Хабрахабр

Ответы на ваши вопросы про то, зачем нужно издательство для выпуска книги

У нас вышла третья книга, и в комментариях к посту вы спрашивали, зачем, собственно, нужно издательство. Привет! В нашем случае вдвойне, потому что мы работаем с бумагой, и у нас есть сеть дистрибуции — так зачем тогда издатель?

Но если копать дальше, можно узнать много дивного. Ответы там довольно очевидные на первом слое — ну, это не наш бизнес. Оказалось, что они вполне спокойно делятся данными и рассказами про, что и как делают с книгами. Я покопал, нашухерив половину МИФа. Оказалось, что у нас примерно похожие процессы запуска (только у них книги, а у нас игры), но есть нюансы.

И да, там есть пара странных вещей.
Поэтому добро пожаловать в пост «что вы не знали про российский книжный рынок».

Невинный вопрос: так что делает издательство?

Берёт на себя риски, даёт сервисы подготовки книги и макета, дистрибуцию, пиар и продвижение.

Что за риски?

Если вы принесли рукопись в издательство, и она понравилась редакционному совету, то издательство может предложить вам издать книгу по схеме «мы берём лицензию, ты получаешь роялти». То есть стандартная история. Роялти, кстати, 10% за бумагу и существенно выше за электронную версию. Считается от стоимости отгрузки от издателя, то есть примерно с половины цены на полке. Когда авторов двое, рояли делятся пополам, но в сумме получается чуть выше 10%. Я слышал от Макса Котина про предел в 15% в других издательствах, но не видел. Возможно, это были лихие 90-е.

Суммарно получается примерно больше миллиона отечественных рублей (но большая часть из этого делается работой). Так вот, издательство инвестирует в подготовку книги к печати (это чуть меньше, чем полгода), стоимость тиража и промо. Только получаете небольшую сумму роялти. Если книга не пойдёт — вы ничего не теряете, поскольку не платили ни за редактора, ни за корректора, ни за препринт, ни за печать тиража.

Только процент входа у МИФа в нехудожественной литературе чуть побольше, а процент «взлёта» чуть поменьше. Пока всё как в настольном мире. На днях после этого вопроса они подняли статистику на 1 и 4 кварталы 2018 — каждая четвёртая книга с доптиражом. Их приблизительная оценка 10:1, то есть из 10 книг остаётся одна на допечатку тиража. Но бывают и менее удачные периоды.

Наша точная оценка по прошлому году — на допечатку тиража уходит 27% игр, прогноз на этот год 34%.

Что такое хорошая книга в России?

3000 книг, проданных за год — круто. 10 тысяч — бестселлер (напомню, раньше я говорил про 20 тысяч, обе оценки субъективны и получены от разных экспертов). Это речь про бумагу, поскольку бумага — основной формат издательства. Хотя конкретно в нашем кейсе с «Бизнес на свои» благодаря вам же, дико нежелавшим прогибаться под доставку на 1500 рублей минимум, электронных версий книги продано в 3 раза больше физических. Это крайне редкий случай для рынка.

Для нас важна оборачиваемость тиража и в редких случаях портфолио. В случае настольной игры примерно похожая история, но мы мыслим циклами. Раньше было три недели, теперь конкретно Южно-Сахалинск, Владивосток и Новосибирск запускаются чуть позже. В этом году мы смотрим, чтобы 1000 коробок была продана в первый месяц после запуска продукта (а он случается через две недели после появления коробки в первом магазине, потому что ехать коробкам аж до Южно-Сахалинска). Тираж за полгода — аналогично. Так вот, 1000 штук в первый месяц продвижения — это усиление продвижения, фактически, переход в категорию А. Пример игры, которую мы держим при относительно малых продажах — «Проект Манхэттен» (но прямо сейчас прошлый тираж прошёл, а нового ещё нет). Не продан тираж за полгода и игра не нужна нам для формирования линейки — снимаем с производства.

На книги МИФ делает 3-5 тысяч первого тиража на бизнес и саморазвитие, и чуть побольше (4-6 тысяч) на детско-родительскую тему. Первые тиражи мы делаем на игры 2-5 тысяч штук. У Пелевина может быть и 70 тысяч первый тираж, например. В художественном сегменте тиражи больше, но там очень выделяются топовые авторы. Если книга уже показала себя круто на западных рынках и на неё есть серьёзные ожидания сетей, первый тираж нонфикшна может быть и 10 тысяч штук. С соответствующим бюджетом на промо.

Что за сервисы подготовки книги и макета?

Это то, что можно купить отдельно на том же Ридеро, у фрилансеров или в рекламном агентстве, но входит в пакет издательства. И делается более качественно и с ответом за финальный результат, чем снаружи (потому что нет «тёрок» на стыках).

В нашем случае он следит за логикой («эту главу сюда, эту нафиг, а вот тут непонятно, а тут надо бы ещё главу дописать, на странице 115 дайте таблицу с числами вместо поэзии, ой не такую здоровую, давайте чисел меньше») и так далее. Редактор — он как продукт-менеджер. Редактор следит за тем, чтобы готовая книга получилась хорошая. То есть самый полезный человек, если вы написали не научпоп. Судя по договору, иногда бывают непонятки с автором, поэтому в базовой версии есть жёсткие пункты про то, что редактор с третьей итерации правок всегда прав. Для читателя, не для вас. Ещё спасибо Ольге Свитовой, кажется, это именно она разбирала отдельные предложения в духе: «вот что вы хотели сказать, а вот что читатель подумает». Моим редактором третий раз была Татьяна Рапопорт, и всё сложилось прекрасно.

Точнее, человек, который шарит в теме. Научный редактор — так вот, если вы пишете научпоп, вам всегда дышит в ухо товарищ майор. Наверное, можно найти научного редактора и самому, но тут будет что-то вроде гарантии, что вы оба отвечаете за точность текста. МИФ сами находят преподавателей университетов по теме (обычно докторов наук) и договариваются с ними. Вот пример книги с научредом.

С корректорами у меня всегда печальный опыт из-за разговорного языка, который просто выводит их из себя. Потом корректор — он проверяет ошибки и исправляет их. Следите за руками корректора. И ещё они обожают заменять точные термины на синонимы (а это случается после третьей вычитки текста после редактора), что привносит сладкие ноты безумия в текст. Тем не менее, часто именно корректор помогает получить ещё одну точку зрения и разобрать очень сложные формулировки. Он может быть опасен. Милый и добрый. Так что когда желание его убить проходит, головой начинаешь понимать, что это хороший человек. Корректоры в этой книге —Надежда Болотина и Анна Угрюмова. Цикл случался все три раза: сначала ты видишь кровавое месиво правок на месте своего текста, а потом понимаешь, как тебе помогли. Спасибо. Два, потому что я злобный гик, который способен довести кого угодно. И простите за битву за экономический термин «задница».

Наша практика — ходить по книжным со своими книгами и ставить их на полки, а потом присматриваться. Дизайнер обложки — подчинённый артдиректора (которого вы не увидите), который рисует обложку по вашим пожеланиям — если повезёт — и вписывает её в стиль издательства, серии и вообще ожидания клиентов. Когда пыталась пристроить макет книги, выбирая между синей и красной обложкой. Вот, например, наша Элина, которая хочет написать книгу про продажи, она недавно получила психическую травму в «Читай-городе» от нелогичности их выкладки. У нас делала Дарья Казакова, а принимал Алексей Богомолов — мы особо не общались, но всё прошло очень быстро и профессионально.

На него у меня тоже есть зуб за выдранные из текста буквы ё и жёсткие переносы (местами не очень хорошие по языку) в электронной версии. Верстальщик — это просто верстальщик. Возможно, это потому, что таблицы вставлены текстом, а не картинками. Все книги на планшете как книги с логической разметкой, а моя третья с хардкоженным стилем. Но в целом вёрстка у МИФа достаточно хорошая, по Чихольду со своими современными доработками. И ему было важно соблюсти страницы. Наше общение ограничилось кивком на финал вёрстки. Эта книга сделана Екатериной Матусовской.

Это новая роль, когда мы издавались первый раз, такого не было. Менеджер по работе с авторами — это вот главный человек на проекте, который отвечает за взаимодействие с авторами. Ещё я скидываю все багрепорты этому прекрасному человеку, и дальше с ними происходит магия. Менеджер следит за тем, чтобы вы заполнили бриф на обложку, разослали книгу своим друзьям на рецензии до выхода в свет, спрашивает вашу биографию, отвечает за итерации правок и так далее. До уровня «надо собрать встречу, чтобы узнать, как у вас там всё устроено» — и вместо двух недель и муторных согласований они взяли и собрали встречу. В общем, просто единая точка контакта. Пользуясь случаем передаю спасибо Анастасии Дьяченко. Это лучший человек проекта.

Но иногда их заказывают внутри издательства. Иллюстрации — если вам в книге нужны иллюстрации, то лучше принести хорошие вместе с рукописью или позже. Иногда картинки нужны по тексту, иногда автор просто просит нарисовать. Тогда розничная цена подпрыгивает, потому что надо размазать стоимость картинок на первый тираж и ещё вырастет цена печати. У нас без иллюстраций. Второе обсуждается. Поэтому расходы на художника и менеджмент процесса занимают большую долю бюджета. В настольном мире мы в 99% случаев заказываем хороший арт, потому что книги выбирают за буквы, а настолки — за атмосферу. Собственно, когда мы просто ходим по сети и смотрим картинки в ленте соцсетей, то при виде нужного сеттинга иногда включается скрипт «найди автора и отправь в издательство». Ну и художников мы можем себе позволить очень хороших, и не только из РФ.

Я не видел никого и ничего там. Подготовка тиража — это препресс и прочие, но мы их пропустим, потому что обычно это входит в саму услугу печати.

Ну и раз я начал благодарить, то отдельно спасибо шеф-редактору направления Ренату Шагабутдинову (он отвечает за концепцию всего), Вере Ёжкиной, без которой первой книги вообще не было бы (я почему-то думал, что она ушла из МИФа, а она ушла на повышение, оказывается) и Артёму Степанову (руководителя редакции, человека, открыто ответившего на все вопросы ещё лет пять назад).

Пошли дальше по делу! Отставить сопли.

Что важного в дистрибуции от издателя?

Значит, произвели вы товар. Он у вас лежит на складе в коробках. Часть вы можете продать сами, но в большинстве случаев нормальной розницы у вас нет, и нужно отдать кому-то в магазины. Розница, естественно, будет выкручивать вам руки, потому что хочет заработать на товаре сама, а не поделиться большей частью денег с вами. Если ваш товар нужен всем, и без него никак — вы сможете выкручивать руки рознице. Но чаще случается именно наоборот, потому что сами знаете куда можете засунуть свой товар, на рынке ещё миллионы аналогов. На этом хрупком равновесии и держатся все переговоры закупки.

То есть главный страх розницы — остаться без товара — мы закрыли сразу. Мы считерили и сделали вертикальную интеграцию, когда около 40% настолок (доля по выручке, по ассортиметной матрице меньше 5%) производится у нас же в издательстве. Но вот та же Монополия поставляется с довольно небольшой наценкой, например: она нужна в магазинах, люди будут недоумевать, если её не будет, но основную долю зарабатываем на ней не мы.

Это раз. Так вот, у профессиональных игроков уже есть более-менее устоявшееся равновесие, когда доли распределены, и всех в цепочке устраивают. Заключить договор поставки в небольшую сеть — 2 месяца и минимум 50 тысяч рублей в работе (включая время юриста), в большую — полгода, и нужен специальный человек следить за условиями (потому что там обычно конские штрафные санкции за каждый чих). Два — есть договорённости с розницей, то есть прямо договоры поставки, которые позволяют отгружать здесь и сейчас. В нашем случае, если вы выстрелите себе в ногу, то обнаружите кучу дроби в стопе. Поставить товар к нам и в Ашан — две большие разницы. А в случае крупной сети вы стреляете в ногу снарядом W-54 из «Дэви Крокетт».

Но про это чуть дальше. Третья особенность — менеджеры издательства могут объяснить всем игрокам рынка, зачем именно брать вашу книгу. То есть берут много. В общем — люди берут профильный товар у того, кто в нём разбирается. Устанавливается оно обычно за 3-5 лет. Потому что главное в этой сфере — доверие к процессам и людям. Без этого интервала на полный объём просто не выйти.

Только потом начинают замечать. Мы это особенно остро чувствуем в работе с немцами, потому что для них ты просто шум первые 6-8 лет.

Что насчёт промо и пиара, которые в пакете?

Если вы внимательно читали и считали всё выше, то можете обратить внимание, что денег за книгу вам заплатят не очень много. В смысле, это явно не заработок. Так вот, денег на промо будет ещё меньше. Значительно. Или книга станет золотой на полке и вообще не будет продаваться.

Некоторое количество бюджета уходит в перфоманс (типа контекстной рекламы), но основная работа делается далеко не там. Поэтому остаются методы контент-маркетинга, SEO, кобрендинга, партизанские, медиаторные (сейчас это называется инфлюэнсерами) и классический пиар.

Чуть больше миллиона прочтений в месяц в блоге, 450 тысяч контактов в рассылке, 330 тысяч подписчиков ВК, около 225 тысяч в Инстаграмме, около 200 тысяч в Фейсбуке. У МИФа благодаря их прекрасному контент-маркетингу есть огромная база читателей в соцсетях и в рассылке. Это те, кто должен прочитать про книгу и купить половину первого тиража. И аудитория сайта. Чтобы потом, если понравится, рассказывать дальше и запустить волну.

Да, у МИФа до 50% первого тиража уходит через свой магазин. Вторая половина поедет партнёрам. Но всё равно аудитория достаточно специфическая. Больше так никто в России не может. То есть показателен 4-й месяц. И не всегда продажи на старте определяют долговременный успех. Магазинам важно следить за выручкой с квадратного метра, то есть за оборачиваемостью полки. Это когда книга либо «схватилась» в физических магазинах и пошла, либо когда её не берут с полок. Поэтому если что не так — вы вылетаете оттуда со звуком «чпок».

Ещё он помогает, когда книга не попадает в прямую аудиторию МИФа. Оффлайну очень помогает пиар. Поэтому пиар. Там довольно много лайфстайла и околонаучпопа, поэтому книги подальше от мейнстрима будут проходить не точно в цель. У нас много пиара своего и через издательство. Наш случай.

Вот список публикаций «Просто космос» Катерины Ленгольд на старте.

Простите за тематику, но именно по этой книге получилось отделить максимально точно ключевые вещи, инициированные именно благодаря издателю:

В нашем случае «Бизнес как игры» публикаций было больше, но там мы работали с двух сторон. В случае «Бизнес на свои» публикаций меньше, но они ещё не все вышли, и Форбс уже есть. Там журналисты предсказуемо взяли главу про то, зачем вообще платить налоги, как в прошлый раз все брали главу про «Добро пожаловать, а не идите в задницу».

Чаще всего это блогеры и известные люди. Медиаторы: МИФ имеет базу читателей, способных повлиять на других. Так я однажды пришёл в офис и обнаружил пакет книг про бизнес от них с запиской, в духе, что вам понравится. И просто отправляет им книги. Кому-то из блогеров важно получить книгу до тиража и рассказать первому, кому-то просто по теме блога и так далее. Со мной логика простая — я делаю обзоры полезных книг за год, и если дать мне штук 10, то может зацепить и то, что я бы так не стал читать. Мы им дико завидуем и хотим так же с настолками теперь. Могу сказать, что эта часть у МИФа оттачивалась годами, и они там просто монстры рынка.

В смысле, это обычно на авторе. Партизанских методов у них почти нет. Прямо сейчас по этой классификации вы наблюдаете один из таких методов, и уже прочитали больше половины сообщения.

Заголовок книги «Бизнес на свои» показался нейросети проверки объявлений Гугла рекламой микрокредитных организаций. С перфомансом у нас случился былинный провал. Так и не пустили в контекст. А она запрещена.

Ещё бывают особенности, когда название из 7 слов — сложные поисковые запросы.

Весь спектр возможностей вам будет доступен при трёх условиях:

  1. Вы нравитесь редсовету и команде продвижения, то есть издательство будет вкладываться в ваше промо.
  2. Вы попадаете в матрицу выхода (вместе с вами не выходят книги по той же теме или в той же серии, но сильнее). Матрицу выхода, естественно, разносят. Это влияет на срок — может добавиться месяц, чтобы не пересекать вас с другой книгой в этой же аудитории. Потому что средний читатель может осилить не больше 2 книг в месяц. У нас игры выходят реже, но мы тоже разносим анонсы, стараясь делать не больше 1 детской и 1 взрослой А-новинки из настолок в фокусе в месяц.
  3. Вы дадите эксклюзив издателю на продажи на первые две недели. Глядя на свой канал с блогом и прочим, МИФ предпочитает использовать каждую книгу как рычаг для сбора людей. То есть когда вы покупали у них, а не у нас во время эксклюзива, произошла следующая транзакция: мы поделились с ними своей аудиторией. За это они вложили больше работы в пиар.

Сервис пиара можно отдельно купить в агентстве, но это будет нереально дорого, поскольку агентство — не источник книг. То есть не обладает таким авторитетом. А сервис дистрибуции отдельно купить не выйдет, или это получится дороже рациональной черты. Поэтому надо терпеть полгода и быть в издательстве.

А почему полгода?

Потому что процесс издания книги линейный, и почти нет частей, которые параллелялтся. Разве что обложку можно рисовать, пока корректор мучается. Много одновременных проектов, проверка входа-выхода на каждом этапе, работа с кучей внешних людей вроде того же научного редактора — и вот вы плавно заходите в 4 месяца. Ещё 2 на препресс и печать с логистикой до склада. Можно и быстрее, но тогда процесс превращается в сидение по ночам в офисе. Аналогично у нас, сроки такие же на локализацию и на разработку настолки. В локализации главный тормоз — интернациональное согласование, а в разработке — арты и просчёт-проектирование компонентов.

Что может сделать автор?

Как я говорил раньше, на успешность книги влияет не только качество информации, уровень языка, обложка и всё такое, но и кто автор и что он может сделать. В смысле, что если вы как Батырев выступаете на конференциях и семинарах и, например, даёте домашним заданием залу прочитать вашу книгу, то каждый раз будут сотни продаж. Естественно, печатать выгодно.

Во-первых, дистрибуция очень любит серии. Но оказалось, есть ещё факторы. Третья в успешной серии уже очень хороший план для всех. Точнее, если первая книга автора хорошо продавалась, то вторая будет считаться за аналог, и её сразу возьмут больше. Когда я говорю «серия», в меньшей степени это относится к сериям вроде «Секреты садовода» или «Саморазвитие», а именно про сцепки из нескольких книг одного автора. Мы сейчас как раз пожинаем плоды этого неожиданного бонуса. Общая серия тоже влияет, но не так сильно, как прямые аналоги.

Вот серии МИФа (у других издательств логическое разделение может быть другим):


Обратите внимание на серию «Могивлиция», она одна из самых важных

Во-вторых, сам автор может помочь промо не только своими соцсетями и друзьями. Ещё иногда нужно рецензировать свою же книгу в разных магазинах. Выглядит странно, и я так не делал и не планирую, но вот пример. Вполне этично и красиво: вот тут верхний отзыв как раз от автора.

У них она объемная, есть люди, которые покупают книги исключительно там. «Это делается для собственной аудитории Лабиринта. И их такие отзывы всегда подкупают».

Рей Далио вообще ролики на Ютуб писал про свою книгу, но про английскую. Там чуть ли не учебный курс.

Если научпоп — главная «Просветитель», много пиара вокруг. Важно подаваться на премии. В ней есть блок гуманитариев и блок технарей.

Других просто нет, и узнали мы про эту премию почти в момент выигрыша — я не хотел ехать по приглашению на Международный экономический форум, а хотел попасть, наконец, на Мадагаскар. Про деловое мы вообще не знали, но выиграли «Лучшую деловую книгу года» PWC. Так вот, им пришлось прямо сказать, что я такой красивый на форуме вообще нафиг никому не нужен, но мне будут вручать премию. С тех пор там прошла эбола, чума, слетела экспедиция этого года, и я так и не попал. Премия оказалась очень большим плюсом: это и пиар и пакет денег. Поэтому важно быть. Потом астраханские журналисты всё перепутали и сделали меня чуть ли не олигархом, но это отдельная адская история того, как я отбивался от студенток ВКонтакте. Больше, чем роялти за три года.

Куда попадают книги?

По моей оценке пальцем к носу в нонфикшне за 5 лет прошёл сдвиг от 1/10 официально купленных электронных версий к тиражу бумаги к примерно 50%. У нас прямо сейчас не так, у нас электронка пока превышает бумагу, и сильно. Чему издательство радо, потому что в электронке другая себестоимость (очень малая) и много профита. Но когда книга доедет до магазинов и начнёт продаваться в рознице, это соотношение сдвинется.

Это, например, Озон и Лабиринт. Ещё есть онлайн-игроки, которые торгуют бумажной книгой. Они партнёры МИФа и дорабатывают там, где МИФ что-то не успевает. Лабиринт вообще крутые ушлые типы. Это ограничение от службы доставки, и сейчас в МИФе его пытаются обойти, это их тоже немало расстраивает упущенными заказами. В нашем случае много продаж было запорото тем, что минимальный заказ с сайта МИФа — 1500 рублей. Они сделали предзаказ с хорошей скидкой. Так вот, Лабиринт эти заказы просто собрал. Я тоже бегал кругами и офигевал от происходящей феерии, когда люди готовы заказать товар, оплатить доставку на другой край света, но не хотят больше одной книги. Придёт книга — они просто отправят половину своей партии в первые дни. Мы же обещали эксклюзив. И подготовил такой сценарий перехвата заказов, но решил, что это не очень этично. Мы же обещали следовать политике РРЦ.

За время продаж «Бизнеса на свои» много кто заказал «Бизнес как игру», первую книгу серии. А, и ещё один момент. Допечатка только идёт. А она кончилась. Это добавило атмосферы радости при виде действий Лабиринта. Хабраэффект и сюрприз.

Потом ещё есть розничные сети и мелкие магазины, которые как-то умудрились выжить без консолидации (хотя уже лет пять как тренд на это на книжном рынке). Так, снова возвращаемся к дистрибуции. Да, вот свежая новость на Коммерсанте про развитие сети книжных на следующие 5 лет, и там интересная структура принадлежности. МИФ в партнёрстве с ЭКСМО (если кто не знал), поэтому отвозит книги на их склад, и оттуда они уже едут по стране в тот же Читай-город, Республику, Буквоед и прочие прекрасные места.

Онлайн-дистрибуция — это тот же Литрес, куда попадают электронные версии книг.

Например, Альпины нет в Лабирине, а МИФа нет на подписных сервисах типа Букмейта. Сети у разных издательств отличаются. С учётом, что модель не очень распространена в России, там пока копейки, а геморроя бухгалтерии на дни работы. Кстати, нету из-за сложных начислений роялти, там учёт по прочтённым главам (проценте от книги), и сумма подписки делится между количеством прочтённых глав по книгам.

Электронная версия на помоложе и по-ИТ-грамотнее. Бумага лучше заходит на старшую аудиторию, которая покупает в книжных.

В оффлайне цена на бумажную книгу часто поднимается выше рекомендованной розничной.

В издательстве есть специальный человек, который отслеживает первые 3 месяца новинки на пиратских трекерах, сайтах файлообмена типа «ВКонтакте» и так далее, а потом при виде копии проверяет весь сайт, судится и пытается закрыть распространение. Ещё книги попадают к пиратам. Как прокомментировали сотрудники: «Есть только один — уникальный случай — когда автор не старается бороться с пиратами». Правда, ВКонтакте так закрыть и не смогли. В глазах читалась боль, непонимание и вот эта фраза: Это они про меня.

Но они были очень корректны и вежливы.

Что про вашу книгу скажут в сети дистрибуции?

Здесь процесс как у нас, отличаются детали.

Важная часть вот тут на стадии «баттлкард», когда материалы собираются в нечто, с чем способен работать продавец на месте:

Издатель нет. Мы можем влиять на продавцов. Поэтому они влияют на дистрибуцию (как и мы, но у них процесс поставлен сложнее и лучше). Мы можем приехать и поиграть в игру где-то, а вот с коллективным чтением книги фокус не пройдёт.

В книжном мире менеджеры соберут про вашу книгу презентацию, отправят её в сети (в крупные — отдельные версии с интересующими их деталями, в мелкие — общую), отметят, фокусный или нет проект, какой тираж, какое промо и где планируется, какой пиар будет, на что рассчитывать, какая серия, кто автор, почему он крут и так далее.

Вот цитата из брифа про нас:
Обязательно отмечается тренд (это просят сети, чтобы понимать, куда ставить книгу).

Тематика МИФ: Менеджмент
Теги: Управление компанией, Менеджмент, Развитие малого бизнеса, Предпринимателю

Кто пишет карточку про книгу на сайт? Если сайт МИФа — они. Если сайт магазина — магазин. Но у МИФа есть уникальная штука. Они находят и проверяют все описания своих книг у всех сетевых магазинов. И просят дополнить, досылают контент и так далее. Мы так не делаем, например, но чувствую, надо.

Выпускать бизнес-книгу летом — так себе идея (мы это сделали), потому что все в отпусках. Ещё влияет сезонность. Но у нас как раз бумага будет в августе на полках по стране везде, так что это не худшее, что могло случиться.

Некоторые книги явно подарочные, их лучше на декабрь.

Есть выставка «non/fiction» в Москве, где важно стоять со стендом и презентовать новинки журналистам. Ещё из сезонности важны выставки для фокусных проектов. Ещё осенью выставка во Франкфурте (это как у нас Эссен, главное событие про партнёров), но сейчас МИФ покупает там лицензии и продаёт очень мало. Она в конце ноября. Это и логично. В смысле, только детские книги пока успешны зарубеж. В середине весны выставка в Лондоне, тоже большая. Вряд ли книга с подзаголовком «Грабли российского бизнеса» нужна во Франции.

Ренат:

Но мы, как и коллеги из других издательств, уже начали продавать права на книги российских авторов на другие языки. «Всегда все издатели из России и других стран там в основном покупали и покупают, и так будет всегда. В этом году у нас впервые был свой стенд — на международной выставке в Болонье, это выставка №1 по детским книгам». В основном на детские, но и на взрослые тоже удается.

Что с промо дальше?

Если книга «зацепилась», то дальше люди советуют её друг другу, дарят и так далее. Если нет — ну упс. Цикл жизни несколько лет, потому что чем старее книга, тем хуже. Помогает продолжение серии или какие-то действия от автора. Старые книги без участия автора сложно продвигать. Иногда некоторые книги приподнимаются на сайте в распродажах или в промо-блоке на неделю, но это, пожалуй, максимум.

Как проверить, что ваша задуманная книга крутая?

Метод типовой — посчитайте своих подписчиков, оцените интересность и язык, потом отправьте оглавление и 5 характерных глав издателю. Так вот, оказывается, есть ещё способ. Тестирование блогом. Если ваши посты заходят на Хабре — это один уровень крутизны. А ещё МИФ предлагает писать у них в блоге после их редактора — и если заходит там, то это для них сигнал, что первый тираж уйдёт на их аудиторию. То есть можно написать несколько постов и посмотреть, что их аудитории больше интересно. Плохо лайкали — не надо в книгу брать. Хорошо — надо. Так Лариса Парфентьева написала два бестселлера про способы изменить жизнь. Что подсказывает мне, что как минимум одну жизнь (свою) благодаря такой калибровке на аудиторию она поменяла.

И продвигаются они с других каналов, в основном. Только учитывайте, что некоторые книги для другой аудитории.

Итого

Да. Книга-то приехала к нам в Мосигру. У нас по слову «Хабрахабр» 10% скидки на всё-всё-всё, включая книгу. Действует в любом магазине в любой стране, но книга пока только в Москве и на доставке из интернет-магазина Москвы. Мы умеем по миру EMS, у нас нет минимального объёма заказа, но зато корзина сделана через задницу (потому что мы так и не накатили новый большой релиз сайта, простите). И вот на что было похоже нашествие Хабра позапрошлый раз. Но в этот раз будет спокойнее, основной удар достался всё же издателю. Собственно, вот ссылка на книгу.

Быстро напечатать print-on-demand тираж от 5 штук, получить корректора и ISBN — екатеринбургские Ридеро. А мораль всего выше такая. Я там даже полугодовой отчёт печатал. Крутые и внезапные, лучше типографии «за углом». Но правильнее выбирать по сети дистрибуции и возможностям промо. Если просто нужна книга «чтобы была» — любое издательство, где вас возьмут. Я бы сказал, что стоит рассматривать для нонфикшна МИФ, Альпину и Питер-пресс для хардкора ИТ. Возможности промо зависят от профиля издательства и аудитории.

Ынджой.

Теги
Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть