Хабрахабр

[Перевод] DevOps — всё

[Этот материал представляет собой перевод серии твитов Майкла ДеХана, одного из создателей популярного движка автоматизации Ansible — прим.перев.]

Я упорно верю в саму идею, но думаю, что целый мир IT с открытыми исходниками выгорел, а я устал пытаться заинтересовать людей.
Тем, кто скажет, что это было непопадание продукта в рынок, или что мне следовало подождать подольше — при всём уважении, вы неправы. Итак, у opsmop — та же проблема с графиком принятия и вовлечения, что и у vespene_io, и я также не вижу смысла продолжать. Я знаю об этой сфере намного больше любого, кроме пяти людей в мире 🙂 Причины этого интересны…

И тому, и тому понадобилось время для постепенного проявления, и причинения вреда. По сути (1) agile-график означает, что на работе ни у кого нет времени, (2) DevOps не смог сработать так, как задумывалось. Честно говоря, около 12 лет.

А администраторы становятся *ещё более* системными администраторами, чем были хотя бы в середине этого срока [в 12 лет — прим.перев.] DevOps [-подход — прим.перев.] должен был стать похожим на гибрид разработки и администрирования [development/operations — прим.перев.], но вместо этого люди делают обыденные инструменты, а разработчики делают массу того, к чему привычны администраторы.

Ключ к успеху открытых исходников — когда аудитории пользователей и разработчиков (те, кто могут вносить свой вклад) сильно пересекаются, а также вовлечены и вдохновлены.

Это не касается открытых исходников в целом, а только сегмента IT-администрирования. В нашем же случае множество обсуждений указывает на то, что все заняты, ни у кого нет времени, а ещё… вcё больше и больше заинтересованы в решениях типа «мало кода/нет кода».

Оглядываясь назад, на обсуждения лицензирования (Mongo, Redis, Confluent) — они были правы, защищаясь от «облачных» злоупотреблений, но это говорит и ещё о чём-то: чтобы начать это делать, им пришлось встретиться с уменьшающейся ценностью взаимодействия с сообществом.

Но они, кажется, тормозятся везде. Верно, не все предлагаемые улучшения всегда хороши, но взаимодействие и опыт работы с людьми — большой позитив. Каждый проект клонируется всего лишь дважды в день, и то, скорее всего — автоматически. Вы бы, наверное, подумали, что если кто-то написал одну из тех штук на GitHub, что получают наибольшее количество запросов на улучшение, то люди захотели бы попробовать его новые штуки и поделиться идеями, но на моём форуме — только 60 участников, и только 10 из них заходили за последнюю неделю.

У меня масса энтузиазма касательно открытых исходников и обмена идеями. Я вижу сильное движение в других областях, типа экосистемы JavaScript. Но, в конце концов, взаимодействия не получается. Я много говорил с людьми, у которых серьёзные проблемы с управлением конфигурацией.

И, в основном, вот мой диагноз — широкомасштабное выгорание. Программы с открытыми исходниками подпитывают взаимодействие. Agile и DevOps — выгорание. Оно наступало медленно, и мы его не заметили. Почему? На мой взгляд, в некоторых областях мы технологически беднее, чем были шесть лет назад.

Мы используем то же, что и другие. Мы устали, и просто позволяем всему идти, как идёт. Мы терпим софт с тысячами багов. Мы запускаем облака поверх наших грёбаных облаков безо всяких причин, и мы намного больше заинтересованы в технической моде, чем в том, что делает нас производительными.

Вместо того, чтобы настаивать на мастерстве ракетно-космического уровня, мы просто прикручиваем сверху ещё больше слоёв. Мы в основном позволили нашему управляющему софту стать шуткой. IT-софт ушёл слишком далеко от любого подобия инженерного дела. И ни у кого нет сил сказать «нет».

Если вовлечённости нет, и я не могу эту вовлечённость починить — я ничего с этого не получу. Я хочу помочь с этим бороться, но, в конце концов, вовлечённость и мозговые штурмы — моё топливо. Вот я и оказался той самой канарейкой — в большей или меньшей степени.

Это означает штуки типа моего проекта музыкального секвенсера. Я до сих пор люблю писать софт, но я собираюсь попробовать создать проекты, которые интересны лично мне, и довольно заметно обернуться спиной к услуживающему лидерству. Потому что я полагаю, что людям не плевать на хобби…

Ну а если нет — его всё равно можно использовать, чтобы напилить клёвые мелодии. Я надеюсь, здесь вовлечённость будет выражаться большими числами. Возможно, я погружусь в некоторые интересные штуки по анализу данных, потому что они также интересуют меня.

Взгляните, кем должен быть DevOps… он должен быть настолько же разработчиком, настолько же и администратором. Как же мы можем починить открытые исходники для IT в общем и в целом? Пробуйте новые штуки, придумывайте, изучайте варианты и не пытайтесь быть кем-то ещё. Боритесь с agile'ом, который пожирает ваше расписание.

Мы любим говорить о представленности, но подумайте о том, что для технологий может означать «покупай местное». Блокируйте в Твиттере «адвокатов разработчиков». Взаимодействуйте. Поддерживайте мелкие проекты и ISV [независимые производители ПО — прим.перев.]. Большинство нас питается взаимодействием более, чем всем остальным.

Чтобы пережить это объединение, нам нужно разнообразие. Будущее, в которым мы просто потребляем софт, выпущенный одним из четырёх брендов, кажется мне довольно унылым, особенно если в этом будущем мало кода. И, чтобы к нему прийти, мы должны отвергнуть окостенение практик.

Большинство софта, который все хотят использовать — отстой. Очень немногие вещи мы делаем наилучшим способом, в основном же — тем способом, которым делают все. Откажитесь от посредственности и делайте так, как сочтёте нужным. Ну и какой в этом прикол, ну серьёзно?

Наслаждайтесь производительностью. Касательно той штуки насчёт депрессии/выгорания — берегите своё мастерство. Делитесь написанными скриптами. Создавайте пуленепробиваемые вещи. Что угодно. Ведите блоги. Возможно, мало-помалу мы сможем это изменить. Общайтесь и делитесь ещё больше.

Но в следующий раз, когда разговор зайдёт о смене парадигмы типа «agile» или «devops», начатый кем-то, кто ни написал, ни построил ничего значительного, будьте вежливыми, но не ведитесь на то, что они пытаются вам впарить.

Именно первые — показатель нашей ценности и того, насколько мы всё улучшаем. Мы должны ценить инженерную работу — то, что мы создаём, особые актуальные штуки, а не дерьмовые высказывания или повторяющиеся мантры о процессах.

Принятие окостенения [практик — прим.перев.] и наплевательство на качество софта, которые мы все поддерживаем, просто должны прекратиться. Мы допустили движения, сделавшие это с нами, и допускаем до сих пор. IT — инженерное дело, так что относитесь к ним соответственно.

Для меня OSS было отличным способом познакомиться с массой людей, и кучей радости, и… если я не могу сделать это сегодня — ой… Если это сложно для меня — представьте, каково оно кому-либо без платформы.

Движение не было ошибочным, просто что-то сдвинулось в культуре, и убило его. Все виды крутой помощи, касавшиеся движения OSS, которыми мы наслаждались в RedHat в 2006 — то, во что я уже просто не верю сегодня.

Они тоже столкнулись с этим? Я не могу удержаться от мысли о том, что не потому ли Red Hat была продана не ради дистрибутива, но (согласно объявлению IBM) ради дистрибутива Kubernetes и OpenStack. Что каждая большая компания с OSS-проектом думает о вовлечённости, но не может сказать?

А я думаю, что они все думают, что фримиум — хорошая модель загрузок, но настоящий код и сотрудничество больше ничего не значат, потому что люди не вовлекаются. Конечно, они бы, скорее всего, сказали что-то другое, но мне интересно, что они думают.

(всем, кто поставит «плюс» за это, хм… спасибо?)

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть