Главная » Хабрахабр » [Перевод] Будущее борьбы с преступностью заключается в изучении родословных деревьев

[Перевод] Будущее борьбы с преступностью заключается в изучении родословных деревьев


Бывший сотрудник полиции Джозеф Джеймс Дианджело, обвинённый в том, что он был "Убийцей Золотого штата", в зале суда в Сакраменто, шт. Калифорния, 29 мая 2018 года, в момент, когда судья принимает решение о том, сколько информации, связанной с его арестом, можно придать общественности. Дианджело подозревают, по меньшей мере, в дюжине убийств и примерно в 50 случаях изнасилований, произошедших в 1970-х и 80-х.

В последующие несколько месяцев органы правопорядка США ухватились за данную технологию и сумели арестовать целую толпу из более чем 20 человек, связанных с наиболее ужасными «висяками» за последние пять десятилетий. В апреле Барбара Рай-Вентер, учёный, не являющаяся штатным криминалистом, использовала малоизвестный сайт GEDMatch, чтобы помочь следователям найти человека, разыскиваемого почти 40 лет: «убийцу Золотого штата». По меньшей мере, одна компания уже предлагает полный спектр услуг по генетической генеалогии для клиентов из правоохранительных органов. Генетическая генеалогия перестаёт быть аномалией судебной медицины и быстро становится рутинной процедурой. Использование этих баз сильно ограничивается законами, и они могут определять только близких родственников – братьев, сестёр, родителей или детей. А опыт Рай-Вентер так высоко ценится, что она уже начала обучать своим секретам крупнейшие правоохранительные организации США, включая ФБР.
Установление личности индивидов на основе их отдалённого генетического родства, техника под названием "семейный поиск дальнего действия", становится потенциальной альтернативной распространённым методам поиска по базе ДНК, доступным для копов. А для поиска по открытой базе GEDMatch не требуется судебного ордера, при том, что она представляет собой кладезь потенциальных наводок, при этом, в отличие от судебных баз данных, в ней содержатся генетические данные, которые можно привязать к особенностям, связанным со здоровьем и другая информация, способная помочь определить личность человека.

Но некоторые специалисты по юриспруденции утверждают, что использование этих баз при расследовании преступлений вызывает серьёзнейшие опасения, связанные с угрозами для личной жизни. Пока не существует законов, регулирующих использование семейного поиска дальнего действия правоохранительными органами, при этом различные любители и добровольцы, работающие на благо общества, обращались к этим базам данных годами, чтобы найти биологические семьи приёмных детей. А тем временем GEDMatch наращивает мощности, прирастая почти на тысячу загрузок ежедневно. Они считают, что в какой-то момент эта практика приведёт к появлению судебных разбирательств, хотя, возможно, и не в наступившем году. Учитывая, что в руках строителей семейных деревьев, занимающихся этим профессионально, находятся сотни новых случаев, можно с уверенностью заявлять, что в 2019 году генеалогия отправит ещё больше людей за решётку.

За месяц до этого её в качестве генетического генеалога на роль главы подразделения, занимающегося семейным поиском дальнего действия, наняла компания из Виргинии Parabon, занимающаяся изучением ДНК в судебных целях. В последнюю субботу июня Сиси Мур работала, сидя на кушетке и склонившись над своим ноутбуком, уже 16-й час подряд. Весной 1998 года восьмилетнюю Эйприл Тинсли похитили из её дома. Она погрузилась в изучение дела, происходившего из города Форт-Вэйн в штате Индиана. Её изнасиловали и задушили. Через три дня любитель бега обнаружил её тело в канаве 68-го шоссе, проходящего через округ Дикалб, в 30 км от города.

В 2004 году четыре угрозы появились на велосипедах, принадлежавших девочкам, и лежавших во дворах их домов. Годами убийца Тинсли терроризировал северо-восточную часть Индианы, оставляя на стенах сараев сообщения, в которых похвалялся своим преступлением. ДНК спермы совпала с той, что была обнаружена в белье Тинсли. Эти сообщения находились в купальных шортах, вместе с использованными презервативами.

Там компания получила на основе ДНК профиль, похожий на тот, что пришлют вам коммерческие компании, занимающиеся расшифровкой ДНК, типа 23andMe или Ancestry. Летом следователи из Индианы получили ДНК с места первого преступления и отправили её в Parabon. Они обнаружили 12 человек, родственников от пятого до третьего колена. Затем они загрузили этот профиль на GEDMatch и начали искать совпадения.


Сиси Мур, 14 августа 2018

Родственники относились к четырём различным семейным деревьям, содержавшим тысячи людей, и всё это как-то было связано с убийцей из Форт-Вэйн. От этого выходного дня июня Мур и начала свои поиски. В итоге она нашла 4 пары, родившиеся с 1809 по 1849 года. Первое, что она сделала, это пошла в прошлое для обнаружения предков, общих для подозреваемого и 12 найденных ею родственников. Она делала это, отслеживая имена и лица через данные переписи, архивы газет, школьные альбомы и соцсети. После этого она могла легко двигаться по истории уже вперёд, строя семейные деревья для каждого поколения вплоть до настоящего времени.

С этого момента работа пошла быстрее. К тому времени, когда в Сан-Диего, где расположен её дом, наступил вечер, она уже вышла на единую ветвь дерева, в которую сливались все четыре генетических потока. Потребовалось не так уж много времени, чтобы выйти на двух братьев, живших в том районе, где убили Тинсли. Когда часы пробили полночь, она обнаружила родственников, переселившихся в Индиану. Но у Мур появилось подозрение по поводу одного из братьев – он жил затворником, у него не было жены и детей, он жил в трейлере, в интернете не было его фотографий, а его семья даже не упоминала о нём на Facebook. Братья и сёстры – это наивысшая точность, доступная генетической генеалогии.

Несколько дней спустя они вернулись к ней с фотографией одного из двух братьев, под которой была надпись, сделанная от руки. Всё это Мур выдала следователям из Индианы. «Я думала, что это он, но не была уверена, пока не увидела его почерк, — говорит Мур. Она ахнула. – Он совпадал с надписями на сарае».

Лабораторные анализы подтвердили, что ДНК, которую собрали из презервативов в 2004 году и с места преступления в 1989, принадлежит одному человеку: 59-летнему Джону Дэйлу Миллеру. На первой неделе июля власти Индианы наблюдали за трейлером и добыли из мусора предмет со следами ДНК подозреваемого. Согласно отчётам, когда полицейские спросили у него, знает ли он, почему они пришли к нему, он ответил: «Эйприл Тинсли». 15 июля его арестовала полиция. 21 декабря судья приговорил его к 80 годам тюрьмы. 7 декабря Миллер в суде округа Аллен признался в убийстве и надругательстве над ребёнком.

Вскоре за ним могут последовать и другие. Миллер стал первым человеком, которого упрятали за решётку благодаря генетической генеалогии. По меньшей мере 4 человека, относящиеся к упомянутым делам, уже умерли. Parabon опубликовала информацию о своём участии уже в 20 «раскрытых» делах, и ещё восьми, которые пока остаются в процессе рассмотрения. Наняв Мур, летом они быстро нашли ещё троих генетических генеалогов, и ведут переговоры ещё с одним. Компания смогла быстро раскрутиться после того, как появились новости об «убийце Золотого штата», поскольку она уже создала порядка сотни генетических профилей благодаря своему сервису фенотипирования – он позволяет создавать на основе ДНК композитное изображение, которое полиция распространяет в надежде получить наводку. Parabon активно работает над раскрытием порядка 40 подобных дел. Компания говорит, что уже загрузила на GEDMatch порядка 200 профилей, относящихся к нераскрытым делам, имеющимся у нескольких десятков органов охраны правопорядка со всех США.

К примеру, в апреле, через неделю после объявления о раскрытии «убийцы Золотого штата», некто вломился в дом, расположенный в гроде Сейнт-Джордж в штате Юта, и совершил сексуальное насилие над 79-летней женщиной, жившей там. Некоторые из них считаются активными, и не ограничиваются преступлениями, совершёнными несколько десятилетий назад. Она говорит, что сейчас все отводят приоритетное место активным делам. Через три месяца власти арестовали подозреваемого, Спенсера Глена Моне, на основе генетической детективной работы Мур. На данный момент Parabon работает над по меньшей мере одним активным делом, связанным с рецидивистом, но компания ожидает, что в 2019 году таких случаев будет больше.

«Генетическая генеалогия может быть инструментом, к которому обращаются прямо сразу». «В активных делах, для которых не удаётся найти совпадения в базе CODIS [федеральной базе преступников], сотрудники органов правопорядка начинают понимать, что им не надо ждать до тех пор, пока будут исчерпаны все возможности, и можно сразу обращаться к нам», — говорит Элен Грейтек, управляющая подразделением передовых ДНК-услуг.

Сейчас она трудится по 12-15 часов в день и шесть дней в неделю, пытаясь отследить серийного насильника, который до сих пор совершает свои преступления. Рай-Вентер, генетический генеалог, раскрывшая дело «убийцы Золотого штата», также начала заниматься активными делами, заручившись помощью небольшой команды волонтёров. И она всё ещё близко сотрудничает с детективами из округа Сакраменто, с которыми она работала по делу «убийцы Золотого штата». Кроме этого её группа отрабатывает 25-30 старых нераскрытых дел. Рай-Вентер говорит, что большую часть её очереди составляют люди, пришедшие по рекомендации от ФБР.

В том году ФБР организовало перелёт Рай-Вентер в Хьюстон, Техас, чтобы она провела семичасовую презентацию по генетической генеалогии для сотни людей – это были федеральные агенты, местные полицейские и даже один техасский рейнджер в характерной ковбойской шляпе. И федералы действительно не хотят оставлять её в покое. И хотя специалисты по истории семей, каким она является, могут лидировать в этой зарождающейся области, она считает, что имеет смысл тренировать и выдавать сертификаты людям из правоохранительных органов, вместо того, чтобы привлекать людей, для которых это хобби. «Эта тема реально привлекает людское внимание», — говорит она. «Я думаю, что это область деятельности детективов, а не генеалогов», — говорит Рай-Вентер. Она считает, что в итоге в каждом крупном правоохранительном агентстве будут свои специалисты подобного рода.

Детективы из офиса прокурора округа, обучавшиеся у Рай-Вентер, загрузили генетический профиль подозреваемого и сами построили семейные деревья. В качестве примера она приводит сентябрьский арест человека, которого посчитали насильником из северной Калифорнии, ещё одним рецидивистом, терроризировавшим жертв в шести округах Калифорнии в течение 15 лет с 1991 года. Согласно офису прокурора, они вышли на арестованного ими человека, Роя Чарльза Уоллера, всего за 10 дней.

Следователям необходимо подтверждающее тестирование ДНК, они должны взять генетический материал у подозреваемого, который обычно можно извлечь из мусора, и сравнить его с ДНК, найденной на месте преступления. Но одной генетической генеалогии недостаточно для ареста. Но юристы беспокоятся, что широкомасштабное применение семейного поиска дальнего действия приведёт к тому, что за огромным количеством невиновных людей будет идти генетическая слежка.

Такие цифры выдали два недавних анализа, проведённых генетическими исследователями, считающими, что подобные базы за следующие несколько лет так сильно вырастут, что можно будет разыскать любого человека на основании его ДНК, даже если они не размещали её добровольно в общем доступе. GEDMatch, в базе которой скопилось уже 1,2 млн профилей от людей, проводивших анализ своей ДНК в таких сервисах, как 23andMe и Ancestry, уже можно использовать для розыска порядка 60% всех американцев европейского происхождения, вне зависимости от того, делали ли они это тестирование, или нет.

Если кто-то попадётся в ловушку семейного поиска дальнего действия, говорит она, у них будет мало шансов на юридическую защиту. «Нельзя удалить профиль вашего троюродного брата, о существовании которого вы даже не подозреваете», — говорит Эрин Мёрфи, профессор юриспруденции в Юридической школе при Нью-Йоркском университете, эксперт по поиску семейных ДНК. «Эти поиски чётко демонстрируют, что имеющийся у нас на основании 4-й поправки юридической защиты приватности недостаточно, чтобы работать с методами, которые есть у полицейских в 2018 году».

Первичные опросы свидетельствуют, что большинство американцев активно поддерживают подобные поиски, если это связано с поимкой людей, совершающих преступления с применением насилия. Пока ещё собрано недостаточно данных о мнении общественности по поводу того, может ли полиция обращаться в своей работе к некриминальным генетическим базам данных. Если речь не идёт о применении насилия, тогда поддержка падает с 80 до 40%.

Но и это уже, судя по всему, меняется. И пока генетическая генеалогия остаётся затратным способом, её вряд ли будут использовать для поимки воров или торговцев наркотиками. 80-летний Кёртис Роджерс, один из создателей веб-сайта, говорит, что с момента изменения правил работы в мае, сайт вырос уже на 200 000 профилей. Чем больше людей отправляют свою слюну для ДНК-анализа и закачивают результаты в GEDMatch, тем чаще там можно обнаружить совпадения. На прошлой неделе команда программистов Роджерса, состоящая из ушедших на пенсию специалистов по информатике, накатила обновление, которое позволит людям находить ещё больше совпадений с ещё большим количеством ещё более дальних родственников. А возможности поиска только что стали более обширными. Поскольку над сайтом в основном работают добровольцы, это заняло у них два года. Также они добавили инструмент, названный им «революционным» – он позволяет легавым решать, является ли небольшой отрезок ДНК реальным совпадением, или просто шумом. 0, в нечто более профессиональное – например, добавить резервное копирование и увеличить безопасность. Но теперь Роджерс говорит, что можно начинать думать над тем, как превратить их хобби, сайт напоминающий Википедию для Web 1. «Мы хотим убедиться в том, что этот проект будет жить долго», — говорит он.


Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан
Обязательные для заполнения поля помечены *

*

x

Ещё Hi-Tech Интересное!

WebAssembly в продакшне и «минное поле» Smart TV: интервью с Андреем Нагих

Разработка приложений под Smart TV — тоже «нетипичный JavaScript», когда все слышали о чём-то, но немногие лично пробовали. Интерес к WebAssembly велик, но пока что нечасто встретишь людей, использующих эту технологию в рабочем проекте. TV, а в последние месяцы так ...

[Перевод] Ethereum планирует стать на 99% экономичней

Криптовалюта скоро сядет на энергетическую диету, чтобы конкурировать с более эффективными блокчейнами На фоне ажиотажа вокруг Биткоина его «младший брат» Ethereum отошел в тень. Но проект с рыночной капитализацией около 10 млрд долларов вряд ли можно считать незаметным. И объемы ...