потенциальных жертв от сталкинга и направленного насилия. Но у него не было полномочий в данном деле.

Войдя через гараж, он сразу почувствовал запах готовящейся тыквы из тиховарки. Теперь же он торопился к дому Олвайнов. Были и другие несоответствия: кровавые следы с обеих сторон двери спальни. Это показалось ему странным; обычно люди не начинают готовить еду перед тем, как убить себя. И хотя пол в прихожей был усыпан собачьей шерстью, в прилегающем к нему холле было чисто.

Реймонд отвёл стивена в ту же комнату для допросов, где он с Силки встретились с Эми пять месяцев назад, пока его коллега присматривал за мальчиком в комнате отдыха. Пока Макалистер ждал прибытия судмедэксперта и следователей по уголовным делам, полицейский отвёз Стивена с сыном в участок. «А у родителей жены вы тоже будете это брать?» – спросил Стивен. Рэймонд достал пару латексных перчаток и взял у Стивена мазок изо рта для теста ДНК. Он попросил Стивена рассказать, как тот провёл день. «Нет, только у вас и сына», — сказал Реймонд.

Он напомнил детективу, что у Эми в ФБР был файл; он сказал, что её компьютер вёл себя странно. Стивен сотрудничал с полицейским, но Реймонду показалось, что он вёл себя как-то неестественно для человека, только что потерявшего жену. «Меня, как представителя ИТ-индустрии, это раздражает, поскольку я знаю, как всё должно работать в легальном мире, сказал он, и добавил: Мне ничего не известно по поводу хакинга и прочего подобного».

Технологи распылили на полу люминол и выключили свет. В последующие три дня следователи прочёсывали место преступления. Свечение показало, что коридор чистили. Там, где люминол взаимодействовал с кровью или очистителями, он светился ярко-голубым. Он также подсветил несколько следов, шедших в спальню из прачечной комнаты и обратно.

Макалистер устроился за столом в столовой, и переписывал улики. Полиция Коттедж-Гроув привела в исполнение ордер на обыск дома. Войдя, он увидел, что все поверхности заставлены хламом: папки, спутанные провода, внешние накопители, SD-карточки, а также диктофон и Fitbit. Реймонд спустился в кабинет Стивена в подвале. На столе Стивена стояло три монитора и MacBook Pro – это был не тот компьютер, который он отдавал в ФБР. Там были жёсткие диски того вида, который не использовался уже лет десять.

«Чёрт возьми», — думал он, наблюдая, как накапливается оборудование. Полицейские вытащили добычу наверх, а потом по очереди выдавали её Макалистеру на протоколирование. Однако устройства всё прибывали и прибывали. И потом «о боже, сколько можно». Всего их оказалось шестьдесят шесть.

Через две с половиной недели после смерти Эми ФБР отправила её файл. Поскольку преступление было связано со смертью на территории города расследование проводилось под управлением полиции Коттедж-Гроув. Именно тогда они узнали, что никнейм человека, желавшего смерти Эми, был dogdaygod. Открыв документы, Макаалистер и Реймонд увидели – впервые – полную переписку с Besa Mafia.

То, что повсюду была его ДНК, вряд ли было удивительно: это был его дом. К тому времени Стивен уже вошёл в число подозреваемых, однако никаких свидетельств, связывающих его с убийством, не было. Стивен пояснил, что они с Эми не включали камеру над сдвижной стеклянной дверью, потому что через неё постоянно проходили их собаки. На видео с системы безопасности не было ничего необычного, хотя записи и были неполными. Макалистер надеялся найти ответы в устройствах, принесённых Реймондом из подвала Олвайнов.

Один за другим клиенты Юры жаловались, что заказанные ими убийства не исполнялись. Как только файлы Besa Mafia появились в pastebin, блогеры тут же решили, что сайт был мошенническим. Они с детективом Джаредом Ландкамером определили десять других целей из заказов Besa Mafia в США и связались с полицейскими участками по месту их жительства. Однако Макалистер не хотел принимать ничего на веру. Это могло дать им новые зацепки в их деле или, возможно, спасти другие жизни.

Компьютеры он отправил судебному специалисту в соседний полицейский участок. Макалистер распределил работу с электроникой. Реймонд начал с извлечения данных с телефонов Стивена. Ландкамер получил судебное разрешение на доступ к емейлам Олвайнов – и много дней провёл за их чтением. На телефоне, который Стивен давал ФБР для снятия копии, Реймонд обнаружил Orfox и Orbot, нужные для доступа к сети Tor. В комнате без окон, где вдоль стен выстроились служебные мониторы, он запускал ПО, сортирующее данные – тут приложения, там история звонков – и реконструирующее временную линию устройств. Либо ФБР их пропустило, либо не придало значения. Он также нашёл текстовые сообщения, где содержались коды подтверждения с сайта LocalBitcoins.

В 13:48 она зашла на страницу Википедии о головокружении. Проверив телефон Эми, он увидел, что в день смерти её сознание постепенно становилось всё более сбивчивым. Затем через минуту EYE. В 13:49 она написала в поисковике слово DUY. Было похоже, что она отчаянно пыталась понять, почему комната вокруг неё кружится, но не могла написать слова в поисковике. Потом DIY VWHH.

Реймонд нашёл контакт «Мишель» в телефоне Стивена, и когда следователи опросили Вудард, она рассказала им про обед в день рождения, когда Стивен писал ей, что закрыл ключи в машине, покупая биткоины. На допросе у следователя штата Стивен признался в своей интрижке с Вудард. Детективы использовали текстовые сообщения с кодами подтверждения, чтобы найти его учётную запись на LocalBitcoins. История звонков Стивена подтвердила, что он звонил в помощь на дорогах в тот день из «Вендис» в Миннеаполисе. Это привело их к переписке с продавцом по поводу обмена на $6000.

Само по себе это не было преступлением, но говорило о возможном мотиве. В устройствах Стивена Ландкамер нашёл дополнительные емейлы, из которых стали известны имена пользователей, под которыми он заходил на Backpage и LonelyMILFS.com.

16 февраля за несколько минут до первого предложения от dogdaygod убить Эми в Молине, Стивен искал в Гугле «moline il» на своём MacBook Pro. Скрыв большую часть преступной активности, Стивен не удалил историю поиска. В июле, незадолго до того, как Эми получила первый емейл с угрозами, где были перечислены контакты с сайта Radaris, он заходил на страницы этого сайта, соответствующие членам её семьи. День спустя он изучал их страховку.

Однажды вечером, лёжа в постели после прочтения файла из ФБР на Эми, Ландкамер поискал в гугле dogdaygod. В Коттедж-Гроув убийства были редкостью, и детективы, столкнувшись с косвенными свидетельствами и увёртливым характером дарквеба, сильно увлеклись этим делом. Поисковик проиндексировал несколько страниц с сайта Dream Market, интернет-магазина наркотиков в дарквебе. Увидев результаты, он позвал жену.

Макалистер запустил у себя Tor и открыл переписку с Dream Market. Ландкамер сразу же отправил сообщение о находках Макалистеру. Макалистер работал фельдшером, поэтому знал, что скополамин прописывают от укачивания, но он также может делать людей уступчивыми и вызывать амнезию, за что получил прозвище «Дыхание дьявола». В одной ветке dogdaygod спрашивал, нет ли у кого в продаже скополамина, мощного лекарства. «Продавец есть, — писал он, — но лучше забей на это дерьмо, приятель. Прокручивая страницы, он наткнулся на комментарий пользователя, решившего, что dogdaygod хотел использовать скополамин для личного развлечения. Оно капец опасное, и можно кого-нибудь убить».

Однако наиболее ценное свидетельство было добыто благодаря особенности создания страховочных копий устройств Apple. Позднее при анализе содержимого желудка Эми было подтверждено наличие скополамина. Это случилось за 23 секунды до того, как dogdaygod написал Юре тот же самый 34-значный код кошелька. Судебный ИТ-специалист из соседнего участка обнаружил в архивах MacBook Pro Стивена сообщение, содержащее биткоин-адрес, и появлявшееся на его iPhone в марте 2016. Но удалённый файл не исчезает до тех пор, пока его место не займут другие файлы. Через 40 секунд после отправки сообщения Юре сообщение из телефона Стивена было уделено. Несколько месяцев спустя, когда Стивен делал резервную копию телефона через iTunes, важная история сохранилась на ноутбуке.

Детективы связали офлайн-личность Стивена, церковного старейшины, обеспокоенного приемлемостью танцевальных па, с онлайновыми – донжуаном и несостоявшимся потенциальным убийцей. МАкалистер ликовал. Он не смог понять, что эта способность не передавалась в обычный веб и в реальный мир. Заманчивая анонимность дарквеба, подстёгивавшая Стивена к преступлению, давала ему чувство всемогущества.


Сейчас Стивен Олвайн находится под заключением в тюрьме Миннесоты в городе Оак-Парк-Хайтс.

Прокуроры округа представили ряд ярких свидетелей: менеджера ломбарда, где Стивен продавал серебро, сотрудницу эскорта из Айовы с сайта Backpage, и Вудард. Суд над Стивеном Олвайном длился восемь дней. Макалистер показывал в суде орудие убийства, а Джаред Ландкамер объяснял суду значение аббревиатуры MILF, что впоследствии стало нескончаемым поводом для шуток в полицейском участке.

Но, хотя у неё кружилась голова и она плохо себя чувствовала, она не умерла. Прокуроры Фред Финк и Джейми Краузер использовали показания для построения теории: Стивен отравил Эми большой дозой скополамина, чтобы либо убить её, либо обездвижить. Затем он перенёс тело в спальню и смыл кровь. Поэтому Стивен застрелил её их пистолетом в коридоре. Когда он ездил на заправку и водил сына в «Калверс», он на всякий случай сохранил чеки.

2 февраля его привели в зал суда для оглашения приговора. Присяжные совещались шесть часов, а потом признали Стивена виновным. Затем Стивен поднялся, чтобы обратиться к суду. Каждый из присутствовавших членов его семьи и друзей рассказывали судье, как много Эми значила для них.

Затем он переключился на свои духовные достоинства. Тяжело дыша, он попытался отвергнуть технические свидетельства, связанные с резервными копиями файлов и кошельками биткоинов. Он сказал, что обратил в веру по меньшей мере троих неверующих. В тюрьме, где его держали на время разбирательства, он проповедовал наркоманам и растлителям малолетних.

Но по моим ощущениям, вы невероятный актёр. «Мистер Олвайн, — сказал судья, выслушав его выступление, — мои ощущения не изменят приговора в этом деле. Вы лицемер и холодный человек». Вы можете вызывать слёзы и останавливать их. Из соседней комнаты Макалистер через окно наблюдал за Реймондом и Ландкамером, удовлетворённо выслушивая выговор судьи подсудимому. Судья приговорил его к пожизненному заключению без права досрочного освобождения (сейчас дело направлено в апелляционный суд). Макалистер понимал, почему во время расследования ФБР в дарквебе, Стивен мог не вызвать подозрений. Однако его чувства были омрачены. Он знал, что суждение задним числом может влиять на заключения следователей, но у него также было ощущение, что смерть Эми можно было предотвратить. Взаимоотношения Стивена с Эми казались счастливыми, у них не было истории насилия или применения запрещённых препаратов. В случае Эми выполнялись все четыре: человек следил за её передвижениями, очевидно, жил неподалёку, знал её привычки и планы на будущее, и говорил о ней с отвращением или презрением. Эксперты по угрозам используют список из четырёх пунктов для оценки вероятности того, что анонимный злодей является близким жертве человеком.

Он периодически консультирует полицейские отделения по преступлениям, связанным с дарквебом. В течение нескольких месяцев после суда Макалистера повысили до капитана. Было похоже, что Юра – дьявол, наблюдающий издалека, и ухмыляющийся тому, как брошенные им семена всходили и превращались в полноценное зло. С клиентами Besa Mafia не было связано никаких других смертей, однако Юра, как сообщается, открывал и другие мошеннические сайты, якобы связанные с заказными убийствами: Crime Bay, Sicilian Hitmen, Cosa Nostra.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть